• Наши партнеры:
    Alko52.ru - Перила из нержавеющей стали на сайте http://www.alko52.ru.
  • Цыбульский Марк: Владимир Высоцкий в Одессе
    "Белый взрыв"

    "Белый взрыв"

    (1969 г.)

    Цыбульский Марк: Владимир Высоцкий в Одессе Белый взрыв

    Кадр из к/ф ''Белый взрыв''

    В картине режиссёра С. Говорухина "Белый взрыв" Владимир Высоцкий исполнил крошечную эпизодическую роль капитана. Теперь этот эпизод – единственная причина, по которой довольно-таки неудачный фильм иногда демонстрируют по телевидению, хотя вся сцена с участием Высоцкого занимает меньше половины страницы режиссёрского сценария.

    "В укрытии, над нависающей скалой, покрытой кустарниками и цепкими, растущими в трещинах деревьями, сидел на патронном ящике пожилой капитан и в раздумье тёр небритые щёки. Слышались разрывы снарядов, выстрелы – рядом шёл бой.

    Перед капитаном стояли лейтенант Артём и шофёр. Шофёр курил, слушал с безразличным видом.

    – Альпинисты, – медленно повторял капитан. – Где ж я тебе их достану? Может, у Савельева в роте?

    Он повернул голову вглубь укрытия, где сидел политрук с забинтованной головой и чистил пистолет.

    – Там, вроде, нету, – ответил политрук, не поднимая головы.

    – Немцы закрыли перевал, – сказал Артём.

    Капитан недоверчиво посмотрел на него, но понял, что лейтенант не шутит.

    – Нда. Когда они?

    – Сегодня утром.

    – Слышал, политрук? – капитан снова повернулся к политруку.

    Тот спокойно продолжал чистить пистолет, а потом, не отвечая на вопрос, сказал:

    – Кажется, есть один. Шота Илиани, сван. Если и не альпинист, то всё равно горы знает, вырос тут...

    – Спичкин! – крикнул капитан.

    ... И через секунду в укрытие влетел молодой двадцатилетний солдат с припухлыми, ещё мальчишескими губами.

    – В роту Пилипенко! Шота Илиани – ко мне".*113

    Изначально всё планировалось иначе: Высоцкий не должен был появиться на экране даже в эпизоде, но в картине должны были звучать его песни.

    Цыбульский Марк: Владимир Высоцкий в Одессе Белый взрыв

    Сергей Никоненко, Армен Джигарханян и Владимир Высоцкий во время съёмок к/ф ''Белый взрыв''

    "В августе 69-го – я как раз валялся в постели после вертолётной аварии, – вспоминал позднее С. Говорухин, – от него (Высоцкого, – М. Ц.) пришло звуковое письмо. На магнитофонной ленте были записаны две песни. Первая показалась мне несколько иллюстративной.

    И когда шёл бой за перевал, –
    Чтобы не был ты врагом замечен, –
    Каждый камень грудью прикрывал,
    Скалы сами подставляли плечи.

    Вторая же понравилась безусловно. И простотой мысли, и простотой формы, и запоминающейся мелодией.

    И пусть пройдёт немалый срок –
    Мне не забыть,
    Что здесь сомнения я смог
    В себе убить.

    Почему-то ни одну из этих песен я в картину не вставил. Сейчас жалею. Но тогда мне показалось, что песни не могут органично войти в фильм, и вообще снижают драматизм происходящего на экране.

    Володя крепко обиделся. До этого обычно его песни выкидывало из фильмов кинематографическое начальство. А тут – режиссёр, товарищ... Помню наш разговор:

    – Я знаю, почему ты не вставил мои песни.

    – Почему?

    – Хотел посмотреть, получится ли у тебя без меня.

    Не уверен, имел бы фильм успех, будь там песни Высоцкого. Но без них он прошёл по экранам незаметно, никто его не помнит, кроме альпинистов".*114

    Таким образом, песен в картине не оказалось, но зато оказался сам Высоцкий, и произошло это в результате упомянутой С. Говорухиным вертолётной аварии. 26 июля 1969 года вместе с оператором Василием Кирбижековым и консультантом картины Леонидом Елисеевым они отправились на вертолёте к месту съёмок. При посадке пилот совершил ошибку, и вертолёт врезался в скалу.

    "В Тырныаузской больнице нас обследовали, сделали рентгеноскопию, – вспоминал Л. Елисеев. – У Славы была повреждена ключица, сломаны два ребра и разорван мениск левой ноги; у меня нашли компрессионный перелом позвоночника.

    Вот этот случай и стал тем обстоятельством, которое привело Высоцкого в картину "Белый взрыв".

    Из-за полученных травм мы со Славой в течение месяца не могли участвовать в дальнейшей работе в горах Кавказа, и было решено (чтобы не терять время и деньги) переместить экспедицию в Крым, где я хорошо знал все скальные объекты, пригодные для съёмок, не требующие больших и трудных подходов".*115

    Съёмки шли своим чередом, а Высоцкий вместе с Мариной Влади совершали круиз на теплоходе "Грузия", и, узнав, что С. Говорухин находится совсем недалеко, приехали к нему в гости в Алушту. Режиссёр предложил Высоцкому сыграть в эпизоде, тот согласился. Вот так, благодаря стечению обстоятельств, список кинофильмов, в которых снимался Высоцкий, стал на одну строку длиннее.

    Всё описанное до сих пор подтверждается документами и многочисленными свидетельствами. А вот дальше начинается череда забывчивости мемуаристов, фантазий и легенд, в которых следует разобраться, ибо задачей биографа как раз и является разбор противоречивой информации и поиск истины.

    Художник-постановщик картины Михаил Заяц в разговоре со мной припомнил события, связанные со съёмками "Белого взрыва":

    "М. З. – Я с Говорухиным работал на картине "Белый взрыв". Высоцкий приезжал к нам в экспедицию в Кабардино-Балкарию, где мы снимались, жил с нами. Мы там варили плов в горах...

    М. Ц. – Давайте уточним этот момент... Насколько я знаю, съёмки были в Крыму, в районе Алушты. Однажды там оказался Высоцкий, и Говорухин дал ему сыграть небольшой эпизод.

    М. З. – В Крыму снимались несколько эпизодов. Гурченко (исполнительница главной женской роли в картине, – М. Ц.) не могла сниматься в горах, климат ей не подходил, она боялась гор. Тогда я поехал, и в Крыму нашёл места, где эпизоды с ней можно было снять. Мы солью там камни декорировали. Потом я подмонтировал, и все эпизоды с Гурченко, снятые в Крыму, пошли за милую душу!

    М. Ц. – Значит, потом съёмочная группа перебралась в Кабардино-Балкарию. А Высоцкий приезжал просто так, пообщаться?

    М. З. – Нет, не просто пообщаться. Он же там песню исполняет.

    М. Ц. – Нет, песни Высоцкого там нет. Он предложил туда две песни, но их в картине нет.

    М. З. – Правда? Я вот даже этого не знал. Но в любом случае – в Кабардино-Балкарии с нами он был".*116

    Это свидетельство не подтверждается ни С. Говорухиным, ни Л. Елисеевым. На всякий случай, о возможном приезде Высоцкого в Кабардино-Балкарию я спросил кинохудожника Валентина Гидулянова, тоже работавшего на "Белом взрыве".

    "В. Г. – Часть картины снималась на Кавказе, а потом мы поняли, что можно без особых физических затрат снимать и в крымских горах. Я там сделал такую ледяную гору, и мы продолжали там снимать. Там удобно, там тепло.

    М. Ц. – Художник Михаил Заяц говорил мне, что помимо участия в том маленьком эпизоде в Крыму, Высоцкий приезжал просто в гости к Говорухину на съёмки в Кабардино-Балкарию...

    В. Г. – Нет, я не помню этого. Я помню только его приезд в Крым".*117

    Таким образом, вопрос о других визитах Высоцкого в гости к С. Говорухину во время съёмок "Белого взрыва", видимо, можно считать закрытым – их просто не было.

    Как ни странно, совсем простой вопрос – о том, каким образом Высоцкий и Влади оказались в гостях у С. Говорухина, – в литературе начинает обрастать фантастическими подробностями.

    Вспоминает второй режиссёр картины Владимир Сенаткин:

    "Доснимали фильм в Алуште. Сюда на огонёк к Говорухину заехал Высоцкий. По-дружбе тот предложил ему крохотную роль политрука, на которую перед тем без проб уже был утверждён директор картины Галкин (военная форма сидела на Галкине, как влитая). Неожиданно появилась Марина Влади. Она совершала круиз на теплоходе с остановкой в Ялте. Схватила такси, рванула в Алушту. Они недавно только поженились. Сидим, ужинаем. Вдруг вызывают Галкина. Возвращается, успокоительно показывает: всё обошлось. Оказывается, за Мариной Влади бросились в розыск соответствующие органы: иностранцам нельзя отклоняться от маршрута. Галкин уговорил их подождать до утра, гарантировав её утреннюю отправку на пароход в Ялту".*118

    В мемуарной литературе о Высоцком неточности и ошибки встречаются весьма нередко, но В. Сенаткин, кажется, установил новый "рекорд". Во-первых, в Алуште фильм не доснимали, работа над картиной только начиналась. Во-вторых, у Высоцкого роль не политрука, а капитана. В-третьих, Марина Влади не была на круизе отдельно от мужа. В-четвёртых, Высоцкий тогда ещё не был её мужем. Вопреки свидетельству мемуариста, брак был зарегистрирован 1 декабря 1970 года, то есть, через полтора года после описываемых событий. В-пятых, никто из "органов" в погоню за ней не бросался. Вот такие бывают воспоминания...

    Прав В. Сенаткин только в одном: иностранцам действительно не разрешали отклоняться от маршрута. В СССР (как и в нынешней России) въездную визу давали с указанием городов, которые можно было посетить.

    Работавший на картине Валерий Логвинов даёт гораздо более точную информацию:

    "Высоцкий приехал к нам в Крым с Мариной Влади. Ей разрешили отдыхать, в Ялту разрешили приехать. Но не разрешили ездить посмотреть весь Крым. Так по-секрету мы взяли катер прогулочный. Небольшие, как у нас в Одессе, "трамвайчики" морские. Марина надела свои очки. И вот этот катер под видом выбора натуры для съёмок объехал весь Крымский полуостров".*119

    Таким образом, история прибытия Высоцкого в лагерь киногруппы и история его пребывания там в течение нескольких дней утрачивает ореол таинственности, но легенды на этом не кончаются. Одна из них касается самой роли Высоцкого.

    "Он играл своего комбата естественно и просто, играл, как жил – комбат был таким, каким он, Володя, его себе вообразил, – писал Л. Елисеев. – Когда заработала съёмочная камера, Володя делал всё естественно, без перебора, с внутренней уверенностью и знанием образа. Наверное, сказывалось здесь и то, что он вырос в семье военного и даже какое-то время жил в воинской части".*120

    Разумеется, в воинской части Высоцкий никогда не жил (в 1947-1949 гг. он жил с отцом и мачехой в немецком городе Эберсвальде, где жили и другие семьи офицеров, служившие в расположенной там части), но дело даже не в этом. Если не смотреть фильм, то из воспоминаний Л. Елисеева складывается впечатление, что у Высоцкого была большая роль, а не крошечный эпизод, в котором он произносит несколько коротких фраз. Играть там было попросту нечего. Зачем понадобилось мемуаристу множить легенды о Высоцком, – совершенно непонятно.

    Итак, все неувязки разобраны, найдены ответы на все вопросы. Кроме, пожалуй, одного. С экрана Высоцкий говорит не своим голосом. Кто же его переозвучил?

    Я обратился к директору музея Одесской киностудии В. Костроменко. Вадим Васильевич пообещал мне помочь, но, увы... "Я пересмотрел все документы, все платёжные ведомости. Из документов совершенно невозможно понять, кто переозвучил Высоцкого", – сказал он мне.

    Ну что ж... Раз даже документы киностудии не содержат информации по интересующему нас вопросу, значит, он навсегда останется без ответа. К сожалению, не все загадки имеют решение...

    Примечания

    113. "Белый взрыв", режиссёрский сценарий // Лазарева Г., Миненко В. "Имена Одесской киностудии. Владимир Высоцкий". Одесса. 2006 г.

    114. Говорухин С. "Такую жизнь нельзя считать короткой" // сб. "Четыре четверти пути" Москва. 1988 г. стр. 96-97.

    115. Елисеев Л. "Володя Высоцкий на взлёте!" // сб. "О Владимире Высоцком". Сост. И. Роговой, Москва. 1995 г. стр. 127.

    116. Фонограмма беседы от 28.06.2008 г.

    117. Фонограмма беседы от 7.06.2009 г.

    118. Лазарева Г., Миненко В. "Имена Одесской киностудии. Владимир Высоцкий". Одесса. 2006 г.

    119. "Владимир Высоцкий в воспоминаниях современников". Сост. А. Линкевич. Минск. 2004 г. стр. 9.

    120. Елисеев Л. "Володя Высоцкий на взлёте!" // сб. "О Владимире Высоцком". Сост. И. Роговой, Москва. 1995 г. стр. 131.

    © 2000- NIV