Дубов С. Е.: Из дипломной работы

ИЗ ДИПЛОМНОЙ РАБОТЫ

Введение

<...>Авторская, или бардовская, песня — неотъемлемая часть культуры, традициями восходящая к Пушкину, Лермонтову, без знания которой нельзя понять и осмыслить определенный период в истории нашей страны. Поэтому вполне закономерно, что знакомство с ней включается в школьную программу.

Однако здесь кроются опасности, которыми нельзя пренебрегать. Во-первых, явление бардовской песни элитарно, то есть не предназначено для рядового слушателя, и массовое изучение подобного культурного пласта может не только вызвать у ребенка отвращение к нему, но и сместить в его сознании границы между добром и злом. Во-вторых, большинство учителей не подготовлены к изучению бардовской песни, и эта неподготовленность может привести к тем же последствиям. Именно эти проблемы еще недостаточно изучены.

<...>Конечно, можно вынести этот предмет на факультативное изучение и закончить все разговоры о нем. Но восемьдесят процентов учеников в таком случае не получат никакой, пусть даже обзорной, информации о бардовской песне. При самых поверхностных опросах выясняется, что большинство детей даже элементарного понятия о ней не имеют, и фамилии Визбор, Окуджава, Галич, Высоцкий для них — пустой звук.

<...>Актуальность данного исследования определяется двумя факторами: во-первых, культурно-историческим аспектом, во-вторых, недостаточной методической разработанностью в связи с изменением литературного образования. Преподавание бардовской песни на уроках литературы видится актуальным, важным и в достаточной степени новационным еще и потому, что затрагивает межпредметные связи: это и музыка, и театр, и кинематограф, — ведь, минуя всякие препоны, бардовская песня проникала и на эстраду, и в спектакли, а киноленты, с которых она звучит, и не перечислить.

Объектом данного исследования стал процесс изучения бардовской песни на уроках литературы в пятом, восьмом и одиннадцатом классах на примере песен Владимира Семеновича Высоцкого.

<...>Методологической основой исследования явились основополагающие труды по психологии, дидактике, методике преподавания литературы, литературоведению и по бардовской песне. Для решения поставленных задач использовались методы теоретического, диагностического (опрос, изучение результатов деятельности учителя и учащихся, изучение передового педагогического опыта); опытно-экспериментального (анализ уроков, обучающий эксперимент) планов.

Исследование проводилось в три этапа:

— изучение литературы по проблеме, заявленной в дипломе, определение гипотезы исследования, проведение констатирующего эксперимента с целью выявления особенностей восприятия, уровня знаний теоретико-литературных понятий о родо-жанровой специфике бардовской песни;

— обучающий эксперимент, проведенный на базе московской школы-гимназии № 1543 и классов с углубленным изучением русского языка московской школы № 344;

— апробация разработанных методических условий в школе-гимназии № 1543, анализ полученных данных.

<...>Достоверность результатов исследования обеспечивается тем, что работа опирается на достижения психологической, методической, литературоведческой наук, а также на использование многоаспектной методики. Выводы делались на основе устных и письменных ответов учащихся, результатов срезовых работ, бесед с учителями и школьниками, анализа экспериментальных уроков.

<...>

1.3. Мотивация изучения в пятых, восьмых и одиннадцатых классах авторской песни и, в частности, песен В. Высоцкого

Можно спросить, а следует ли вообще отводить в школьной программе время на изучение данного предмета, ведь расцвет этого жанра пришелся на 60–80-е годы, а для теперешнего поколения это явление никакой новизны не представляет. Случается, и чаще всего в старших классах, что ученики говорят: «Жили мы без Высоцкого сто лет и проживем без него еще двести». Но здесь мы имеем дело с уже практически сформировавшимся сознанием, и перестроить его на новый лад вряд ли удастся. Конечно, начинать нужно с пятого класса, когда личность только-только начинает формироваться. И здесь надо быть особенно осторожным.

Бардовская песня — часть нашей культуры, и в этом смысле она ничем не хуже и не лучше, скажем, литературы Средневековья, Возрождения или XIX века. Это отражение мировоззрения нашего времени, и просто необходимо, чтобы ребенок знал культуру своей страны.

<...>Можно предложить несколько вариантов для изучения этого жанра в средних общеобразовательных учебных заведениях.

Во-первых, школьная программа. Возможности ее позволяют надеяться на реализацию многих идей. Что можно возразить против современных хрестоматий, в которых содержатся отдельные стихотворения Б. Окуджавы, А. Галича, В. Высоцкого? Конечно, это прекрасно, что появилась возможность легально заниматься не только изучением бардовской песни, но и приобщением к ней подрастающего поколения. Но остается опасность «пересолить» с обязательностью изучения этого жанра, о чем уже говорилось.

Во-вторых, факультативный курс. Чем это хорошо? На него будут приходить только те, кто в самом деле заинтересован в получении подобной информации и хочет если не участвовать в развитии жанра, то хотя бы иметь о нем какое-то представление. Но есть и негативные стороны: во-первых, многие ученики не придут на факультатив только потому, что не все они, даже к одиннадцатому классу, имеют представление о самом существовании авторской песни. Это не их вина: воспитанием детей в наше время заняты только родители, а школе предоставлена лишь возможность давать определенные знания [1]. Во-вторых, современные дети очень сильно перегружены, у многих из них нет свободного времени позаниматься любимым делом, а не то что пойти на какой-то неизвестный факультатив [2]. Исходя из всего перечисленного, факультативные занятия не отвечают предъявленным требованиям.

Данная работа преследует цель создать систему уроков, которые бы знакомили учеников с жанром бардовской песни, но не оставляли бы при этом осадок обязательности изучения.

Следует заметить, что занятия следует проводить с использованием не хрестоматий, а собственно текстов: собраний сочинений, песенников (и то и другое в наше время не является раритетом). Это связано с тем, что в хрестоматии, во-первых, даны далеко не все произведения, о которых пойдет речь дальше; во-вторых, читая (и даже просто листая) собрания сочинений и сборники, дети больше узнают о творчестве того или иного автора, возможно, даже заинтересуются отдельными стихотворениями, песнями. <...> Наиболее оптимальные условия для изучения бардовской песни и, в частности, песен В. Высоцкого, должны подразумевать, как уже было сказано, органическое слияние песен с темами традиционного школьного курса. В основе лежат следующие психологические соображения.

1. Учитывается метод переключения внимания: ведь если из года в год изучать одного и того же автора, это может привести к тому, что к самому его имени дети станут относиться негативно. А при предлагаемом подходе ученики всего три года из десяти (одиннадцати) сталкиваются с бардовской песней в обязательной программе.

2. Учитываются связи бардовской песни с изучаемыми авторами. В пятом классе это Льюис Кэрролл, в восьмом —Пушкин, Роберт Бернс, в одиннадцатом, как мы уже говорили, песни В. Высоцкого непосредственно изучаются в курсе современной русской литературы.

3. И наконец, учитывается возраст учащихся. Так, совершенно недопустимо, на взгляд автора, изучать в пятом классе «Балладу о детстве» или «Странную сказку»: учащиеся еще не в состоянии оценить политические мотивы, содержащиеся в этих произведениях. А вот для одиннадцатого класса эти произведения как раз необходимы.

1.4. Отбор песен Высоцкого для школьной программы

Следует добавить несколько слов по поводу выбора соответствующих авторов. Дело в том, что в государственной программе не отводится места для изучения Льюиса Кэрролла и Роберта Бернса, эти авторы просто входят в круг рекомендуемой для чтения литературы. Мы же сочли возможным и даже необходимым включить этих авторов в программу, что обусловлено, во-первых, необходимостью познакомить учеников с шедеврами мировой литературы и, во-вторых, связью творчества этих писателей, поэтов с творчеством В. Высоцкого.

Для изучения в пятом классе предложены дилогия «Алиса в Стране Чудес» и «Алиса в Зазеркалье» Л. Кэрролла и эпиграммы и отдельные стихотворения Р. Бернса.

Связь дилогии с песнями В. Высоцкого известна. С Робертом Бернсом сложнее: у Высоцкого нет произведений, непосредственно соприкасающихся с этим поэтом. Зато есть сходные темы — война за независимость, война против пошлости, против трусости.

В начале восьмидесятых годов была написана и инсценирована сказка про Робин Гуда по стихам Р. Бернса. А еще раньше был снят фильм «Стрелы Робин Гуда», в котором звучат песни В. Высоцкого. Целесообразно сначала прослушать инсценировку сказки, а затем посмотреть этот фильм — обязательно всем классом. После фильма, конечно, — обсуждение.

В пятом классе предлагается также изучать поэму Высоцкого «Вступительное слово про Витьку Кораблева и друга закадычного Ваню Дыховичного». Казалось бы, не должно быть у такого автора произведений не социальных, не политических, тем более детских. Но «те, кто внимательно вслушивался в песни Высоцкого, не могли не заметить одну их особенность: автора интересует буквально все, что происходит вокруг, он не ищет сюжеты и героев, тем более не “отбирает” их, следуя какому-то особому принципу. Его интересуют люди всех профессий, самые разные характеры, типы, возрасты, разные человеческие связи, разные “места действия”» [3]. А ничто так не интересует детей, как произведения о них самих. Поэтому преподавание поэмы не может вызвать никаких затруднений, разве что текст придется искать и размножать самим учителям, зато живая разговорная речь, добрый юмор поэмы позволит учащимся по-новому взглянуть на творчество барда, поможет полюбить и понять многие его песни.

В восьмом классе предлагаются к изучению песни «Лукоморья больше нет» и «Песня о вещем Олеге». Они даются в связи с именем Пушкина. Придирчивый критик может спросить, стоит ли портить впечатление от «Руслана и Людмилы» подобными произведениями. Вот что пишут по этому поводу Б. С. Дыханова и Г. А. Шпилевая: «Поскольку с момента своего появления в русской поэзии и по сей день Пушкин остается “мерой всех вещей”, эталоном, с которым принято сверять всякое крупномасштабное поэтическое явление, постольку представляется необходимым вглядеться в поэта, запечатлевшего свою эпоху с необычайной выразительностью, именно “на фоне Пушкина”» [4]. Что же их роднит? Универсальность художественного мира. У Пушкина — «органическая сопряженность идеального и бытового начал». У Высоцкого — ролевая лирика: выражение своих идей «через призму “чужого” голоса» [5]. «Высоцкий — скорбный сатирик, и скорбь его обусловлена тем, что он, наблюдая полное расхождение действительности с идеалом, оставался до конца верен ему, не пытался модернизировать его, как-то приспособить к современности или даже задаться вопросом о его правомерности. А одна из составляющих авторского идеала Высоцкого и есть творчество Пушкина. Пушкина, “на фоне” которого идет неизбежно развитие нашей литературы и нашей жизни» [6].

Итак, в восьмом классе предлагается изучать следующие песни В. С. Высоцкого: «Лукоморья больше нет», «Песня о вещем Олеге», «Песня о вольных стрелках», «Баллада о Любви», «Баллада о борьбе», «Песня о двух погибших лебедях».

Гораздо сложнее обстоит дело с одиннадцатым классом. Дело не только или, вернее, не столько в трудном возрасте: завершается, а то и уже завершился подростковый период, учащиеся начинают ощущать себя взрослыми, начинается формирование мировоззрения, формирование человека как личности, начинает развиваться абстрактное мышление, умение анализировать; развивается монологическая речь. Не случайно только к десятому-одиннадцатому классу ученики переходят от сочинения-описания к сочинению-размышлению. В этом возрасте с развитием мировоззрения ребенок начинает осознавать себя как часть социума, в котором он живет; начинает появляться политическое сознание, происходит переоценка ценностей. И именно теперь как никогда важно приучить его к культуре, причем не просто к культуре как «совокупности производственных, общественных и духовных достижений людей» [7], а к внутренней культуре, к культуре общения. И средством для достижения этого становится бардовская песня, в нашем случае — песни Владимира Высоцкого.

В современную государственную программу для одиннадцатого класса бардовская песня уже входит как часть раздела «Русская литература XX века» (об этом см. разд. 1.3). Вот какие произведения Высоцкого содержатся в двух хрестоматиях по литературе для старших классов [8]: «Прощание с горами», «Песня о друге», «Здесь вам не равнина...», «Песня Бродского», «Если я богат, как царь морской...», «Я не люблю», «Здесь лапы у елей дрожат на весу...», «Сыновья уходят в бой», «Темнота», «Песня о друге», «Корабли постоят — и ложатся на курс...», «Песня о Земле» [9]. Как уже было сказано выше, с одной стороны, уже хорошо то, что песни Высоцкого вообще вошли в государственную программу. С другой стороны, огорчает их выбор. Для изучения предлагаются песни, которые наиболее известны, являются как бы визитной карточкой барда. Большинство их не требует каких-либо комментариев, смысл их лежит на поверхности. Много песен из кинофильма «Вертикаль», и это, на взгляд автора, совершенно не оправдано, тогда как вполне возможно выбрать произведения, позволяющие взглянуть на мир поэта с разных сторон.

Прежде всего хотелось бы, чтобы не порвалась нить, связывающая поэзию Высоцкого с поэзией Пушкина, — то, о чем говорится в восьмом классе. Поэтому просто необходимо, чтобы в программе оказались песни «Лукоморья больше нет» [10], «От скушных шабашей...», «Про дикого вепря». Это не только связь с поэтом XIX века — это фольклорные традиции, обращение к героям русских сказок, еще одно подтверждение того, что бардовская песня зиждется на культурном наследии нашего народа.

Наверное, следует сделать небольшое отступление и рассказать о месте песен-сказок в творчестве В. С. Высоцкого.

Песни-сказки Владимир Высоцкий начал писать в 1967 году. Сказки и вообще фантастика, по его собственным словам, очень привлекают его. Но он не утруждает себя созданием песен на традиционные сюжеты; он пишет «антисказки». От традиционной сказки при этом остается лишь канва, в лучшем случае два-три героя, но и они неузнаваемы. Так, если в сказке рыцарь борется с чудовищем, побеждает и идет под венец с принцессой или царевной, то в сказке Высоцкого «Про дикого вепря» рыцарь не хочет бороться. В конце концов он соглашается, но вместо принцессы требует «портвейну бадью» и убегает, чтобы не идти под венец.

В сказке джинн, вылезший из бутылки, всемогущ и всесилен, он одаривает своего спасителя, открывшего бутылку, дворцами и золотом. У Высоцкого в «Песне-сказке про джинна», когда спаситель заводит речь о дворце до небес, — джинн заявляет:

«Мы таким делам вовсе не обучены, —
Кроме мордобитиев — никаких чудес!» [11].

И примеров таких «сказок наоборот» можно привести множество. С какой целью Высоцкий это делает? Какой смысл он хочет донести до нас? Мы уже упоминали о том, что Владимир Семенович — «скорбный сатирик». Он не просто пародирует или, вернее, травестирует высокие образцы, он «применяет высокую поэзию к низкой реальности и по-новому ее освещает» [12]. «В песнях Высоцкого русская поэзия шагнула навстречу прозе, навстречу сюжетности» [13]. И познакомить учащихся с этой поэзией — наша святая обязанность. Ниже представлен список песен, разбитый по циклам, которые, по мнению автора, следует изучать в одиннадцатом классе.

1. Ранние песни. Псевдоблатная тематика: «Татуировка»; «Тот, кто раньше с нею был»; «Баллада о детстве».

2. Песни, посвященные Великой Отечественной войне: «Песня о звездах»; «Песня о новом времени»; «На братских могилах не ставят крестов...»; «Аисты».

3. Песни о горах: «Здесь вам не равнина...»; «Прощание с горами».

4. Морские песни: «Еще не вечер»; «Пиратская».

5. Песни-сказки: «Притча о Правде и Лжи»; «Песенка про Козла отпущения»; «Странная сказка»; «Сказка о несчастных сказочных персонажах».

6. Песни о любви: «Здесь лапы у елей дрожат на весу...»; «Дом хрустальный»; «Баллада о Любви».

Никоим образом не должно смущать то, что песен много больше, чем предлагается в обеих упомянутых хрестоматиях вместе взятых: изучаться они должны не в один, не в два, не в три урока, и даже не в одну четверть. По идее, сами названия циклов указывают на время проведения уроков по ним. Например, песни, посвященные Великой Отечественной войне, целесообразно изучать в мае. (По этим песням можно провести не обыкновенный урок, а урок-концерт. Ни в коем случае не нужно на этом уроке ничего разбирать! Ученики должны получить эстетическое наслаждение от этих песен. Причем совсем не обязательно, чтобы звучали только песни Высоцкого, — это могут быть и «Песенка о Леньке Королеве», и «До свидания, мальчики» Булата Окуджавы, и песни других бардов на эту тему).

Такой подход, по мнению автора, позволит учащимся познакомиться с разными темами в творчестве Высоцкого, глубже изучить их, увидеть непосредственную связь со всей мировой литературой, преемственность художественных образов, сюжетов, поможет формировать мировоззрение, критерии оценки предметов и явлений реальной действительности и художественных произведений.

<...>

Итог

Проведенная работа показала следующие результаты.

1. Подтвердилась гипотеза о том, что проблема изучения песен В. Высоцкого на уроках литературы в пятом, восьмом и одиннадцатом классах требует поиска новых подходов к методике преподавания поэзии в школе. Учет родо-жанровой специфики, использование музыкальных инструментов или аудио- и видеозаписей позволяет школьникам лучше сориентироваться в жанре авторской песни, увидеть ее своеобразие, понять те важные культурологические, социальные функции, которые она выполняет.

2. Наиболее адекватной теоретической основой разработанной модели изучения песен В. Высоцкого в школе стала интеграция психологической, литературоведческой, социологической и культурологической концепций, исходящих из того, что проблема изучения бардовской песни зависит от рефлексии ребенка (то есть необходимо учитывать индивидуально-психологические особенности восприятия), от уровня подготовленности учителя (имеется в виду владение материалом) и его отношения к жанру бардовской песни, от оптимальной совокупности методических подходов, путей, форм и приемов изучения песен Высоцкого в пятом, восьмом и одиннадцатом классах.

3. Наиболее оптимальны для изучения песен Высоцкого такие условия, в основе которых лежит органическое слияние их тем с темами традиционного школьного курса в пятом и восьмом классах и подробное знакомство учащихся одиннадцатых классов с историей возникновения жанра бардовской песни, его социально-исторической обусловленностью и с ролью Высоцкого в его становлении и развитии.

Еще раз хочется заметить, что тема преподавания бардовской песни и, в частности, песен В. С. Высоцкого, еще недостаточно изучена, и автор надеется внести свой вклад в это дело. Большое будущее ожидает направление, в котором так органически сочетаются слово, музыка и исполнение.

Тема дипломной работы:

«Песни Владимира Высоцкого в школе»

МГОПУ, 1998

Научный руководитель проф. Тодоров Л. В.

Хранится в ГКЦМ. КП № 5413

Примечания

[1] Это горько осознавать, но это именно так. С уменьшением зарплаты учителя стали брать большее количество часов, а имея двадцать — тридцать уроков в неделю просто физически невозможно хотя бы следить за духовным развитием ребенка. А с исчезновением Всесоюзной пионерской организации практически исчезла вся внеклассная деятельность школьников.

[2] Речь здесь не идет о детях с ярко выраженной асоциальной направленностью.

[3] Крымова Н. [Вступ. ст. к поэме Высоцкого «Вступительное слово про Витьку Кораблева и друга закадычного Ваню Дыховичного»] // Пионер. 1987. № 9. С. 26.

[4] Дыханова Б. С., Шпилевая Г. А. «На фоне Пушкина»: К проблеме клас. традиций в поэзии В. С. Высоцкого // В. С. Высоцкий: исследования и материалы. Воронеж, 1990. С. 65–74.

[5] Там же.

[6] Там же.

[7] Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995. С. 307.

[8] Названия песен Высоцкого приводятся по изд.: Высоцкий В. С. Сочинения: В 2 т. Екатеринбург, 1997. Они не всегда совпадают с названиями, приведенными в указ. ниже хрестоматиях.

[9] Хрестоматия по русской литературе для учащихся старших классов средних школ, гимназий и лицеев: В 2 т. Т. 2. Тула, 1994; Хрестоматия по литературе для средней школы: Учеб. пособие для 10–11 кл. / Сост. Аламдарова Э. Н., Безрук Ю. Л., Евдокимова Л. В. и др. Астрахань, 1994.

[10] Это не значит, что нужно по второму разу разбирать песню — достаточно напомнить о существующей параллели между нею и вступлением к поэме «Руслан и Людмила».

[11] Высоцкий В. С. Указ. соч. Т. 1. С. 133.

[12] Новиков Вл. И. В Союзе писателей не состоял...: Писатель Владимир Высоцкий. М., 1990. С. 59.

[13] Там же. С. 151.

© 2000- NIV