Цыбульский Марк: Владимир Высоцкий в Одессе
"Интервенция"

"Интервенция"

(июнь 1967 – зима 1968 гг.)

Роль Бродского в кинофильме "Интервенция" – наверное, не самая лучшая у Высоцкого, но, безусловно, одна из самых знаменитых. Причина проста: когда после долгих мытарств, фильм, наконец, был закончен, к зрителю он допущен не был. Как принято было говорить в Советском Союзе, его "положили на полку": необычные ходы режиссёра Г. Полоки пришлись не по вкусу тем, кто определял, что хорошо, а что плохо для отечественного зрителя. Получилось забавно – в период съёмок во многих изданиях (и центральных, в том числе) рассказывалось о том, как режиссёр Г. Полока снимает фильм по пьесе Л. Славина, главную роль в котором исполняет В. Высоцкий. Газеты публиковали фотоснимки – кадры будущего фильма. Солидный киножурнал "Советское кино" в выпуске № 11 за 1967 г. один из сюжетов посвятил "Интервенции". И вдруг – тишина. Как будто и не было ничего, никаких съёмок.

Прошло двадцать лет – и фильм, наконец, вышел на экраны. Отзывы в прессе были восторженными на грани с истеричностью. Видимо, сказался эффект сжатой пружины. К тому же, именно в это время имя Высоцкого понемногу переставало быть полузапретным, о нём стало возможно писать. И тут – практически никому не известная главная роль Высоцкого! Естественно, количество желающих написать рецензию было огромным.

О самом фильме написано столько, что даже люди, мало интересующиеся кинематографом, хоть что-то да читали о том, как исполняли свои роли В. Высоцкий, Е. Копелян, Ю. Толубеев, В. Золотухин, О. Аросева и другие, и это упрощает задачу автора этих строк. Мой рассказ об "Интервенции" будет жёстко ограничен рамками участия в картине самого Высоцкого, и даже более того – разговор пойдёт лишь о съёмках в Одессе. (Напомню читателям, что павильонные съёмки проходили в Ленинграде, о них подробно говорится в моей повести "Владимир Высоцкий в Ленинграде".)

Г. Полока пригласил Высоцкого в картину самым первым. Ещё было неясно, кто будет играть других персонажей, а относительно Высоцкого у режиссёра сомнений не было. Как оказалось, первая встреча актёра и режиссёра состоялась за девять лет до съёмок "Интервенции".

"Первый раз я увидел Высоцкого в 1958 году, осенью. После окончания ВГИКа я работал у выдающегося советского кинорежиссёра Бориса Барнета. Однажды к нам в группу пришла пробоваться "мужская часть" старшего курса школы-студии МХАТа. Мы все сразу обратили внимание на высокого, могучего парня с густой гривой курчавых волос и громовым голосом – это был Епифанцев, ещё студентом сыгравший Фому Гордеева в фильме Марка Донского. Однако Барнета заинтересовал другой студент. Невысокий, щупловатый, он держался особняком от своих нарочито шумных товарищей, из всех сил старавшихся понравиться Барнету. За внешней флегматичностью в этом парне ощущалась огромная скрытая энергия. Это был Высоцкий.

– Кажется, нам повезло! – шепнул Барнет, не сводя глаз со щупловатого студийца. – Вот кого надо снимать...

Разочарованные ассистенты принялись горячо отговаривать Бориса Васильевича, и он, только что переживший инфаркт, устало замахал руками:

– Ладно, ладно! Успокойтесь!.. Не буду..."*42

Через много лет Г. Полока, по его собственному утверждению, начал бороться за возрождение немого кино. Что это означало на практике? "Когда вы смотрите немое кино, то вы не можете оторвать глаз от экрана ни на секунду. Потому что если оторвёте, то пропустите что-то важное. А потом пошло такое кино, что можно сходить на кухню, сделать себе бутерброд, открыть бутылку пива, вернуться, – и окажется, что вы ничего не пропустили". В таких словах рассказывал сам Г. Полока о своём творческом методе на встрече со зрителями в Москве в 1984 году. (У режиссёра была своя копия "Интервенции", которую он на таких встречах демонстрировал. Напомню, что это было до официального показа картины в кинотеатрах. Нужно ли говорить, что в зале яблоку упасть было негде!)

Сняв "Республику ШКИД", Г. Полока в таком же стиле решил снимать свой следующий фильм – "Интервенцию". Творческий стиль Высоцкого подходил режиссёру как нельзя лучше. "То, что он будет играть в "Интервенции", – для меня стало ясно сразу. Но кого? Когда же он запел, я подумал о Бродском. Действительно, одесский агитатор-подпольщик, прикидывающийся то гувернёром, то моряком, то соблазнителем-бульвардье, то белогвардейцем, он только в финале, в тюрьме, на пороге смерти, может, наконец, стать самим собой и обрести желанный отдых".*43

Геннадий Полока и Владимир Высоцкий во время съёмок к/ф ''Интервенция''Ленинград, 25 января 1968 г.

Работа над картиной началась в Ленинграде, но в начале июля съёмочная группа перебралась в Одессу, что, конечно же, было вполне естественно: все исполнители главных ролей – ведущие актёры московских и ленинградских театров. В начале лета сезон заканчивался, и надо было успеть за время летнего отпуска снять как можно больше натурных съёмок.

Согласно табелю занятости, Высоцкий в последний раз в сезоне играл на "Таганке" 12 июля. Уже 15 числа Высоцкий был в Одессе.

"Мне никогда не забыть душную июльскую ночь в Одессе. Был мой день рождения (15 июля, – М. Ц.), – вспоминал Г. Полока. – Высоцкий пел почти без передышки. Напротив моего гостиничного номера была филармония, в которой кончился концерт. Чинная филармоническая публика выплыла на улицу и, услышав пение Высоцкого, остановилась, запрудила тротуар. Время перевалило за полночь, однако, гостиничная администрация не решилась прервать этот импровизированный концерт. Прошелестел последний троллейбус, а празднично одетые люди всё ещё стояли там внизу, под нашими окнами и, задрав головы, слушали".*44

Хорошо бы узнать, в какой именно гостинице пел в ту ночь Высоцкий... Но ещё интереснее, конечно, выяснить, какие именно сцены с участием Высоцкого снимались в Одессе.

А. Иванова, работавшая на картине осветителем, вспоминала:

"Мы много снимали в Одесском порту, нам даже постоянные пропуска туда оформили. Особенно интересные съёмки были на маяке – на знаменитом одесском волнорезе. Там совсем узенький кусочек "суши", мы проложили на нём рельсы для тележки оператора, организовали панораму – для сцены с кораблём "Империя", на котором буржуи убегают из Одессы. Съёмки были с всякими трюками, я много щёлкала своим фотоаппаратом; люди лезли на "Империю" даже по якорным цепям, забирались на трубы – якобы, не могли найти места на палубах.

Особенно интересными я считаю кадры, когда Аросева и Копелян плавают в воде на фоне тонущих буржуев. У меня есть эти фотографии. Снимали их с какого-то маленького пароходика...

Владимир Высоцкий и Ольга Аросева в фильме ''Интервенция''

Володя в Одессе снимался немного. Я помню его только в нескольких сценах: "Марш интервентов" – это когда французы вступают в город, а вся Одесса стоит на берегу и по-разному реагирует на это дело, – тут и большевики, и черносотенцы, и кадеты, и сионисты, и банкиры. И Володя с мадам Ксидиас – Оля Аросева её здорово играла – и её сыном, которого замечательно сыграл Золотухин, тоже здесь. Помню, была страшная жара. Все мы работали в плавках, а бедные актёры маршировали или приветственно кричали, будучи одеты по полной парадной форме. Володя снимался в пиджаке и в галстуке. Рядом с местом съёмки, в кустах, администрация организовала для актёров что-то типа душа, Володя прибегал и окатывался водой почти после каждого дубля. И ещё прикатили для актёров бочку с квасом, многие просили пива, потому что-де квас жажду в жару не утоляет, но тут администрация нас не поддержала.

Ещё помню Володю на съёмках в порту, он там был занят в сцене на корабле, где французы для своих солдат устроили публичный дом. А у подпольщиков там была комната-явка, и в ней Бродский-Воронов, которого играл Володя, переодевался, уходя от слежки.

А остальные сцены с его участием снимались, по-моему, уже на "Ленфильме" после нашего возвращения из Одессы в конце сентября".*45

Итак, пока мы установили, что Высоцкий снимался в Одессе в двух сценах. Неужели это всё? Ведь натурные съёмки в Одессе проходили в июле и августе.

"Высоцкий приезжал при первой возможности, даже если не был занят в съёмках. Он появлялся, улыбаясь, ощущая себя "прекрасным сюрпризом" для всех присутствующих. Потом шёл обряд обниманий, похлопываний, поцелуев: от переполнявшей его доброжелательности доставалось всем... Затем Высоцкий шёл смотреть отснятый материал".*46

Из этой цитаты неясно, приезжал ли Высоцкий в Ленинград или Одессу. Впрочем, возможно, что он ездил в оба города. Позднее попробуем уточнить этот вопрос.

О том, насколько активно принимал участие Высоцкий в работе над "Интервенцией", говорит такой эпизод. "Однажды нас жена первого секретаря Одесского обкома пыталась выгнать со съёмочной площадки, их жилой дом стоял рядом, мы мешали: громкие команды раздавались. Володя туда пошёл, что-то говорил, шумел, убеждал, – нам разрешили".*47

О двух других сценах с участием Высоцкого, снятых в Одессе, узнаем от непосредственной участницы – исполнительницы роли Саньки Г. Ивлиевой.

"В Одессе, когда были съёмки вместе с ним, я ему очень тяжело досталась там. Потому что я была, честно говоря, не так толкова, как надо было. Скорее, бестолковая. Казалось, простой план, когда нужно быстро соскочить с машины, сзади наклониться над Высоцким. И надо было помочь ему. Но я ему не помогала, и тут несколько дублей делали. Я сама сейчас вижу, какие капельки пота у него на лице".*48

"Когда объявили, что завтра будет сниматься сцена в лодке, меня никто не спросил, умею ли я плавать. Я очень боялась. Боже, как я боялась! И сказать, вроде, неловко. Но я была такая послушная и исполнительная, что про последствия не думала, вроде бы, утонуть – входило в программу, и было не главным...

Но вот утро. Выехали. Высоцкий на вёслах, впереди неподалёку режиссёр с мегафоном. "Внимание! Мотор! Володя, правее лодку!" Высоцкий подгрёб, как просили, и говорит: "Видишь, где камера?" – "Ви-и-и-жу" – "Как вынырнешь, плыви прямо на неё. Только смотри, не уйди из кадра. И сразу выныривай, потому что – секундомер".

А я смотрю: воды ужас сколько – Чёрное море! Вдруг на полном ходу на нас несётся катер, и у меня такое ощущение, что он сейчас в нас врежется. Я только ойкнула и ухватилась за борта. Высоцкий говорит: "Не бойся, это волны делают, ведь шторм..." Катер начинает ходить кругами, лодка раскачивается. Тут команда: "Мотор! Приготовилась! Пошла!" Я как будто приклеилась к скамье, состояние жуткое. Но пересилила себя, поднялась (прыгать-то надо). И тут он, видимо, всё понял, спрашивает шёпотом: "Санька (Высоцкий называл Г. Ивлиеву именем её персонажа, – М. Ц.), ты плавать-то умеешь?" А я уже рта раскрыть не смогла, только глазами сказала: "Володя, прощайте, я не умею плавать" – и пошла.

Я даже не нырнула, а как-то нелепо кувыркнулась, как-то оказалась на поверхности, вдруг слышу: "Вперёд! Не поворачивайся!" – и Высоцкий ныряет за мной. Чувствую – есть опора, он меня поддерживает, говорит: "Санька, не бойся, давай, работай, вперёд, молодец..." И я первый раз на этом фильме освоила стиль "саженками" – у меня был такой тренер! Он меня поддерживал как-то, а сам в кадр не входил (он, видимо, знал границу кадра). И теперь я смотрю: на экране видно, что я плыву, он сзади, но его незаметно. То есть, Высоцкий и меня спасал, и съёмку, – понял, что второй раз меня уже ни за что не заставить прыгнуть".*49

Особый вопрос – песни, написанные Высоцким для "Интервенции". В фильме звучат две – "Гром прогремел..." в исполнении Е. Копеляна, и "Деревянные костюмы" в исполнении самого Высоцкого, – а также за кадром звучат несколько строк песни "Передо мной любой факир – ну просто карлик..." в авторском исполнении. Но Высоцкий написал для картины четыре песни. Почему не все они вошли в фильм?

Как уже было отмечено при разборе других работ Высоцкого "одесского" периода, существующая литература не даёт ответы на все вопросы. Приходится снова обращаться за информацией.

Съёмочная группа фильма ''Интервенция''

Послушаем режиссёра фильма "Интервенция" Геннадия Ивановича Полоку. Большая часть нашей беседы с ним относилась именно к работе Высоцкого в этой картине.

М. Ц. – 15 июля 1967 г. Вы пригласили Высоцкого на свой День рождения, где он много пел. В какой гостинице это происходило?

Г. П. – В "Красной", в самом центре Одессы.

М. Ц. – Вы с самого начала хотели, чтобы Высоцкий в "Интервенции" играл Бродского, однако делали пробы и других актёров на эту роль. Вы были не уверены в своём выборе?

Г. П. – Нет, это было условие студии, условие руководства. Кроме того, многие актёры сами хотели попробоваться на эту роль. Перед съёмками я сделал заявление в газете "Московский комсомолец" относительного того, как я собираюсь снимать фильм. Появилось много добровольцев. Например, ко мне домой даже без звонка приехал Андрей Миронов, потом звонил Миша Козаков и другие. Высоцкий же был фигурой неоднозначной.

М. Ц. – И Вы пробовали Миронова на эту роль?

Г. П. – Были сделаны только фотопробы, и я не знаю, где они. А Козаков действительно пробовался. Других претендентов просто не помню уже.

М. Ц. – Хотелось бы узнать, что означают концентрические круги, на фоне которых проходит значительная часть действия фильма? Оператор картины Е. Мезенцев говорил, что они означают цирк, что вся жизнь – цирк.

Г. П. – Это идея такого революционного балагана. Но круг – понятие широкое, и в финале фильма он работал как мишень.

М. Ц. – Не припомните, в каких сценах Высоцкий снимался в Одессе? Ведь, в основном, у него съёмки в павильонах, та часть снималась на "Ленфильме".

Г. П. – Всё начало фильма снято в Одессе – лестница, встреча интервентов. Потом, когда Высоцкий выходит из казармы и уезжает в машине, – это тоже в Одессе. Потом некоторые съёмки были в одесском порту.

М. Ц. – Вы однажды писали, что Высоцкий приезжал на съёмки даже тогда, когда не был занят. Он приезжал и в Одессу, и в Ленинград?

Г. П. – Да, конечно. Иногда просто приходил на съёмку, принимал участие в процессе работы, даже в подборе исполнителей. Очень активно работал он у нас…

М. Ц. – Вы заказывали Высоцкому песни или это была его идея?

Г. П. – Насчёт песен... Была знаменитая песня "Гром прогремел..." От неё сохранился только один куплет, а было их шесть. Поэтому Высоцкому заказали дописать несколько куплетов. И он их написал, а теперь кое-кто доказывает, что это не его текст, а народный. У меня мать одесситка, дед был чуть ли не почётный гражданин Одессы. У меня там полно связей, и все помнят только один куплет – тот, который использовал Славин (автор пьесы "Интервенция", по которой ставился фильм, – М. Ц.). Все остальные куплеты написаны Володей.

Есть в фильме и одна настоящая блатная песня "В Валиховском переулке..." Мы её специально вставили – именно потому что это традиционная блатная песня с хорошей мелодией.

Высоцкий учил Копеляна петь "Гром прогремел...". Тот очень стеснялся, потому что никогда не пел. Он учился петь с голоса Володи, буквально каждую строчку. Володя и на съёмках, и во время записи стоял рядом. Без Высоцкого, конечно, Копелян так бы не спел.

М. Ц. – В фильм вошли "Гром прогремел..." и "Деревянные костюмы", а ведь предлагалось ещё две – "Песня Саньки" и "До нашей эры соблюдалось чувство меры..." Почему они не вошли в картину?

Г. П. – Дело в том, что первоначально нам разрешили снять две серии, а потом, когда в картине стали проявляться черты, которые не свойственны классическим советским революционным фильмам, разговор о второй серии был снят. Пришлось сокращать, поэтому некоторые сцены выпали из фильма, а некоторые и вовсе не были сняты, поэтому и песни к этим эпизодам тоже, естественно, выпали.

М. Ц. – Когда выяснилось, что второй серии не будет?

Г. П. – К концу съёмок. Думаю, что где-то в феврале 1968 года.

М. Ц. – Сохранилась студийная фонограмма песни "До нашей эры...", сделанная на "Ленфильме" 2 декабря 1967 года. "Песни Саньки" там нет...

Г. П. – Существовала черновая фонограмма этой песни, она пропала. На студиях случаются такие вещи. Скажем, у меня пропали две вырезанные главы из "Республики ШКИД". Причём, пропали и негатив, и позитив. Как это произошло, до сих пор для меня тайна. Причём, быстро так пропали... Мне не разрешили делать две серии фильма, но разрешили из двух вырезанных глав сделать короткометражку, как бы по следам "Республики ШКИД", но они исчезли без следа.

М. Ц. – Не исчезло ли что-нибудь из "Интервенции"?

Г. П. – Пропал один эпизод с участием Высоцкого. Я бился и искал его три месяца. Мы этот эпизод сняли на хвост плёнки. Это уже было в период, когда нам запрещали снимать, но мы сняли всё равно, и спрятали. Настолько хорошо спрятали, что и сами найти не могли. Нашли только через несколько месяцев, когда смывали остатки материала. То есть, уже были копии картины, так что вставлять эпизод было поздно.

М. Ц. – Что это за эпизод?

Г. П. – Это был монолог Высоцкого. Он стоит на улице, читает плакат, обещающий большую награду за его поимку, и комментирует идиотский полицейский текст, описывающий его приметы. "Иногда бывает остроумным", – зачитывал Высоцкий и грустно говорил: "Почему иногда?" Очень жалко, что не стало этого эпизода".*50

Ну что ж, кажется, на все вопросы, связанные с "Интервенцией", даны ответы, и мы можем со спокойной совестью перейти к следующей главе.

Примечания

43. Там же, стр. 79.

44. Там же, стр. 82-83.

45. Иванова А. "Свидание через двадцать лет" // кн. "О Владимире Высоцком", Москва, 1995 г., стр. 86-88.

46. Полока Г. "Судьбой дарованная встреча" // ж. "Советский экран", Москва, 1988 г., № 3, стр. 15.

47. Рассказ Г. Полоки, опубликованный в кн.: Рязанов Э. "Четыре вечера с Владимиром Высоцким", Москва, 1989 г., стр. 161.

48. Интервью Г. Ивлиевой Б. Акимову, 29.05.1989 г. // сб. "Белорусские страницы", вып. № 45, Минск, 2006 г., стр. 31.

49. Интервью Г. Ивлиевой Б. Акимову, 29.05.1989 г. // ж. "Студенческий меридиан", Москва, 1990 г., № 10, стр. 53 и 55.

50. Фонограмма беседы от 16.09.2006 г.

© 2000- NIV