Цыбульский Марк: "Внимание, цунами!"

Печатается с разрешения автора

Публикуется впервые - 12.12.2014 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/statji/2014/Tsunami/text.html

Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2014)

"Внимание, цунами!"

Эта картина была снята в рекордные сроки – начата в октябре 1969 года, закончена 22 декабря того же года. Теперь её называют первым советским фильмом-катастрофой. "Отдалённый пост оповещения в Тихом океане. Семеро моряков несут свою службу, мирное течение которой прерывает обрушившийся на остров цунами. Есть жертвы – теперь необходимо предупредить материк о надвигающейся стихии..." – так описывается содержание ленты на сайте "Наше кино".*1

Откровенно говоря, первый блин вышел комом. Во-первых, сюжет не имеет смысла. Если учесть, что скорость распространения цунами достигает 1000 км/час, а в фильме говорится, что эвакуацию города надо провести за два часа, то, значит, "отдалённый пост оповещения" вынесен в океан аж на 2000 км от берега, что, разумеется, нереально.

Во-вторых, очень комично выглядят солидные, почти сорокалетние, дяди в ролях молодых матросов срочной службы. В-третьих, к моряку, капитану первого ранга, в фильме обращаются "товарищ полковник". В-четвёртых... Впрочем, об уровне достоверности изображаемого сказано достаточно.

Об истории создания этого фильма я когда-то разговаривал с ныне покойным Владимиром Мальцевым, известным на Одесской киностудии человеком, работавшим ассистентом режиссёра и директором на многих картинах.

"А с картиной получилась такая история... Сдача картины должна была быть 31 декабря. Её начинал снимать Старков, автор сценария. И он её снимал. Три месяца проснимал, не снял ни одного кадра. Вот так вот... Он сценарист хороший, а режиссёром быть не мог.

Оставалось до сдачи три месяца, до Нового года, до сдачи картины, нужно было выручать. А Хил (Юнгвальд-Хилькевич, – М. Ц.) был на высоте тогда. Он только что снял "Опасные гастроли". Эту картину хоть пресса и ругала, но ажиотаж был просто невиданный, поэтому Хилу предложили спасать картину. Причём предложила не только студия, но и Госкино Украины, и Госкино СССР".*2

"Я снимал эту картину сразу же после "Опасных гастролей", – сказал мне режиссёр Г. Юнгвальд-Хилькевич. – Я тогда ещё не получил постановочное вознаграждение, а тут заваливалась картина... А тогда как вопрос решался? Были студии первой категории, второй и третьей. Студия второй категории в год должна была сдать пять фильмов, а если она сдаёт четыре, то переходит в третью категорию. А это значит, что меньше фонд зарплаты, и вообще большое количество всяких несчастий для нас, конкретных производителей.

Одесская студия как раз оказалась под угрозой перелёта в третью категорию. Мне позвонил директор студии, сказал: "Я умоляю, досними картину". Скрипя сердце, поскольку тема не моя, я согласился, но поставил условие: я картину досниму, если разрешат Высоцкому написать туда песни. Збандут очень любил Володю, и он как бы потакал мне в этом. Если бы не он, то песен Высоцкого там бы не было. Каким-то образом он отбрехался в Госкино, потому что Володя так и оставался изгоем. И в итоге Володя написал две песни – "Пословица звучит витиевато..." и "Долго же шёл ты в конверте листок...""*3

"Учитывая сжатые сроки съёмки, мы работали напряжённо, не давая отдыха всей киноэкспедиции, используя последние тёплые дни приморской осени. На Дальнем Востоке был снят наиболее ответственный эпизод: эвакуация населения", – в другом интервью вспоминал режиссёр.*4

Почитаем теперь воспоминания оператора картины Александра Полынникова:

"Съёмки должны были проходить на Дальнем Востоке. Все сроки сорвали, и чтобы студии не срезали на будущий год план, спасать положение отправили Георгия Юнгвальда-Хилькевича, который только закончил "Опасные гастроли". А Хил – ну, Хилькевич – настоял, чтобы оператором был я. (Надо сказать, что режиссёр полностью поменял и съёмочную группу, и актёров – М. Ц.)

Прилетаем во Владик – закрытый город, сухой закон. Высоцкий (Хилькевич его вызвал написать несколько песен к фильму) ходит мрачный: "Не получается ни хрена! Выпить бы для вдохновения, да нет ничего". Володины песни этот фильм вытянули. Мы ж "Цунами" изо всех сил гнали, чтобы показатели студии не испортить, не до изысков было. Да и финансировали картину по минимуму, приходилось выкручиваться.

Например, съёмки эпизода эвакуации населения из города, куда надвигалась гигантская волна, проходили в пригороде Владивостока. Организовали массовку, человек сто, больше смета не позволяла. Кроме того, бесплатно задействовали батальон морской пехоты с техникой, детей и стариков на броню посадили. А я смотрю в камеру – халтура, не хватает масштабности события. Режиссёр нагнетает страсти через мегафон: "Граждане! На город надвигается цунами! Поднимайтесь на сопку! Быстрее! От этого зависит ваша жизнь!" И всё это эхом разносится над пригородным посёлком.

Смотрю: народ начал спешно покидать дома, выводить скотину и в панике попёр в гору. А уж что у людей было на лицах написано... Тысячи на три набралось "массовки". Показываю режиссёру большой палец: вот теперь классно!

И тут вертолёт, вышли один в штатском и двое с погонами КГБ: "Кто здесь бардак устроил? Разрешение на съёмку в запретной зоне есть?" У нас попытались изъять кассеты с отснятым материалом. Кто знает, чем бы все закончилось, если бы незваные гости не увидели Володю Высоцкого. Вечером руководство группы вызвали в местное отделение КГБ и устроили нам званый ужин. Органы любили Высоцкого, хотя и тайно. Он спел там несколько песен, в том числе и о "цунами в головах". Правда, как раз эту его песню потом заставили вырезать из картины".*5

Как видим, воспоминания оператора совпадают с тем, что нам уже было известно, но содержат важную деталь: во Владивостоке на съёмках был Высоцкий. До сих пор в мемуарной литературе этой информации не встречалось.

Планировалось ли участие Высоцкого в качестве актёра? "Он планировался, – сказал В. Мальцев. – То есть, ну как... Они очень дружили с Юрой Хилькевичем, и тот очень хотел его снять, но не удалось. Его даже из титров фильма как автора песни хотели вырезать".*6 (Не только хотели, но и вырезали – М. Ц.)

На мой вопрос, была ли идея у Г. Юнгвальд-Хилькевич снимать Высоцкого во "Внимание, цунами!", тот ответил:

"У меня была идея снимать Высоцкого во всех фильмах, но... Вопрос стоял так: "Или Вы вообще ничего не снимаете, потому что Вы не соображаете, что это не роль Высоцкого, или Вы снимаете без него". Не говорилось, что Высоцкий плохой актёр, а говорилось, что это не его роль".*7 

Не могу согласиться с мнением оператора, что вытянули картину песни Высоцкого, поскольку вытягивать там было просто нечего. Да и песен в фильме не две, а одна. "Долго же шёл ты в конверте, листок..." записана в мужском, но не авторском исполнении, а песня "Пословица звучит витиевато..." в окончательный вариант картины не вошла. Зато музыкальная тема звучащий в картине песни Высоцкого стала основной в фильме. Автор музыки Олег Каравайчук в титрах указан дважды – и как композитор, и как дирижёр. Автор текста Владимир Высоцкий не упомянут ни разу. Впрочем, такое уже бывало.

Примечания

1. http: //www.nashekino.ru/data. movies?id=799

2. Фонограмма беседы от 22.05.2005 г.

3. Фонограмма беседы от 1.03.2008 г.

4. Лазарева Г.. Миненко В. "Имена Одесской киностудии. Владимир Высоцкий". Одесса. 2006 г.

5. "Александр Полынников: Кагэбешники тайно слушали Высоцкого", Собеседник. ру, 8.02.2011 г. – http: //sobesednik.ru/incident/aleksandr-polynnikov-kagebeshniki-taino-slushali-vysotskogo

6. Фонограмма беседы от 22.05.2005 г.

7. Фонограмма беседы от 1.03.2008 г.

© 2000- NIV