Цыбульский Марк: "Иван Макарович"

Печатается с разрешения автора

Публикуется впервые - 4.12.2014 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/statji/2014/Ivan_Makarovich/text.html

Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2014)

"Иван Макарович"

После выхода на экран фильма "Вертикаль" к Высоцкому пришла всесоюзная известность. Всё чаще режиссёры хотели, чтобы в их картинах звучали его песни. Не был исключением и Игорь Михайлович Добролюбов, ставший впоследствии классиком белорусского кинематографа. Однако это произошло гораздо позднее, а в 1967 году, когда И. Добролюбов приступал к съёмкам фильма "Иван Макарович", он был начинающим режиссёром, на счету которого числилось лишь две киноленты.

"К сожалению, большой работы с Высоцким у меня не было, – сказал мне И. Добролюбов. – Госкино вырезало сцену с песней Высоцкого. Сцена была отснята, но вырезана в Москве.

Я знал Высоцкого ещё по Москве, когда учился во ВГИКе, знал через его жену Людмилу Абрамову, с которой учились вместе. Потом как-то мельком встречались в Минске, и я его попросил написать песню для моего фильма.

М. Ц. – А как Вы считаете, сцену вырезали из-за того, что песню написал именно Высоцкий, или посчитали, что сцена не ложилась на канву фильма?

И. Д. – Это необъяснимо. Фамилию Высоцкого они, конечно, знали, но тогда ещё особого противостояния не было. Просто сцена такая, эшелонная… С детишками, битьём посуды. Эту песню мальчишка, главный герой, играл на гармошке. Но не вышло. Никаких объяснений, почему песню надо убрать, я, тогда начинающий режиссёр, естественно, не получил..."*1

Песню "Полчаса до атаки" Высоцкий на выступлениях исполнил только один раз (во всяком случае, существует только одна концертная фонограмма), а после исполнения рассказал зрителям следующее:

"Эта песня, которую я Вам сейчас спел – я её никогда не исполнял в концертах, просто почему-то она пришла мне сейчас на ум. Я её написал для фильма "Иван Макарович". Это такая должна быть жалостливая песня, которую поёт мальчик под аккомпанемент гармошки. И когда мы снимали этот эпизод под Минском (там снимали эпизод базара, где он поёт эту песню), там стояли женщины, которые продавали молоко, – и они все плакали".*2

На самом деле Высоцкий во время съёмок того эпизода в Минске не был, – просто не было необходимости ему приезжать тогда, ведь песня была записана в Москве. Как в действительности проходила съёмка этого эпизода, рассказал звукооператор Семён Шухман.

"Съёмки проходили в Гродно (а не под Минском, как говорил Высоцкий – М. Ц.) в конце лета – начале осени. Фонограмма песни, записанная на скорости 38, была получена из Москвы. И в Гродно мы копировали её прямо в Радиокомитете. Подгоняли тонваген и с комитетского магнитофона, так как своего студийного магнитофона не было, мы копировали песню сразу на широкоплёночный магнитофон. И затем при съёмке давали фонограмму Высоцкого.

Её изучил наш мальчик – герой картины, и пел. А он в этом эпизоде вёл за руку ещё и второго мальчика, младшего. Старшему было лет шесть, а другому – годика три, три с половиной. (Здесь некоторая неточность: детей в том эпизоде было трое. Старшему мальчику, герою картины Ване, было 12 лет – М. Ц.) И как-то мы упустили во время репетиций и съёмок, что младший мальчик шевелил губами, повторяя песню. И когда затем посмотрели отснятый материал на экране, то я ужаснулся. Потому что если шестилетний ещё мог как-то спеть, то трёхлетний наверняка не повторит этого. Но всё же мы пригласили на озвучание этих детей, и они смогли спеть".*3

Остаётся понять, почему же песня Высоцкого в картину не вошла. Авторы книги "Высоцкий и Беларусь" Виктор Киеня и Виталий Миткевич сомнений не имеют:

"Что же касается причин, по которым песня из фильма была выброшена, то тут особых сомнений не возникает... В глазах руководителей, призванных беречь идеологическую чистоту и непорочность советского народа, популярность барда приобретала всё более одиозный характер".*4

В общем, это привычная точка зрения... Когда мы сталкиваемся с тем, что песня Высоцкого оказывается выброшенной из фильма или спектакля, мы сразу начинаем думать о происках властей. На самом деле, так бывало часто, но не всегда. И в данном случае – так не было.

Из материалов заседания художественного совета от 21 марта 1968 года. "Повестка дня: Просмотр и обсуждение материала к/к "Иван Макарович"".

Максим Лужанин обращаясь к И. Добролюбову, говорит: "Хочу ещё заметить о повторении материала: у Голуба в картине дети попрошайничают и поют, и у Вас". (Обращаю внимание читателя: Максим Лужанин явно обращается напрямую к режиссёру.)

Ему фактически вторит Владимир Корш-Саблин: "Меня как-то смущает, когда дети поют. Тема поющих сирот тянется из картины в картину".

Той же точки зрения придерживается и Гирш Смоляр: "Я согласен, что сцена с песней и молоком резко отрицательна всему материалу, я бы её выбросил".*5

Таким образом, мы видим, что, во-первых, песня не вошла в фильм не потому, что её написал Высоцкий, а потому, что худсовет не согласился со сценой, в которой она звучала, и, во-вторых, режиссёр И. Добролюбов, вопреки его словам, что не получил объяснения по поводу изъятия песни, лично присутствовал на заседании художественного совета.

В 1970 году фильм "Иван Макарович" получил Гран-при "Серебряная Минерва" на XXII международном кинофестивале детских фильмов в Венеции, но это уже не имело отношения к Высоцкому.

Примечания

1. Фонограмма беседы от 20.10.2007 г.

2. Фонограмма концерта. Москва. Институт проблем управления. 1972 г.

3. Акимов Б. Терентьев О. "Владимир Высоцкий. Эпизоды творческой судьбы" // ж. "Студенческий меридиан" Москва. 1990 г. № 7. стр. 40.

4. Киеня В. Миткевич В. "Владимир Высоцкий и Беларусь". Гомель 1996 г. стр. 96-97.

5. Цит. по сб. "Белорусские страницы" Вып. 1 Минск. 1999 г. "Альфа-пресс", стр. 163.

© 2000- NIV