Цыбульский Марк: На съёмках "Я родом из детства"

Печатается с разрешения автора

Публикуется впервые - 19.11.2010 г. (дополнена 23.11.2010 г.)

Оригинал статьи находится по адресу: http://v-vysotsky.com/statji/2010/Ya_rodom_iz_detstva/text.html

Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2010)

На съёмках "Я родом из детства"

Фотопроба на роль в к/ф «Я родом из детства», 1965 г. Фото - из коллекции М. Цыбульского

Однажды на выступлении Владимир Высоцкий сказал: "Профессионально в кино я начал работать на "Беларусьфильме"". Если придерживаться точной хронологии, то эти слова не совсем соответствуют действительности: до роли танкиста Володи в кинофильме Виктора Турова "Я родом из детства" в активе Высоцкого уже было несколько киноролей. Однако глубоко по сути Высоцкий был, конечно, прав: вхождение его в кинематограф началось именно с "Беларусьфильма", поскольку роль танкиста Володи ни по объёму, ни по содержанию не идёт ни в какое сравнение с ролями, которые Высоцкий получал в кино до того.

Везение, как известно, дело случая. На роль танкиста Высоцкий попал во многом случайно. "Оператор, с которым я работал, – москвич Княжинский, – предложил попробовать Высоцкого, когда мы проводили пробы в картине "Я родом из детства", – рассказывал В. Туров.*1

При этом, видимо, режиссёр просто уступил просьбе своего оператора – ведь выбор актёра на роль танкиста уже был сделан. "Был уже определён актёр: не то Алексей Петренко, не то Владимир Заманский, точно уже не помню, потому что они пробовались оба".*2

Владимир Высоцкий и Александр Княжинский на съёмках к/ф «Я родом из детства», 1965 г. Фото - из коллекции М. Цыбульского

"Мы, если честно сейчас говорить, скорее, пригласили Владимира Высоцкого, чтобы познакомиться с ним, послушать его песни. И заодно узнать, что сейчас поётся и сочиняется вне официальной сцены, вне официальной эстрады, вне официальных концертных залов".*3

"И так случилось, что мы впервые записали его песни на профессиональную широкую магнитную плёнку! А потом мы пошли в общежитие на "мужской" ужин, где Володя также пел, аккомпанируя на гитаре... И тут постепенно между нами образовалось то, что можно назвать аурой внутренней симпатии, внутреннего притяжения: нас как магнитом потянуло друг к другу".*4

Далее всё складывалось в пользу Высоцкого. "После общежития я поехал провожать Высоцкого на вокзал. По дороге заглянули в кафе Дома актёра, там ещё немного посидели... Потом поехали на вокзал. Сдали билет, на эти деньги купили ещё выпить и закусить. И только после этого поехали ко мне. Я тогда жил один, жена была в Могилёве. Словом, проговорили с Володей почти до утра..."

В аэропорту Высоцкий и Туров оказались только на следующий день. "Когда объявили посадку, у самого турникета вдруг Володя повернулся ко мне и произнёс как-то тихо, проникновенно: "Витя, возьми меня на роль. Ей-богу, не подведу..."

И это было сказано так просто, с такой интонацией в голосе, что у меня уже никаких сомнений не было: снимать Высоцкого вместо уже утверждённого другого актёра. Тем более, что пробы Володя прошёл нормально".*5

"Приказом по к/с "Беларусьфильм" сроки разработки режиссёрского сценария установлены с 19.03.65 г. по 27.04.65 г. Общие сроки постановки: Подготовительный период 04.05. 65 г. – 10.08.65 г. Съёмочные работы 11.08. 65 г. – 31.03.66 г. Экспедиции: в Бобруйск 12.08.65 г. – 26.08.65 г. В Ружаны 30.08.65 г. – 21.09.65 г. В Гродно 22.09.65 г. – 28.10.65 г. В Смоленск 02.11.65 г. – 19.11.65 г. В Ялту 26.11.65 г. – 04.02.66 г."*6

В Бобруйске с киногруппой Высоцкий не был, поскольку в это время снимался в Краснодарском крае у режиссёра Э. Кеосаяна в картине "Стряпуха", но в дальнейшем участвовал во всех остальных экспедициях.

На съёмках к/ф «Я родом из детства», 1966 г. Фото - из коллекции М. Цыбульского

О своей первой значительной работе в кино Высоцкий рассказывал на выступлениях часто и с удовольствием:

"А потом очень резко повернулась судьба моя в кино, и стал я играть людей уже взрослых. Может быть, оттого, что сам повзрослел. Мне предложили сниматься в фильме "Я родом из детства". Фильм этот снимал очень интересный режиссёр с "Беларусьфильма" Виктор Туров. Он интересен вот чем. У него было очень такое тяжёлое, жестокое детство. На его глазах казнили отца немцы, он был партизаном. Потом их угнали с матерью в Германию, когда ему было семь лет. Потом он в девятилетнем возрасте полгода добирался через всю Европу, пацаном, и дошёл до своего родного Могилёва, и встретил там мать. И вот у него сохранилось это удивительное восприятие, детское восприятие военных лет, конца войны. И он снимает на эту тему фильмы. Много его фильмов. Вот у него фильм был "Через кладбище", потом "Я родом из детства".

В этом фильме мне была поручена роль капитана-танкиста, который горел в танке и потом полгода лежал в госпитале, и боялся посмотреться в зеркало, потому что боялся, что увидит что-нибудь страшное, что у него с лицом стало. Потом приходит домой. Дома нет мебели, потому что сожгли, было холодно, нечем топить. И только кто-то пожалел гитару и зеркало. И он впервые видит своё лицо после полгода госпиталя, протирает зеркало и смотрит, что он седой человек в тридцать лет, что у него шрамы на лице. А шрамы делаются в кино тоже варварским способом. Это наливается какая-то жидкость, вот так скрепляется кожа. И часов двенадцать ты так ходишь. А потом, когда снимаешь этот состав, коллодий, то лицо остаётся таким, вот долго очень расправляются шрам. А мы ещё обнашиваем одежду всегда в тех местах, где снимаем, ходим в одежде. Я ходил в форме капитана военных лет, да ещё с нашивками о ранениях. И однажды одна старуха, белоруска, сказала мне: "Ой, сынок, как же тебя война покалечила". Вот. Ну, видите, в чём дело. Ведь в Белоруссии погиб каждый четвёртый белорус, поэтому война для них очень свежа в памяти. Для них как будто бы не прошло этих двадцати лет. Они её помнят очень... очень сильно войну, в Белоруссии".*7

Разные люди вспоминают об одном и том же событии по-разному, это известный факт. Однако в данном случае воспоминания троих людей, причастных к созданию картины "Я родом из детства", с которыми я беседовал, во многом совпадают, различаясь лишь в деталях. При этом интересно, что история приглашения Высоцкого на роль Володи моим собеседницам запомнилась иначе, чем режиссёру.

Ассистент режиссёра Роза Ольшевская: "Это мы Высоцкого в картину пропихнули. Туров хотел снимать Колю Губенко. Я пришла к нему и говорю: "Вот Туров очень хочет, чтоб Вы снимались". Он говорит: "А кто ещё пробоваться будет?" Надо чтоб было, минимум, трое. А то иногда и до ста дают...

Потом он мне говорит: "Роза, я сниматься не буду. Но должен сниматься Высоцкий". И вот такая интрига... Я всё время приглашала кого-то на пробы, а они не приезжали. А у нас был заговорчик такой – чтоб они не приезжали.

Высоцкого пробовали в первый раз, в другой, в третий... Губенко не приехал. А что делать? Показали пробы Высоцкого худсовету – и утвердили, никуда не делись, хоть тогда Володя не очень популярен был.

Вы знаете, говорили, что Высоцкий пьёт и всё такое прочее. Я этого сказать не могу. На съёмки он приходил чистенький, аккуратненький, подтянутый. Так и проработали без помех, очень счастливо".*8

Роза Шаталова на картине "Я родом из детства" тоже была ассистентом главного режиссёра.

"М. Ц. – Кто, кроме Высоцкого, пробовался на роль танкиста Володи?

Р. Ш. – Пробовался Алексей Петренко, знаменитый актёр. В те годы он работал в Ленинградском театре имени Ленсовета, они были на гастролях здесь, в Минске, тогда он и пробовался. Но это явно не его роль, он такой крупный – какой он танкист?

Предложение сниматься было для него неожиданностью, он очень волновался, был не уверен в себе. Вы же понимаете – это дела давно минувших дней, прошло больше сорока лет. На тот момент Петренко никаким образом себя в кино не проявил. Тот Петренко, которого мы знаем теперь, и тот, который пробовался в нашу картину, – это совершенно разные актёры.

А Туров очень хотел снимать Николая Губенко, но тот был плотно занят в театре. Да к тому же у него уже были более серьёзные предложения, и эта роль так уж его не задела. Губенко тогда сказал: "У нас в театре есть хороший актёр Высоцкий". А Туров сопротивлялся... Ну не то что даже сопротивлялся, а уж очень хотел Губенко снимать. – "Вот бы мне его! И пробовать не нужно!"

Кто-то пробовался ещё, но я не помню сейчас. Кто-то из наших белорусских актёров.

М. Ц. – Ваша коллега Роза Ольшевская сказала однажды, что ничего не стоило собрать тысячную массовку, просто объявив, что будет сниматься Высоцкий. У него действительно в 1965 году была уже такая популярность?

Р. Ш. – Я Вам скажу так... Когда Высоцкий пробовался ранней весной 1965 года, это было как-то так... Ну Володя – и Володя. Но когда осенью мы были в Гродно, то уже крутились плёнки его, и это тут же подхватывалось и переписывалось. Уже Высоцкого прекрасно знала молодёжь, да и не только. Его уже любили все. После этого мы были в Смоленске – и там уже его песни пели. После мы поехали в Крым, снимали в Ялте. И там его уже знали по песням. Уже пошла популярность Высоцкого по стране".*9

Некоторые дополнительные детали сообщила мне костюмер Алла Грибова.

М. Ц. – Кто, кроме Высоцкого, пробовался на роль танкиста Володи?

А. Г. – Никто больше не пробовался. Володя был дружен с оператором Княжинским, а тот был со студенческих лет дружен с Туровым. Поэтому на эту роль сразу взяли Высоцкого по рекомендации Княжинского.

М. Ц. – Одна из ассистентов режиссёра говорила, что в 1965 году можно было набрать тысячную массовку, если только объявить, что можно увидеть Высоцкого...

А. Г. – Вы знаете, я не думаю, что вопрос стоял так. У него была популярность в то время, но не настолько, чтоб под его имя массовку собирать. Были странные вещи. Мы снимали в Гродно, и всё время крутили записи с его песнями. Снимали мы возле гостиницы "Неман", ближе к крепости, а это недалеко от райкома, и разразился большой скандал. Пришли люди и потребовали немедленно убрать эти песни.

М. Ц. – Как проводили время между съёмками?

А. Г. – Володя к нам всё время приезжал, всё время пел. Это же были его друзья. Останавливались в общежитии, иной раз хорошо "набирались". С Туровым у него были тогда хорошие отношения, но друзья по юности его были Княжинский и Ардабьевский".*10 (Ардабьевский Михаил Владимирович (1932-1992) – оператор, окончил ВГИК, работал на фильмах "Письма к живым", "Служили два товарища", "Корона Российской империи, или Снова неуловимые", "Автомобиль, скрипка и собака Клякса" и др., – М. Ц.)

В картине "Я родом из детства" Высоцкому пришлось сниматься дольше, чем планировалось. Дело в том, что когда съёмки были завершены, В. Туров решил, что у снявшейся в главной женской роли Елены Добронравовой образ не получился.

У этой очень известной актрисы неудачи подобного рода случались и до, и после. В 1957 году она была приглашена на роль Вероники в фильм "Летят журавли", но Михаил Калатозов посчитал, что она выглядит старше, чем нужно по роли, и предпочёл ей Татьяну Самойлову. В 1970 году Е. Добронравову утвердили на роль Любы Трофимовой в фильм "Офицеры", однако на съёмках у неё произошёл конфликт с режиссёром Владимиром Роговым, и в итоге роль досталась Алине Покровской.

Нина Ургант и Владимир Высоцкий на съёмках к/ф «Я родом из детства», 1966 г. Фото - из коллекции М. Цыбульского

С решением В. Турова были согласны не все. Главный оператор картины В. Княжинский даже отказался снимать, но режиссёр настоял на своём. В итоге на роль Люси была утверждена ленинградская артистка Нина Ургант.

"Там у режиссёра Виктора Турова вышла накладка с актрисой, и он решил заново всё переснимать со мной, – рассказывала Нина Николаевна. – Долго искали мне возлюбленного, и вот нашли. Я только что не ахнула, увидев его, но парень меня успокоил: "Вы не расстраивайтесь, я на экране мужественный..."

Как ни странно, он действительно был очень убедителен в роли раненого фронтовика. Только в сценах, где мы стоим рядом, пришлось моему возлюбленному подставлять специальную табуреточку.

Так мы познакомились с Володей Высоцким. И дружили потом много лет".*11

В литературе о Высоцком очень мало воспоминаний тех, кто во времена общения с ним был ребёнком. В данном случае мы имеем три таких воспоминания – и мне кажется, они важны именно с этой точки зрения. Как воспринимали Высоцкого взрослые, мы знаем хорошо, а вот каким он был в глазах детей, практически неизвестно.

"На съёмки картины я попал совершенно случайно, – рассказывал минчанин Эдуард Довнар, исполнитель роли Юры. – Летом 1965 года в пионерский лагерь, где я отдыхал, приехали несколько человек с киностудии "Беларусьфильм", чтобы отобрать детей для съёмок в художественном фильме... Не знаю, чем я приглянулся молодому тогда ещё режиссёру Виктору Турову. Но так уж случилось, что выбрали меня.

... Впервые я увидел Владимира Высоцкого в городе Слониме, когда снимали эпизод у реки Щара. Вот так, лицом к лицу, которое, кстати, украшал огромный шрам – след от ожога...

Обычный парень берёт гитару и поёт: "Разорвите глотку мне, только не порвите серебряные струны..." Лишь спустя годы до меня дошёл истинный смысл этих слов. А тогда был просто юношеский восторг..."*12

Другое воспоминание принадлежит Виктору Колодкину, исполнителю роли Женьки, главной детской роли в картине. Надо сказать, что Виктор Николаевич не речист, – в этом я убедился на собственном опыте. Тем не менее, однажды он решился на интервью – может быть, потому, что оно было для многотиражки его родного минского автозавода.

"Мне очень помогал и Туров, объяснявший, как надо играть, и мои партнёры – "мама" Нина Ургант и "сосед" Владимир Высоцкий. Вспоминаю Владимира Семёновича как очень отзывчивого человека, который откликался на все просьбы. Что ни попросишь – всё сделает. Знаете, таких людей сейчас немного. В моей памяти он остался вот таким".*13

Валера Зубарев (Игорь) и Витя Колодкин (Женька)в к/ф «Я родом из детства». Кадр из фильма

Мне удалось разыскать Валерия Зубарева, исполнителя роли Игоря.

"Вы знаете, мы с Высоцким пересекались мало. К тому же – разница в возрасте. Мне было 14 лет, а ему – 28, это огромная разница. Поэтому общения плотного у нас с ним, естественно, и быть не могло. У нас была своя компания с Витей и Эдиком. Наши интересы, естественно, не пересекались с интересами взрослых людей.

Запомнилось, что вся картина снималась фактически под аккомпанемент песен Высоцкого. На съёмочной площадке с утра до вечера звучали его песни, они шли как фон всей съёмки.

У меня сохранилось о Высоцком воспоминание как об очень хорошем человеке. Он был достаточно компанейским, в нём не было фанаберии. Не было в нём попытки посмотреть на людей свысока. Как мне помнится, он ни с кем не был запанибрата, но не был и высокомерен. Он был естественен в отношениях со всеми. Хотя все понимали, что его песни – это в любом случае явление выше среднего уровня, но никто не смотрел на него снизу вверх. Он умел себя правильно поставить – вот мы с вами работаем, мы все на равных".*14

Разумеется, как практически всегда во время съёмок, во время работы над "Я родом из детства" Высоцкий пел. История этих импровизированных выступлений очень часто обрастает легендами. Не стали исключением и записи для членов белорусской съёмочной группы.

Евгений Ганкин и Владимир Высоцкий на съёмках к/ф «Я родом из детства», 1965 г. Фото - из коллекции М. Цыбульского

Рассказывает художник-постановщик фильма Евгений Ганкин: "Мне особенно запомнилась одна встреча с ним (Высоцким, – М. Ц.) в Гродно поздней осенью того же (1965-го, – М. Ц.) года. Это было предложение, кажется, Турова. Договорились с Володей о дружеской встрече, где он споёт для нас свои новые песни. Высоцкий согласился.

Собрались мы вечером после съёмок в каком-то пустом деревянном клубе недалеко от железнодорожного вокзала. На обитых вагонкой стенах висели портреты и плакаты, соответствующие времени. Было довольно прохладно...

Было нас пятеро: Высоцкий, Туров, операторы фильма Александр Княжинский, Сергей Петровский и я.

Высоцкий сел с одной стороны стола, мы все – с другой. Володя взял гитару и запел. Запел вдохновенно, с неповторимой своей интонацией, с той страстью, которая была свойственна только ему".*15

Из пяти упомянутых Е. Ганкиным людей, в живых уже не осталось никого. Так и останется вопрос, – а было ли их пятеро? Оператор С. Петровский однажды сказал: "Я не входил в компанию приближённых к Турову, поэтому наблюдал Высоцкого немного издалека".*16 О своём присутствии в гродненском клубе он не упоминает вовсе, а ведь вряд ли забыл бы об этом... Таким образом, эта история занимает своё место в длинном ряду прочих загадок...

Есть две версии история появления большой фонограммы песен Высоцкого, сделанной по просьбе В. Турова.

"Как-то осенью 1965 года в аппаратную звукоцеха, где я в это время работал, зашёл режиссёр Виктор Туров, – рассказывает звукооператор "Беларусьфильма" Борис Шангин (впоследствии он работал с Высоцким на картинах "Саша-Сашенька" и "Точка отсчёта"). – "Борис Александрович, у меня к тебе большая просьба – запиши мне Высоцкого..."

В большом зале перезаписи поставили мягкое кресло, подключили два-три микрофона, чтобы можно было делать разные варианты. Вечером в студию пришли Виктор Тимофеевич и Володя с гитарой. Мы убрали большой свет в зале. Высоцкий сел в кресло и стал петь. Часа два с половиной, а, может быть, и три. Беспрерывно.

Он исполнил почти весь репертуар, что у него был на тот день. Мы только меняли плёнку на аппаратах. Писали не для фильма, который снимался, просто он пел в своё удовольствие. Я сидел за пультом, следил, чтобы запись шла ровно и естественно...

Закончив работу, я спросил у Виктора Тимофеевича, что делать с оригиналом плёнки. Он сказал: "Отдай Бакку". Константин Бакк работал звукооператором фильма "Я родом из детства". Плёнку я, конечно, передал, но при переносе из студии кто-то успел её скопировать, и копии пошли множиться тут же на киностудии... Потом всех причастных к этим событиям вызывали в какие-то кабинеты, расспрашивали..."*17

Это одна точка зрения. Но есть и другая. Вспоминает исполнитель роли Капитана Борис Сивицкий: "Вернёмся к записи песен в Ружанах. Там был деревянный клуб с необычной акустикой, где и была сделана запись песен Высоцкого на профессиональной аппаратуре. На записи присутствовали Туров, Княжинский и ещё несколько человек, записывал звукооператор Бакк".*18

Так кто – Б. Шангин или К. Бакк, и где – в Минске или в Ружанах, – сделали ту фонограмму?

"Я родом из детства" – это не только кинофильм, в котором Высоцкий исполнил крупную роль, но и первая картина, в которой звучало сразу несколько его песен. Интересно, что этих песен там могло и не быть. Как рассказывал сам режиссёр картины Виктор Туров, "сценарий уже существовал, но песни туда не планировались. Однако уже в первый свой приезд Володя спел довольно много песен о войне: "Штрафные батальоны", "Вцепились они в высоту, как в своё", "Звёзды", "Жил я с матерью и батей...", то есть, почти всё, что предполагалось в дальнейшем включить в картину".*19

Включение песен Высоцкого в картину, по воспоминаниям режиссёра, проходило трудно. В авторском исполнении звучат только песни "Высота" и "Звёзды", но последняя – не так, как она написана. "Высоцкий начинает петь с конца (специально, чтобы разрушить логику песни, скрыть её подлинный смысл), затем возвращается к началу, – рассказывал В. Туров. – К сожалению, пришлось убрать сцену, где Володя поёт "Жил я с матерью и батей..." Картина у нас и так была "на пределе". Пришлось от многого отказываться".*20

В исполнении М. Бернеса звучит песня "Братские могилы". Об этом часто Высоцкий рассказывал во время выступлений:

"Песню "Братские могилы" поёт в самом конце фильма Марк Бернес. Я с ним был знаком, в конце жизни дружил с ним, и он пел эту песню и на концертах потом. А нам нужен был голос, который бы звучал после войны сразу. И во время войны. Чтоб было такое узнавание голоса. И вот во время сцены, когда женщины с заплаканными глазами подходят к стене... все... которая вся выщерблена пулями и снарядами, и кладут к могиле неизвестных солдат, кто цветы, кто зелень, в это время Марк Бернес поёт эту самую песню, которая называется "Братские могилы". И вот после этого фильма нам... мы получали много писем. И ра... различных различных писем. И даже было одно письмо от женщины, я всегда рассказываю этот случай, на... на глазах которой в сорок втором году расстреляли двух её сыновей. Она лишилась памяти, и она... ну она действовала и жила, но, конечно, была больна. В течение многих-многих лет всё силилась вспомнить, где же это было. И вот она нам написала письмо, что она помнит, что когда зазвучала песня "Братские могилы", то она вспомнила это место, где случилась эта трагедия. А этого места не было. Мы его сами построили. Вы понимаете? Но было такое сильное воздействие на неё вот этой вот сцены: сочетание музыки, текста и изображения вместе, что она подумала, что вот это было здесь на самом деле".*21

Однако в силу своей скромности Высоцкий никогда не рассказывал о том, как М. Бернес появился в картине. Об этом я узнал от вдовы певца Лилии Михайловны Бернес-Бодровой.

"М. Ц. – Когда Высоцкий появился у Вас в доме?

Л. Б. – Я точно не помню, но очевидно это было во время съёмок фильма "Я родом из детства". Володя позвонил Марку Наумовичу, представился, и сказал, что хочет встретиться и показать свои песни.

Это было время, когда Высоцкий ещё был как бы "домашним" певцом, концертов у него ещё не было. Он пришёл к Марку Наумовичу с надеждой, видимо, на какую-то рекламу своих песен.

М. Ц. – Это было в той квартире, где Вы и сейчас живёте?

Л. Б. – Да, здесь. В доме на Садово-Сухаревской, где теперь висит мемориальная доска.

М. Ц. – Как проходила эта встреча?

Л. Б. – Высоцкий пел часа два. Попутно шёл разговор о песне в фильме. Марк Наумович остановился на песне "Братские могилы". Но он сказал: "Володя, мне нужна мелодия, без этого я петь не могу".

Марк ведь песню всегда брал, как болванку, и начинал с ней работать. Он всегда находил для песни что-то своё. Где-то подправлял, где-то добавлял. И Володе он честно сказал: "Володя, мне нравится Ваше творчество, мне нравится эта песня. Но я должен над ней работать".

М. Ц. – То есть, насколько я теперь понимаю, участие Марка Наумовича в фильме Турова не планировалось? Это Высоцкий свёл его с режиссёром?

Л. Б. – Да, совершенно верно".*22

Песня "Холода" звучит в исполнении певца по фамилии Мажуков. Долгие годы считалось, что это – известный композитор Алексей Мажуков. Я попытался дозвониться до него и спросить, так ли это на самом деле. К сожалению, сам композитор тяжело болен и давно не подходит к телефону, но его супруга твёрдо заявила, что хотя Алексей Сергеевич и сотрудничал с "Беларусьфильмом", но ни в одной из картин песен не исполнял.

Любопытна и не до конца понятна история с песней "Штрафные батальоны". Сам режиссёр говорил, что песня "вылетела" в процессе работы над картиной, поскольку ей предпочли не стилизацию, а настоящую песню военного времени "Двадцать второго июня ровно в четыре часа..." Однако Высоцкий на концертах многократно говорил примерно следующее:

"Потом, после того, как они получают известие об окончании войны, инвалид на рынке моим голосом поёт песню:

Всего лишь час дают на артобстрел –
Всего лишь час пехоте передышки,
Всего лишь час до самых главных дел:
Кому – до ордена, ну а кому – до "вышки"..."*23

Многие (и я, в том числе) смотрели вариант фильма с этой песней. Кто и когда её туда вставил, остаётся неясным.

По словам В. Турова, в Белоруссии картину приняли "очень сдержанно. Практически на экранах её не было, а там, где шла, её почему-то определили как "картину для детей", хотя для детей она всё-таки очень сложна и по стилистике, и по образному строю, да и вообще по замыслу. Белорусская кинокритика мою картину не приняла: в газете "Литература и мастацтва" её дважды разнесли".*24

Не лучше приняли картину и столичные киноведы. В рецензии с характерным названием "Шаг в сторону" критик писал: "Нет значительных человеческих характеров, и актёрам, в сущности, нечего играть. А актёры интересные – и сами по себе, и в ансамбле (в том числе, и те, кто так успешно работал в предыдущем фильме В. Турова) – В. Белокуров, Е. Уварова, Н. Ургант, В. Высоцкий, оказываются в весьма странном положении, словно что-то вспоминая из прежних ролей, пытаются заполнить пустоты характеров, но тщетно..."*25

Картина В. Турова – это действительно шаг в сторону. В сторону от штампов, от заезженных, избитых приёмов. Фильм не вписывался в русло военных картин того времени, многие шаги режиссёра прошли мимо внимание критиков. В том числе – и наряд героя Высоцкого танкиста Володи.

Гимнастёрку обожжённого танкиста украшают лишь несколько нашивок за ранения, но нет ни одного ордена и даже ни единой медали. Это ведь не могло быть случайно?

"Конечно, нет, – подтвердила А. Грибова, работавшая на картине костюмером. – Режиссёр так и задумывал показать, что Володя не из тех, кто козыряет орденами".*26

Если честно, я не до конца уверен, что танкист не носит ордена от скромности. В фильме есть сцена, где Женька спрашивает Володю: "А почему ты ордена не носишь?" На что Володя отвечает с горечью: "Один надену – другой обидится. Другой надену – третий обидится". Похоже, наград у него просто нет – несправедливости на фронте бывали, – и это ещё одна военная травма храбро воевавшего человека. Во всяком случае, таким мне видится этот интересный образ, созданный Владимиром Высоцким в самом начале своей творческой карьеры.

Примечания

1. В. Туров. "Он всю жизнь прожил с правдой" // сб. "Белорусские страницы", вып. 1. Минск. 1999 г. стр. 6.

2. В. Туров. "О дружбе с Высоцким я молчал шестнадцать лет..." Диалог ведёт Б. Крепак // сб. "Мир Высоцкого", вып. 1. Москва. 1997 г. стр. 11.

3. В. Туров. "Он всю жизнь прожил с правдой" // сб. "Белорусские страницы", вып. 1. Минск. 1999 г. стр. 7.

4. В. Туров. "О дружбе с Высоцким я молчал шестнадцать лет..." Диалог ведёт Б. Крепак // сб. "Мир Высоцкого", вып. 1. Москва. 1997 г. стр. 12.

5. Там же.

6. Сб. "Белорусские страницы", вып. 1. Минск. 1999 г. стр. 126.

7. Фонограмма выступления. Усть-Каменогорск, Казахстан. Строительно-дорожный институт, 14.10.1970 г.

8. Фонограмма беседы от 17.07.2010 г.

9. Фонограмма беседы от 29.09.2007 г.

10. Фонограмма беседы от 5.01.2008 г.

11. Сердобольский О. М. "Автографы в антракте: Актерские байки", СПб.: Нотабене; N. Y.: Туманов&K, 2001.

12. "Так случилось – выбрали меня" // газ. "Республика", Минск. 1999 г. 26 января. Публикацию подготовил В. Подвербный. Э. Довнар имел в виду строки из произведения Высоцкого: "Перережьте горло мне, перережьте вены, // Только не порвите серебряные струны!"

13. ""Мама" – Нина Ургант, "сосед" – Владимир Высоцкий". Беседу вела С. Станкевич. // газ. "Автозаводец", Минск. 2007 г. 16 февраля.

14. Фонограмма беседы от 31.10.2010 г.

15. Е. Ганкин. "На кинодорогах" // сб. "Белорусские страницы", вып. 1. Минск. 1999 г. стр. 28-29.

16. С. Петровский. "Его популярность была неимоверной" // сб. "Белорусские страницы", вып. 1. Минск. 1999 г. стр. 24.

17. "Воспоминания о Володе Высоцком". Публ. В. Подвербного. Газ. "Знамя юности", Минск. 1999 г. 23 июля.

18. Б. Сивицкий. "Нам всем было до тридцати" // сб. "Белорусские страницы", вып. 1. Минск. 1999 г. стр. 21.

19. Интервью В. Турова Б. Акимову, 4.11.1988 г. / ж. "Студенческий меридиан", Москва. 1989 г. № 6, стр. 53.

20. Там же, стр. 54.

21. Фонограмма выступления. Химки, Московская обл. ДК "Родина", 4.02.1976 г.

22. Фонограмма беседы от 6.08.2006 г.

23. Фонограмма выступления. Москва. МАМИ. 17.03.1978 г.

24. В В. Туров. "О дружбе с Высоцким я молчал шестнадцать лет..." Диалог ведёт Б. Крепак // сб. "Мир Высоцкого", вып. 1. Москва. 1997 г. стр. 16-17.

25. Вартанов А. "Шаг в сторону" // ж. "Искусство кино", Москва. 1966 г. № 12, стр. 14.

26. Фонограмма беседы от 23.09. 2010 г.

© 2000- NIV