Изотов В. П.: Филологический комментарий к творчеству В. С. Высоцкого

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ

К ТВОРЧЕСТВУ В. С. ВЫСОЦКОГО *

Проект

Сугубая оценочность творческого феномена Высоцкого сменяется серьёзным научным осмыслением, о чём свидетельствуют, в частности, и конференции, и ежегодник «Мир Высоцкого». Намечены самые разнообразные направления исследования, и эта разноплановость, конечно же, должна только приветствоваться. Вместе с тем необходима и целостная исследовательская концепция, позволяющая в совокупности рассмотреть различные особенности творческой манеры поэта. Впечатляющей заявкой такого рода является проект Вл. И. Новикова [1]. Но это предельно широкий проект, охватывающий все составляющие творчества и Окуджавы, и Высоцкого, и Галича, тогда как предлагаемый ниже проект уже, он нацелен только на филологическое осмысление творчества В. С. Высоцкого — с преимущественным вниманием к языковым особенностям поэта. В 1988 году Вл. И. Новиков написал: «Пройдёт время — и появятся точные филологические чертежи дома, который построил Высоцкий. Будут к ним приложены каталоги сюжетных мотивов и стиховых метров, словари фразеологизмов и рифм» [2]. Думается, такое время наступило.

Филологический комментарий к творчеству В. С. Высоцкого может состоять из следующих компонентов:

1. Толковый словарь языка.

2. Словарь одного текста.

3. Словарь одного слова.

4. Тематические отраслевые словари.

5. Анализ текста.

6. Лингвовысотинки.

7. Концептосфера.

8. Мотивология.

9. Поэтика (словарь рифм и словарь стихотворных размеров).

10. Монографии.

1. Толковый словарь языка

Основная исследовательская задача — составление такого словаря, где будут собраны и прокомментированы все слова, употреблявшиеся поэтом во всех его текстах. Работа эта — не одного дня (и, может быть, целого исследовательского коллектива), поэтому я начал её с поэтических текстов, публикуя выпуски по отдельным буквам [3].

Каждая словарная статья строится следующим образом: слово; его определение [4] (значения многозначных слов и оттенки значений рассматриваются отдельно); контекст употребления; указание текстов, где это слово ещё употреблено; фразеологизмы с данным словом (если они есть). Такая предельно упрощённая словарная статья даёт первичное представление о словоупотреблении. В полном варианте, конечно же, словарные статьи будут даны в расширенном виде.

Для примера в данном материале представлены небольшие фрагменты седьмого выпуска, содержащего слова на букву Е (всего в этом выпуске содержится 64 слова на буквы Е и Ё).

Е. Шестая буква русского алфавита, обозначающая гласный звук.

«На слове “длинношеее” в конце пришлось три “е”, — // Укоротить поэта! — вывод ясен, — // И нож в него! — но счастлив он висеть на острие, // Зарезанный за то, что был опасен!» (О фатальных датах и цифрах [5]).

Е. Обозначение вертикали шахматной доски.

«Выпало ходить ему, задире, — // Говорят, он белыми мастак! — // Сделал ход с е2 на е4... // Чтой-то мне знакомое... Так-так!» (Честь шахматной короны: Игра).

Е. Инициал имени героя песни (Через десять лет).

«Ещё бы — не бояться мне полётов, // Когда начальник мой, Е. Б. Изотов, // Жалея вроде, колет как игла».

<...>

В качестве примеров неоднозначности употребления приведём статьи к словам ЕСЛИ и ЕСТЬ.

ЕСЛИ [6]. Союз. Способы употребления: 1. а) В начале придаточного предложения, выражающего потенциально возможное условие, в значении: в том случае, когда...; при условии, что... «За грехи за наши нас простят, // Ведь у нас такой народ:  // Если Родина в опасности — // Значит, всем идти на фронт» (Все ушли на фронт). б) В придаточных предложениях, выражающих желаемое, предполагаемое или противоположное действительности условие. «Если б было у меня времени хотя бы час — // Я бы дворников позвал с мётлами, а тут // Вспомнил детский детектив — “Старика Хоттабыча” — // И спросил: “Товарищ ибн, как тебя зовут?”» (Песня-сказка про джинна). в) В придаточном предложении, выражающем допущение того, что разъясняется в главном предложении (в сочетании с частицами: и, же, даже). «Даже если сулят золотую парчу // Или порчу грозят напустить — не хочу» («Мне судьба — до последней черты, до креста...»).

2. Во водных предложениях и словосочетаниях с оттенком условности, предположительности.

«Но как же случилось, что интеллигент, // Противник насилия в быте, // Так низко упал я — и в этот момент, // Ну если хотите, себя осквернил мордобитьем?» (Я женщин не бил до семнадцати лет).

3. В начале придаточного предложения, заключающего в себе сопоставление с тем, что сказано в главном предложении.

«Говорит: “Не хочу отпираться, // Что поехал сюда за рублём...” // Говорит: “Если чуть постараться, // То вернуться могу королём!”» (Старательская).

4. В начале придаточного предложения для выражения решительного утверждения или с целью подчеркнуть что-либо, обратить внимание на что-либо (обычно в сочетании с союзами: а, и).

«Ты приснился мне во сне — пьяный, злой, угрюмый, — // Если думаешь чего — так не мучь себя:  // С агрономом я прошлась, — только ты не думай — // Говорили мы весь час только про тебя» («Здравствуй, Коля, милый мой, друг мой ненаглядный!..»).

5. В значении частицы. Употребляется в простом предложении для выражения сильного желания (в сочетании с частицей бы, обычно с междометиями: ах, о).

«Ах, если б ему в голову пришло, // Что в каждый порт уже давно влюблённо // Спешит к нему под чёрное крыло // Стремительная белая мадонна!» («Жили-были на море...»).

ЕСТЬ [7]. 1. Принимать пищу.

«А люди всё роптали и роптали, // А люди справедливости хотят:  // “Мы в очереди первыми стояли, — // А те, кто сзади нас, уже едят!”» («А люди всё роптали и роптали...»).

2. Употреблять в пищу.

«Но вот конец — уже из рога пьют, // Уже едят инжир и мандаринки, // Которые здесь запросто растут, // Точь-точь как те, которые на рынке» («Теперь я буду сохнуть от тоски...»).

Ест мало каши [8]. Недостаточно опытен, чтобы браться за какое-либо серьёзное дело.

«Дескать, силой царский трон всё скудней, // Ел, мол, мало каши он, Евстигней» («Если в этот скорбный час...»).

ЕСТЬ [9]. 1. Употребляется в качестве неизменяемой связки в составном сказуемом.

«И во веки веков, и во все времена // Трус, предатель — всегда презираем, // Враг есть враг, и война всё равно есть война, // И темница тесна, и свобода одна — // И всегда на неё уповаем» (Песня о времени).

2. Существует.

«О вкусах не спорят: есть тысяча мнений — // Я этот закон на себе испытал» (О вкусах не спорят).

3. Имеется (противоложное нет).

«Он древние строения // Искал с остервением // И часто диким голосом кричал, // Что есть ещё пока тропа, // Где встретишь питекантропа, — // И в грудь себя при этом ударял» (Песня студентов-археологов).

Так и есть. Да, действительно, в самом деле.

«Так и есть: трое — месяц в корыте, // Яхту вдребезги кит разобрал...» («Лошадей двадцать тысяч в машины зажаты...»).

2. Словарь одного текста

Своеобразной составляющей Толкового словаря языка поэта является словарь одного текста [10]. В отличие от Словаря языка писателя. Словарь одного текста имеет более гибкую структуру, поскольку предполагает большую апеллированность к конкретному словоупотреблению в конкретном тексте.

Вообще же самой заманчивой перспективой является составление Словаря одного текста по уже готовому Словарю языка писателя: здесь могут содержаться любопытные открытия, так как при составлении Словаря языка писателя имеет место определённое абстрагирование от конкретных словоупотреблений, сведение их к общим значениям, тогда как в Словаре одного текста действует противоположная тенденция: очищение слова от общих, абстрагированных показателей значения, предельная конкретизация семантики, устранение вариативности, часто предлагаемой в толковых словарях.

В качестве иллюстрации такой работы предлагается Словарь текста «Песня про крохей».

АЗАРТ. Сильное возбуждение, вызванное страстной увлечённостью чем-либо; задор, пыл.

БЕЗ. Указывает на отсутствие чего-либо.

В. Предлог, употреблён дважды.

В случае: «Девиз в этих матчах» реализовано значение указания на сферу деятельности, в пределах которой находится или происходит что-либо.

В случае: «Играть заставил <...> в потрясающий крохей» предлог содержит указание на область проявления какого-либо признака, свойства, состояния.

ВАЛЕТ. Игральная карта с изображением молодого мужчины-оруженосца.

Слово употреблено с ненормативным окончанием (-ей вместо -ом), как и слова герцог, граф и дама (здесь другой вариант). Только у слова граф в нарочитом просторечии имеется такая форма — графей. Нестандартные (для данных слов) окончания использованы, очевидно, затем, чтобы подчеркнуть путаницу между миром игральных карт и неким королевством. Ключевым в этом случае будет слово дама (см.).

ВЕСЬ. Указывает на исчерпывающий охват отдельных предметов, лиц, явлений: без иъятия, каждый в совокупности с другими.

ГЕРЦОГ. Лицо, носящее один из высших дворянских титулов.

ГОД. Единица летосчисления, промежуток времени, равный периоду обращения Земли вокруг Солнца и содержащий двенадцать календарных месяцев, отчисляемых с 1 января; цифровое обозначение такого промежутка.

ГРАФ. Лицо, носящее дворянский титул выше баронского.

ДАВАТЬ. Реализована фразеологизированная форма даёшь! в значении призыва к осуществлению чего-либо.

ДАМА. Происходит совмещение двух значений: «придворная дама» и «третья по старшинству игральная карта с изображением женщины», поскольку речь идёт и о мире игральных карт (в «Алисе в Стране Чудес» ситуация с игрой в крокет разыгрывается среди карт) и о мире некоего королевства. Дама оказывается принадлежностью обоих миров. В определённой мере об этом свидетельствует и окончание ов, обозначающее чаще родительный падеж множественного числа неодушевлённых существительных.

ДЕВИЗ. Краткое изречение или слово, в котором выражается руководящая идея поведения или деятельности кого-либо.

ЖАЛЕТЬ. Беречь, оберегать, щадить.

ЗАСТАВИТЬ. Принудить сделать что-либо.

И. Союз и употреблён четырежды. Реализованы два значения.

В случаях: «... графей и герцогей, // Вальтей и дамов» он соединяет однородные члены предложения.

В случае: «Названье крохея — от слова “кроши”, // От слова “кряхти”, и “крути”, и “круши”» союз объединяет однородные члены предложения в перечислении.

ИГРА. Занятие, обусловленное совокупностью определённых правил, приёмов и служащее для заполнения досуга, для развлечения, являющееся видом спорта.

ИГРАТЬ. Проводить время в игре.

КОРОЛЕВСКИЙ. Культивируемый королём.

Такое значение конструируется потому, что «Король <...> // Играть заставил // <...> в <...> крохей!»; принадлежащий королю, свойственный королю исказили бы смысл.

КОРОЛЬ. Монарх, носящий титул короля.

КРОХЕЙ [11]. Игра, напоминающая крокет и хоккей.

Слово крохей — одно из немногих новых слов, у которых В. С. Высоцкий показал в тексте песни их производящую базу.

Следует иметь в виду, что создано слово в песне для дискоспектакля «Алиса в Стране Чудес», и, следовательно, оно в определённой степени навеяно первоисточником. В кэрролловской сказке, переведённой Н. М. Демуровой, этот эпизод помещён в главе «Королевский крокет»: «Алиса подумала, что в жизни не видала такой странной площадки для игры в крокет: сплошные рытвины и борозды. Шарами служили ежи, молотками — фламинго, а воротцами — солдаты. Они делали мостик, да так и стояли, пока шла игра. <...>

Игроки били все сразу, не дожидаясь своей очереди, и всё время ссорились и дрались из-за ежей; в скором времени Королева пришла в бешенство, топала ногами и то и дело кричала:

— Отрубить ей голову! Голову ему долой!» [12]

Как видно из приведённой цитаты, в первоисточнике есть и кряхтенье, и крушенье, и крутенье (круженье). Однако у Л. Кэрролла — крокет, а у В. С. Высоцкого — крохей, что вполне оправданно, поскольку крокет для русского человека — весьма экзотический вид спорта, и, по-видимому, многие просто не знают, что он из себя представляет. Поэтому В. С. Высоцкий создаёт не менее экзотический вид спорта — крохей, который по названию похож на хорошо известный хоккей и в котором крушат, кряхтят, крошат, крутят (вспоминается песня «Профессионалы», где на лёд они зубы плюют; злой мордобой; разбивают друг другу носы). (Из воспоминаний В. Суходрева: «Володя рассказал, как трудно ему пришлось, когда он писал эти песни. В частности, он говорил о песне под названием “Крохей”, которая мне очень понравилась: “В книге ведь речь идёт об элегантной английской игре ‘крокет’, но кто же у нас знает эту игру, когда у нас она, наверное, исчезла сразу после революции, — что же я буду писать про эту игру?! Зато у нас есть хоккей, и я сделал из хоккея и крокета — ‘крохей’... Ну, не могу я написать песню про крокет. Не могу! У нас никто это не поймёт! И я изобрёл ‘крохей’...”» [13]).

В создании этого новообразования участвуют слова крошить, кряхтеть, крутить, крушить, крокет и хоккей. От первых пяти берётся компонент кр- (кро-), от слова хоккей — х-ей. Таким образом, у первых пяти слов отсекается конечная часть (происходит апокопа), они объединяются (контаминация), в слове хоккей усекается срединная часть (синкопа), происходит слияние первого компонента со вторым. Следовательно, способ образования — апокопа в сочетании с синкопой, наложением и слиянием.

КРОШИТЬ [14]. Уничтожать, истреблять с большим рвением, в большом числе.

КРУТИТЬ. Приводить в круговое, вращательное движение; вращать, вертеть.

КРУШИТЬ. С силой ломать, разбивать на части, разрушать.

КРЯХТЕТЬ. Издавать негромкие, отрывисты звуки при боли, усилии и т. п.

ЛИХОЙ. Бойкий, залихватский, задорный.

МАТЧ. Состязание в каком-либо виде спорта между двумя командами.

МЫ. Обозначает группу лиц.

НАД. Здесь — обозначает лица, по отношению к которым кто-либо занимает господствующее положение, представляет более высокую ступень.

НАЗАД. До настоящего времени, прежде, раньше.

НАЗВАНЬЕ. Словесное обозначение явления.

НЕ. Выражает полное отрицание того, что обозначает слово, перед которым эта частица стоит.

ОТ. Оба раза предлог указывает на источник происхождения слова.

ПЕСНЯ. Словесно-музыкальное произведение для пения разным числом лиц; жанр вокальной музыки.

ПОТРЯСАЮЩИЙ. Производящий сильное впечатление.

ПРАВИЛО. Собрание, свод каких-либо положений, установок, определяющих порядок чего-либо.

ПРАВИТЬ. Руководить, управлять, обладать властью.

Следует отметить, что в этом значении слово править употребляется без предлога. Его появление (над нами правил) можно объяснить желанием усилить значение глагола, довести его до абсолюта.

ПРИВИТЬ. Заставить усвоить, сделать привычным.

ПРО. О чём-либо, относительно, насчёт чего-либо.

СЛОВО. Данное слово реализовано дважды в одном и том же значении: единица языка, служащая для называния отдельного понятия.

СТРАНА. Государство.

ТЫЩА. Разговорно-сниженное к тысяча.

ЧТО. Присоединяет к главному предложению придаточное определительное.

ЭТОТ. Местоименное прилагательное указывает на предмет, названный в предшествующем повествовании. В данном случае следует оговорить одно обстоятельство: в предшествующем повествовании назван вид спорта, само слово матч отсутствует.

3. Словарь отдельного слова

Ещё более значимым погружением в языковой мир поэта могут стать словари отдельных слов, имеющих либо концептуальное значение в творчестве В. С. Высоцкого, либо являющихся общезначимыми [15]. В словаре такого типа подробно анализируются все случаи употребления конкретного слова в идиолекте поэта, сетка текстовых значений проецируется на сетку языковых значений, рассматриваются случаи нереализации общеязыковых значений слова в идиолекте поэта.

По-видимому, это самый предпочтительный путь комментирования, но в то же время и самый трудоёмкий.

В качестве примера такого рода толкований приводятся слова хмельной и хлеб, вошедшие в очередной выпуск «Словаря поэзии Владимира Высоцкого».

ХМЕЛЬНОЙ. 1. Пьяный, нетрезвый.

«От трезвых он — как от проказы:  // Как встретит — так бежит от них, — // Он втайне издавал приказы, // Все — в пользу бедных и хмельных» («В одной державе, с населеньем...»).

2. Находящийся в состоянии возбуждения, самозабвения.

«Если шёл он с тобой как в бой, // На вершине стоял — хмельной, — // Значит, как на себя самого // Положись на него!» (Песня о друге).

3. Вызывающий опьянение.

«Только к стулу примостился дурачина — // Сразу слуги принесли хмельные вина» («Жил-был добрый дурачина-простофиля...»).

4. Похмельный, находящийся в состоянии похмелья; тяжёлый.

«Удача впереди и исцеление больным, — // Впервые скачет Время напрямую — не по кругу, // Обещанное завтра будет горьким и хмельным...» (Пожары).

На такую трактовку «подталкивает» соседнее слово горький. Общее значение этих однородных слов — «тяжёлый, не такой, какой ожидался, сопоставимый с состоянием похмелья». Данное значение не фиксируется словарями.

Оказались нереализованными такие значения, как «относящийся к хмелю — вьющемуся растению семейства тутовых», «осуществляемый во хмелю, из-за хмеля», «возбуждающий, пьянящий».

ХЛЕБ. 1. Пищевой продукт, выпекаемый из муки.

«Граждане смелые, а что ж тогда вы делали, // Когда наш город счёт не вёл смертям? // Ели хлеб с икоркою, — а я считал махоркою // Окурок с-под платформы чёрт-те с чем напополам» (Ленинградская блокада). Письмо рабочих тамбовского завода китайским руководителям; «Каждому хочется малость погреться...»; Песня Вани у Марии; Прочитайте снова про Витьку Кораблёва и друга закадычного Ваню Дыховичного.

Хлеб и вода. Ограничение пищи этими продуктами в виде наказания.

«За хлеб и воду и за свободу — // Спасибо нашему совейскому народу! // За ночи в тюрьмах, допросы в МУРе — // Спасибо нашей городской прокуратуре!» («Мы вместе грабили одну и ту же хату...»).

2. Зерно, из которого приготовляется мука, идущая на выпечку.

«Украли, я знаю, они у народа // Весь хлеб урожая минувшего года!» (Антисемиты).

3. Зерновые (хлеб, пшеница и т. п.) на корню.

«Догорают угли // Там, где были джунгли; // Тупо топчут сапоги хлеба» (Набат).

4. Жаргонное. Водка (?).

«Чёрт сказал, что он знаком с Борисовым — // Это наш запойный управдом, — // Чёрт за обе щёки хлеб уписывал, // Брезговать не стал и коньяком» (Про чёрта).

Примечание: Такое значение дано в сноске к этому слову в изд.: Высоцкий В. С. Собрание соч.: В 5 т. Т. 1. Тула, 1993. С. 140. В «Большом словаре русского жаргона» В. М. Мокиенко и Т. Г. Никитиной (СПб., 2000), где собраны слова и значения всех известных словарей подобного рода, данное значение не указано.

Оказались нереализованными такие значения, как «тесто, приготавливаемое для выпечки», «пища, пропитание», «средства к существованию», «самое важное, необходимое для существования кого-либо, чего-либо».

4. Тематические отраслевые словари

Такие словари — в их числе «Словарь синонимов», «Словарь антонимов» и другие — являются определённым абстрагированием от живых поэтических фактов. Вместе с тем они позволяют выявить реальные связи и отношения слов в языковой картине мира, созданной Высоцким. Представляется целесообразным составление на материале творчества поэта таких словарей, как «Словарь фразеологизмов» [16], «Словарь просторечий», «Словарь жаргонов» (именно жаргонов, а не жаргона, поскольку в творчестве Высоцкого представлены самые различные жаргонные системы), «Словарь сочетаемости» (подобного рода словарей применительно к творчеству отдельного писателя ещё не было), «Словарь новообразований» [17], «Словарь сравнений», «Словарь синонимов», «Словарь антонимов», «Словарь семантических новообразований», — на всех этих направлениях работы исследователя ожидают открытия и находки. Вот лишь два примера из материала, который использован в данной работе:

— синонимы: «Я взят в тиски, я в клещи взят — // По мне елозят, егозят, // Всё вызнать, выведать хотят, // Всё пробуют на ощупь» (Ошибка вышла); слова елозить и егозить становятся контекстуальными синонимами;

— сочетаемость: «В углу готовила иглу // Нестарая карга» (Ошибка вышла); слово карга имеет значение «злая, безобразная старуха» и, естественно, не может сочетаться со словом нестарая. Реализация такого сочетания приводит к семантическим сдвигам в обоих словах.

5. Анализ текста

Самым, пожалуй, «въедливым» видом работы с текстом является его анализ, который может быть выстроен по-разному: от указания на самые характерные особенности текста до его построчного комментирования [18]. На мой взгляд, самым кропотливым и трудным является построчный комментарий, поскольку он предполагает выявление значения каждой строки, выделение её смысла из общего смысла произведения. Ниже предлагается такой анализ песни «То была не интрижка...»).

То была не интрижка

Первая строка чётко показывает отношение лирического героя к возлюбленной. Не интрижка — значит, чувство искреннее. Слово была указывает на то, что к моменту речи отношения либо закончились, либо приобрели другую окраску. (Устремлённость в будущее последних строк песни говорит о том, что отношения ещё продолжаются, но теперь они уже, пожалуй, как раз и являются «интрижкой», причём затянувшейся, надоевшей). Не случайным является и употребление слова то, которое отдаляет событие, дистанцирует его, тогда как слово это (его вполне можно было бы употребить) не обозначило такую дистанцию.

Таким образом, уже в первой строке обозначается контрапункт всего текста: герой хочет забыть о своём искреннем чувстве, которое превратилось в нечто совсем другое.

Ты была на ладошке

Скорее всего, реализован фразеологизм как на ладошке, совмещающий два значения — «предельно ясный, простой для понимания, осмысления»; «без утайки, ничего не тая, откровенно (рассказать, сообщить и т. п.)». В то же время на ладошке означает ещё и «предельно близко».

Следует обратить внимание и на различие глагола была в первых двух строках. В первой строке скорее всего глагол равняется по значению глаголу являться, во второй — находиться.

Как прекрасная книжка

Сравнение женщины с книгой имеет давнюю традицию (В. Брюсов: «Ты — женщина, ты — книга между книг» и т. д.).

В грубой суперобложке

Ход не вполне понятен, поскольку не совсем ясно, что означает вот это в грубой суперобложке. То ли это несоответствие формы содержанию, то ли это характеристика внешнего облика, заключающегося в том, что красивое тело было упаковано в неприятное содержание, в некрасивую форму, одежду. В любом случае эта строка — первый сигнал какого-то несоответствия. К тому же суперобложка, как правило, не бывает грубой — скорее, наоборот.

Я влюблён был как мальчик

Это сравнение не случайно: поскольку мальчишеская влюблённость — самая чистая, искренняя, но в то же время как мальчик, очевидно, несёт и некую ироничность оценки ситуации: взрослый человек влюбляется до безрассудства.

С тихим трепетом тайным

Слова тайный и тихий контекстуально сближаются, поскольку то, что тайно, не бывает шумным.

Я листал наш романчик

Теперь книгой оказывается уже не женщина, а отношения с ней. Слова листать и романчик являются сигналами изменения начальной ситуации. Романчик — это уже что-то несерьёзное, сродни интрижке, которая отрицалась в начале текста. Вряд ли кто-либо серьёзные отношения обозначит даже словом роман (как правило, это слово используется при рассказе о закончившихся отношениях), не говоря уже о слове романчик. Слово листать тоже указывает на определённую легковесность, поскольку листается обычно то, что не очень интересно (в противном случае — читают, да ещё с целым рядом усилений признака).

С неприличным названьем

Почему, собственно, неприличное названье? Неприличное с чьей точки зрения? Очевидно, неприличность здесь следует понимать как общественное отношение к подобного рода отношениям.

<...>

Не дождаться мне мига

Возможно двоякое прочтение. С одной стороны, герой подталкивает события к их логическому (с его точки зрения) завершению, с другой — он уже не верит в возможность благополучного завершения и даже предполагает, что такого мига может и не наступить.

Когда я с опозданьем

Сожаление о затянувшемся романчике, который тяготит героя, уже с самого начала стремившегося к его завершению (Я листал наш романчик).

Сдам с рук на руки книгу

Сдать с рук на руки значит передать лично, к тому же, как правило, имея о передаваемом определённую информацию. Если лирический герой вначале влюблён был как мальчик, то теперь он, сознательно передавая возлюбленную кому-то другому, возможно, имеет о ней дополнительную информацию.

С неприличным названьем

Это неприличное названье отличается от предыдущего: теперь оно вызывает негативную реакцию — отношение к нему совпадает с общепринятым.

6. Лингвовысотинки

Исследуя художественную ткань творчества любого писателя, как правило, выбираешь то, что имеет отношение к основной идее анализа. Но, опять же как правило, при выборке нужного материала фиксируются отдельные моменты, вызывающие интерес своей нестандартностью, но не составляющие целостной концепции (может быть, совокупность таких находок и составит определённую концепцию).

Занимаясь лингвистическим осмыслением творчества В. С. Высоцкого, я неоднократно фиксировал отдельные интересные факты, осмыслению которых посвящена серия лингвовысотинок (публикуемые здесь имеют порядковые номера 13 и 14) [19].

13. Казнить, расстреливать:

«Не сравнил бы я любую с тобой — // Хоть казни меня, расстреливай» (Дом хрустальный)

Слово казнить имеет такие — подходящие для ситуации! — значения: «1. Подвергать — подвергнуть смертной казни. 2. (кого чем). Подвергать сильным нравственным страданиям; мучить, терзать» [20]. Следует заметить, что в курских диалектах это слово употребляется в значении «мучить» (имеются в виду физические муки). Какое значение предпочтительнее в данном случае?

По всей видимости, движение семантики можно выстроить следующим образом: «причинять нравственные муки» — «причинять физические муки» — «подвергать смертной казни» — «расстреливать» (конкретизация вида смертной казни). То есть в тексте, таким образом, не тавтология, а градация.

14. Ужас плёлся:

«И от корней волос до пят // По телу ужас плёлся» (Ошибка вышла)

Необычным выглядит сочетание ужас плёлся, поскольку слово ужас в значении «чувство, состояние очень сильного испуга, страха перед чем-либо необычайно страшным» [21] сочетается с глаголами, обозначающими мгновенное действие: охватить, сковать [22] и т. п. (например: «Ужас по мне прорастает, как шерсть» — И. Уткин; в этом случае, правда, мгновенность заслонена интенсивностью).

Почему же ужас плёлся? Дело, видимо, в том, что, находясь в больнице, лирический герой оказался под воздействием различных препаратов, замедляющих восприятие, и поэтому ужас охватывает его медленно, зародившись в мозгу (от корней волос).

7. Концептосфера

В творчестве В. С. Высоцкого отчётливо выделяются такие концепты, как дружба, песня, судьба, тоска, жизнь смерть, дорога, дом. Немаловажное место среди них занимает и концепт времени. Время как таковое всегда привлекало внимание людей. Не случайно этот концепт является одним из основополагающих для русской культуры [23].

Концепт время представлен у поэта достаточно разноообразно. Всё это многообразие представлений сводимо к двум блокам — конкретное проявление времени и тексты-времяконцепты.

Конкретное проявление времени в свою очередь реализовано в нескольких группах.

1. Временной промежуток. «На Земле пройдёт семьсот веков!» (Песня космических негодяев), «Целый год напролёт гололёд» (Гололёд), «Меня замучили дела — каждый миг, каждый час, каждый день» (Дела), «Четверть века — срок большой» («Реже, меньше ноют раны...»), «И с ними лет двадцать кто мог потягаться» (Профессионалы), «Секунда паузы на поле и в эфире...» («Мяч затаился в стриженой траве...»).

2. Точное время, дата. «В три пятнадцать возле бани...» (Пародия на плохой детектив), «В сорок третьем под Курском я был старшиной» (Случай в ресторане), «Опять дают задержку до восьми» (Москва — Одесса).

3. Время суток. «Но и утром всё не так» (Моя цыганская), «Жаль, что вечер на дворе такой безлунный!..» («У нас вчера с позавчера...»), «И в эту ночь, и в эту смерть, и в эту смуту» (Песня о вещей Кассандре).

4. Время года. «И деревья в пыли к осени» (Аисты), «Весна идёт в штыки» («Проделав брешь в затишье...»).

5. Время как мера пространства. «От Земли до Беты — восемь дён, // Ну, а до планеты Эпсилон — // Не считаем мы, чтоб не сойти с ума» (Песня космических негодяев).

6. Время как деятельная субстанция. «И не хочу я знать, что время лечит» («Мне каждый вечер зажигают свечи...»), «И в машину ко мне постучало просительно время» (Из дорожного дневника)

7. Время — предмет. «Дотла // Сгорело время, да и я — нет меня, — только тень...» (Дела).

Второй блок составляют произведения, в которых концепт время является главным героем или предметом размышлений. Речь идёт о таких текстах, как «Песня о новом времени», «Песня об обиженном Времени», «Песня о времени», «Люблю тебя сейчас...».

В «Песне о новом времени» прошлому противопоставлено наше время, собственно, оно и является новым: «Наше время иное, лихое». Однако в конце текста новым становится уже время, приходящее на смену нашему времени.

В «Песне о времени» точкой отсчёта становится настоящее, но прошлое и будущее тоже оказываются реально существующими сейчас.

В «Песне об обиженном Времени» Время предстаёт как живое существо, которое способно обижаться, и тогда «плохо и тоскливо жить без Времени».

И наконец, «Люблю тебя сейчас...» представляет собой образец рефлексии по лингвистическому осмыслению категории времени.

8. Мотивология

Описание системы мотивов, реализованных в творчестве поэта, — едва ли не самая насущная задача филологического комментария [24]. Предпочтение тех или иных мотивов, степень их реализации рельефно показывают, под каким углом зрения автор смотрит на жизнь, что в ней вызывает позитивную реакцию, что — негативную, то есть именно мотивология чётче всего способна показать ценностные ориентиры поэта [25].

9. Поэтика

Поэтическую технику целесообразно описывать через словарь рифм и словарь стихотворных размеров [26]. У В. С. Высоцкого много оригинальных рифм, как, впрочем, много и рифм предельно простых. Каждый поэтический размер, как известно, имеет свой семантический ореол, и выяснение того, каким размерам отдано предпочтение и насколько совпадает семантический ореол конкретного размера, употребляемого поэтом, с общепоэтическим, скорее всего даст нетривиальные результаты.

10. Монографии

Все перечисленные выше направления комментирования могут быть представлены и в виде монографических исследований [27]. Так, например, имеется насущнейшая необходимость в монографическом описании языковых особенностей творчества В. С. Высоцкого, особенностей языковой картины мира поэта; наконец, в монографическое исследование может быть развёрнут и данный проект.

* * *

Творчество В. С. Высоцкого значимо не только само по себе. Его ценность заключается ещё и в том, что в нём отразился как язык советского человека (подобно тому как в творчестве А. С. Пушкина отразился мир русского человека), так и мир советского человека (об этом свидетельствует хотя бы то, что «Высоцкий не разошёлся на пословицы, а буквально растворился в бытовом языке, перешёл в него» [28]).

Мы являемся свидетелями не только того, как одна эпоха сменяет другую, но ещё и того, как язык приобретает новое качество. Завершился определённый этап в развитии русского литературного (и национального) языка. Какие черты были ему присущи — об этом можно и нужно спорить, но несомненно одно: этот этап нашёл своё наиболее полное выражение именно в творчестве В. С. Высоцкого. Перед переходом в иное качество Язык породил своего Мастера.

Примечания

* Печатается с сокращениями. — Ред.

[1] Новиков Вл. И. Окуджава — Высоцкий — Галич: Проект исслед. // Мир Высоцкого. Вып. III. Т. 2. М., 2000.

[2] Новиков Вл. И. Живой // Октябрь. 1988. № 1. С. 196.

[3] Уже вышли части «Словаря поэзии Владимира Высоцкого» на буквы: Ф, Э; И (1999); Ю; Щ; А, Х; Я (2000). Идеология «Словаря» изложена в первом выпуске Словаря и существенно дополняется в шестом (А, Х).

[4] В качестве базового использовался «Большой толковый словарь русского языка» (СПб., 1998). В тех случаях, когда комментируется слово, отсутствующее в языке (во всяком случае — не отмеченное в словарях) значение составляется самостоятельно. Фактический материал извлекался из изд.: Высоцкий В. С. Сочинения: В 2 т. Екатеринбург, 1997.

[5] Здесь и далее жирным курсивом приводится источник цитаты (в скобках) и даны названия произведений, где также встречается данное слово.

[6] Употреблено в 68 текстах (иногда — по нескольку раз). Здесь представлены репрезентации каждого значения без указания на тексты, где это слово отмечено. Следует отметить, что в подавляющем большинстве текстов (в 53) реализовано первое значение.

[7] Из шести значений этого слова реализовано только основное, первое (13 раз), и его оттенок (10 раз).

[8] В песне «Кто за чем бежит» употреблено омонимичное нефразеологизированное выражение мало каши ел.

[9] Слово употреблено в 40 текстах. Приводятся только реализации каждого значения без указания на корпус текстов, где эти значения также реализованы.

[10] В качестве аналога такого рода словарей можно назвать «Словарь-справочник “Слова о полку Игореве”» В. Л. Виноградовой (М.; Л., 1965–1984. Вып. 1–6). Данный лексикографический жанр, по-видимому, имеет большую перспективу. Во всяком случае, известно, что ведётся работа над составлением Словаря «Моления Даниила Заточника». К настоящему времени нами изданы словари к следующим произведениям В. С. Высоцкого: «Кони привередливые», «Корабли постоят — и ложатся на курс...» (1997), «Баллада о бане» (1998), «Разбойничья», «Притча о Правде и Лжи» (1999), «Сколько лет, сколько лет...» (2000).

[11] Впервые опубликовано: Изотов В. П. Новые слова Владимира Высоцкого // Мир Высоцкого. Вып. I. М, 1997. С. 215–216. См. также: Изотов В. П. Окказионализмы В. С. Высоцкого: Опыт слов. Орёл, 2000. С. 37. Печ. с дополнениями.

[12] Кэрролл Л. Приключения Алисы в Стране Чудес; Алиса в Зазеркалье. М., 1982. С. 92–93.

[13] Окуневская И., Суходрев В. Под знаком семейных отношений // Мир Высоцкого. Вып. III. Т. 2. С. 30.

[14] Можно предположить, что у слов крошить, крутить, крушить, кряхтеть происходит полная синсемия, то есть объединение всех их значений в одном употреблении.

[15] Примерами такого рода словарей могут служить наши работы: «Материалы к словарной статье “рай” из “Толкового словаря языка произведений В. С. Высоцкого”» (Научный альманах Орловского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. Вып. 2: Филология. Педагогика. Психология. Музыкознание. Искусствоведение. Орёл, 1998) и «Слово о слове слово: лексикографический портрет» (Высоцкий и рубеж тысячелетий. Орёл, 2000), а также очень интересная работа Э. Лассан «Но Владимира Высоцкого» (Мир Высоцкого. Вып. III. Т. 2).

[16] Значимы в этом плане работы В. П. Лебедева и Е. Б. Куликова; И. Е. Намакштанской, Б. Нильссон и Е. В. Романовой (Мир Высоцкого. Вып. I); О. И. Литвинниковой; А. В. Прокофьевой; С. Г. Шулежковой (Там же. Вып. III. Т. 2).

[17] Первый вариант такого словаря создан; см.: Изотов В. П. Окказионализмы В. С. Высоцкого.

[18] В самой различной манере выстроены наши комментарии к следующим текстам (об этой разности говорят уже названия): «Взгляд на песню В. С. Высоцкого “Мы вращаем Землю”» (1994); «Текстаурус В. С. Высоцкого» (здесь комментируются тексты «Если б был я физически слабым...» и «Не впадай ни в тоску, ни в азарт ты...»; 1997); «Параллелизм как принцип: (К анализу текста В. С. Высоцкого “Дайте собакам мяса”)» (1997); «В. С. Высоцкий, “Горизонт”: построчный комментарий» (1999); «Параллелизм как принцип: (К анализу песни “У домашних и хищных зверей...”)», «Комплексный анализ “Песни конченого человека”», «“Купола”: опыт ассоциативного анализа», «Построчный комментарий к стихотворению “И снизу лёд, и сверху — маюсь между...”» (все — Высоцкий и рубеж тысячелетий).

[19] Предыдущие опубликованы: [1–4] (1995); 5–7 (1997); 8–12 (2000).

[20] Большой толковый словарь русского языка. СПб., 1998. С. 409.

[21] Там же. С. 1376.

[22] Словарь сочетаемости слов русского языка. М., 1983. С. 615.

[23] Степанов Ю. С. Константы: Слов. рус. культуры. Опыт исслед. М., 1997. С. 171–188. Некоторые концепты в творчестве поэта уже получают своё осмысление. См. работы А. В. Скобелева «Образ дома в поэтической системе Высоцкого» (Мир Высоцкого. Вып. III. Т. 2); Н. В. Янчевской «К содержанию концепта дом» (Параметризация способов словообразования. Орёл, 2000); а также нашу: «Сфера концепта тоска» (Высоцкий и рубеж тысячелетий).

[24] Любопытно, что в «Лермонтовской энциклопедии» статья, посвящённая описанию мотивов поэта, является едва ли не самой большой.

[25] Некоторые мотивы поэзии В. С. Высоцкого уже стали описываться. См. работы: Н. В. Крыловой («Кабацкие мотивы в творчестве В. Высоцкого: генеалогия и мифология»); Е. Г. Колченковой («Архетипический мотив волка в “Охоте на волков”»); В. К. Рыбальченко («Мотив памяти в лирике В. Высоцкого»); Т. А. Гавриленко («Образ песни в поэтическом мире Высоцкого») в альманахе «Мир Высоцкого» (Вып. III. Т 1; 2); а также нашу: «Мотив сумасшествия в творчестве В. С. Высоцкого» (Высоцкий и рубеж тысячелетий).

[26] Обращают на себя внимание работы П. А. Ковалёва (Высоцковедение и высоцковидение. Орёл, 1994); Г. А. Розенберга (Мир Высоцкого. Вып. II. М., 1998); В. С. Баевского, О. В. Поповой и И. В. Тереховой; Т. В. Ковалёвой (Там же. Вып. III. Т. 2), посвящённые этим проблемам.

[27] Собственно монографических исследований о творчестве поэта пока ещё немного. Перечислим их авторов: А. В. Скобелев и С. М. Шаулов (1991); Вл. И. Новиков (1991); Х. Пфандль (1993); Н. М. Рудник (1995); А. В. Кулагин (1996; 1997); Е. Канчуков (1997).

[28] Архангельский А. Что, если это проза // Изв. 2000. 25 июля. С. 10.

© 2000- NIV