Цыбульский Марк: "Чёрный принц"

Печатается с разрешения автора

Публикуется впервые - 1.12.2014 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/statji/2014/Chiornyj_princ/text.html

Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2014)

"Чёрный принц"

Песни, предлагаемые Высоцким в кинофильмы, либо "вытягивали" откровенно слабые картины (как, например, "Вертикаль" и "Ветер Надежды"), либо были гораздо выше уровнем, чем сами картины (например, "Разбойничья" и "Купола российские", написанные для фильма "Сказ про то, как царь Пётр арапа женил"). Пожалуй, единственный случай, когда песня Высоцкого вошла в фильм, но ничего в него не добавила, и кинолента не потеряла бы, если бы песни Высоцкого там не было вовсе, произошёл на картине "Чёрный принц" режиссёра Анатолия Бобровского.

Фильм был снят и вышел на экраны в 1973 году. По мнению публикаторов Андрея Крылова и Сергея Жильцова, песня предположительно написана в 1972 году, то есть, написал её Высоцкий не для фильма, а просто предложил её в картину.

О том, как песня появилась в "Чёрном принце", вспоминал композитор Исаак Шварц, написавший музыку на текст Высоцкого.

"Вторая (встреча с Высоцким – М. Ц.) – я имею в виду, деловая, – состоялась в картине Анатолия Бобровского "Чёрный принц". Толя был влюблён в Высоцкого, я – тоже, а тут вдруг появилась маленькая возможность протащить – я подчёркиваю это слово, – именно протащить для миллионного зрителя что-то написанное Высоцким. Редчайшая возможность.

Мы решаемся на это.

И тут происходит осечка: Володя вновь пишет слова в несвойственной ему манере. И думаю, что ему эти слова тоже не нравились. В общем, эти слова – если бы текст принадлежал кому-то другому, не Высоцкому, – были, конечно, прекрасными. Я бы сам с удовольствием их взял и делал песню. Но всё дело в том, что писал-то их Володя, а это сразу меняет отношение к тексту. Я уже настроился на его волну, а тут предлагается нечто другое. Причём было впечатление, что это какая-то даже несколько автобиографическая песня. Чувствовалось, что написана она скорее от души, чем по велению разума.

Исполняла песню Валентина Толкунова. В то время она как певица ещё только начиналась. Пела она хорошо, и песня, я считаю, получилась не то чтоб слишком хорошая, но и нельзя сказать что плохая, – нормальная песня. Другое дело, что мы заранее были обречены на неудачу. Песне в картине нашли самое неудачное место: в момент, когда она звучит, всё внимание зрителей отвлечено на сюжет – там в это время ловят преступника. И получалось, что певица только мешает, раздражающее действует на зрителя, отвлекая его от динамики сцены. И я считаю ошибкой моего друга Бобровского то, что он её в это место вставил. Я сказал ему об этом. Он ответил:

– Ты знаешь, её больше некуда ставить...

Хотя сама по себе, повторяю, песня получилась неплохая. Просто в картине она, что называется, не прозвучала".*1

Композитор, конечно, прав, хотя дело не только в том, что песня звучит в неудачном месте, но и в том, что она никоим образом не связана с детективным сюжетом картины.

Совершено ограбление, которое расследует опытный сотрудник милиции полковник Зорин. Его внимание привлекает полное отсутствие отпечатков пальцев в ограбленной квартире – за исключением отпечатков на бутылке. Дактилоскопия определяет, что отпечатки принадлежат бывшему вору, который покончил с преступным прошлым. Как это частенько бывало в советских детективах, все улики указывали именно на этого человека, но опытный следователь заподозрил неладное и отыскал настоящих преступников, а заодно и похищенный бриллиант "Чёрный принц". С экрана же зритель слышит:

Неужели мы заперты в замкнутый круг?
Неужели спасёт только чудо?
У меня в этот день всё валилось из рук
И не к счастию билась посуда.

Ну пожалуйста, не уезжай
Насовсем, – постарайся вернуться!
Осторожно: не резко бокалы сближай, –
Разобьются!

Рассвело! Стало ясно: уйдешь по росе, –
Вижу я, что не можешь иначе,
Что всегда лишь в конце длинных рельс и шоссе
Гнезда вьют эти птицы удачи.

Ну пожалуйста, не уезжай
Насовсем, – постарайся вернуться!
Осторожно: не резко бокалы сближай, –
Разобьются!

Третьей строфы в фильме нет, вторая приглушена разговором, но и того, что зритель слышит, вполне достаточно, чтобы сделать вывод о полном несоответствии сюжета фильма и текста песни. Режиссёр явно вставил песню просто из любви к Высоцкому. (Нечто подобное произошло в 1978 году, когда режиссёр Виктор Туров использовал в картине "Точка отсчёта" несколько песен, написанных Высоцким и исполненных им и Мариной Влади. Песни не имели ничего общего с сюжетом фильма и присутствуют там чужеродными вставными номерами.)

Об истории записи песни Валентина Толкунова рассказала высоцковеду Льву Черняку:

"В. Т. – Шварц хотел что-нибудь для меня написать. И тогда меня пригласили в фильм. А кто был режиссёром фильма?

Л. Ч. – Анатолий Бобровский.

В. Т. – Нет, с Бобровским я не разговаривала.

Л. Ч. – А со Шварцем задолго до этого были знакомы?

В. Т. – Нет, мы только познакомились с ним. Когда он услышал меня, он сказал: "Мне надо обязательно что-то для Вас написать!"

Л. Ч. – Кто Вам предоставил текст песни, которую Вам предстояло исполнить в фильме?

В. Т. – Шварц и предоставил. И я сначала даже не знала, что это текст Высоцкого!

Л. Ч. – А песню Вы записывали на "Мосфильме"?

В. Т. – Конечно. Но уже была фонограмма, минусовка. А я пришла и сделала наложение. Это всё было очень быстро сделано. Во всяком случае, и режиссёр, и Шварц были довольны. И буквально после записи я узнала, что это Володины стихи! Я очень удивилась: такие трогательные стихи, совсем не в стиле того Высоцкого, к которому мы привыкли. Оказалось, он такой лирик: "Пожалуйста, не уезжай насовсем, постарайся вернуться..." – такие слова, несвойственные ему. Но Шварц сказал, что здесь по фильму нужны именно такие слова и потому Володя написал такую песню лирическую".*2

Как видим, в воспоминаниях В. Толкуновой, по сравнению с рассказом И. Шварца, есть один иначе поставленный акцент: ей запомнилось, что композитор был вполне удовлетворён тем, что песня получилась лирическая, и вовсе не сетовал на то, что текст написан в нетипичной для Высоцкого манере.

В целом же, ситуация с появлением песни Высоцкого в картине сомнений не вызывает. И режиссёр, и композитор хотели помочь Высоцкому "протащить" песню на экран. Задача оказалась выполненной без труда (что в карьере Высоцкого случалось далеко не всегда), но сколько-нибудь заметным событием песня не стала.

Примечания

1. Шварц И. "Попытка творческого союза" в кн. "Владимир Высоцкий в кино". Москва. 1989 г. стр. 120-121.

2. "Валентина Толкунова: "У меня с Володей были мимолётные встречи..." в сб. "Белорусские страницы". Минск. 2009 г. вып. № 59, стр. 96.

© 2000- NIV