Цыбульский Марк: На съёмках "Саши-Сашеньки"

Печатается с разрешения автора

Публикуется впервые - 22.07.2010 г.

Оригинал статьи находится по адресу: http://v-vysotsky.com/statji/2010/Sasha_Sashenka/text.html

Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2010)

На съёмках "Саши-Сашеньки"

Кадр из к/ф ''Саша-Сашенька''. 1966 г.

Открытие для широкой публики факта, что Высоцкий снимался на "Беларусьфильме" в фильме Виталия Четверикова "Саша-Сашенька", принадлежит Борису Акимову и Олегу Терентьеву. Почти целая глава повести "Владимир Высоцкий: эпизоды творческой судьбы", печатавшейся с продолжениями в журнале "Студенческий меридиан" (а именно номер 11 за 1989 г.), посвящена участию Высоцкого в этой картине.

Исследование жизни и творчества Высоцкого тогда делало только первые шаги. Можно сказать, что мы больше не знали, чем знали, но даже и в этих условиях обнаружение целой киноленты с участием Высоцкого было открытием сенсационным.

Наше незнание было, конечно, неслучайным. Во-первых, фильм "Саша-Сашенька" на моей памяти по телевизору не показывали. Во-вторых, в титрах картины Высоцкий не указан ни как актёр, ни как автор песен. В-третьих, Высоцкий был переозвучен другим актёром. В-четвёртых, сам Высоцкий на выступлениях ни разу не обмолвился о том, что он снимался у В. Четверикова.

"Очень плохой фильм "Саша-Сашенька" был, я по недоразумению отдал туда песню", – вот и всё, что сказал Высоцкий об этой картине.*1

И ни слова о съёмках. Даже ни слова о том, что в фильме звучит не одна его песня, а две ("Стоял тот дом, всем жителям знакомый..." и "Дорога, дорога, счёта нет шагам..."), одну из которых исполнял он сам (ну, во всяком случае, пока его не переозвучили), а предлагалось и вовсе четыре!

Фильм не остался в памяти не только у Высоцкого, сыгравшего в эпизоде, но даже у исполнителей значительных ролей.

"Меня пригласили сниматься в эту картину, когда она уже была снята, – сказал мне заслуженный артист России Лев Прыгунов. – Я не знаю, кто там сначала снялся в той роли, которую потом сыграл я, но Госкино сказало режиссёру, что пока он не поменяет главного героя, картина принята не будет. Он меня нашёл и сказал: "Мне в Госкино сказали, чтобы я Вас нашёл, Вы подойдёте к этой роли". Я согласился и снялся".

О том, что Высоцкого переозвучили, Лев Георгиевич впервые услышал от меня. "Я не знал этого, потому что я эту картину вообще никогда не видел. Единственно, что знаю точно, так это то, что пою там песню на стихи Высоцкого. Не самая удачная песня его, прямо скажем, но ему же надо было зарабатывать".*2

Эту же "новость" – о том, что Высоцкий в картине поёт не своим голосом, – я сообщил через 39 лет после выхода картины на экран и народной артистке России Нине Шацкой, исполнившей роль артистки оперетты Надежды Ромашкиной. И реакция была такая же.

"Володя поёт не своим голосом? Вы знаете, я тот фильм так и не видела. Это было очень давно... Я-то согласилась играть только для того, чтобы танцевать. Я там танцевала вальс с белорусским балетом. Я очень редко себе нравлюсь, а там я себе понравилась. Но в фильме этого эпизода нет, потому что сценаристка (Лидия Вакуловская, – М. Ц.) сказала: "У меня этого в сценарии нет, поэтому танца не будет".

Я была ещё молоденькая, кандидаток на мою роль было много – чуть ли не Любовь Орлова и Юлия Борисова – такие уже весьма взрослые актрисы. А в главной мужской роли должен был сниматься Валерий Золотухин – так его выгнали "за профнепригодность". Вот такое видение было у режиссёра... Так что фильм вышел не очень, мягко скажем".*3

Думается, пользуясь случаем, следует прояснить один момент. В том, что роль Кости, в конце концов, сыграл не В. Золотухин, а Л. Прыгунов, повинен не режиссёр, а худсовет студии, точнее – С. Скворцов, бывший в то время художественным руководителем Молодёжного объединения киностудии "Беларусьфильм". По его мнению, "Костя (Золотухин) – артист хороший. Но он очень неверно одет, неверно ориентирован, и Саша (роль Н. Селезнёвой, – М. Ц.) может проиграть рядом с ним".*4

Тот же самый С. Скворцов, а вовсе не сценарист картины, настаивал на удалении из фильма сцены Н. Шацкой с балетом. "Нужно избавиться от ужасно сделанного балета", – твёрдо сказал он на заседании худсовета".*5 Впрочем, к роли Высоцкого всё это отношения не имеет, а нас интересует именно она.

На съёмках к/ф ''Саша-Сашенька''. Минск, апрель 1966 г. Фото - из коллекции автора

Прежде всего, постараемся ответить на вопрос, как именно Высоцкий оказался в картине. Сценарист фильма Л. Вакуловская в письме к высоцковеду В. Тучину ответила так:

"Виталий Четвериков был дружен с Высоцким. "Сашу-Сашеньку" снимали в 1966 году. Эпизода такого в сценарии не было, его придумал Четвериков специально для Высоцкого. Он снимался тогда у Турова (в фильме "Я родом из детства", – М. Ц.) Насчёт того, что кто-то другой озвучивал песню – это для меня новость. Даже не могу понять, чем это могло быть вызвано.

... Вы знаете, я настолько давно отошла от кино и занялась только литературой, что не упомню фамилию оператора "Саши-Сашеньки". А ведь был ещё и звукооператор, вот они-то, надо полагать, знают, кто и почему озвучивал песню ".*6

Оператором фильма был ныне покойный Игорь Ремишевский, а звукооператором – Борис Шангин, которого я разыскал и задал тот же вопрос – почему переозвучили Высоцкого? Ответ был таким: "Насколько я помню, было у руководителей предубеждение против Высоцкого. В Белоруссии, во всяком случае. Высоцкий записал на плёнки какие-то песни, потом людей таскали за эти плёнки... Не в струю попал он... Кто переозвучивал Высоцкого, я не помню.

Снялся Высоцкий нормально, никаких предосудительных поступков не было. Можно было, конечно, оставить и авторское пение, но кто-то решил иначе".*7

История с плёнками Высоцкого действительно была. Он сделал записи для режиссёра Виктора Турова во время съёмок фильма "Я родом из детства". То ли сам режиссёр, то ли звукооператор В. Бакк, осуществлявший записи, начали делать копии с тех плёнок для друзей и знакомых. В итоге, информация о записанных песнях дошла до самых верхов, в том числе, и до КГБ. У звукооператора начались неприятности, а Высоцкий, видимо, попал в список "неблагонадёжных".

Эпизод с Высоцким в фильме смотрится странно, если не сказать инородно. Вот только что шла в театре оперетты репетиция спектакля про космонавтов, только что Н. Шацкая голосом Зои Харабадзе исполнила песню "Мир чужой, чёрный свет..." – и вдруг уже театральный буфет, сидит Высоцкий и поёт совершенно никак не вытекающую из сюжетной канвы песню "Стоял тот дом, всем жителям знакомый..." Связки с предыдущим эпизодом нет вообще, но, как выясняется, она была.

На съёмках к/ф ''Саша-Сашенька''. Минск, апрель 1966 г. Фото - из коллекции автора

"В одной из сцен мы должны были выступать вместе с Володей. Он, по замыслу, – артист оперетты... Он в шлеме, в костюме космонавта. Естественно, танцевал со мной дублёр – не Володя. После этого мы якобы идём в буфет – отдыхаем, перекусываем. Он берёт гитару и поёт. И всё в том же костюме космонавта. Но Высоцкий заартачился: не хочу, дескать. И действительно, в этой одежде вид у него был глупейший: загримированный, в парике...

Режиссёр убеждал, что всё должно быть органично связано: он, мол, станцевал, и потом в чём был одет, в том и пришёл в кафе – где ему было переодеваться? Но Володя ни в какую: сделаем паузу, перебивку, и я, якобы, уже успею переодеться. И настоял-таки на своём".*8

На съёмках к/ф ''Саша-Сашенька''. Минск, апрель 1966 г. Фото - из коллекции автора

Как впоследствии выяснилось, ни на чём настаивать Высоцкому было не нужно – эпизод с танцем был из картины вырезан. О том, что персонаж Высоцкого – артист оперетты, следует лишь из одной-единственной фразы: "Я же в душе поэт, оперетту с детства недолюбливаю".

Из картины и вообще вырезано очень много. "Музыкальные заставки никак не мотивированы, что создаёт впечатление излишних длиннот и мешает прояснению сюжета, – говорится в письме Главного управления кинематографии Председателю Комитета по кинематографии при Совете министров БССР. – При окончательном монтаже фильм требует резкого сокращения длиннот отдельных музыкальных сцен и эпизодов".*9

Сейчас уже трудно сказать, виноват ли режиссёр, снявший нечто аморфное и не имеющее чётко выверенного сюжета, или же вина лежит на худсовете, требовавшем всё новых изменений, но фильм, безусловно, не получился. При этом из фильма исчезли две песни Высоцкого. О том, что, как минимум, одна из них первоначально в картине была, мы узнаём из протоколов заседаний художественного совета.

Уже упоминавшийся С. Скворцов предлагает убрать так не понравившуюся ему балетную сцену, но сохранить песню о космонавтах. Видимо, речь идёт об оставшейся в фильме песне "Мир чужой...", а не о "Песне парня у обелиска космонавтам", которая сюжетно во многом повторяет ту, что исполнил Л. Прыгунов ("Дорога, дорога, счёта нет шагам..."). Поэтому, как мне думается, до записи "Песни у обелиска..." с оркестром дело не дошло.

А вот "Колыбельная" ("За тобой ещё нет пройденных дорог...") в картине точно была. Писавший музыку к фильму композитор Е. Глебов на том же заседании отметил: ""Колыбельная" потерялась из-за того, что её смысл не доходит из-за наложенных реплик. Целиком, без помехи реплик, в этом музыкальном фильме идёт только одна песня".*10

В окончательную редакцию фильма вошло три песни. Если вопросов по авторству песен, исполняемых самим Высоцким и Л. Прыгуновым, нет, то с песней, звучащей в самом начале фильма, ясно не всё. С одной стороны, существует высказывание композитора Евгения Глебова: "То, что поёт Шацкая про космос: "Мир чужой, чёрный свет", – это текст В. Короткевича. Музыку писал я. Предполагалось, что эта песня станет лейтмотивом фильма".*11

С другой же стороны, существует пластинка-миньон, выпущенная студией "Мелодия", на которой в исполнении популярного в 1960-1980-е гг. квартета "Аккорд" звучит "Мир чужой..." На пластинке указано, что текст принадлежит Высоцкому.

Я попытался внести ясность, позвонив художественному руководителю квартета Зое Харабадзе. Увы, не получилось. Зоя Марковна не помнит этой песни – слишком много было записей за годы выступлений. Фильма "Саша-Сашенька" она не видела (что-то очень знакомое, да?) С Высоцким они жили в одном подъезде, но при встречах только раскланивались, не общались, поэтому даже случайно разговор об их участии в картине В. Четверикова зайти не мог.

В. Короткевич, автор известного романа "Дикая охота короля Стаха", по которому впоследствии был поставлен фильм, действительно активно сотрудничал с "Беларусьфильмом", но я нигде не нашёл упоминания, что он писал стихи. В общем, вопрос с авторством той песни ещё нуждается в прояснении.

Так всё-таки, есть ли хоть кто-то из актёров, снимавшихся в "Саше-Сашеньке", кто посмотрел бы эту картину? Оказывается, есть! Заслуженная артистка России Наталья Селезнёва, исполнительница главной роли Саши Крыловой, помнит и фильм, и съёмки, и даже то, что им предшествовало.

"В то время я была студенткой 4-го курса театрального училища имени Щукина. На тот момент я уже снялась у Гайдая ("Операция "Ы" и другие приключения Шурика", – М. Ц.), ещё в двух-трёх фильмах... В это время в Москву приехал молодой и, как выяснилось потом, очень талантливый режиссёр Виталий Четвериков, и предложил мне играть заглавную роль в своей картине "Саша-Сашенька". Это роль девушки-маляра, такой мечтательницы, выдумщицы, которая работает на стройке, но прорывается в массовку в кино, а потом рассказывает подругам, что её снимают в главных ролях. Такой образ советской девушки – очень чистой, нравственной. Замечательная роль!

Четвериков уговаривал меня сниматься, а я сопротивлялась, потому что все мысли были только о Театре сатиры, куда меня брали, но всё-таки как-то так получилось, что он меня уговорил. В разговоре он мне сказал, что со мной будут сниматься актёры Театра на Таганке. Этот театр был создан на базе спектакля "Добрый человек из Сезуана", и мы, студентки первого-второго курса, были свидетелями его создания. Для нас это было очень событийно – из стен нашего института вышел такой естественный, такой острый театр.

Четвериков стал перечислять, кто будет сниматься. Я буду главной героиней, а в окружении меня – Золотухин, Нина Шацкая и Высоцкий. Честно говоря, в то время мне фамилия Высоцкого мало о чём говорила. Мне было тогда двадцать лет. Ну что мы знали тогда о Высоцком... В фильме он играл парня с гитарой, у него ещё и роли, как таковой, не было. Это говорит о многом, это говорит о том, что режиссёр не выписал ему линию, не создал ему характер.

... Мы пришли на перрон, они сели в своё купе, я – в своё, и мы поехали в Минск. Я ехала одна, меня они к себе не пригласили. Чувствовала я себя как-то не очень комфортно... Как я понимаю, через пятнадцать-двадцать минут там уже ели и пили, я слышала хохот, разговоры громкие.

Тут я слышу, что кто-то достал гитару, заиграл и запел. Голос меня совершенно потряс, я влюбилась в этот тембр. Мне безумно хотелось постучаться к ним в купе и сказать: "Можно мне к вам?", но было неловко. А хотелось просто сидеть и слушать эти песни, слушать этого парня с гитарой. Просто присутствовать хотелось, познакомиться лично. Я посидела в купе, потом вышла в коридор, стояла долго-долго у их двери. Слушала, слушала, но так и не постучалась. Прекратили они петь и веселиться часа в четыре утра.

Утром мы приехали в Минск, нас встретили, мы поехали в разных машинах в гостиницу, а часа через два-три встретились уже в павильоне на "Беларусьфильме". Начался первый съёмочный день. На Володе была, как сейчас помню, такая полосатая трикотажная рубашечка с синим воротничком. Он был совершенно очарователен, не выпускал из рук гитару. Тут уже у меня была возможность подсесть к нему и сказать, что я не спала и всю ночь слушала, как он поёт. Он так наивно мне говорит: "А чего ж ты не вошла? Пришла бы, села с нами..." Я ему как-то кокетливо сказала: "Ну меня же никто не приглашал". Он мне что-то ответил, и у нас сразу возникли такие тёплые дружеские отношения. Мне с ним общаться было значительно легче, чем с Золотухиным и Шацкой. В свободное время я всё льнула к нему.

Я уже стала приходить вечером в комнату, где он пел, туда же приходил и режиссёр. Я, конечно, сидела и молчала. У меня был немножечко другой стиль жизни. Они уже были актёрами театра, а я была студенткой-выпускницей, но я при сём присутствовала.

Володя симпатизировал мне, моей наивности, какой-то такой открытости. Ни о каком ухаживании речи не было, он на меня никогда не смотрел, как на девушку своей мечты, за которой можно ухаживать. Я для него была, как свой парень. Он мог приобнять меня за плечо, налить мне в стакан молока, разрезать булку...

Моё восхищение его талантом всё росло, и со временем, уже позднее, перешло в абсолютный фанатизм. Всё, что он делал, я абсолютно принимала и понимала. Я была очень горда, что для меня он не просто актёр и певец, в которого я влюблена, но что мы в совместной работе почувствовали друг друга чисто по-человечески, и между нами возникла искра добрых отношений.

Фильму дали третью категорию. Почему? Вы знаете, Четвериков вообще был по своей природе оппозиционер, бунтарь. Он шёл впереди времени, смотрел вперёд. Таких людей тогда не воспринимали. Ему было очень тяжело, потому что он не был такой, как все. Он не кричал "ура!", не показывал счастливую советскую действительность. Он относился к разряду той интеллигенции, которая себя противопоставляла обществу. Поэтому фильму дали третью категорию. Поэтому он и умер таким молодым.

С фильма сняли Золотухина, а взяли приглаженного, чистенького, аккуратненького Лёвочку Прыгунова. Высоцкого переозвучили. Четверикова довели до инфаркта. Всё сходится, все части загадки кладутся на свои места. Время было такое".*12

Примечания

1. Фонограмма выступления. Дубна, Московская обл. ДК "Мир", осень 1967 г.

2. Фонограмма беседы от 2.12.2007 г.

3. Фонограмма беседы от 23.12.2006 г.

4. Из протокола заседания худсовета студии от 23.03.1966 г. Цит. по ж. "Студенческий меридиан", 1987 г. № 11, стр. 8.

5. Из протокола заседания худсовета студии от 26.11.1966 г. Цит. по сб. "Белорусские страницы", вып. 1. Минск. 1999 г. стр. 138.

6. Сб. "Белорусские страницы" вып. 41. Минск. 2006 г. стр. 36.

7. Фонограмма беседы от 20.10.2007 г.

8. Тучин В. Интервью с Н. Шацкой. Опубл. в ж. "Студенческий меридиан", 1989 г. № 11 стр. 54.

9. Опубликовано в сб. "Белорусские страницы" вып. 1. Минск. 1999 г. стр. 237.

10. Там же стр. 138.

11. Акимов Б., Терентьев О. "Владимир Высоцкий: эпизоды творческой судьбы" // ж. "Студенческий меридиан", 1989 г. № 11 стр. 11.

12. Фонограмма беседы от 31.05.2010 г.

© 2000- NIV