Цыбульский Марк: "Знаки Зодиака"

Печатается с разрешения автора

Публикуется впервые - 24.08.2012 г.

Оригинал статьи находится по адресу: http://v-vysotsky.com/statji/2012/Znaki_Zodiaka/text.html

Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2012)

"Знаки Зодиака"

Правильно говорится: исследовательская работу устаревает ещё до выхода в свет. Это я могу засвидетельствовать лично. Не успела выйти из печати моя документальная повесть "Высоцкий в Ленинграде", как оказалось, что один факт в ней уже неверен. Работу Высоцкого для рекламного фильма "Знаки Зодиака" я относил к 1974 году. Я пребывал в твёрдой уверенности относительно правильности моей датировки до тех пор, пока не получил от петербургского любителя творчества Высоцкого С. Власюка сканы документов, неопровержимо свидетельствующих о том, что фильм был создан на год позднее.

Работа Высоцкого для этого рекламного фильма, созданного на Ленинградской студии документальных фильмов, относится к числу наименее известных широкой публике. Для этой картины он написал песню "Неправда, над нами не бездна, не мрак..."

Подробнее всего об истории создания картины и участия в ней Высоцкого рассказал С. Бондарчик, почти двадцать лет работавший художественным руководителем объединения рекламных фильмов Ленинградской студии документальных фильмов, в беседе с журналистом газеты "МК в Питере" (выпуск от 6 мая 2009 года):

"Высоцкий приехал в 1975 году в Ленинград на гастроли. Я с ним встретился и предложил написать сценарий для рекламы ювелирных украшений со знаками зодиака. Рекламный ролик для "Русских самоцветов" должен был снимать режиссёр Петров. У Высоцкого тогда совсем не было денег, и он за 200 рублей согласился написать песню. Она длилась аж пять минут. А нам был нужен ролик на минуту. Сокращать Высоцкого было больно. Думаю, что после этой рекламы он меня возненавидел.

Идея ролика была проста: Высоцкий за кадром поёт свою песню, а актёры перед камерой изображают знаки зодиака. Но и в этой простоте чиновники Госкино СССР нашли крамолу. Главным недостатком рекламы назвали самого Владимира Семёновича, от которого, как известно, всего можно было ожидать. Но последний гвоздь в карьеру режиссёра Петрова забил вовсе не Высоцкий. Во всех бедах оказался виноват красный Лев.

Чтобы зрителям было легче отличать знаки зодиака, каждому из них мы присвоили свой цвет. Так, Лев у нас стал красным. Вскоре Виктора Петрова вызвали на ковёр и спросили: "Разве вы не знаете, что красный – это цвет СССР? Неужели вы хотите сказать, что Страна Советов – это такой же хищник, как и лев?"

После того, как режиссёр послушно вырезал красного Льва, ролик приняли. А Высоцкому от "Русских самоцветов" даже сделали подарок. Не потребовав ни копейки, ювелиры увеличили диаметр трёх колец с изумрудами, которые принадлежали Марине Влади".*1

Казалось бы, всё ясно, но вопросы оставались. Главный среди них – о каких гастролях Высоцкого говорит С. Бондарчик? Известно же, что в 1975 году "Таганка" в Ленинграде с гастролями не была, сам Высоцкий тоже не был там с концертным туром. Я позвонил С. Бондарчику и задал несколько вопросов:

"М. Ц. – Как Вам удалось встретиться с Высоцким?

С. Б. – "Таганка" гастролировала в Ленинграде. Они выступали в ДК милиции на Полтавской...

М. Ц. – Но ведь они давали спектакли в ДК имени Первой пятилетки?

С. Б. – Нет, в этот раз они были в ДК милиции, там я Высоцкого и поймал, и сказал, что можно немножко заработать, но для этого нужно будет сделать песню. Он там обыграл все эти знаки, но песня получилась длинная, а нам нужен был текст, который звучал бы одну минуту. Таким образом, мы оставили там три или четыре куплета, а песня была записана полностью. Она где-то должна быть.

М. Ц. – Это был заказ фирмы "Русские самоцветы"?

С. Б. – Раньше было так. Производство, фирма или министерство имели деньги на рекламу. За этот фильм деньги платили " Русские самоцветы", хотевшие рекламировать золотые изделия со знаками Зодиака. Они дали заявку в находившуюся в Москве Главкоопторгрекламу. Оттуда заявка поступила в Госкино, а Госкино уже распределяло заявки по студиям, и вот эта заявка попала к нам.

М. Ц. – Где проходила запись?

С. Б. – На студии документальных фильмов.

М. Ц. – Сколько по продолжительности был этот ролик?

С. Б. – Ну где-то минута и десять или минута и двадцать секунд. Но мы называли это не роликами, а рекламными фильмами.

М. Ц. – Где демонстрировался этот фильм – в кинотеатрах или на телевидении?

С. Б. – Реклама на телевидении тогда запрещалась. Товарищ Лапин сказал так: "Пока я живу, рекламы на телевидении не будет". Эту рекламу показывали в кинотеатрах, заменяя киножурналы.

М. Ц. – Расскажите, пожалуйста, о режиссёре этого рекламного фильма Викторе Петрове?

С. Б. – Ну начнём с того, что он не режиссёр, а оператор. Он снимал у нас много рекламных фильмов. Как режиссёр тоже делал какие-то небольшие вещи.

М. Ц. – В газете было сказано, что он пострадал за то, что Лев в фильме был красный...

С. Б. – Да нет, не пострадал он. Ну, сделали замечание... Это журналистка, которая у меня интервью брала, сгустила краски".*2

Итак, разговор С. Бондарчика с Высоцким состоялся всё-таки в 1974 году. Однако теперь возник вопрос о В. Петрове. Действительно ли он пострадал за красный костюм артиста, изображавшего созвездие Льва? Конечно, напрямую с Высоцким этот вопрос не связан, но биографа интересуют даже мельчайшие детали, имеющие отношение к герою его исследований.

Виктор Петров – весьма известный режиссёр документального кино (а не оператор, как сказал мне С. Бондарчик), удостоенный, в числе прочих наград, почётного диплома Интервидения в Праге и специального приза Академии экранного искусства. О событиях, связанных со съёмками "Знаков Зодиака", он рассказал в своей книге "Страх, или жизнь в Стране Советов", опубликованной в 2008 г.

"В 1975 году у Ленинградского завода "Русские самоцветы" появились лишние деньги, которые невозможно было никак использовать на заводе, и они решили заказать на нашей студии рекламный фильм о новой серии ювелирных изделий с изображением знаков Зодиака. Рекламное объединение студии поручило мне делать этот фильм в качестве и режиссёра и оператора.

Идея фильма была такова. Владимир Высоцкий исполняет (за кадром) на свои слова и свою музыку песню о знаках Зодиака, а на экране в это время мы видим артистов пантомимы, которые изображают эти знаки Зодиака. Кому пришла в голову такая идея, не знаю. Я лишних вопросов никогда не задавал. Думаю, что редактору рекламного объединения Сергею Бондарчику – больше некому.

Задумка, конечно, очень хорошая. Ведь Зодиак – это совершенная условность, и его изобразить можно только в условных формах, например, пантомимой. Приглашение же Высоцкого придаст фильму зрительский интерес.

У артистов пантомимы, к счастью, были костюмы разных цветов. Это должно позволить зрителям не запутаться в созвездиях. Но беда в том, что зодиакальных созвездий – 12, а цветов костюмов было 5 или 6. Надо было как-то разбить созвездия по цветам. Когда дошла очередь до созвездия Льва, я решил дать ему красный цвет – всё же хищник – это было единственное обоснование.

Съёмки прошли успешно, фильм получился хороший, и я повёз его сдавать начальству в республиканский кинокомитет. Я должен был получить там разрешительное удостоверение. Оставил копию фильма и необходимые документы у секретаря и стал ждать просмотра.

Через некоторое время мне сказали, что принимать будет тов. Рябинский, но он будет смотреть один, без меня. Обычно смотрят всегда с режиссёром, чтобы тут же сделать ему необходимые замечания. А мне велели прийти вечером. Надо сказать, что Рябинский отличался необычайно тонким политическим чутьём (закончил Высшую партшколу), осторожностью и очень жёстким характером. Его все боялись.

Вечером секретарь мне сказала, что я могу забрать фильм и ехать на студию, а документов не будет. Я понял, что фильм не принят по неизвестной мне причине. Это ЧП.

– А как же документы?

– Поезжайте на студию, – твёрдым голосом сказала секретарша.

На следующее утро я с повинной головой пришёл в кабинет директора студии.

– Фильм не приняли.

– Я всё знаю. Рябинский мне звонил. Он сказал: – "Уберите красного льва, и всё будет в порядке". И ещё Рябинский сказал, чтобы больше никакой режиссёрской работы Петрову не давать. Теперь мне всё стало ясно, когда директор сделал акцент на слове "красный" – ведь это цвет советского флага. Значит, Петров хочет сказать, что СССР – такой же хищник, как лев! Вот до чего может довести больное и трусливое партийное воображение. Кроме того, Рябинский наверняка думал, что идея пригласить опального Высоцкого принадлежит мне, а это явный показатель моей политической неблагонадёжности, и он был очень мною поэтому недоволен.

Конечно, все знали, что у Высоцкого – почти всё с подтекстом, всё с намёком. Вот и искали везде крамолу. А кто ищет, тот найдет. В Стране Советов боялись не только мы их, но и они нас. В данном-то случае никакого подтекста и крамолы не было и в помине, но "Льва" пришлось выбросить, заменив его общим планом, и фильм вышел на экраны, и имел хорошую прокатную судьбу".*3

Вот теперь всё становилось понятным, оставалось уточнить лишь некоторые детали, и я связался с Виктором Афанасьевичем Петровым.

"М. Ц. – Помимо песни Высоцкого и работы артистов пантомимы, был ли в фильме какой-то дикторский текст?

В. П. – Да, там в конце звучит рекламная фраза: "Покупайте ювелирные изделия завода "Русские самоцветы"". Весь фильм был на три минуты, а фонограмма песни Высоцкого звучала четыре, поэтому некоторые куплеты мы вынужденно выбросили.

М. Ц. – Вы с Высоцким встречались или уже получили готовую фонограмму, под которую шла съёмка?

В. П. – Запись звука проводилась в моём присутствии на студии документальных фильмов.

М. Ц. – С каким ансамблем шла запись?

В. П. – С ансамблем Кальварского.*4 Причём я помню, он говорил, что это был не обычный состав ансамбля, а он взял нужных ему музыкантов из разных групп.

М. Ц. – Как Вам запомнился Высоцкий?

В. П. – Нормально запомнился. Понимаете, Высоцкий в 2012 году и то, каким он был при жизни, – это совершенно разные вещи. Тогда он был один из многих. Никакого ажиотажа на студии вокруг него не было. Когда он приходил к нам на студию, на него смотрели с любопытством, как на всякого известного человека, но не более того".*5

Любопытно, что сам А. Кальварский во время нашей беседы подробно рассказал мне о совместной с Высоцким работе в "Бегстве мистера Мак-Кинли", но совсем не помнил о своём участии в "Знаках Зодиака". Зато, когда я спросил о друзьях Высоцкого, Анатолий Владимирович упомянул об интересном факте:

"Он дружил с Кириллом Ласкари. Приходил гонщик Рабинович, он авторалли занимался; покойный теперь Геннадий Михайлович Мищенко, заведующий рекламным отделом "Русских самоцветов". Когда Володя приезжал в Ленинград, мы частенько встречались у Кирилла".*6

Таким образом, не исключено, что С. Бондарчик встретился с Высоцким не случайно, а после рекомендации Мищенко.

Полную фонограмму песни, из которой в "Знаки Зодиака" вошли фрагменты, коллекционеры знают с конца 1970-х гг. Долгое время она считалась единственной, но в 2008 г. польская исследовательница жизни и творчества Высоцкого Марлена Зимна отыскала другой дубль этой песни. Текстовых отличий в нём нет, но авторская интонация в некоторых местах отличается от ранее известной.*7

А теперь рассмотрим сканы документов, относящихся к созданию "Знаков Зодиака". Для нас особенно важен первый из них – "Приказ по Ленинградской студии документальных фильмов" датирован 2 января 1975 года. Первый параграф приказа гласит: "Разрешить проведение записи фонограммы по цветному рекламному в 0,5 части кинофильму "Знаки Зодиака" с 3 по 9 января 1975 года".

Таким образом, датировка двух известных фонограмм песни "Неправда, над нами не бездна, не мрак..." устанавливается с точностью до одной недели.

Приказ по студии от 10 января 1975 г. определяет подготовительный период создания фильма с 10 по 27 января 1975 г. и утверждает В. Петрова режиссёром-оператором картины.

20 февраля двухминутный ролик "Знаки Зодиака" ещё не был закончен. Это следует из того, что приказом директора студии В. Кузина в состав группы кинофильма включается ещё один человек.

Существует и машинопись песни с правками Высоцкого. Четыре строфы там перечёркнуты – видимо, в фильм они не вошли, а вошли четыре другие. Согласно платёжной ведомости, за свой труд Высоцкий получил 150 рублей.

Примечания

1. Кузнецова К. "Тёмное рекламное прошлое" // газ. "МК в Питере" 2009 г. 6 мая.

2. Фонограмма беседы от 10.05.2009 г.

3. Петров В. Страх, или жизнь в стране Советов. – СПб: Р. Асланова "Юридический центр Пресс", 2008, стр. 108-109.

4. Кальварский Анатолий Владимирович (род. в 1934 г.) – композитор, заслуженный деятель искусств РФ, живёт и работает в Санкт-Петербурге.

5. Фонограммы бесед от 11 и 21.08.2012 г.

6. Фонограмма беседы от 4.03.2006 г.

7. Подробно об этом можно почитать в статье М. Зимной "Неизвестная фонограмма" – http: //www.wysotsky.com/Koszalin/09-16.htm

© 2000- NIV