Цыбульский Марк: На съёмках "Единственной дороги"

Печатается с разрешения автора

Публикуется впервые - 31.05.2012 г.

Оригинал статьи находится по адресу: http://v-vysotsky.com/statji/2012/Edinstvennaja_doroga/text.html

Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2012)

На съёмках "Единственной дороги"

На съёмках к/ф ''Единственная дорога''

Фильм сербского режиссёра В. Павловича "Единственная дорога" (в югославском прокате картина называлась "Окованные шофёры") стал первым иностранным фильмом в киносудьбе Владимира Высоцкого. Сам он к этой киноработе относился не слишком серьёзно:

"Роль у меня без слов, без единого слова, но зато с песнями... Роль со смертью, чтобы так дней за пять отсняться, умереть, спеть и закончить. Я под это дело съездил в Югославию. Снимали мы, значит, в Черногории, в очень интересных местах. Я написал там стихи о черногорцах, потому что мне лавры Пушкина не давали покоя..."*1

Уточним сразу, что в Югославию Высоцкий ездил не просто "под это дело", а для записи песен к фильму. Об этом мы поговорим чуть ниже, а пока постараемся собрать всё, что известно о том, как проходили съёмочные дни Высоцкого.

"Это был фильм совместный советско-югославский. Режиссёром был Влад Павлович. Он очень хотел снимать Высоцкого и вообще использовать популярность Таганки, поэтому он, – чтоб не было проблемы с утверждением Высоцкого, – пригласил на эпизодическую роль немецкого генерала директора театра Николая Дупака, – рассказал мне народный артист России Геннадий Юхтин, исполнивший в картине роль Цоллерна. – У него была одна основная сцена, и снималась она в Закарпатье. Мы жили в Ужгороде, а снимались недалеко от города. Высоцкий приехал, сам развёл мизансцену, очень быстро отсняли всё".*2

На съёмках к/ф ''Единственная дорога''

В заметках, написанных для московского журнала "Вагант", Г. Юхтин сказал о фильме гораздо резче, чем в разговоре со мной: "Фильм "Единственная дорога" не стал произведением искусства и сохранил интерес только из-за некоторых актёрских работ и, в частности, уже ушедших из жизни Влада Дворжецкого и Владимира Высоцкого... "Дорога" – конъюнктурная постановка режиссёра Влада Поповича,*3 искавшего выгодных связей с "Таганкой"... Хотя качество сценария и режиссура далеко не устраивали Высоцкого, но "бесплатная" дорога на запад и встреча там с Мариной взяли вверх".*4

В тех же заметках Г. Юхтин весьма подробно рассказал о работе Высоцкого. "Известные актёры Влад Дворжецкий, Виктор Павлов, Анатолий Кузнецов, Сергей Яковлев, Лев Дуров и другие уже сыграли часть сцен, а Высоцкий никак не появлялся. Он приехал буквально на несколько часов. Со всеми поздоровался, с кем – за руку, с кем – расцеловался. Посетовал на жуткую занятость. Здесь же на съёмочной площадке переоделся, обсуждая порядок работы. Модную кожаную куртку и джинсы сменил на бывший в употреблении комбинезон, а мягкие полусапожки – на солдатские "бутцыфалы". Он играл русского военнопленного, участвовал в драке, терпел муки – был героем. Свои удлинённые для Гамлета волосы подстригать не дал. Быстро "замазался", но не очень, сделал элегантную ссадину на скуле. Сам развёл мизансцену, отрепетировал действие. Поповичу*3 оставалось лишь поблагодарить актёра".*5

Описанная сцена – вторая с участием Высоцкого. Первая сцена – проезд колонны. Любопытно, что по первоначальной задумке, сцены с участием Г. Юхтина и Высоцкого должны были противопоставляться друг другу.

Во время съёмок картины режиссёр В. Павлович рассказывал корреспонденту журнала "Советский экран": "В машину, за рулём которой сидел совсем ещё юный парнишка Алёша Воронков, залетела бабочка. Она билась о пыльное стекло кабины. Алёша хотел помочь ей вылететь в раскрытое окно. Но мешали наручники. Сидевший рядом немец Цоллерн расслабил цепь, и Алёша смог поймать и выпустить бабочку...

... Я надеюсь, что согревшая немного атмосферу теплота Цоллерна не сместит в нашей картине акцентов. В соседней кабине терпеливо молчавший солдат Солодов (В. Высоцкий) расплатился сполна за все издевательства со своим "телохранителем"".*6

В окончательном варианте эпизода с бабочкой нет. Видимо, режиссёр посчитал его лишней, а вот эпизод с участием Высоцкого вошёл в картину целиком, а звучавшая в нём песня "В дорогу – живо! Или – в гроб ложись..." задала тон всей картине.

На съёмках к/ф ''Единственная дорога''

Как оказалось, в картине есть и третья сцена с участием Высоцкого, о которой никто не знает.

"Там была ещё одна сцена с ним – сцена похорон его героя, Солодова, – сказал мне Г. Юхтин. – Режиссёру хотелось, чтобы фоном был минарет. У нас в стране минаретов практически не было, а в Югославии были. И вот там Высоцкого несут... Его видно в профиль. Но видят это только те, кто знает, что он там был.

На самом деле никакой необходимости в его приезде в Югославию не было, но режиссёр помог ему приехать – вроде бы на съёмки".*7

Причём, как оказалось, сделать это было не так просто, о чём рассказал мне снимавшийся в "Единственной дороге" Игорь Класс:

"Там была такая история, о котором мне рассказывал режиссёр картины Владо Павлович. Когда Павлович делал запросы на визы, то среди тех актёров, которые должны были ехать в Югославию, он записал и Высоцкого. И всем визы дали, а Высоцкому нет. Владо говорит: "Почему?" А ему отвечают: "Вы у нас в Союзе уже год почти живёте. Вам надо уразуметь такое понятие, как "невыездной". Вот Высоцкий – невыездной".

Владо говорит: "То есть, как? Он же мне вчера из Парижа звонил". И они растерялись. Оказывается, там были разные департаменты, которые по-своему оценивали, кто выездной, а кто нет. По линии одного отдела его вынуждены были выпускать как мужа подданной Франции, а визами киношников ведал другой отдел".*8

Съёмочных дней у Высоцкого явно было не очень много, но всё же приезжал он в Ужгород не на несколько часов, как это запомнилось Г. Юхтину. Однажды у меня состоялся разговор с Зинаидой Поповой, знавшей Высоцкого с юности. Встретились они и во время тех съёмок летом 1974-го.

"Они с моим вторым мужем Игорем Васильевым снимались в советско-югославском фильме "Единственная дорога". Игорь очень хотел, чтобы я приехала туда, где они снимались, – просто отдохнуть и подышать воздухом. Это под Ужгородом место было.

На съёмках к/ф ''Единственная дорога''

Они с Володей меня встречали, и это была просто потрясающая встреча. Помню, Игорь бежит через рельсы, а рядом стоит РАФик. Я вытряхиваюсь с вещами из поезда, залезаю в этот РАФик – а там сидит наш Володя с гитарой и поёт мне: "Где твои семнадцать лет? – На Большом Каретном".

Какое-то время мы там жили. Там ещё была Марина Влади, но недолго – дня три-четыре, потом она улетела. Все завтракать садились за один стол. Обязательно были какие-то смешки, шутки, анекдоты. Было очень хорошо и весело".*9

Таким образом, мы собрали все подробности работы Высоцкого над ролью и его жизни во время съёмок. Однако это только одна часть. Вторая часть – это песни для фильма. И здесь мы сталкиваемся с загадкой, ответа на которую у меня пока нет. В. Павлович очень хотел видеть Высоцкого в своём фильме – и не только как актёра, но и как исполнителя своих песен. Для картины Высоцкий написал три песни. Помимо упомянутой выше "В дорогу – живо...", были написаны "Расстрел горного эха" и "Если где-то в чужой незнакомой ночи..." Все три песни были записаны с оркестром на "Филмски студио Титоград". Во время записи передачи Черногорского телевидения Высоцкий, предваряя исполнение "Расстрела горного эха", сказал: "А теперь я вам спою песню из фильма, ради которого я нахожусь здесь, в Югославии. Это фильм "Окованные шофёры", совместное производство "Мосфильма" и "Студии Титоград"".*10

Что-то произошло в самый последний момент, и две песни из картины вылетели. Но что именно? Никого из съёмочной группы уже нет в живых, но оставалась надежда на актёров. Владимир Пучков и Анатолий Кузнецов сразу признались, что их контакты с Высоцким во время съёмок были минимальны, и ответить на мой вопрос они не могут. Ирина Мирошниченко разговаривать отказалась, сказав, что хочет написать об этом сама. (Не совсем понятно, что она может написать, поскольку, кажется, плоховато помнит даже собственную роль. Однажды в телевизионной передаче, рассказывая о фильме, актриса сказала: "Одного из шоферов играл Владимир Высоцкий, а я играла то ли беженку, то ли партизанку".)

Оставалась надежда на Татьяну Сидоренко, исполнительницу одной из главных ролей – партизанки Любы, попавшей в картину исключительно благодаря Высоцкому. Увы, актриса разговаривать отказалась, а когда я попробовал всё же продолжить разговор, сказала, что удивляется моей назойливости. Ну что ж, значит, я удивил её, а она меня...

Видимо, причину исчезновения из картины двух песен Высоцкого следует искать в архивах заседания худсовета фильма, но к ним у меня пока доступа нет.

Примечания

1. Фонограмма выступления. Ленинградская обл., г. Гатчина, ЛИЯФ. 13 октября 1974 г.

2. Фонограмма беседы от 2.04.2010 г.

3. Здесь – ошибка мемуариста. Фамилия режиссёра – Павлович.

4. Юхтин Г. "Вознесение Высоцкого" // ж. "Вагант", Москва. 1993 г. № 2-3 стр. 5.

5. Там же, стр. 6.

6. Полякова И. ""Единственная дорога". О съёмках фильма" // ж. "Советский экран" 1974 г. № 15.

7. Фонограмма беседы от 2.04.2010 г.

8. Фонограмма беседы от 23.11.2011 г.

9. Фонограмма беседы от 5.11.2011 г.

10. Цитируется по видеозаписи телепередачи.

© 2000- NIV