Цыбульский Марк: "Звёзды для лейтенанта"

Печатается с разрешения автора

Публикуется впервые - 4.11.2012 г. (дополнено 29.12.2015 г.)

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/statji/2012/Zviozdy_dlia_lejtenanta/text.html

Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2012-2015)

"Звёзды для лейтенанта"

"В семидесятые годы московские театры делились на престижные и непрестижные", – писал недавно безвременно ушедший из жизни высоцковед Олег Терентьев. – "Для того чтобы попасть в Театр на Таганке, в театр Сатиры, в "Современник", в Большой театр, – надо было либо иметь блат в театральной кассе, либо сутками стоять в очереди за билетами около театра. Билеты в непрестижные театры продавались в нагрузку в тех же театральных кассах. Да простят меня актёры Театра им. Н. В. Гоголя, Театра им. А. С. Пушкина, Театра им. Н. М. Ермоловой, но билеты в эти театры в семидесятых были именно "нагрузкой". Да и спектакли шли при полупустым залах.

И вдруг – ажиотаж вокруг спектакля Театра Ермоловой "Звезды для лейтенанта": около театра спрашивают лишний билетик, зал полон. Полный аншлаг. В чём тут дело? Объясняется всё очень просто. В талантливую пьесу Эдуарда Яковлевича Володарского Высоцкий написал насколько песен, некоторые из которых не исполнялись им ни во время домашних записей, ни на публичных выступлениях. Причём в спектакле звучал голос Высоцкого – с магнитофонной ленты. Спектакль имел такой успех, что ещё несколько театров поставили на своих сценах эту пьесу. И на первую постановку – в Театр Ермоловой – многие зрителя приносили с собой портативные магнитофоны, чтобы записать песни".*1

Эти слова исследователя плюс данная им, А. Петраковым и Н. Терентьевой подборка из выступлений Высоцкого, в которых тот очень кратко упоминает спектакль "Звезды для лейтенанта" и свои песни к нему, – вот и всё, что до недавнего времени было известно по данному вопросу.

Смириться с такой ситуацией биографу Высоцкого, разумеется, нельзя. Спектакли московских театров, в которых при жизни поэта звучали его песни, можно пересчитать по пальцам одной руки, и о постановке пьесы Володарского, конечно, хотелось узнать больше деталей. Кто, логически рассуждая, знает о спектакле больше всех? Ну, разумеется, режиссёр-постановщик, поэтому первая моя беседа состоялась с народным артистом России Владимиром Андреевым, поставившим в 1975 году пьесу "Звёзды для лейтенанта".*2

"В. А. – Предложение написать песни к пьесе Высоцкий получил от Володарского, но песни были написаны именно для Театра имени Ермоловой. Более того: он заставил меня эти песни петь. Я отказывался, говорил, что это неудобно, неприлично. А он говорил: "Тогда я их заберу". Ну и я, не подражая Высоцкому, исполнял их речитативом, потому что уж больно они подходили к теме спектакля.

Володарский привёл Владимира в театр, тот бывал на репетициях – иногда в хорошем настроении, иногда – не в очень хорошем, иногда – в озорном.

М. Ц. – Значит, эти песни звучали не в фонограмме, а в Вашем исполнении?

В. А. – Да, в моём... Хотя я стеснялся. Я его просил дать фонограмму, но он отказывался: "Нет, ты будешь петь живьём в контексте спектакля". И вот идёт сцена – и вдруг врезается звук: "Всю войну под завязку // Я всё к дому тянулся..."

М. Ц. – Песни звучали фрагментарно или целиком?

В. А. – Звучали полностью.

М. Ц. Высоцкий предлагал три песни – "Всю войну под завязку...", "Я ещё не в угаре, не втиснулся в роль..." и "Их восемь, нас – двое..." И все три песни шли в Вашем исполнении?

В. А. – В моём. А что было делать? Иначе он сказал, что заберёт их.

М. Ц. Был ли Высоцкий на премьере, и понравилось ли ему?

В. А. – Был он и на премьере, и на прогонах. Володя активно участвовал, я ему говорил: "Всё, Володя, хватит мучить. Поехали обедать в Дом кино". Хотя Володарский больше участвовал, а Володя был как добрый гость. Он легко относился к тому, что отдал мне эти песни. Я мало где об этом вспоминал, но всё это правда".*3

Признаться, я был ошарашен этим рассказом. Во-первых, воспоминания В. Андреева полностью противоречат приводимым выше словам О. Терентьева, который видел постановку в Театре им. Ермоловой. Во-вторых, это противоречит словам самого Высоцкого.

"Я хочу вам спеть песню новую. Я написал её специально для пьесы, называется она "Звезды для лейтенанта". И премьера была в театре Ермоловой в Москве. Я в это время, правда, был в отъезде.*4 Вот. И не знал, что они там сделали с этими песнями, которые я для них написал. А когда увидел, не так давно на премьере, я был в полном ужасе, потому что они самый главный смысл песен всех этих..., они убрали. Их просто нету. Они берут... Взяли первые два куплета, а для чего это написано? – Их нету. Я так даже руками развёл, но было уже поздно. Как говорится, поезд ушёл.

Я вам спою песню "О погибшем друге". Песня о летчиках. Вот. И она посвящена такому человеку по фамилии Скоморохов. Он во время войны... Он дважды Герой Советского Союза, он, правда, был замечательный боевой летчик. Может, вы читали статью, в газете была. Это друг нашей семьи. Была в газете статья "Бриллиантовая "двойка" о том, как он сбил двух немецких асов в личной охоте над Кубанью в сорок третьем году".*5

В другом выступлении, предваряя исполнение той же песни, Высоцкий сказал:

"Мой друг Эдик Володарский, драматург, которого... пьесы которого "Долги наши", там, "Уходя, оглянись" идут во многих театрах, написал пьесу "Звёзды для лейтенанта". А я туда написал песни, то есть они были вставлены туда ещё до того, как появились в театре. Поэтому он убрал несколько сцен, которые стали не нужны из-за этой вот песни. И они идут полностью, вошли в этот спектакль. И я их пою своим голосом за сценой, за кадром".*6

Из приведённых отрывков ситуация понятнее не делается. С одной стороны, получается, что песни в спектакль вошли целиком – причём в исполнении самого Высоцкого. С другой же, выходит, что в пьесе звучат лишь несколько куплетов песен, – и при этом непонятно, поёт ли их сам автор. Ясно было, что без дальнейших расспросов участников событий не обойтись.

Следующим моим собеседником стал народный артист России Борис Быстров, исполнитель роли лётчика Лугового, одной из центральных в спектакле.

"М. Ц. – Песни Высоцкого использовались целиком или фрагментарно?

Б. Б. – Фрагментарно, целиком для них места не было.

М. Ц. – Высоцкий предлагал три песни...

Б. Б. – Кажется, он предлагал не три, а больше.

М. Ц. – Я знаю о трёх – "Всю войну под завязку...", "Я ещё не в угаре..." и "Их восемь, нас – двое..."

Б. Б. – И ещё он предлагал "Я – "Як"-истребитель..."

М. Ц. – В каких сценах были использованы песни?

Б. Б. – Они не были в сценах, а, скорее, между картинами. Я не помню, всё ли вошло. ""Як"-истребитель" там точно была. А вот "Я ещё не в угаре…" я вообще не помню. И других тоже не помню. Принёс-то он много, но их некуда было девать.

М. Ц. – В связи с этой работой Высоцкий приходил в театр?

Б. Б. – Ну, может быть, один раз, а вообще – нет. Эдик (Володарский, – М. Ц.) приходил, а он нет. Во всяком случае, мне это не запомнилось. На премьере я его тоже не помню.

М. Ц. – Фрагменты песен Высоцкого были в авторском исполнении?

Б. Б. – Да, они шли под фонограмму.

М. Ц. – Мне приходилось читать, что на спектакль "Звёзды для лейтенанта" на улице спрашивали лишний билетик – и всё это из-за песен Высоцкого...

Б. Б. – Ну, я не думаю, что это так. Высоцкого-то там было очень мало".*7

Итак, появляется ранее неизвестная информация: в спектакле была использована песня "Я – "Як"-истребитель..." Подтверждается, что в спектакле использованы фонограммы авторских исполнений, – причём не целиком, а только фрагменты.

Следующим моим собеседником стал народный артист России Валерий Ерёмичев, исполнитель роли лётчика Казаряна.

"Песни были в записи, исполнял их сам Володя Высоцкий. Сколько песен всего использовано, я не помню, но, по-моему, пять. Вошли в спектакль они не целиком, а столько, сколько требовалось по сюжетам картин. Высоцкий на репетициях бывал, но нечасто. Режиссёр относительно использования песен советовался, в основном, с Володарским, потому что это ведь его пьеса, без его согласия и песни там звучать не могли. На премьере Высоцкий был, но вёл себя сдержанно, на поклоны не выходил, только поздравил всех и ушёл. Потом был небольшой банкет в Доме кино, там он тоже был с нами. Это не в день премьеры было, а чуть позднее".*8

Дублёром В. Андреева в роли лейтенанта Некрасова был заслуженный артист России Сергей Приселков. На просьбу рассказать о спектакле он откликнулся с удовольствием.

"С. П. – Песни Высоцкого в спектакле шли под фонограмму. Андреев выпустил спектакль и играл там, поскольку меня призвали в армию, а вообще он с самого начала планировал, что я сыграю Некрасова. Когда я вернулся, он меня ввёл на своё место. Меня призвали в июле 1974-го, а вернулся я в мае 1975-го (служил девять месяцев, потому что у меня уже было высшее образование), потом я играл эту роль до 1982 года.

М. Ц. – Мне В. Андреев сказал, что песни Высоцкого он сам пел...

С. П. – Кто? Андреев? Ну, может быть, в его интерпретации так было, но я не помню, чтобы я что-то там пел. А песни всё время звучали с фонограммы. Может быть, строка какая-то из песни там в тексте и была, но звучала тогда она не как песня, а как фраза.

М. Ц. Какую смысловую нагрузку несли в спектакле песни Высоцкого?

С. П. – Ну как... Там шли перестановки под это дело. Когда картина заканчивалась, помощник режиссёра давал знак в радиорубку, – и шла фонограмма. Не было такого, чтобы вчистую звучала песня. Это был просто элемент спектакля. Нельзя сказать, что проходной элемент, но и не основной.

Песни были военные, про лётчиков, так что они хорошо ложились на сюжет. Может быть, они больше помогали не нам, а зрителям, но в любом случае они помогали".*9

Народная артистка России Евгения Уралова в спектакле исполняла роль Гали, жены лётчика Лугового. Работа запомнилась ей мало:

"Это был не очень удачный спектакль и, кажется, он и шёл не особенно долго. Из артистов песни никто не пел, использовались авторские фонограммы. Смысловой нагрузки у этих песен особой не было, это был некий фон. Пьеса, как мне помнится, тоже была не очень удачная, там не было какого-то особого развития драматургического, а как бы отдельные картины. Высоцкого на репетициях я не видела. Я думаю, если бы он приходил, то я бы запомнила, потому что у нас были общие знакомые, мы встречались в разных домах, а вот в театре я не помню его ни разу".*9

В небольшой роли медсестры в "Звёздах для лейтенанта" была занята заслуженная артистка России Наталья Громова.

"Это было так давно, что уже трудно восстановить в памяти, но если бы я видела Высоцкого в театре, то я бы это запомнила. Песни я помню. Они звучали там как бы неназойливо. У них не было там основной роли, они шли фоном. Но Вам лучше поговорить с теми, кто играл в этом спектакле большие роли, они и помнить могут больше".*10

С исполнителями основных мужских ролей я уже поговорил, а главную женскую роль – Полины, жены лейтенанта Некрасова – играла актриса Валентина Иванова.

"Работу над спектаклем я помню очень хорошо. Володарский вносил какие-то поправки прямо по ходу дела. Наша актриса Эмма Кириллова – она играла мать Михаила, друга Некрасова – была с чем-то не согласна, она просила Володарского переписать какие-то сцены так, чтобы было удобно ей, как исполнительнице. Репетировали все с удовольствием, на подъёме. Очень хорошо работали.

Володю Высоцкого на репетиции я помню только один раз. Он пришёл, послушал, как звучат в фонограмме его песни, как они подходят к спектаклю, насколько удачно они вставлены. Он пришёл незаметно, просидел в зале, – мы даже и не поняли, что там Володя сидит.

Чтобы Владимир Алексеевич Андреев пел песни Высоцкого, я не помню. Он играл лётчика, он смотрел в небо – и звучали песни Высоцкого. Может быть, он подпевал как-то, но прямого исполнения не было.

Спектакль был великолепно принят критикой, просто потрясающе. Потом по этой пьесе вышел фильм ("Вина лейтенанта Некрасова", реж. Р. Батыров, "Узбекфильм", 1985 г., – М. Ц.), но он был гораздо хуже нашего спектакля. Это было очень хорошо, интересно. Изумительная была работа у Володи Петченко, царство ему небесное (роль Михаила, – М. Ц.) Он играл потрясающе! В общем, весь спектакль был построен на великолепных актёрских работах. И при этом ещё – песни Высоцкого. Я их до сих пор слушаю – у меня мурашки по телу!

А потом мы с Володей встретились на банкете по поводу сдачи спектакля. Я так была влюблена в его талант, что когда Володарский посадил меня – как исполнительницу главной женской роли – рядом с Высоцким, то я настолько оробела, что не могла даже повернуть голову. Как будто у меня правая сторона тела атрофировалась, я не могла даже повернуться к этому гению, не могла даже вопрос какой-нибудь задать. На том же банкете был Роман Кармен, так с ним мне было общаться гораздо проще, чем с Володей.

Я думаю, Володя был доволен этой работой, иначе он бы высказал свои пожелания и Эдику Володарскому, и Владимиру Алексеевичу, а он ничего не сказал. Видимо, всё было нормально".*11

Доволен был Высоцкий или нет – вопрос, конечно, спорный. Как мы видели, минимум, один раз он выразил своё недовольство тем, как были использованы в спектакле его песни, но, по его собственным словам, "поезд ушёл", так что предъявлять претензии было поздно. Для меня гораздо более важным является явное несоответствие между воспоминаниями постановщика спектакля В. Андреева, утверждавшим, что он пел песни Высоцкого, и актёров, утверждавших, что этого не было. Как же было на самом деле?

Думается, что обе точки зрения примиряют (во всяком случае, до некоторой степени) слова Высоцкого, сказанные им в марокканском городе Касабланка на концерте для моряков теплохода "Белоруссия" в апреле-мае 1975 года:

"Мой товарищ один в Москве написал пьесу о лётчиках. И в эту пьесу я тоже написал несколько песен. Были большие мытарства, я их посылал из Парижа в Москву, потому что должна быть премьера, – сейчас, в мае. А передавать очень трудно, некоторые не соглашаются брать плёнку, потому что думают: "Бог знает, что он там написал, передаёт из Франции в Советский Союз плёнку... неизвестно что". Очень с большим трудом соглашались увезти эту плёнку, а там люди ждали и не могли репетировать. Наконец, всё-таки нашлись смелые люди, взяли эту кассету, она уехала в Москву, и вот я получил телеграмму по поводу того, что всё в порядке, они репетируют под нормальные песни – всё состоялось".*12

Таким образом, получается, что В. Андреев пел песни Высоцкого на репетициях, но в спектакле они звучали в авторском исполнении. Заодно мы выясняем, что песни для спектакля Высоцкий записал не в Москве, как всегда полагали специалисты, а в Париже. Судя по прекрасному качеству звука, можно предположить, что записи сделаны в мастерской друга Высоцкого Михаила Шемякина.

Пьеса "Звёзды для лейтенанта" была поставлена и в Ленинградском театре имени Ленинского комсомола (ныне – театр "Балтийский дом") режиссёрами Г. Опорковым и Р. Сиротой. О той постановке ничего, кроме факта использования в ней тех же песен Высоцкого, что и в московской постановке, высоцковеды не знали. Я обратился к нынешнему главному режиссёру театра Владимиру Тыкке, принимавшему участие в работе над пьесой в качестве режиссёра-ассистента и исполнителя одной из ролей, с просьбой уточнить интересующие меня детали.

"М. Ц. – В чём причина такой популярности пьесы? Она шла в Москве, в Ленинграде, а потом по ней ещё и фильм поставлен был...

В. Т. – Во-первых, это очень интересно написанная история. Пьеса очень мужественная и к тому же романтичная. Парня отстранили от полётов, он потерял всё, но всё-таки сумел вернуться. Во-вторых, она была не фальшивая и не ура-помпезная. Ну и потом, очевидно, это было связано с праздничными событиями.

М. Ц. – Как в пьесе оказались песни Высоцкого?

В. Т. – Было принято решение попросить его написать песни в спектакль. Он в это время был в Париже, и всё, что он писал, он присылал нам. У театра был договор с ним, но вряд ли его сейчас можно найти, потому что в советские времена через определённое время театры всю документацию сдавали в городской архив.

М. Ц. – Высоцкий в театр в связи с постановкой пьесы приезжал?

В. Т. – Нет. Я думаю, он и спектакль наш не видел. Он просто давал песни, которые мы по своему усмотрению вставляли. Песни звучали в его исполнении с фонограммы, они создавали атмосферу спектакля. Мы использовали песни "Я – "Як"-истребитель", "Я ещё не в угаре, не втиснулся в роль", "Всю войну под завязку я всё к дому тянулся...", "Мы взлетали, как утки с раскисших полей..."

М. Ц. – Ещё могла быть песня "Их – восемь, нас – двое..."

В. Т. – Нет, такую я не помню".*13

По моей просьбе Владимир Александрович уточнил в архиве театра дату премьеры. Оказалось, что ленинградский спектакль был выпущен практически одновременно с московским – 5 мая 1975 года. Таким образом, выясняется, что Высоцкий заключил два договора с разными театрами на одни и те же песни.

Примечания

1. Терентьев О. ""Звёзды для лейтенанта" в Театре имени М. Н. Ермоловой" // ж. "Вагант-Москва" 1996 г. №№ 10-12 стр. 12.

2. Спектакль был поставлен к 30-летию Победы, премьера состоялась 9 мая 1975 г. 3. Фонограмма беседы от 20.10.2012 г.

4. В конце января 1975 г. Высоцкий уехал за границу и вернулся в Москву только через 4 месяца – в конце мая.

5. Фонограмма выступления: Москва. Центральный научно-исследовательский институт информации и технико-экономических исследований угольной промышленности (ЦНИЭИуголь). 1975 г. 4 июля.

6. Фонограмма выступления: Коломна, Моск. обл. Дворец культуры и техники имени В. И. Ленина Коломенского завода тяжёлого машиностроения (ДК КЗТС). 1976 г. 26 (29?) июня. Начало в 18 часов.

7. Фонограмма беседы от 20.10.2012 г.

8. Фонограмма беседы от 21.10.2012 г.

9. Фонограмма беседы от 21.10.2012 г.

10. Фонограмма беседы от 23.10.2012 г.

11. Фонограмма беседы от 23.10.2012 г.

12. Фонограмма выступления: Марокко, Касабланка. Теплоход "Белоруссия". 1975 г. апрель-май.

13. Фонограмма беседы от 18.10.2015 г.

© 2000- NIV