Изотов В. П.: Окказионализмы В. С. Высоцкого. Опыт словаря

Из истории создания.

В 1979 г. впервые обратил я внимание на новообразования В. С. Высоц-кого. Эпизодически я отмечал их в 80-ые годы, но только начиная с 1994 года я начал систематическое их выделение в творчестве В. С. Высоцкого. Однако некоторую законченность (далёкую от законченности) эта работа стала получать в 1997 году, когда стали появляться многотомные издания, в которых были представлены черновики, разные варианты известных текстов, а также наброски и незаконченные произведения [1] (кстати говоря, черновики, наброски, ранние редакции стали весьма ценным источником пополнения настоящего Опыта словаря, ср: “По черновикам рукописей и количеству выброшенных строф видно, как хлестала в Высоцком энергия словотворчества” [2]). Именно они, а также переизданное несколько раз двухтомное худлитовское издание, стали основной текстологической базой для выборки новообразований. Поскольку эти издания не претендовали на статус Полного собрания сочинений, нельзя говорить о законченности настоящего словаря. О полноте выборки не идёт речь, поскольку ещё опубликованы далеко не все письма В. С. Высоцкого и другие архивные материалы.

Новые слова.

Основной исследовательской посылкой (применяющейся, кстати, во многих работах по неологии) является следующая: новым словом (ново-образованием, окказионализмом) считается слово, отсутствующее в основных словарях современного русского литературного языка. Проверке на неогенность подвергались слова, выделяемые на основе исследовательской интуиции. В связи с этим можно сразу же сказать, что, по-видимому, не все слова, которые можно отнести к созданным В. С. Высоц-ким, включены в настоящее издание. Проще говоря, я мог, конечно, что-то и просмотреть.

О роли новообразований в идиолекте В. С. Высоцкого.

В настоящей работе представлено 418 новообразований В. С. Высоцкого. В этом плане его творчества является “срединным”, располагающимся между творчеством, писателей, часто создававших новообразования (М. Е. Салтыков-Щедрин, В. В. Хлебников, В. В. Маяковский и др.), и писателей, редко использовавших этот приём (А. С. Пушкин, Л. Н. Толстой и т. д.). “Высоцкий вообще нечасто обращался к неологизмам: при всей метафоричности своего поэтического языка он, однако, предпочитал традиционное словоупотребление” [3].

Принципы составления.

Настоящий Опыт словаря объединяет только лексические новообразования. Семантические новообразования, т. е. употребление известных слов в новом значении, не включались. Они составят отдельный Словарь.

Следует особо оговорить ещё одно обстоятельство. Из-за отсутствия общепринятой текстологии произведений В. С. Высоцкого в самых авторитетных на сегодня изданиях допускается разнобой в написании отдельных слов (это прежде всего касается сложных слов). В этих случаях выбор делался в пользу окказионализации. Например, в двухтомнике, составителем которого выступил А. Е. Крылов, в песне “Про чёрта” зафиксировано: “Слушай, чёрт-чертяка-чёртик-чёртушка,/ Сядь со мной -я очень буду рад”. В четырёхтомнике, составителем которого был С. Жильцов, зафиксировано: “Слушай, чёрт, чёртяка, чёртик, чёртушка,/ Сядь со мной - я очень буду рад”. В двухтомнике - “Начальник вёл себя не въедливо” (Я был душой дурного общества), в четырёхтомнике - “Начальник вёл себя невъедливо”.

В этих и других сходных случаях выбор делался в пользу окказионаизма, а не сочетания слов. Может быть, этот подход не вполне правомерен, но, когда будет установлена подлинная текстология произведений В. С. Высоцкого, тогда и сделается окончательный вывод и, соответственно, сами собой отпадут слова, неправомерно принимаемые за окказиональные.

Такой же выбор делался и в тех случаях, когда явное новообразование имело различные написания в разных изданиях (речь идёт о случаях колова и холова - оба они зачислены в разряд окказиональных слов, хотя, разумеется, в данном случае одно слово исключает другое. Но опять-таки пока не ясно, какое написание было у автора).

Также особо следует сказать и о том, что некоторые новообразования, включённые в словарь, зафиксированы только в звучании - в написании они нормативны (речь идёт прежде всего о словах совейский, ю-баюшки). С другой стороны, не включены слова, звуки которых в исполнении растянуты (в-и-и-ишня [4] ...). Хотя, наверное, следует подумать о систематизации этих явлений и, быть может, представить их в виде Приложения к настоящему Опыту словаря.

В то же время в корпус Опыта словаря не внесены слова, образовавшиеся вследствие редукции гласного, возникшей из-за того, чтобы слово чётко легло в строку, например: теорья [5], фамилья и т. д.

Вопрос о включении/невключении этих слов в состав корпуса авторских новообразований тоже ждёт своего разрешенья. (Кстати говоря, у поэта достаточно много таких случаев, когда предпочитается вариант слова с мягким знаком, типа: омовенье (вместо омовение), очищенье (вместо очищение) (из “Баллады о бане”) и др.

Не включены в Опыт словаря слова, не отмеченные в словарях, но имеющие широкое распространение: “Перед выездом в загранку...”. Слово это употребляется (и не только в разговорной речи) в разных значениях.

Кроме того, не включены некоторые слова, относимые другими исследователями к числу окказиональных, например: бульник, улёжчивый [6], которые, на мой взгляд, имеют диалектное происхождение.

Описание новых слов.

Словарные статьи разнообразны по своей информационной насыщенности, но практически в каждой из них есть сведения, касающиеся определения способа словообразования окказионального слова и его значения. Некоторые словарные статьи этим и ограничиваются (а иногда я даже не давал либо того, либо другого, поскольку очень уж прозрачны были либо семантическая, либо словообразовательная стороны анализируемого слова). В иных случаях словарная статья представляет собой небольшой очерк (см. крохей, солоно-горько-кисло-сладкий, триодиннадцатый и др.).

Никаких иных сведений (грамматических, орфоэпических и иных) словарная статья не содержит; соответственно, нет никаких условных помет.

Жанр работы.

В строго терминологическом понимании настоящая работа не является словарём, поскольку не выдержано единство дефиниций. Точнее определить эту работу как Опыт словаря, который, может быть, перерастёт в Словарь после завершения выборки по всем текстам поэта.

Контекст.

Естественно, что у большинства новообразований имеется только один контекст, являющийся одновременно и контекстом порождения, и контекстом употребления. Только несколько новых слов “отметились” не один раз: белогорячий, трезвь.

Границы контекста определялись: для новообразований из стихотворных текстов - строфа, из прозаических - предложение. Там, где новообразование входит в состав названия, название и определялось как контекст. Несколько раз отмечен “самоконтекст”: новообразование является названием (мореплаватель-одиночка).

- А -

Агитатор-дельфин. “Но вот океанариум. Уснул/ Один работник - умственный мужчина, -/ И вдруг среди отловленных акул/ Увидел агитатора-дельфина” (“Хоть нас в наш век ничем не удивить...”, черновик).

Окказионализм создан по способу сложения. Значение - “дельфин, являющийся агитатором”. Особенность этого новообразования заключается в следующем: компонент агитатор, выполняющий синтаксическую функцию приложения, находится перед определяемым словом, что не является характерным для русского языка.

Алкоголий. “Как-то вечером патриции/ Собрались у Капитолия/ Новостями поделиться и/ Выпить малость алкоголия” (Семейные дела в Древнем Риме).

Новообразование сохраняет то же значение, что и исходное слово. Способ образования - суффиксация.

Алкогон. “Упадёшь - и тебя никто не подымет: сам упал - сам вставай. Закон, загон, полигон, самогон, ветрогон, алкогон и просто гон” (Жизнь без сна).

Можно предположить, что окказионализм образован путём контаминирования слов алкоголь и гон. Другие словообразовательные мотивации предложить трудно.

Появление новообразования стимулировано перечнем рифмующихся слов [7]. В первой паре закон // загон разница определяется не нейтрализованными (в данном случае) парными к//г. Остальные слова (кроме слова полигон [8]) входят в одно словообразовательное гнездо.

Значение окказионального слова не поддаётся чёткому однозначному дефиницированию. Можно предположить, что алкогон - это и “тот, кто гонит (изготавливает) алкоголь”, и “тот, кто гонит (в себя [пьёт]) алкоголь”, и “место, где принимают алкоголь”, и “место, где испытывают алкогольные напитки”, и... Одноконтекстные слова предполагают и эти, и многие другие трактовки.

... Надо сказать, что подобные случаи (невозможность точного определения значения окказионального слова, если, конечно, это не специальное авторское задание и не особенность идеолекта (как, например, многие новообразования В. Хлебникова)) не очень характерны для русского словотворчества.

Алхимик-шарлатан. “Но, мученик науки, гоним и обездолен,/ Всегда в глазах толпы он - алхимик-шарлатан, -/ И из любимой школы в два счёта был уволен,/ Верней - в три шеи выгнан, непонятый титан” (Баллада О Кокильоне).

Это новообразование относится к числу таких, в которых оба компонента сложения синонимичны [9]. В данном случае синонимичность - контекстуальная, поскольку слова алхимик и шарлатан не являются синонимами в языке. Однако в обыденном сознании значение слова алхимик ассоциируется со значением слова шарлатан.

Новообразования, созданные на базе контекстуального синонимического сближения, отмечаются в русской неологии достаточно нечасто.

Ангел-ас [10]. “Мы крылья и стрелы попросим у Бога, -/ Ведь нужен им ангел-ас, -/ А если у них истребителей много -/ Пусть пишут в хранители нас!”(Песня лётчика).

В русском языке (по данным различных словарей), существуют, по-видимому, только два дефиснооформленных сложных слова, образованных от слова ангел - ангел-хранитель и ангел-утешитель. В художественной литературе отмечено ещё два “ангелообразования” - ангел-инспектор и ангел-секретарь [11].

Созданное В. С. Высоцким слово отличается от данных “профессио-нальных” обозначений ангелов тем, что даёт характеристику.

Каково значение этого окказионализма? Почему, собственно, ангел-ас? Выводимо ли его значение из дефиниций слов ангел и ас?

“Ангел. 1. По религиозным представлениям - сверхъестественное существо, вестник и исполнитель воли бога на Земле. ... 2. Изображение этого существа в виде крылатого юноши” [12]. “Ас. 1. Лётчик высокого класса (по лётному и боевому мастерству). ... 2. Перен. О том, кто достиг высокого мастерства в каком-либо деле...” [13]

Ангел-ас - это “сверхъестественное существо, достигшее высокого мастерства”. Так получается из суммирования дефиниций. А что получается из контекста? Значение слова ангел-ас практически то же, что и у слова лётчик-ас, то есть, при одинаковом компоненте сложения, слова ангел и лётчик становятся контекстуальными синонимами. Таким образом, значение слова ангел-ас (принимая во внимание влияние контекста) будет следующим: “погибший лётчик-ас, ставший в раю ангелом”. Точнее не дефиницируется.

Однако контекст “наводит” и некоторые “тени” на значение слова.

“Мы крылья и стрелы попросим у Бога”. “Крылья” - понятно (“ангел - крылатое существо”), но почему “стрелы”? Как известно. в экипировке ангелов стрелы отсутствуют. Стрелы - принадлежность громовержцев (Перуна, Зевса), ангелы же могли представать с мечом (в Апокалипсисе, например).

“А если у них истребителей много - Пусть пишут в хранители нас”. Несомненно, были ангелы разрушители, но были ли ангелы-разрушители, Что же получается? Если в раю не нужен ангел-ас-истребитель, то тогда погибающий лётчик готов стать ангелом-асом-хранителем.

Анкетка. “У нас отцы - кто дуб, кто вяз, кто кедр,/ Охотно мы вставляем их в анкетки,/ И много нас, и хватки мы, и метки,/ Мы бдим, едим, восшедшие из недр,/ Предельно сокращая пятилетки” (“Муру на блюде доедаю подчистую...”).

Анкетка - это, может быть, и “маленькая анкета”, и “анкета, к которой относятся с уважением”, и “анкета, к которой относятся с пренебрежением”. Мне кажется, что здесь слово употреблено в последнем значении, хотя прямых доказательств этому в тексте нет.

Кроме того, следует иметь в виду, что это новообразование вполне могло быть создано и независимо от В. С. Высоцкого, т. е. это слово имеет весьма большую вероятность одновременного (или почти одновременного) образования разными авторами.

Анти-анти-анти-ордината. “Мы -антиподы, мы здесь живём!/ У нас тут анти-анти-антиординаты./ Стоим на пятках твёрдо мы и на своём,/ Кто не на пятках, те -антипяты!” (Марш антиподов) [14].

“Существительные с префиксом анти- имеют значение: “нечто противоположное тому, что названо мотивирующим существительным”: антитезис, антициклон, антикритика, антимир, античастица, антивещество, антиискусство, антигерой, антироман” . Однако у данной приставки есть и ещё одно значение, которое можно считать в определённой степени частным - обозначение принадлежности к миру антиподов или к антимиру.

В данном случае как раз и реализовано это частное значение - обозначена принадлежность к миру антиподов.

Этот окказионализм - явление, уникальное в русской неологии. Дело в том, что повтор приставки - явление вообще довольно редкое. Мне например, известны только три случая удвоения приставки анти-: “Весьма любопытны случаи двойного употребления приставки анти-, т. е. своего рода “отрицания отрицания”: “Мой роман, конечно, не утопия. Недавно умерший Камил Икрамов, прочтя роман, назвал его анти-антиутопией” (В. Войнович); “Апогея “анти-антисемитский” порыв Виталия Алексеевича достигает в следующей фразе: “... Когда я встречусь с антисемитом, я дам ему пощёчину...”(С. Скачков)” [16]; “ По ракетам и антиракетам/ Анти-антиракеты неслись./ В синих бликах землянского света/ На Луне пять дивизий дрались” (Ю. Визбор).

Происходит ли здесь (в анализируемом примере) своеобразное “отри-цание отрицания отрицания”? (Ср. пятикратное употребление другой приставки: раз-раз-раз-раз-раз-грандиознейший (А. Салынский) - постоянное нарастание признака). Нет, поскольку антиордината - это “ордината в мире антиподов”, анти-антиордината - “нечто противоположное антиординате мира антиподов”, тогда анти-анти-антиордината - “противоположное чему-то противоположному антиординате мира антиподов”, по сути дела - та же “антиордината”.

Антикоординаты. “Мы -антиподы, мы здесь живём!/ У нас тут антикоординаты./ Стоим на пятках и на своём,/ Кто не на пятках, те -антипяты!” (Марш антиподов, черновики).

Значение префиксального новообразования - “координаты в мире антиподов”.

Анти-ли-советчина. “Посмотреть продукцию: / Что в ней там за трещина,/ Контр-ли-революция,/ Анти-ли-советчина?” (“Вот и кончился процесс...”).

Хочу сразу же оговорить одно обстоятельство: в данном случае я предложил свой вариант написания слова. Совершенно ясно, что вариант написания, предложенный составителями четырёх- и пятитомных собраний сочинений В. С. Высоцкого (“анти- ли советчина”), не является самым удачным. Столь же совершенно ясно, что частица ли включается в значение слова антисоветчина, в результате чего новообразование приобретает значение “есть ли антисоветчина?”.

Если же проанализировать предложенное написание, то получается следующее: приставка лексикализуется, после неё ставится тире (и то, и другое вполне возможно: случаи эмансипации приставок имеют место (см. псевдо), тире можно рассмотреть как выделительный знак); а вот употребление частицы ли в этом конкретном месте объяснить затруднительно (во всяком случае - мне...).

Если же принять мой вариант, тогда всё становится ясно: способ образования - лексический тмезис [17] (вставка слова внутрь другого слова).

Антиллерист [18].”Тропы ещё в антимир не протоптаны,/ Но, как на фронте, держись ты! / Бомбардируем мы ядра протонами, / Значит, мы - антиллеристы” (Марш студентов-физиков).

Слово антиллеристы чаще всего в различных сборниках трактуется как артиллеристы. Однако, конечно же, в данном случае следует фиксировать окказиональное слово. Был велик соблазн истрактовать это слово как антилиристы, тем самым увязав его со знаменитым противопоставлением “лирики” - “физики”, но...

Чтобы правильно определить значение окказионализма (и способ его образования), надо разобраться в структуре контекста.

Что такое антимир? “Гипотетический космический объект, состоящий из антивещества”.

Протон - “стабильная элементарная частица... вместе с нейтронами образует ядро атома”.

В первом приближении значение окказионализма антиллерист - “тот, кто бомбардирует (обстреливает) что-то с помощью антивещества”. Но контекстом такое определение не продуцируется, поскольку это “что-то” (ядро) бомбардируется не антивеществом, а протонами.

Следовательно, антиллерист - “тот, кто стреляет антивеществом как из пушки”.

Способ? Слово соотносится со словами антимир (антивещество) и артиллерист. Можно говорить либо о контаминации: антиллерист = антимир + артиллерист, либо о субституции: артиллерист + анти. Какая из трактовок предпочтительне? На данном этапе предпочесть какую-либо вряд ли возможно.

Может быть, следует расширить описание внутреннего контекста, поскольку действие происходит не в антимире, а в микромире. Хотя, возможно, антиллерист оправдано иными - не нашими- масштабами.

...Следует отметить ещё, что в этом слове приставка анти- реализует частное значение “принадлежность к антимиру”.

Отмечено употребление этого слова у другого автора: “Отчаявшись, он сговорился со своим знакомым антиллеристом, зарядил последним своим детищем полый снаряд, антиллерист стремительно выстремил и (цитирую передовую “Млинской Критикатуры”), “4-ый творческий том

Кит-2-Цирика унёсся в просторы безбрежной космической Вселенной””. [19]

Антилопий. “Папе антилопьему/ Зачем такого сына”/ Всё равно: что в лоб ему,/ Что по лбу - всё едино” (Песенка ни про что, или Что случилось в Африке).

Притяжательное прилагательное со значением “принадлежащий антилопе, имеющийся у антилопы” образовано суффиксальным способом. Модель эта достаточна распространена, и только нераспространённостью у нас антилоп можно объяснить отсутствие этого слова в русском языке (хотя в каком-либо специальном труде об антилопах или в чьих-либо путевых заметках это слово и употреблено).

Антимама [20]. “Но почему-то, прилетая впопыхах,/ На головах стоят разини и растяпы,/ И даже пробуют ходить на головах/ Антиребята, антимамы, антипапы” (Марш антиподов).

Исходя из общего содержания песни и из частного значения приставки анти-, значения новообразований следует трактовать так: антимама - “мама в мире антиподов”, антипапа - “папа в мире антиподов”, антиребёнок (антиребята) - “ребёнок (ребята) в мире антиподов”.

Антинад. “Живут под нами на другом конце земли/ Другие люди - под названьем “антинады”,/ Довольно часто прилетают к нам они.../ Любому гостю мы будем рады” (Марш антиподов, черновики).

Слово антипод переосмысливается, в его структуре выделяется слово под, и в результате замены этой части словом над (трансрадиксация) возникает новообразование. Значение - “расположенные над нами; противоположные антиподам”).

Антиордината. “Мы -антиподы, мы здесь живём!/ У нас тут антикоординаты./ Стоим на пятках твёрдо мы и на своём,/ Кто не пятках, те -антипяты!” (Марш антиподов) [21].

Префиксальное образование со значением “ордината в мире антиподов”. См. анти-анти-антиордината.

Антипапа. См. антимама.

Антипят. “Мы -антиподы, мы здесь живём!/ У нас тут -антиординаты./ Стоим на пятках твёрдо мы и на своём,-/ Кто не на пятках, те - антипяты!” (Марш антиподов).

Значение новообразования предельно прозрачно: “те, кто стоит не на пятках <очевидно, на голове>“. Способ образования - префиксально-суффиксальный (используется нулевой суффикс).

Вместе с тем новообразование имеет и определённую символическую коннотацию: оно характеризует нетерпимость к инакомыслию - “ина-костоянию”: “И кто не с нами, те -антипяты”.

Антиребёнок . См. антимама.

Антисказка. (Определение жанра “Лукоморья больше нет”).

Судя по значению, которое имеет префикс анти-, значение новообразования должно быть примерно следующим: “нечто, противоположное сказке”. Однако содержание песни, да и всех остальных песен со сказочным сюжетом, наводит на иное значение.

Практически все песни В. С. Высоцкого на сказочные темы представляют собой разрушение, “выворачивание” сказки как таковой. В данном случае наблюдается то же самое. Весь привычный сказочный мир оказывается перевёрнутым, модернизированным, не устоявшим под натиском суровой реальности. Ведь “лукоморья больше нет”, “русалка... честь недолго берегла”, “кот... загнёт анекдот” и т. д.

Мир сказки исчезает. На смену ему приходит антисказка - разрушенная, переставшая существовать сказка.

Ср.: “... имеет смысл говорить о создании высоцким модификации литературной сказки, когда она не становится анти-сказкой (хотя, кстати, у поэта встречается такое жанровое самоопределение), а, продолжая быть сказкой, насыщается специфическим содержанием за счёт переворачивания смысла традиционного сказочного образа” [22].

Астроном-старик. “И вряд ли астроном-старик/ Определит: на Солнце - буря, -/ Мы можем всласть глядеть на лик,/ Разинув рты и глаз не щуря” (Солнечные пятна, или Пятна на солнце).

Значение сложного слова складывается из значений составляющих компонентов - никакого контекстного “наращения”, “довеска” не наблюдается.

- Б -

Баба-новатор. “Что мне север, экваторы,/ Что мне бабы-новаторы -/ Если в нашем предбанничке/ Так свирепствуют нянечки!” (“Я лежу в изоляторе...”).

При внешней понятности и способа создания слова, и его значения (сложение, “баба, являющаяся новатором”) есть нечто смущающее меня; о каких бабах-новаторах идёт речь? В чём проявляется их новаторство? Это задача уже для “Энциклопедического словаря В. С. Высоцкого”.

Бангладешт. “Обещал, - забыл ты нешто?/ Ну хорош! -/ Что клеёнку с Бангладешта/ Привезёшь” (Инструкция перед поездкой за рубеж, или Полчаса в месткоме).

Искажённое название страны Бангладеж.

Способ словообразования может быть истолкован двояко: либо это эпитеза (конечное неморфемное наращение), либо это комбинация начального и конечного усечений с наложением и слиянием: в слове Будапешт усекается начальная часть(Будап-), в слове Бангладеж - конечная (), происходит слияние оставшихся фрагментов с наложением по общему сегменту -е-.

Бегун-беглец. “Не добежал бегун-беглец,/ Не долетел, не доскакал,/ А звёздный знак его - Телец -/ Холодный Млечный Путь лакал” (Прерванный полёт).

В этом случае я учитываю редакцию С. В. Жильцова (“Собрание сочинений в 4-х книгах”).

Слово образовано сложением двух однокоренных слов. При этом получается интересная сумма значений - “тот, кто бежит и убегает” (от значений составляющих слов: бегун - “тот, кто бежит”; беглец - “тот, кто убегает”).

Беда-напасть. “Мы беду-напасть подожжём огнём,/ Распрямим хребты втрое сложенным,/ Мёду хмельного до краёв нальём/ Всем скучающим и скукоженным!” (Скоморохи на ярмарке).

Происходит сложение близких по значению слов с объединением их значений.

Безбородье. “У одного мальчика десяти лет, например, не растёт борода. Не то, что там выпала, а просто нету. Вы представляете: нету абсолютно. Даже жалко. Такое жуткое безбородье - и у кого, у абсолютно здорового психически мальчика!” (Формула разоружения).

Значение окказионализма, созданного префиксально-суффиксальным способом, - “отсутствие бороды”.

Безгитарье. “Вгрызаясь в глубь веков хоть на виток -/ То взрыв, то лязг, - такое безгитарье!/ Вот череп вскрыл отбойный молоток,/ Задев кору большого полушарья” (Марш шахтёров, первоначальный вариант).

Окказионализм обозначает не “отсутствие гитары”, а, скорее, “звуки, противоположные гитарным”. Следовательно, логичнее было бы квазислово *антигитарье, поскольку оно гораздо точнее отражает ситуацию. Может быть, и в силу того, что слово не вполне адекватно отражало ситуацию, вся строфа была опущена...

Способ образования - префиксально-суффиксальный.

Безглазный. “Безглазны, безголовы и безгласны/ И, кажется, бессутны тушеноши,/ Как бы катками вмяты в суть картины” (“И кто вы суть? Безликие кликуши?..”).

Несмотря на внешнюю прозрачность, окказионализм таит в себе загадки.

Во-первых, зачем создано новообразование безглазный при наличии в языке слова безглазый? Значения их, по-видимому, отличаются только какими-то нюансами, оттенками.

Во-вторых, в чём заключается это семантический оттенок-нюанс?

В-третьих, каков способ создания окказионализма? То ли это транссуффиксация (замена нулевого суффикса суффиксом -н-), то ли это префиксально-суфиксальный способ, то ли это префиксальный (транспре-фиксальный?) способ, то ли...

Ни на один из этих вопросов у меня нет исчерпывающего ответа.

Белогорячий. “ - Вы слышали, вы слышали? Сегодня в 7-е привезли белогорячего, он повесился в Центросоюзе на бельевой верёвке, а герой один из дома 68, который на “газике работает, р-раз и снял, аккуратно так, даже верёвку не срезал - пожалел” (Жизнь без сна (Дельфины и психи)); “Мне колют два месяца кряду -/ Благо, зрячие./ А рядом гуляют по саду/ Белогорячие” (“Я сказал врачу: “Я за всё плачу!..””);“Род мой крепкий - весь в меня, -/ Правда, прадед был незрячий;/ Шурин мой - белогорячий,/ Но ведь шурин - не родня!” (Никакой ошибки).

Значение - “находящийся в белой горячке”. Способ образования - сложно-суффиксальный (с нулевым суффиксом, по типу краснобровый).

Новообразование принадлежит к числу не очень многочисленных в творчестве поэта слов, созданных на базе фразеологизма (в широком смысле). См. слова белоснежнотелый, белохлебосольный, всенаплевающе, всеоружас, дыбоволосый, мурашкокожаный, пустокарманный, стукозубый. Пожалуй, это все новообразования В. С. Высоцкого, имеющие в основе фразеологизм.

Белоснежнотелый [23]. “Белоснежнотелая,/ Словно лебедь белая,/ В сказочно-классическом плане...”(“Жили-были на море...”).

На мой взгляд, новообразование белоснежнотелый имеет троякую мотивацию и, соответственно, может быть интерпретировано как образованное разными способами.

Первая мотивация: производящей базой является словосочетание “бе-лоснежное тело”, и тогда способ образования - сложение с суффиксацией.

Вторая мотивация: производящей базой являются устойчивые сочетания “белый снег” и “белое тело”. В этом случае представляется возможным говорить о контаминации в сочетании со сложением и суффиксацией (происходит объединение компонентов “белый” в исходных словосочетаниях, сложение двух других компонентов и добавляется нулевой суффикс). Контаминационно-сложно-суффиксальный способ, насколько мне известно, до сих пор не был отмечен в реестре способов русского словообразования.

Третья мотивация: новообразование создано на базе слов “белоснежный” и “белотелый”. В этом случае уместно говорить о контаминации в чистом виде.

Все три мотивации равнодоказательны, и сделать окончательный вы-бор в пользу какой-либо из них не представляется возможным.

Что касается значения окказионализма, то при принятии любой словообразовательной интерпретации, оно будет следующим: “обладающий очень белым телом”.

А. В. Кулагин считает, что этот окказионализм навеян стихотворениями В. В. Маяковского “Военно-морская любовь” и “Разговор на одесском рейде десантных судов “Советский Дагестан” и “Красная Абхазия”” [24].

Белохлебосольный. “Тагарга-матагарга,/ Во какая ярмарка: / Праздничная, вольная,/ Белохлебосольная!” (Скоморохи на ярмарке).

При наличии в языке слово хлебосольный логично предположить, что новообразование создано при помощи сложения: бел + о + хлебосольный.

Мне же представляется более реальной другая мотивировка: соединение сочетаний белый хлеб и хлеб-соль с суффиксацией. Тогда и значение будет не просто “гостеприимный”, а “очень гостеприимный”, поскольку предлагается не просто хлеб с солью, а белый хлеб с солью.

Бермутить. Это их худые черти/ Бермутят воду во пруду,/ Это всё придумал Черчилль/ В восемнадцатом году!” (Письмо в редакцию телевизионной передачи “Очевидное - невероятное” из сумасшедшего дома - с Канатчиковой дачи).

Окказиональное слово бермутить создано на базе слов Бермуды и мутить. Способ образования - контаминация, базирующаяся на конечном усечении первого слова (апокопа), наложении части первого слова -му(д)- на начало второго слова му(т)- со слиянием компонентов. Значение новообразования - “мутить слухами о Бермудах”.

В тексте песни и в черновиках создано целое словообразовательное гнездо контаминантов, имеющее две вершины - Бермуды и различных “родственников” слова мутный.

Кстати говоря, в ряде изданий (тульский пятитомник, “Собрание сочинений в четырёх книгах”) слова бермутить нет. В этих изданиях строка дана так: “Мутят воду во пруду”. Однако в авторском исполнении [25] отчётливо звучит: “Бермутят воду во пруду”.

Бермутно. “Развяжите полотенцы,/ Иноверы, изуверцы!/ Нам бермуторно на сердце/ И бермутно на душе!” (там же).

Значение - “мутно от Бермуд”. Способ образования аналогичен способу образования предыдущего слова.

Бермутный. “А направились к экранам -/ Доктор выглядел непьяным,/ Лихо шпарил о приливах,/ Но имел бермутный глас”; “Так что можно захлебнуться,/ Но и это не беда -/ В треугольнике бермудском/ Сплошь бермутная вода” (там же, черновики).

Значение - “мутный от Бермуд”. Способ образования тот же, что и у всех контаминантов данного гнезда.

Бермуторно. См. бермутно.

Значение - “муторно от Бермуд”. Способ образования - тот же: апокопа с наложением и слиянием.

Может быть, есть определённый нюанс в том, что “бермуторно на сердце”, но “бермутно на душе”? Ведь “муторно” может быть и на сердце, и на душе. А вот мутно... Скорее - смутно (“смутно на душе” при значительно более редком “смутно на сердце”).

Бермуть. “Всей своей враждебной сутью/ Подрывают и вредят -/ Кормят, поят нас бермутью/ Про таинственный квадрат!”(там же).

Значение - “муть о Бермудах”. Способ образования аналогичен способу образования новообразования окказионализма бермутить - контаминация (апокопа со слиянием и наложением).

Бессутный. См. безглазный.

Бессутный значит “лишённый сути”. Способ образования - префиксально-суффиксальный (“правильнее” было бы образование с нулевым суффиксом - *бессутый).

Ср. однокоренное новообразование (практически с тем же значением) в “Похитетелях сутей” В. Савченко: “Возле стоек с надписями “Регистрация обессучиваемых”...”

Бизнесфюрер. “... и с этими лживыми словами на устах бросилась Тамара к дверце незаметно, распахнула её и впустила с другой стороны несостоявшегося своего жениха, Питера Онигмана, бизнесфюрера и вдовца, втянула его за грудки в комнатку и в доказательство любви и согласия между ними повисла у Питера на шее и поцеловала взасос” (Роман о девочках).

Слово сконструировано из иноязычных основ (слов) - английского и немецкого происхождения - значительно орусифицировавшихся. Это слово можно отнести к категории макаронизмов. Точный перевод компонентов, по-видимому, и является значением - “руководитель дела”.

Бистро-столовка. “Как зайдёшь в бистро-столовку,/ По пивку ударишь, -/ Вспоминай всегда про Вовку -/ Где, мол, друг-товарищ?!” (“Как зайдёшь в бистро-столовку...”).

Сложение слов, имеющих практически одинаковое значение (в разных языках. Это теперь слово бистро становится известным многим, а в 1980-ом...).

Блатной-преблатной. “Было ему двадцать пять, водились у него деньжата, играл он на гитаре и пел жалобные такие, блатные-преблатные переживательные песни, курил что-то пахучее” (Роман о девочках).

Способ словообразования можно рассматривать либо как усилительную редупликацию, либо как вставку приставки перед второй частью сложного слова.

Вполне возможно, что это слово реально существует в арготических системах, однако словари его не фиксируют.

Бог-аллах. “Мне ты не подставь щеки: / Не ангелы мы, - сплавщики,/ Недоступны заповеди нам!/ Будь ты хоть сам бог-аллах,/ Зато я знаю толк в стволах,/ И весело хожу по штабелям” (“На реке ль, на озере...”).

Любопытное сложение! Происходит, так сказать, этническая конкретизация общего бога.

Болова. “На пяти ногах идёт/ Голова - два уха./ Болова,/ Холова,/ Долова - два уха” (Путаница Алисы).

Способ образования - транссегментация (сегментно-сегментная субституция; замена сегмента, не равного морфеме, сегментом, не равным морфеме). Значение -... И вот здесь начинаются загадки.

Если исходить из транссегментации как способа словообразования, то значение надо определять либо как “голова”, либо как... отсутствие значения (в лингвистике вещь, в общем-то, не новая - вспомним хотя бы такие “слова”, как сикамбр Сатина (М. Горький) или плим (М. Ток-макова) [26]).

Если же соблазниться не мотивированным текстом, но вроде бы заложенным в слове значением “больная голова”, тогда придётся говорить о контаминации (в конкретном её проявлении - апокопа (конечное усечение) + аферезис (начальное усечение) + наложение (компонент -ол- является общим) + слияние) как способе словообразования: бол[ьная г]олова.

Больничнейший. “Ядовит и зол, ну, словно кобра, я, -/ У меня больничнейший режим./ Сделай-ка такое дело доброе, -/ Нервы мне мои перевяжи” (“Ядовит и зол, ну, словно кобра, я...”).

Суффикс превосходной степени создаёт новообразование от относительного прилагательного - в норме подобные образования отсутствуют, хотя в окказиональной лексике нет-нет да и встречаются.

Значение - “очень больничный; усиленный больничный”.

Бонять. “Кто-то там домой пришёл/ И глаза бонять поднится,/ Это очень хорошо,/ Это - единица!” (Путаница Алисы).

Бонять поднится” - здесь использован принцип перекрёстного словообразования (не в чистом, правда, виде - “правильно” должно быть бонять *подится или *боять поднится).

Конкретный способ словообразования - приставочно-сегментная замена (приставка под- заменяется сегментом бо-).

Есть ли значение у этого новообразования? Вряд ли, поскольку словотворчество в данном случае - результат “путаницы”. Следует говорить, по-видимому, о сохранении суммарного значения “перепутанных” слов.

Брат-ведьма. “От скушных шабашей/ Смертельно уставши,/ Две ве-дьмы идут и беседу ведут: / “Ну что ты, брат-ведьма,/ Пойтить посмотреть бы,/ Как в городе наши живут!”” (“От скушных шабашей...”).

Некоторую особенность этому новообразованию придаёт то обстоятельство, что в качестве приложения к существительному женского рода выступает (в пределах слова) существительное мужского рода.

Булыжник-чешуя. “Телеги по навесами, / Булыжник-чешуя.../ По-польски ни бельмеса мы -/ Ни жена, ни я!” (Дороги... дороги...).

“Дороги, выложенные булыжником, отчего и напоминают чешую” - таково значение новообразования, способ - сложение.

Бунгладеж. “Мы с инструктором, как с братом,/ Он сказал про зарубеж: / Ты, мол, едешь к демократам/ В главный город Бунгладеж” (Ин-струкция перед поездкой за рубеж, или Полчаса в месткоме, черновики).

Исходной базой является слово Бангладеш, в котором происходит замена двух звукобуквенных сегментов. Значение же, конечно, не соотносится с названием этой страны - это скорее обобщённо-символическое обозначение “зарубежа”.

Бытово. “Там у них пока что лучше/ бытово, -/ Так чтоб я не отчебучил/ не того,/ Он мне дал прочесть брошюру -/ как наказ,/ Чтоб не вздумал жить там сдуру/ как у нас” (Инструкция перед поездкой за рубеж, или Полчаса в месткоме).

Наречие образовано от прилагательного бытовой суффиксальным способом. Значение - “в быту”.

- В -

Вайнеризм. “Не сочтите за лесть предложенье моё,/ Не сочтите его и капризом,/ Что скупиться, ведь тут юбилей, ё-моё! -/ Всё, братьями моими содеянноё/ Предлагаю назвать “вайнеризмом”! (“Я не спел вам в кино, хоть хотел...”).

Окказионализм чётко укладывается в соответствующий ряд, обозначая качества, связанные с тем, что названо мотивирующим именем существительным: вайнеризм - “то, что сделано братьями Вайнерами”.

См., так сказать, косвенное употребление: “И эта песня тоже оказалась про нас. Володя даже назвал её “Песня о вайнеризме” [27].

Вгребаться. “Дай бог, я всё же дотяну -/ Не дам им долго залежаться! -/ И я вгребаюсь в глубину,/ И - всё труднее погружаться” (“Упрямо я стремлюсь ко дну...”).

Окказионализм создан трансрадиксацией (заменой корня), производящей базой для него является слово вгрызаться, следовательно, и значение будет “с трудом погружаться (словно вгрызаться в твёрдый грунт) в воду, преодолевая её сопротивление”.

Вело-мото-кино-фото-видеомагнитофон. “И ему в конце полёта/ С благодарностью вручён/ Вело-мото-кино-фото-/Видеомагнитофон” (Про-читайте снова про Витьку Кораблёва и друга закадычного Ваню Дыховичного).

Сложное новообразование, располагающееся на двух строках (редкие случаи в русском языке), означает “аппарат (предмет), совмещающий свойства велосипеда, магнитофона, кино- и фотоаппаратов и видеомагнитофона”.

Венерянин. “Мы прилетим, а нам скажут: “Земляне - / На некрасивом таком корабле?/ Вот те и на!” - И решат венеряне,/ Будто бы - серость одна на Земле...” (Прочитайте снова про Витьку Кораблёва и друга закадычного ваню Дыховичного).

Суффиксальное образование, обозначающее “житель Венеры”. Слово относится к разряду потенциальных, т. е., таких, которые образуются неоднократно и (эти акты творения независимы друг от друга) по мере надобности. Установить, кто же первым придумал такое слово, невероятно трудно.

Ветер-ветерок. “Сквозняками в опере/ Дует, валит с ног,/ Как во чистом во поле/ Ветер-ветерок” (“В Азии, в Европе ли...”).

Слово очень уж фольклороподное, и скорее всего оно реально где-то и встречается, но, пока такие конкретные встречи мною не отмечены, я его числю среди созданных В. С. Высоцким.

Вечерить. “На дворе вечерит, -/ Сивка с Буркой чифирит” (Сивка-Бурка).

Слово образовано суффиксальным способом, значение - “(о вечере) идти”.

Вечность-решето. “Вот это да! Вот это да!/ Сквозь мрак и вечность-решето/ Из зала Страшного суда/ Явилось то - не знаю что” (Песня Билла Сиггера).

“Просеивающая всё вечность”.

Вёртненький. “Я нажал - выстрел был первосортненький,/ Хотя “со-боль” попался мне вёртненький./ А у ног моих - уже мёртвенькиё” (“У Доски, где почётные граждане...”).

Если считать производящим слово вёрткий, то способ словообразования следует трактовать как суффиксальный тмезис (вставка суффикса). К значению исходного слова добавляется коннотация, отношение.

Водитель-ротозей. “Жизнь оборвёт мою водитель-ротозей./ Мой труп из морга не востребует никто./ Сдадут мой череп в краеведческий музей,/ Скелет пойдёт на домино или в лото” (“Жизнь оборвёт мою водитель-ротозей...”).

Новообразование создано сложением, значение - “водитель, являющийся ротозеем; невнимательный водитель”. Вполне возможно, что данное слово употребляется в разговорной речи, но в любом случае оно имеет отчётливый оттенок новизны.

Водобиязнь. “Директора у нас фамилия Биязи, и он очень грозный и не любит пьющих, и всё время у нас болеют водобиязнью, это я придумал” (Письмо ЛВ.. Абрамовой, 27.07.1964).

Окказионализм образован на базе слов Биязи и водобоязнь. Значение - “боязнь принятия спиртного из-за Биязи”. Способ - Слияние в сочетании с наложением, синкопой (срединным усечением сегмента -о- в слове водобоязнь) и апокопой (конечным усечением сегмента в слове Биязи).

Волшебник-трикотажник. “Цену вежливо и тоненько/ Пропищит волшебник-трикотажник, -/ Ты с невозмутимостью покойника/ Наизнанку вывернешь бумажник” (Баллада о маленьком человеке).

Очевидно, что значение этого новообразования - “продавец”. Однако почему он назван именно волшебником (почему “трикотажником” понятно - продаёт трикотажные изделия) не вполне ясно. Может быть, потому, что торгует “чудесами галантерейными”?

Вонд. “Видел тебя во сне. И ведь понимаю, что бесперспективно, а пригрезилось. И баклажанная икра тоже. Вонд и мсё” (Письмо Л. В. Абрамовой, 20.02.1962).

Шуточное новообразование создано заменой конечного сегмента в слове вот. Значение, по сравнению с мотивирующим словом, не изменяется.

Ворожиха. “Коварна нам оказанная милость -/ Как зелье полоумных ворожих: / Смерть от своих - за камнем притаилась,/ И сзади - тоже смерть, но от чужих” (Песня Солодова).

На фоне литературного слова ворожея следует рассматривать способ образования данного слова как транссуффиксацию.

Враг-вурдалак. “Ругая друг дружку,/ Взошли на опушку./ Навстречу попался им враг-вурдалак” (“От скушных шабашей...”).

Значение новообразования достаточно прозрачно, оно суммирует значения составляющих слов.

Враг-лихач. “Если кровь у кого горяча, -/ Саблей бей, пикой лихо коли!/ Одолеешь врага-лихача, -/ Царь пожалует шубу с плеча/ Из естественной выхухоли!” (Песня Глашатая, черновик).

“Лихой враг”, сложение.

Вполне возможно, что такое слово могло быть в фольклорных тек-стах.

Враскрут. “Я тёрт и бит, и нравом крут,/ Могу - вразнос, могу - враскрут, -/ Но тут смирят, но тут уймут -/ Я никну и скучаю” (Ошибка вышла).

На мой взгляд, здесь имеет место трансрадиксация (производящее слово - вразнос). Значение - “раскрутиться”.

Возможна и другая мотивация: способ образования - префиксально суффиксальный (здесь: нулевая суффиксация) от слова раскрутить.

Всадник-облако. “Скачет/ по небу всадник-/облако,/ Плачет/ дождём и градом -/ Значит,/ на землю надо” (“Бродят по свету люди разные...”).

Первое, что бросается в глаза, - орфография окказионализма: он написан на двух строчках, в лесенку. Подобная орфография окказионализма, насколько мне известно, ещё не попадала в поле зрения исследователей (хотя здесь, по-видимому, следует отметить только форму; содержательная сторона от этой орфографической новации не меняется).

Значение окказионализма - “облако, похожее на всадника”. Сравнение облака с различными предметами и объектами достаточно частотно - вспомним хотя бы сцену из “Гамлета”: разговор Полония с Гамлетом. Так что само по себе подобное сравнение не является чем-то из ряда вон (вполне возможно, что было и сравнение облака со всадником).

В окказионализме же интересно другое. Обычно то, что сравнивается, стоит на первом месте в композите-новообразовании. Здесь же наблюдается перестановка. Т. е., по сути дела, значение новообразования должно трактоваться как “всадник, похожий на облако”, и только контекст расставляет всё по своим местам.

В словообразовательном отношении окказионализм является сложным словом. Если бы существовало слово облако-всадник, то в случае всадник-облако надо было бы говорить о метатезе в той её разновидности, когда переставляются компоненты сложного слова. [28] (Это явление можно назвать потенциальной словной метатезой). Подобные перестановки неединичны в творчестве В. С. Высоцкого (См. агитатор-дельфин (правда, в этом случае новообразование создано не на базе сравнения)).

Всенаплевающе. “Там - Джонни с Джимами/ Всенаплевающе/ Дымят машинами,/ Тут - нет пока ещё” (“Мы воспитаны в презренье к воровству..”).

Окказионализм образован от устойчивого сочетания “наплевать на всё” и, пожалуй, сохраняет его значение.

Способ - слияние в сочетании с суффиксацией.

Всеоружас [29]. “Снуют людишки в ужасе/ По правой стороне,/ А мы во всеоружасе/ Шагаем по стране” (Баллада об оружии).

“Баллада об оружии” была написана для фильма “Бегство мистера Мак-Кинли” по сценарному подстрочнику режиссёра М. Швейцера [30]. Следовательно, в данном случае можно говорить об определённом соавторстве поэта и режиссёра (следует выяснить, насколько представлена производящая база этого новообразования в режиссёрском сценарии).

Слово всеоружас создано на базе сочетаний “во всеоружии”, “орать от ужаса”. Способ образования - контаминация. Значение окказионального слова - “все орут от ужаса, видя людей во всеоружии”.

Всяко-разно. “Иной - до смерти выпивал,/ Но жил, подлец, не умирал,/ Другой -/ в пролёты прыгал всяко-разно”(“... И пробил час - и день возник...”).

Сложение близких по значению наречий. Значение - “по-всякому. по-разному”.

Слово напоминает диалектизм, но реальное его функционирование в диалектах мне не удалось зафиксировать - может быть, в силу того, что просмотрены далеко не все соответствующие источники.

Выпить-закусить. “Не стану дважды я просить,/ Манить провалом./ Там, кстати, выпить-закусить -/ Всего навалом” (“Я прожил целый день в миру...”).

Значение представляет собой совокупность значений производящих слов. В одной из песен (народных?) я слышал: “И было много чего выпить-закусить” (“Царь Николашка долго правил на Руси...”). Так что правильнее относить это слово к числу тех, которые имеют не одного автора-творца.

- Г -

Гамно. “Жили-были питекантропы, родами или гуртами, попарно ли, моногамно ли, полигамно ли или ещё как-нибудь “гамно”, только были у них свои любви и печали, свои горести и радости, и делили они их между собою поровну, будьте уверены” (Жизнь без сна (Дельфины и психи)).

Способ образования - декомпозиция (обратное сложение): из ряда сложных слов вычленяется общая для них основа. Значение, очевидно, - “брачно” (перевод гибрида гамно).

Гидропневмопистолет. “Ну и Витька тоже в массе/ Заимел авторите: / Сделал Витька в третьем классе/ Гидропневмопистолет” (Вступительное слово про Витьку Кораблёва и друга закадычного Ваню Дыховичного).

Сложение. “Водяной пневматический пистолет”.

Гиндукушенский. “Пишут вам семь аксакалов/ Гиндукушенской земли,/ Потому что семь журналов/ Вас на нас перевели” (Письмо торговца ташкентскими фруктами с центрального рынка).

В языке есть слово гиндукушский [31]. Способ образования новообразования - суффиксация.

Гетерочка. “Я ей дом оставлю в Персии -/ Пусть берёт сестру-мегероч-ку, -/ На отцовские сестерции/ Заведу себе гетерочку” (Семейные дела в Древнем Риме).

Уменьшительный суффикс -очк- придаёт слову положительную коннотацию - “гетера, к которой хорошо относятся”.

Голдомеирский. “Меняете вы русские просторы,/ Лихую безнадёжность наших миль/ На голдомеирские уговоры,/ На этот нееврейский Израиль?!” (“Наш киль скользит по Дону ли, по Шпрее...”).

Способ - сложение с суффиксацией. Значение - “относящийся к Голде Меир”.

Голливудец. “Однажды он собрал свои котомки/ И к нам в страну отправился на съёмки,/ Строптивым голливудцам вопреки./ Чтоб граждане его не узнавали,/ Он к нам решил приехать в одеяле -/ Чтоб брюк не изорвали чудаки” (Про Джеймса Бонда, агента 007, черновик).

Значение - “обитатель Голливуда”; слово образовано суффиксальным способом.

Головопорка. “За порог ступил едва,/ А ему - головопорка, -/ Значит, вверх ногами два,/ Твёрдая пятёрка!” (Путаница Алисы).

Способ образования - трансрадиксация (замена корня) на базе слова головомойка. Значение - “порка головы” (звучит неуклюже, но в данном случае значение не соотносится ни с каким реальным денотатом).

Гон. “Упадёшь - тебя никто не подымет: сам упал - сам вставай. Закон, загон, полигон, самогон, ветрогон, алкогон и просто гон” (Жизнь без сна (Дельфины и психи)).

Способ образования - декомпозиция (обратное сложение). Слово гон вычленяется из состава нескольких сложных слов, содержащих компонент -гон. Получившееся новообразование не соотносится с реальным словом гон (возникает омоним). Значение, по-видимому, может быть представлено так: “общее представление о ряде слов, имеющих общий компонент -гон”.

Горько-кисло-солоно. “Я застыл, как перед вечною загадкою,/ Пред великою таинственной страною -/ Перед горько-кисло-солоно, но сладкою,/ Голубою, медно-рыжею, ржаною” (Купола, черновики).

По всей видимости, следовало бы и здесь (см. солоно-горько-кисло-сладкий) применить висячий дефис (горько-кисло-солоно- но сладкий (горько-кисло-солоно-сладкий), поскольку получается (в зафиксированном варианте), что обстоятельство и определение выступают как однородные члены предложения.

Значение можно определить как “совокупность разных вкусовых оттенков; смешение разных вкусовых характеристик”.

Гусатый. “Прошу не путать Гусеницу Синюю/ С гусатою гусынею: / Гусыни ни во что не превращаются, / Они гусаются, они кусаются, -/ А Гусеница Синяя - не птица/ И не гусица, а гусеница” (Причитания Гусеницы).

Значение можно определить как “похожий на гуся”, что вполне подходит для гусыни и отграничивает Гусеницу.

Гусаться. См. гусатый.

Значение - “вести себя подобно гусю”, способ образования - суффиксально-постфиксальный.

Гусе-гусеница. “А гусеница, если изловчится/ И планы станет честно выполнять, -/ То может эта гусе-гусеница/ И бабочкой прелестной стать” (Причитания Гусеницы, черновики).

Значение может быть истолковано так: “гусеница, которую путают с гусыней”, способ - сложение.

Гусица. См. гусатый.

На фоне слова гусыня способ словообразования следует рассматривать как транссуффиксацию. Значение исходного слова сохраняется.

- Д -

Дантист-надомник. “Вон дантист-надомник Рудик -/ У него приёмник “грундиг”, -/ Он его ночами крутит -/ Ловит, контра, ФРГ” (Письмо в редакцию телевизионной передачи “Очевидное - невероятное” из сумасшедшего дома - с Канатчиковой дачи).

“Дантист, работающий на дому”. Сложение.

Двоеночество. “Если гонки - а трек подо льдом -/ Осторожнее на вираже: / Одиночество сольно, вдвоём -/ Двоеночество это уже” (Прерванный полёт, черновики).

Значение - “двоеночество”(!). Точнее, чётче определить нельзя. Это не “одиночество вдвоём”, это, скорее, “два разделённых одиночества”.

Способ образования - субституция (конкретнее: замена сегмента корнем, хотя внешне всё выглядит так, будто заменяется корень. Однако в слове одиночество заменяется сегмент оди-).

Двухтыщелетний. “И грозит он старику двухтыщелетнему: / “Щас, - говорит, - бороду-то мигом обстригу!/ Так умри ты, сгинь, Кощей!” А тот в ответ ему: / “Я бы - рад, но я бессмертный - не могу!” (Сказка о несчастных сказочных персонажах).

Слово образовано слитно-сложно-суффиксальным способом. В производящую базу включена просторечная форма тыщ.

Девчонка-кандидатка. “Бодрей, девчата-кандидатки!/ Вон там - сам академик Тамм./ Здесь нету гениев, ребятки,/ Давай за Таммом по пятам” (Товарищи учёные, черновики).

Значение - “молодая девушка - кандидат наук”.

Дедуля-ветошь. “Есть дедуля-ветошь Тит -/ Говорит пространно,/ Вас дедуня свято чтит;/ Всё от бога, говорит,/ Или от экрана” (“Здравствуй, “Юность”, это я...”).

Значение - “ветхий, дряхлый дед”, способ - сложение.

Делово. “Сказал он тихо, делово -/ Такого не обшаришь;/ Мол, вы не трогайте его,/ Мол, кроме водки - ничего, -/ Проверенный товарищ!” (Случай на таможне);“А в это время трезвь сплотилась/ Вокруг кого-то одного, -/ Уже отважились на вылаз -/ Секретно, тихо, делово” (“В одной державе с населеньем...”); “Только к утру обнаружила Правда пропажу -/ И подивилась, себя оглядев делово: / Кто-то уже, раздобыв где-то чёрную сажу,/ Вымазал чистую Правду, а так - ничего” (Притча о Правде и Лжи).

Наречие образовано от прилагательного деловой суффиксальным способом, его значение - “по-деловому”.

Деньт. “”Чует, следом претендент/ Из интеллектуалов”/ И сказал: “Я третий деньт...”/ Правда, пьёт с бокалов” (“В одной державе, с населеньем...”, черновики).

Может быть, слово призвано обозначить заплетающуюся речь пьянеющего человека. Во всяком случае значение этого новообразования - “день”. Способ - эпитеза (конечная неморфемная надставка).

Десятилей. “Сейчас Таганка отмечает/ Десятилетний юбилей./ Хотя таких и не бывает, -/ Ну, так сказать, десятилей” (“Всё начинается со МХАТА...” <Театру “Современник”>).

Это одно из немногих образований В. С. Высоцкого, у которых в контексте представлена производящая база - “десятилетний юбилей”.

Способ образования - апокопа (начальное усечение) в сочетании с аферезисом (конечным усечением), слиянием и наложением (усекаются соответственно слова десятилетний и юбилей). Ср. пятилей.

Доалеться. “Алеет Восток, алеет Восток,/ И видно, скоро доалеется до ручки!” (“Мао Цзедун - большой шалун...”, черновики).

Окказионализм образован префиксально-постфиксальным способом. Значение - “доалеть до предела”.

Доголодаться. “Я и буду голодать на здоровье. Читали историю КПСС (нет, старую)? Там многие голодали и, заметьте, с успехом. А один доголодался до самых высоких постов и говорил с грузинским акцентом” (Жизнь без сна (Дельфины и психи)).

Новообразование создано префиксально-постфиксальным способом. Значение - “достичь чего-либо, голодая (объявив голодовку)”. Хотя словари и не фиксируют это слово, тем не менее можно предположить его существование на уровне речи.

Додрожать. “Недозвучал его аккорд,/ Не додрожал, не вдохновил.../ Собака лаяла, а кот/ Мышей ловил” (Прерванный полёт, черновики).

Префиксальное образование со значением “дойти в процессе дрожания до конечного момента”.

Докуковый. “Впрочем, там, в докуковой Австралии,/ Поедом, с восхода до зари,/ Ели, сев в кружочек под азалии/ Друга дружку злые дикари” (Одна научная загадка, или Почему аборигены съели Кука, черновики).

Слитно-суффиксальное образование имеет значение “тот, который был до Кука” (поскольку речь идёт об Австралии, естественно, что “та, которая была до Кука”).

Долова. См. болова.

Способ образования - транссегментация. Значение: либо нулевое, либо “голова”.

Долж. “Он же не должен мочь, не может долж”. Профессор взглянул вниз и упал...” (Жизнь без сна (Дельфины и психи)).

Слово образовано в результате словообразовательной игры, перекрёстного образования - по принципу воссоздания четвёртой клетки: если у формы может есть эквивалент мочь, то и у формы должен закономерно появляется долж. Конкретный способ определить очень трудно. Здесь можно предположить и десуффиксацию, и трансрадиксацию... Значение? Вполне может быть, что и никакого (как результат словообразовательной игры такое возможно).

Доизвлекаться. “Из гнили да из плесени бальзам извлечь пытаетесь/ И корни извлекаете по десять раз на дню, -/ Ох, вы там добалуетесь, ох, вы доизвлекаетесь,/ Пока сгниёт, заплесневеет картошка на корню!” (Товарищи учёные).

Слово образовано приставочно-постфиксальным способом. Значение - “добиться неожидаемого результата”.

Доистребить. “Потом пошли плясать в избе,/ Потом дрались не по злобе -/ И всё хорошее в себе/ Доистребили” (Смотрины).

Приставочное новообразование имеет значение “истребить полностью”.

Дороооога. “Дорооооги в ФРГ - это что-то особенного, о чём даже и писать не надо” (Дневники, 20 января - конец февраля 1975 г.).

Значение - “дорога, вызывающая восхищение”. Это восхищение выражено повторением буквы о, напоминающей о междометии “о”, которое, как известно, как раз и выражает восхищение.

Способ образования - протеза (внутренняя вставка), являющаяся к тому же повтором.

Дотонуть. “Дай Бог, я всё же дотону,/ Не дам им долго залежаться./ И я вгребаюсь в глубину,/ И всё труднее погружаться” (“Упрямо я стремлюсь ко дну...”) [32].

Приставочное образование, имеющее значение завершения действия, обозначенного мотивирующим словом, в данном случае - “завершить тонуть”.

Дохождение. “В некоем городе Омске через час после дохождения туда слуха о происшествии в Большом, две телефонистки тут же влюбились в начальника телефонного узла и сверглись вниз с телефонного провода” (Жизнь без сна (Дельфины и психи)).

Новообразование создано при помощи суффикса -ениj-. Оно является отвлечённым существительным от глагола доходить.

Друг-демагог. “Я возражаю другу-демагогу: / “А если с верхом срочные дела?”/ А он в ответ: “Присяду на дорогу,/ Да так и не встаю из-за стола”” (Через десять лет, черновики).

“Друг, являющийся демагогом”. Сложение.

Духовно-бестелесный. “Мы - не ангелы небесные,/ Те - духовно-бес-телесные,/ А мы - хоть тоже безгреховные,/ Но мы - телесно бездуховные” (“Мы - просто куклы, но... смотрите, нас одели...”, черновики).

Происходит сложение двух, по сути дела, близких по значению слов. “Духовное” часто противопоставляется “телесному”, здесь же оно соединяется с “бестелесным”.

Дыбоволосый. “Эй вы, синегубые!/ Эй, холодноносые!/ Эй вы, стукозубые/ И дыбоволосые!” (Странные скачки).

Новообразование создано на базе устойчивого сочетания “волосы дыбом” сложно-суффиксальным способом (суффиксация в этом случае - нулевая, материально не выраженная).

Дьявол-сатана. “А повешенным сам дьявол-сатана/ Голы пятки лижет./ Смех-досада, мать честна! -/ Ни пожить ни выжить!” (Разбойничья).

Сложение абсолютных синонимов приводит к определённому “при-растанию” смысла. Новообразование получает значение “сверхдьявол; главный сатана”.

Дядя-гад. “Он был племянником при дяде, / Пред тем как злобный дар не пить/ Порвал гнилую жизни нить -/ В могилу дядю свёл. Но пить/ Наш царь не смел при дяде-гаде” (“В одной державе, с населеньем...”).

“Нормальное” сложение, в котором определяемое слово стоит позади определяющего. Значение - “дядя, которого воспринимают плохо”.

- Ж -

Живящий. “Пишет он второпях, без запинки: / “Если грязь и песок над тобой -/ Знай: то жизнь золотые песчинки/ Отмывает живящей водой...”” (Старательская (Письмо другу)).

Значение этого причастия-прилагательного “оживляющий”. Слово отсутствует в соответствующем словаре [33]. Новообразование создано на базе слова живой (живить?).

Жизнь-мечта. “Во всех его жизнях-мечтах нужно, чтобы было ощущение, что он кому-то доказывает: матери, друзьям” (Письмо С. С. Говору-хину, лето - осень 1967 г.).

“Жизнь, представляющаяся в мечтах”. Речь идёт о главном герое сценария “Один”, написанного В. С. Высоцким в соавторстве с Д. М. Кали-новской и С. С. Говорухиным.

Жизнь-чудачка. “И рвётся жизнь-чудачка,/ Как тонкий волосок, - / Одно нажатье пальчика/ На спусковой крючок” (Баллада об оружии).

Песня “Баллада об оружии” написана для фильма “Бегство мистера Мак-Кинли” по мотивам прозаического текста режиссёра М. Швейцера, содержащегося в режиссёрском сценарии. [34] В связи с этим возникает вопрос: не было ли этого слова в режиссёрском сценарии? Я склонен считать, что нет, поскольку данное новообразование является в определённом плане именно высоцким. Подобные образования частотны в творчестве поэта. В данном случае компонент “чудачка” не равен по значению слову “чудачка”, так как употребляется этот компонент в сочетании с нарицательным существительным, следовательно, имеется некоторая корреляция значения (или оттенка значения), заключающаяся в том, что “жизнь” является “чудачкой” на том основании, что она слишком хрупка перед несметным количеством оружия...

Жирафиха [35]. “В жёлтой жаркой Африке/ Не видать идиллий -/ Льют Жираф с Жирафихой / Слёзы крокодильи” (Песенка ни про что, или Что случилось в Африке).

А. В. Бибина, анализируя “Песенку ни про что...”, приходит к выводу о её “неоднозначности, несмотря на внешнюю легкомысленность” [36]. То же самое можно сказать о слове Жирафиха: оно внешне просто, но при анализе его обнаруживаются весьма непростые вещи.

На первый взгляд, нет никаких сложностей: слово жирафиха образовано от слова жираф при помощи суффикса -их(а), который “является... продуктивным средством образования существительных - названий самок животных” [37].

Собственно говоря, слово Жирафиха не воспринимается как новое, авторское. Оно воспринимается как совершенно нормальное, реальное слово на фоне одноструктурных: зайчиха, лосиха и т. д. Однако это слово отсутствует в словарях, и это даёт основание считать его новым.

О подобных образованиях хорошо сказал Г. О. Винокур: “В каждом языке, наряду с употребляющимися в повседневной практике словами, существуют, кроме того, своего рода “потенциальные слова”, т. е. слова, которых фактически нет, но которые могли бы быть, если бы того захотела историческая случайность. ... Этого рода новаторство, которое и в самом деле может быть названо естественным, потому что нередко имитирует реальную историю языка, создаёт, следовательно, факты языка, хотя и небывалые, новые, но, тем не менее, возможные, а нердко и реально отыскиваемые в каких-нибудь особых областях языкового упот-ребления: например, в древних документах, в диалектах, в детском языке и т. д. То, что живёт в языке подспудной жизнью, чего нет в текущей речи, но дано как намёк в системе языка, прорывается наружу в подобных явлениях языкового новаторства, превращающего потенциальное в актуальное” [38].

Действительно, это слово могло быть образовано неоднократно, осо-бенно в разговорной речи, и говорить о том, что В. С. Высоцкий является единственным творцом этого слова, несправедливо - скорее и вернее речь надо вести о соавторстве.

Но В. С. Высоцкий наполняет эту звуковую оболочку иным содержанием. Ведь слово Жирафиха означает не “самка жирафа”, а “жена жирафа,антилопа”. Таким образом, слово Жирафиха употребляется как синоним к слову антилопа. В этом случае дочь Жирафа и Жирафихи-Антилопы, вышедшая замуж за Бизона, должна называться Бизониха-Жирафиха-Антилопа.

Жук-дистрофик. “Пригрел жука-дистрофика” (Гербарий, черновики). См. сверчок-дистрофик.

Очевидно, у этого сложного новообразования предполагалось значение “маленький жук”.

- З -

Загадка-стерва. “И над этой загадкою-стервой/ Бился он об скалу головой: / Существует всегда самый первый,/ И не водится “каждый второй”” (“В стае диких гусей был второй...”, черновики).

Второй компонент новообразования носит явно оценочный характер и, следовательно, представлен в значении целого переносно - “загадка, вызывающая затруднение и, вследствие этого, раздражение”.

Загран. “Талантов - тьма! Созвездие, соцветье.../ И многие оправились от ран./ В шестнадцать будет совершеннолетье,/ Дадут нам паспорт, может быть, “загран”” (К 15-летию театра на Таганке).

Можно считать, что новообразование (очевидно, встречающееся всё же в разговорной речи) образовано десуффиксацией от слова заграничный (с тем же значением), а можно считать, что оно образовано способом разлияния, когда реально существующее слово загранпаспорт распадается на части, одна из которых является словом-новообразованием.

Залапить. “Скороходы-сапоги/ не залапьте!/ А для стужи и пурги -/ лучше лапти” (Скоморохи на ярмарке).

Новообразование реконструировано по повелительной форме глагола. У глагола залапать повелительное наклонение буде - залапайте.

Новообразование создано заменой суффикса (транссуффиксацией).

Значение, на мой взгляд, остаётся прежним - “захватать, загрязнить лапами”.

Замужье. “Смех - забава для парней -/ Страшное оружье, -/ Но а здесь ещё страшней -/ Если до замужья!” (“Здравствуй, “Юность”, это я...”).

На мой взгляд, произошла замена суффикса в слове замужество, вызванная, по всей видимости, требованиями ритма. Значение новообразования остаётся идентичным значению производящего слова.

Зашаховать. “Есть примета - вот я и рискую: / В первый раз должно мне повезти./ Я его замучу, зашахую -/ Мне дай только дамку провести!” (Честь шахматной короны. Игра).

Префиксальное образование со значением “добиться определённого результата шахованьем: замучить шахами; шаховать до предела”.

Звание-степень. “Для всех здесь равные порядки,/ Всем ломит поровну в спине,/ Всем дали точно по две грядки -/ Без всяких званий-степеней” (Товарищи учёные, черновики).

“Совокупность научного звания и научной степени”. Вполне возможно, что в разговорной научной речи это слово и существует реально.

Звездарезнуть. “В глазах - круги, в мозгах - нули,/ Хоть по лбу звездарезни!/ А он сказал мне: “Не пыли!/ Мы, милый, просто завели/ Историю болезни” (Ошибка вышла, черновики).

Значение - “ударить”. В маргинальных речевых системах существует схожее слово с первой обсценной частью.

- И -

Израилеванный. “Мишка мой кричит: “К чертям!/ Виза - или ванная!/ Едем, Коля, - море там/ Израилеванное!..”” (Мишка Шифман).

Окказионализм создан контаминацией слова Израиль и фразеологизма море разливанное (в слове разливанное удаляется сегмент -з-, сегмент -и- заменяется сегментом -е-, происходит слияние и наложение, т. е. конкретный способ - синкопа с транссегментацией, слиянием и наложением). Значение - “обильный по-израильски, сравнимый с морем разливаным”.

Изуверец. “Развяжите полотенцы,/ Иноверы, изуверцы!/ Нам бермуторно на сердце/ И бермутно на душе!” (Письмо в редакцию телевизионной передачи “Очевидное - невероятное” из сумасшедшего дома - с Канатчиковой дачи).

В этом случае поэт применил технику перекрёстного словообразования: слова изувер и иноверец, смешиваясь, меняют свои финальные части, и анализируемое новообразование приобретает суффикс, а окказионализм иновер теряет его. На мой взгляд, значение новообразований практически не изменяется по сравнению с производящими словами.

Инди-и-видум. “Я Индию видел, Китай и Ирак./ Я - инди-и-видум - не попка-дурак./ (Так думают только одни дикари.)/ Карамба! Коррида! И - чёрт побери!” (Песня Попугая).

Срединная вставка (эпентеза) в сочетании со срединной выкидкой (синкопой), по-видимому, сделана с верификационными целями. Значение? По-моему, сохраняется значение исходного слова, хотя, быть может, и есть ещё что-то, что я пока не смог увидеть...

Иновер. См. изуверец.

Способ образования - десуффиксация (обратная суффиксация).

Инфра-ультра. “Трёхцветны музы - но как будто серы,/ А “инфра-ультра” - как всегда, в загоне, -/ Гуляют на свободе полумеры,/ И “псевдо” ходят как воры в законе” (“Мажорный светофор, трёхцветье, трио...”).

Сложение лексикализировавшихся приставок (эмансипация приставок в сочетании со сложением не отмечалась в реестре способов русского словообразования). Значение - “сочетание противоположностей” (как известно, инфра- и ультрацвета выходят за границы видимого спектра).

Испокону. “Испокону мы -/ В зле да шёпоте,/ Под иконами/ В чёрной копоти” (Старый дом).

Суффиксальное образование. В русском языке реально существуют слова испокон, с-ыспокон.

Истерить. “Девушка под поезд - всё бывает, -/ Тут уж - истери не истери, -/ И реаниматор причитает: / “Милая, хорошая, умри!”” (“Вот в плащах, подобных плащ-палаткам...”).

Значение - “находиться в истерике”; суффиксация.

Исторьица. “Мне белый стих чей-то вторится/ Про то, что воздастся сторицей,/ Что сам посмеюсь над исторьицей/ Обычной, как белый свет” (“Короткие, как пословицы...”).

Суффиксальное новообразование со значением “небольшая история, историйка”.

Ихтиолог-лингвист. “На том и порешили, и упрятали самого великого профессора ихтиолога-лингвиста в психиатрическую лечебницу” (Жизнь без сна (Дельфины и психи)).

Окказионализм создан перестановкой компонентов сложного слова (см. лингвист-ихтиолог). Значение - “ихтиолог, занимающийся изучением языка дельфинов”.

- К -

Кабардино-американец. “Приехали американцы - 35 штук. Все, кто сюда попадает, окабардиниваются, мы их называем кабардино-американцы. Сегодня пришли из похода кабардино-поляки, они сильно пшекают. А правда хорошая национальность “кабардино-китайцы” или “кабардино-негры”? Их, правда, здесь нет. Гор для них жалко” (Письмо Л. В. Абрамовой, 15 августа 1966).

Целая серия шутливых окказионализмов, каждый из которых имеет в своём составе компонент кабардино- (при кабардино-балкарец - “житель Кабардино-Балкарии”). Однако эта серия не указывает на место жительство или гипотетическую национальность (см. чечено-ингуш).

Кабардино-американец - это “американец, поднявшийся в горы Кабардино-Балкарии”. Способ образования можно трактовать как трансрадиксацию (замену корня, в этом случае даже слова).

Кабардино-Болгария. “Сейчас я сижу в гостинице “Иткол” - модерн в горах, куча неофашистов и нерусских людей других национальностей, местные аборигены - кабардино-балкарцы (кстати, в Кабардино-Бол-гарии, действительно, есть лошади и ишаки, не знаю, как в Кабардино-Румынии; а здесь есть)”(Письмо Л. В. Абрамовой, 12 августа 1966 г.).

Окказионализм создан на основе звукового сходства со словом Кабардино-Балкария (замена корня). Цель создания - установка на шутку.

Значение - “страна, где живут кабардинцы и болгары”.

Кабардино-еврейский-русский. “Я - горный житель, я - кабардино-еврейский-русский человек” (Письмо Л. В. Абрамовой, 24 августа 1966 г.).

“Совмещающий различные кабардинские, еврейские и русские черты”.

Кабардино-поляк. См. кабардино-американец.

“Поляк, поднявшийся в горы Кабардино-Балкарии”. Способ - замена корня (трансрадиксация).

Кабардино-китаец. См. кабардино-американец.

“Китаец, поднявшийся в горы Кабардино-Балкарии”. Хотя относительно этого слова сделана оговорка - “а правда хорошая национальность”. Быть может, в плане шутки можно принять и “национальное” значение.

Способ словообразования - трансрадиксация.

Кабардино-негр. См. кабардино-американец; кабардино-китаец.

Значение - “негр, поднявшийся в горы Кабардино-Балкарии”, но может быть и “представитель кабардино-негритянской национальности”, хотя тут уж национальное значение если и может быть, то весьма условное-шутливое.

Способ - трансрадиксация.

Кабардино-Румыния. См. Кабардино-Болгария.

“Страна, где живут кабардинцы и румыны”.

Казахм. “Казахов мало, но радио и всё остальное - всё заражено великодержавным казахским шовинизмом. Правда, можно научиться и кое-что понимать. После каждого слова они ставят букву “м”. Например, казахм, паровозм и т. д.”(Письмо Л. В. Абрамовой, 20 февраля 1962)

Эта словообразовательная шутка-имитация напоминает знаменитые “новообразования” Макара Нагульнова из “Поднятой целины” М. Шолохова.

Значение новообразования не меняется по сравнению с исходным словом. Способ образования - эпитеза (конечная неморфемная надставка).

Казначей [39]. “ А я зыбыл, кто я./ Звук злата всё звончей./ Казна - известно чья?/ А я - так казначей?!” ( Куплеты кассира и казначея).

Слово казначей уникально в творческой палитре В. С. Высоцкого. Оно создано графическим способом [40], заключающимся в том, что в составе нормативного слова графическими средствами (курсивом, разной величиной букв, кавычками и т. д.) выделяется также реально существующее слово, в результате чего происходит столкновение смыслов, рождающее новый смысл. В данном случае использован курсив (кстати говоря, детализируя графическое словообразование, выделяя его разновидности, я нашёл только одно это курсивное слово).

Определяя значение слова, нужно сказать следующее: оно в значительной степени продуцируется предшествующей строкой: “казна... чья?” Исходя из этого, значение новообразования можно определить как “чей казначей?”, точнее, “казначей чей?”, где конец одного слова накладывается полностью на другое, и это наложение выделяется курсивом.

Камень-перекат. “Душу, сбитую камнями-перекатами,/ Если стёрся лоскут, истончал,/ Залатаю золотыми я заплатами,/ Чтобы легче Господь замечал” (Купола, черновики).

Значение новообразования можно истолковать по-разному: “сово-купность камней и перекатов”, “каменный перекат”. Выбор какого-либо из значений сделать невозможно.

Камень-утрата. “Душу, сбитую каменьями-утратами,/ В странах, названных тридевятыми, -/ Если до крови лоскут истончал,/ Залатаю золотыми я заплатами,/ Чтобы чаще Господь замечал” (Купола, черновики).

“Утрата, тяжёлая как камень”.

Кандидат-доктор. “Ну как спросят наши дети,/ Навещая нас с утра: / “А куда же смотрят эти/ Кандидаты-доктора?”” (Письмо в редакцию телевизионной передачи “Очевидное - невероятное” из сумасшедшего дома с Канатчиковой дачи, черновики).

“Совокупность кандидатов наук и докторов наук; учёный мир”.

Кассандрин. “Конец простой - хоть не обычный, но досадный: / Какой-то грек нашёл Кассандрину обитель, -/ И начал пользоваться ей не как Кассандрой,/ А как простой и ненасытный победитель” (Песня о вещей Кассандре).

Суффиксальное новообразование, имеющее значение “принадлежа-щий Кассандре”.

Кассоглаз. “Вот я - смотритель касс,/ Я вроде - кассоглаз, Хотя за мной-то как раз/ И нужен бы глаз да глаз” (Куплеты кассира и казначея).

Новообразование синонимично слову кассир (не зря ведь оно использовано в названии), буквальное значение “тот, кто смотрит за кассой”. Способ образования - сложение.

Кашалотий. “Но в сумерках морского дна -/ В глубинах тайных, кашалотьих -/ Родится и взойдёт волна/ Неимоверная одна,/ На берег ринется она/ И наблюдающих поглотит!” (“Штормит весь вечер, и пока...”).

Притяжательное прилагательное образовано суффиксальным способом. Возможно, что это слово существует в профессиональном языке. Во всяком случае, слово является ярким потенциализмом, могущим возникнуть (и возникшим) в любой момент, когда настанет такая надобность.

Кванталерист [41]. Значение окказионализма понятно из контекста - “охотники за квантами; квантонаездник”. Способ образования можно определить как сегментно-морфемную субституцию, т. е. замену сегмента кав- в слове кавалерист корневой морфемой квант.

Ср.: “Объединение слов при “скорнении” часто основано на скрытом сравнении или уподоблении, ... <...> Гибридное слово, созданное В. Высоцким, - кванталерист - основано на сравнении специалиста-физика с кавалеристом” [42].

Реальных родственных слов у данного новообразования нет, но их легко можно вычислить: кванталерия, кванталергард, аквантавт.

Киношестёрка. “Но вот киношестёрки набежали/ И недоразумение замяли,/ И разменяли фунты на рубли” (Песня про Джеймса Бонда, агента 007).

Значение - “человек, занимающий в киноиерархии самое низкое место”.

Кисло-горько-солоно. “Я стою, как перед вечною загадкой,/ Пред таинственною сказочной страною -/ Перед кисло-горько-солоно и сладкой,/ Золотою, медно-рыжею, ржаною” (Купола, черновики).

По-видимому, и здесь логичнее было писать через висячий дефис - кисло-горько-солоно- и сладкий (кисло-горько-солоно-сладкий), поскольку в зафиксированном варианте получается, что обстоятельство и дополнение соединены сочинительной связью, чего в норме не бывает. Значение - “смешение разных вкусовых характеристик” (см. горько-кисло-солоно и особенно солоно-горько-кисло-сладкий).

Киснуть-кваситься. “Вон Балда пришёл, поработать чтоб: / Без работы он киснет-квасится./ Тут как тут и Поп - толоконный лоб,/ Но Балда ему - кукиш с маслицем!” (Скоморохи на ярмарке).

Сложение близких по значению слов; значение - “пребывать в плохом состоянии”.

Китомышь. “Когда б превратились мы в китомышей -/ Котов и терьеров прогнали б взашей!/ Ах это была бы смешная охота/ Котов и терьеров на кошмышелота!” (Песня Мыши, черновики).

“Мышь, большая, как кит”; “гибрид кита и мыши”. Способ - сложение.

Китобой-корабль. “Под собою ног не чую -/ И качается земля.../ Третий месяц я бичую,/ Так как списан подчистую/ С китобоя-корабля” (Про речку Вачу и попутчицу Валю).

“Корабль, на котором занимаются промыслом китов”. Это слово тоже следует отнести к потенциальным метатезам, поскольку ожидаемее в этом значении корабль-китобой (вполне, может быть, и функционирующему в профессиональном языке).

Коврик-самолётик. “Будет смехом-то рвать животики!/ Кто отважится, разохотится/ Да на коврике-самолётике/ Не откажется, а прокотится?!” (Скоморохи на ярмарке).

Исходя из того, что производящей базой является слово ковёр-само-лёт, способ словообразования следует определять как суффиксальный тмезис в сочетании с суффиксацией.

Да, есть, конечно, слова коврик и самолётик, обозначающие соответственно маленький ковёр и маленький самолёт, но вряд ли они могут выступать в качестве производящей базы, поскольку в этом случае значение надо определять примерно так: “маленький ковёр, являющийся маленьким самолётом”.

Здесь же, на мой взгляд, нет ничего от уменьшительности, и значение будет таким - “ковёр-самолёт, к которому выражается положительное отношение”.

Ковролётчик. “Ковролётчики вчера/ ночь не спали -/ Пыль из этого ковра/ выбивали” (Скоморохи на ярмарке).

Значение - “пилот ковра-самолёта; лётчик ковра”. Способ образования - сложение.

Козлятушки-ребятки. “А козлятушки-ребятки засучили рукава -/ И пошли шерстить волчишек в пух и клочья!/ А чего теперь стесняться, если их глава/ От лесного Льва имеет полномочья!” (Песенка про Козла отпущения).

В русских народных сказках встречается слово козлятушки-ребятуш-ки. Оно, конечно, накладывает определённый отпечаток на значение новообразования, однако последнее всё же образовано сложением.

Колова. “С толку голову собьёт/ Только оплеуха,/ На пяти ногах идёт/ Голова - два уха! / Болова, колова, долова - два уха!” (Путаница Алисы) [43].

Способ образования - транссегментация. Значение - либо нулевое, либо “голова”. См. болова.

Ком-порода. “Но отзвук сна лежит на мне,/ Как ком-порода,/ И мне противно, как во сне,/ В котором продал” (“Дурацкий сон, как кистенём...”).

Сложение близких, в общем-то, по значению слов приводимт к образованию нового смысла “ком, являюийся породой”.

Контражур. “Она была видна контражуром от света фонаря и походила на пляшущего человека” (Как-то так всё вышло...).

Исходя из значения слова ажур, значение новообразования можно определить как “сквозь сквозное плетенье, вязанье”. Префиксация.

Контр-ли-революция. См. анти-ли-советчина.

Значение - “есть ли контрреволюция?”. Способ образования - префиксальный тмезис.

Кораблиный. “Кораблиная любовь” (вариант названия песни “Жили-были на море...”).

На фоне слова корабельный способ образования окказионализма следует рассматривать как транссуффиксацию. Следует отметить ещё и окказиональное употребительное суффикса -ин-. В норме он присоединяется только к одушевлённым именам существительным мужского и женского рода, обозначающих животных [44]. (Ср.: “Вполне в духе и в стиле Маяковского звучит и неологизм в первоначальном варианте названия песни “Жили-были на море...” - “Кораблиная любовь” [45]).

В тексте, как известно, корабли одушевляются, что и позволяет употребить именно этот суффикс.

Коробка-здание. “Для созидавния/ в коробки-здания/ Ты заползаешь, как в загоны на заклание” (Баллада о маленьком человеке).

Новообразование создано на базе обычного сравнения многоэтажного дома с коробкой.

Кошелот. См. кошкелот.

Это слово зафиксировано в сборнике “Не вышел из боя”, с. 338. Способ - транссегментация (замена сегмента каша- сегментом коше-).

Кошкелот. “И так от лодышек дрожу до ладошек,/ А мне говорят про терьеров и кошек!/ А вдруг кошкелот на меня нападёт,/ Решив по ошибке, что я - мышелот!..” (Песня Мыши).

Способ образования - сегментно-корневая субституция (замена неморфемного сегмента корнем), значение может быть представлено так: “кошка, которую представляют кашалотом”. Ср.: “... кошкелот, мышелот вместо кашалот. В последних двух примерах не морфемно-морфемная субституция, ..., а сегментно-морфемная. Слово “кашалот” произвольно членится и сегмент каш- заменяется на корневые морфемы кошк- и мыш-. Употребление во вновь созданных единицах -е- вместо -а- объясняется, на наш взгляд, причинами благозвучия” [46].

Кошмышелот. “Когда б превратились мы в китомышей -/ Котов и терьеров прогнали б взашей!/ Ах, это была бы смешная охота/ Котов и терьеров на кошмышелота!” (Песня Мыши, черновики).

“Животное, совмещающее черты кошки, мыши и кашалота”. Способ можно определить как апокопу в сочетании со слиянием, аферезисом и сложением (у слова кошка отсекается последний сегмент, остаток сливается с сегментослово мыш, у слова кашалот отсекается начальная часть каш-, и усеченный остаток складывается при помощи интерфикса -е- со слитной частью кошмыш-).

Кровопийца-дирижёр. Вот завыл нестройный хор,/ И наладил пляски/ Кровопийца-дирижёр/ В траурной повязке” (Мои похорона, черновики).

“Кровопийца, являющийся дирижёром”. Использовано прямое значение слова кровопийца.

Кромешно. “Он аж вскрикнул (негромко, конечно,/ Потому что - светло, не кромешно),/ Поглядел ещё раз на овраг -/ И сказал, что я лапоть и враг” (“У Доски, где почётные граждане...”).

Окказионализм создан на базе одного из синонимичных фразеологизмов - кромешная тьма или кромешный мрак. Способ - суффиксация, значение - “темно, непроглядно”.

Крохей [47]. “Названье крохея - от слова “кроши”,/ От слова “кряхти”, и “крути”, и “круши”./ Девиз в этих матчах; “Круши, не жалей!”/ Даёшь королевский крохей!” (Песня про крохей).

Слово крохей - одно из немногих новых слов, у которых В. С. Вы-соцкий показал в тексте песни их производящую базу.

Следует иметь в виду, что создано слово в песне для дискоспектакля “Алиса в Стране Чудес”, и, следовательно, оно в определённой степени навеяно первоисточником. В кэрроловской сказке, переведённой Н. М. Демуровой, этот эпизод помещён в главе “Королевский крокет”: “Алиса подумала, что в жизни не видала такой странной площадки для игры в крокет: сплошные рытвины и борозды. Шарами служили ежи, молотками - фламинго, а воротцами - солдаты. Они делали мостик, да так и стояли, пока шла игра. <...>

Игроки били все сразу, не дожидаясь своей очереди, и всё время ссорились и дрались из-за ежей; в скором времени Королева пришла в бешенство, топала ногами и то и дело кричала:

- Отрубить ей голову! Голову ему долой!” [48]

Как видно из приведённой цитаты, в первоисточнике есть и “кряхте-нье”, и “крушенье”, и “крутенье” (“круженье”). Однако у Л. Кэррола - крокет, а у В. С. Высоцкого - крохей, что вполне оправданно, поскольку крокет для русского человека - весьма экзотический вид спорта, и, по-видимому, многие просто не знают, что он из себя представляет. Поэтому В. С. Высоцкий создаёт не менее экзотический вид спорта - крохей, который по названию похож на хорошо известный хоккей и в котором “крушат”, “кряхтят”, “крошат”, “крутят” (вспоминается песня “Про-фессионалы”, где “на лёд они зубы плюют”, “злой мордобой”, “разби-вают друг другу носы”...).

Каков же способ создания этого слова? И что такое крохей?

В создании новообразования участвуют слова “крошить”, “кряхтеть”, “крутить”, “Крушить”, “крокет” и “хоккей”. От первых пяти берётся компонент кр- (кро-), от слова хоккей - х-ей. Таким образом, у первых пяти слов отсекается конечная часть (происходит апокопа), они объединяются (контаминация), в слове хоккей усекается срединная часть (синкопа), происходит слияние первого компонента со вторым. Следовательно, способ образования - апокопа в сочетании с синкопой, наложением и слиянием.

Значение этого окказионализма можно определитиь следующим образом: “игра, напоминающая крокет и хоккей”.

Крошка-мотороллер. “Крошка-мотороллер -/ он прекрасен, -/ Пешеход доволен, - но опсаен” (“Не гуди без меры, без причины...”).

Сложение, в котором определяемое и определяющее поменены местами. Значение - “небольшой мотороллер, к которому относятся с любовью”.

Кукла-манекен. “Пусть лупят по башке нам, Толкают нас и бьют,-/ Но куклам-манекенам/ Мы создали уют” (Баллада о манекенах).

Сложение близких по значению слов приводит к созданию нового значения - “символ неживого” с противопоставлением всему живому, которое только и предназначено для обслуживания кукол-манекенов...

Куща-сад. “Я узнал старика по слезам на щеках его дряблых: / Это Пётр Святой - он апостол, а я - остолоп./ Вот и кущи-сады, в коих прорва мороженых яблок.../ Но сады сторожат - и стреляют без промаха в лоб” (Райские яблоки).

Происходит своего рода контаминация слов, входящих в устойчивые выражения с одним и тем же словом - “райские кущи” и “райские сады”. В результате получается определённое усиление: куща-сад - это уж самая глубина рая...

- Л -

Лампа-зрачок. “Рты подъездов, уши арок и глаза оконных рам/ Со светящимися лампами-зрачками.../ Все дневные пассажиры, все мои клиенты - там, -/ Все, кто ездит на такси, а значит - с нами” (“Рты подъездов, уши арок и глаза оконных рам...”).

Сложение создано на базе сравнения ламп со зрачками, соответственно, и значение будет “лампа, напоминающая зрачок”.

Лепота-благодать. “Бессловесна толпа - все уснули в чаду благовонном./ И вернулся старик - опять принялся отворять.../ Распахнулись врата, оглушило малиновым звоном,/ И рванулась толпа прямо в ту лепоту-благодать!” (Райские яблоки, черновики).

Сложение слов, имеющих общие компоненты значений, приводит к образованию обобщённого значения - “великолепие”.

Лешевелюра. “ - Такие дела: / Лешачиха со зла,/ Лишив меня лешевелюры,/ Вчера из дупла на мороз прогнала -/ У ней с Водяным шуры-муры” (Куплеты нечистой силы).

Лешевелюра - это “лешего шевелюра”. Окказионализм создан сочетанием апокопы (конечного усечения), наложения слов и слияния (этот способ представлен собой одну из конкретных разновидностей контаминации).

Лгуниха. “Так отгуляй же, галя, за двоих -/ Ну их совсем - врунов или лгуних!/ Вовсю педаля, Галя,/ Не прозевай Пигаля, -/ Потом расскажешь, как там что у них!” (“Мы с мастером по велоспорту Галею...”).

На фоне существующего в языке слова лгунья лгуниха воспринимается как слово со сниженной стилистической окраской. Способ образования - суффиксация.

Лизолятор. “Я гордость под исподнее упрятал -/ Видал, как пятки лижут гордецы, -/ Пошёл лизать я раны в лизолятор, -/ Не зализал - и вот они, рубцы” (“Был побег на рывок...”).

“Изолятор, где зализывают раны”. Производящая база - “лизать, изолятор”. Способ образования - апокопа (отсекается сегмент -ать в слове лизать) в сочетании со слиянием и наложением (один из контаминационных способов).

Лингвист-ихтиолог. “В кабинет некоего профессора лингвиста-ихтиолога развязной походкой вошёл немолодой уже дельфин” (Жизнь без сна (Дельфины и психи)).

Значение, складывающееся непосредственно из сложения компонентов, - “лингвист, занимающийся ихтиологией” (ср. ихтиолог-лингвист). Однако значение новообразования глубже: “лингвист, занимающийся изучением языка дельфинов”.

Лицедей-скоморох. “Выразители эпохи -/ Лицедеи-скоморохи,/ У кого дела неплохи, -/ Собтрались на банкет” (“Как во городе во главном...”).

Пожалуй, значение данного новообразования точнее всего можно передать словом “артист”.

Ломиться-стучаться. “И сердце бьётся раненою птицей,/ Когда начну свою статью читать,/ И кровь в вмсках так ломится-стучится, -/ Как мусора, когда приходят брать” (Песня про уголовный кодекс).

Сложение близких по значению слов приводит к образования нового значения - “ломиться и стучаться одновременно”.

Лукоморский. “Борордатый Черномор -/ Лукоморский первый вор -/ Он давно Людмилу спёр, -/ Ох, хитёр!” (“Лукоморья больше нет...”).

Я был изрядно удивлён, не обнаружив в словарях слово лукоморский, - настолько, кажется, оно обычно. Наверное, “обычность” эта связана с тем, что Лукоморье привычно-известно нам с детства.

Льдышка-ладошка. “Покрашена синей тушью/ До льдышек-ладо-шек!/ А я эти ужасы слушаю/ Про грубых собак и кошек!” (Песня Мыши, черновики).

“Замёрзшая ладошка; ладошка, ставшая льдышкой (холодная, как льдышка)”.

- М -

Магелланный. “Двери наших мозгов/ Посрывало с петель/ В миражи берегов,/ В покрывала земель,/ Этих обетованных, желанных,/ И колумбовых, и магелланных” (Баллада о брошенном корабле).

Нормативно должно было бы быть - магеллановых (именно так образуются притяжательные прилагательные). Однако “для рифмы” создан окказионализм магелланный (путём замены суффикса). Эта замена приводит, что ослабевает притяжательность, и значение уже не “при-надлежащий Магеллану”, а “связанный с Магелланом”.

Манекенка. “На любой на вкус, на цвет,/ На любой оттенок.../ Да и женщин в мире нет/ Лучше манекенок!” (“Мы - просто куклы, но... смотрите, нас одели...”).

“Манекен, изображающий женщину”. Суффиксальный способ.

Манекенский. “На манекенские паи/ Согласен, даже на пари./ В приятный круг его семьи/ Желаю, чёрт меня дери!”; “Так что не хнычь, ребята, -/ Наш день ещё придёт, -/ Храните, люди, свято/ Весь манекенский род!” (Баллада о манекенах).

Суффиксальное прилагательное имеет значение “относящийся к манекену”.

Маоцзедуния. “Грущу я в сумерки и в новолуние: / В Китае - жуткая маоцзедуния” (В Средней Азии - безобразие...”).

Значение, скорее всего. можно определить как “поклонение Мао Цзе-дуну”. Способ образования - слитно-суффиксальный.

Мартен-город. “Без запретов и следов,/ Об асфальт сжигая шины,/ Из мартенов-городов/ Рвутся за город машины” (Песня о двух красивых автомобилях, черновики).

Значение - “город, в котором жарко, как в мартене”.

Медгосподин. “Ихним Медгосподам/ С их доверием детским/ Знамо всё, что у нас бестолково,/ Но исправлен бедлам/ Станиславом Долецким/ И больницею им. Русакова” (“Поздравляю вовсю - наповал!..”).

Способ образования - апокопа (конечное усечение) со слиянием. Значение, по-видимому, можно определить как “медицинский господин; иностранный врач”.

Медно-рыжий. “Я стою, как перед вечною загадкой,/ Пред таинственною сказочной страною -/ Перед кисло-горько-солоно и сладкой,/ Золотою, медно-рыжею, ржаною” (Купола, черновики).

И значение, и способ не требуют дополнительных разъяснений. Не совсем ясно, почему Россия - медно-рыжая?

Междувластие. “И однажды взглянули они вокруг себя: тьма кругом тьмущая, только что кончилась мезозойская эра и не начался ещё третичный период и никакого просвета впереди, эдакое междувластие” (Жизнь без сна (Дельфины и психи)).

Слово образовано слитно-суффиксальным способом, его значение - “период между властями”.

Металломеч. “Далила его подсторожила, взвалила металломеч, поносила, поголосила и убила Дездемону” (Жизнь без сна (Дельфины и психи)).

Никакого иного значения, как “металлический меч”, я не могу предположить.

Метео. “Но из Шереметьево/ По условиям метео/ Вылет задержали до пяти” (Случай на таможне, черновики).

Слово образовано обратным сложением (из метеоусловия), значение - “метеорологический”.

Мешок-баллончик. “Лежат на полочке/ Мешки-баллончики./ У каждой сволочи/ Свои вагончики” (“Вагоны всякие...”).

“Мешок, круглый, как баллон; полный мешок”.

Миллионолетье. “И, странствуя по свету без фрахта и без флага/ Сквозь миллионолеться, эпохи и века,/ Менял свой облик остров, отшельник и бродяга,/ Но сохранял природу и дух материка” (“Сначала было Слово печали и тоски...”).

Новообразование можно оставлять без комментария - и значение, и способ достаточно прозрачны.

Многопослевоенный. “Вот она - многопослевоенная,/ Несравненная, несравненная!/ Не сровняли с землёй, оглашенные,/ Потому она и несравненная” (“Лес ушёл, и обзор расширяется...”).

Новообразование создано слино-суффиксальным способом (“много после войны”).

Многорыбно. “Коралловые города.../ В них многорыбно, но - не шумно: / Нема подводная среда,/ И многоцветна, и разумна” (“Упрямо я стремлюсь ко дну...”).

Окказионализм образован трансрадиксацией (заменой корня) в исходном слове многолюдно.

Можаться. “”Марата” нет - его создатель странен./ За Турандот - Пекин поднимет вой./ Можайся, брат, твой Кузькин трижды ранен!/ И всё-таки - спасибо, что живой” (Юрию Петровичу Любимову с любовью в 60 его лет от Владимира Высоцкого).

Окказионализм можаться создан на базе слов мужаться и Можаев. Значение его, что очевидно, связано с ситуацией вокруг спектакля “Живой” по повести Б. Можаева. Оно может быть выражено примерно следующим образом: “мужаться, защищая спектакль по повести Можаева”. Образован окказионализм контаминацией (конкретный способ - синкопа (срединное усечение) и апокопа (начальное усечение) в сочетании со слиянием и наложением).

Моногамно. См. гамно.

Наречие образовано суффиксальным способом (от слова моногамный), значение - “единобрачно”.

Мореплаватель-одиночка. “Мореплаватель-одиночка” (назв.)

Значение сложного слова складывается из значений компонентов - “человек, в одиночестве плавающий в море”.

Мсё. См. вонд.

Шутливый окказионализм, созданный сегментной субституцией. Зна-чение такое же, как и у производящего слова всё.

Мурашкокожаный. “Эй, мурашкокожаные/ Мерзляки, мерзлячки,/ Мокрые, скукоженные, -/ Начинаем скачки!” (Странные скачки).

Сложно-суффиксальное образование на базе устойчивого выражения “мурашки по коже”.

Мурлывчивый. ”Улыбчивы, мурлывичы, со многими на ты/ И дружески отзывчивы чеширские коты” (Чеширский кот).

Способ можно было бы определить как суффиксальный, если бы не не появление сегмента -в-. Обычно в таких случаях говорят о том, что такой сегмент, относясь к основе, не входит ни в какую морфему, т. е. не дают словообразовательной интерпретации этому явлению. С точки зрения словообразования здесь имеет место транссегментация (-к- заменяется на -в-). Следовательно, способ образования - транссегментация в сочетании с суффиксацией.

Мышелот. См. кошкелот.

Способ образования - субституция, однако какая конкретно - зависит от того, что считать производящим словом. Если слово кошкелот, тогда это трансрадиксация (замена корня), если слово кашалот, тогда следует говорить о сегментно-корневой замене.

Значение - “мышь, представляющая себя маденьким кашалотом”, которой(му) угрожат большой кашалот - кошкелот.

Мышный. “Вы мне по секрету сказать не могли бы: / Я рыбная мышь или мышная рыба?..” (Песня Мыши).

Способ образования - трансрадиксация. В этом случае тоже имеет место “перекрёстное словообразование”. Значение можно определить как “сделанный из мыши”, т. е. “<рыба>, произошедшая из мыши”.

- Н -

Наипервейший. “Дорогой ты мой! Самый наипервейший, распронаиединственнейший друг Васёчек!” (Письмо И. Кохановскому, 8 января 1968 года).

Префиксально-суффиксальное новообразование-числительного со зна-чением “превосходящий всех других, самый давний и дорогой”.

Нанектариться [49]. “ Не вести ж бесед тверёзыми!/ Марк-патриций не мытарился -/ Пил нектар большими дозами/ И ужасно нанектарился” (Семейные дела в Древнем Риме).

Значение слова нанектариться “напиться нектара до степени опьянения”. Окказионализм пополняет собой обширную лексико-семантиче-скую группу глаголов, обозначающих конечный результат обильного потребления спиртных напитков (ср.: нализаться, налимониться, нарезаться, надраться и т. д.).

Способ словообразования может быть истолкован двояко: либо это приставочно-суффиксально-постфиксальный способ, либо корневая субституция (трансрадиксация).

Наоборотный. “Препинаний и букв чародей,/ Лиходей непечатного слова/ Трал украл для волшебного лова/ Рифм и наоборотных идей” (“Препинаний и букв чародей...”).

Это же новообразование несколько раньше создано А. Вознесенским: “Париж! Как ты наоборотен!..” Так что здесь можно говорить о создании одного и того же новообразования разными авторами.

Напокупать. “Мы телевизоров напокупали,/ В шесть - по второй глядели про хоккей,/ А в семь - по всем Нью-Йорк передавали, -/ Я не видал, мы Якова купали,/ Но там у них, наверное - о’кей!” (Мы бдительны - мы тайн не разболтаем...”).

Префиксальное образование со значением “накупить, наприобретать”.

Насекомо [50]. “Скандал потом уляжется,/ Зато у нас все дома,/ И поживают, кажется,/ Вполне не насекомо” (Гербарий).

Наречие насекомо, образованное суффиксальным способом от слова насекомое, имеет значение “подобно насекомому”. Оно создано по продуктивной модели, выполняет синтаксическую функцию обстоятельства образа действия.

Насерединия. “... Остановился вдруг на середине я: / В Каире жарко и насерединия” (“В Средней Азии - безобразие...”).

Окказионализм образован от слова Насер. Возникает закономерный вопрос - каким способом? Суффиксацией? Тогда придётся признать существование окказионального суффикса - -единиj (никаких иных суф-фиксов В. С. Высоцкий не создал, хотя, конечно, это не аргумент; но дело в том, что в творчестве поэта я не обнаружил ни одного явления, имеющегося в единственном числе в его творческой палитре).

Можно предположить, что в создании слова участвует слово един(ст-венный). Тогда производной базой будет выступать в виде предложения “Насер - единственный...”. Следовательно (в этом случае), способ будет определяться как голофразис [51] в сочетании с апокопой и суффиксацией. Значение тогда будет “единение Насера с народом <Египта>“.

Ничего другого в трактовке способа и значения я не могу предположить.

Наспаться. “До суда тошнотно, до суда тоска -/ Это ж не почётно, что зовут зэка!/ А потом - от центров дальше, но везде ж живут, -/ Не наспишься, не наешься, так напьёшься тут” (Правда, ведь обидно, черновик).

Префиксально-суффиксальное новообразование со значением “спать вдоволь”.

Невъедливо. “Начальник вёл себя невъедливо,/ Но на допросы вызывал, -/ А я всегда ему приветливо/ И очень скромно отвечал” (Я был душой дурного общества).

Новообразование создано префиксальным способом. Значение - “без ненужной въедливости, недотошно”.

Недалецкий. “Шесть часов погодя/ Вы скрипите зубами.../ Да! Доносчик сработал на славу!/ Недалецким людям/ Не сработаться с Вами,/ Что делить с ними Вам - Станиславу?” (“Поздравляю вовсю - наповал!..”).

Стихотворение посвящено С. Я. Долецкому. Естественно. что фамилия, наряду со словом недалёкий, становится производящей базой новообразования. Недалецкий - это “недалёкий человек, резко отличающийся от С. Я. Долецкого”.

Происходит замена сегмента -ё- в слове недалёкий, слияние его со словом Долецкий с одновременным наложением сходным частей этих двух слов.

Недоедок. “Пятнадцать лет - не дата, так -/ Огрызок, недоедок./ Полтинник - да! И четвертак./ А то - ни так ни эдак” (К 15-летию Театра на Таганке).

В русском языке существует слово недоедки. Следовательно, новообразование недоедок создано сингуляризацией, т. е. заменой формы множественно числа формой единственного числа, с соответствующей коррекцией значения: “что-то недоеденное”.

Недоистребить. “А там - Сибирь - лафа для брадобреев: / Скопление народов и нестриженных бичей, -/ Где место есть для зэков, для евреев/ И недоистреблённых басмачей” (Летела жизнь).

Окказионализм образован префиксальным способом (возможно, так сказать, “самообразование”, т. е. создание этого окказионализма на базе другого высоцкого окказионализма - доистребить из “Смотрин” - но это весьма проблематично, поскольку других подобных примеров у В. С. Высоцкого практически нет).

Значение - “истребить не до конца”.

Недолюбить. “Ни до догадки, ни до дна,/ Не докопался до глубин/ И ту, которая одна, -/ Недолюбил” (Прерванный полёт).

Приставка недо- придаёт действию незаконченность. Недолюбил - “не долюбил до конца, не закончил любить”.

Недопригубить. “Смешно, не правда ли, смешно!/ А он шутил - недошутил,/ Недораспробовал вино/ И даже недопригубил” (Прерванный полёт).

Семантика этого новообразования имеет свои особенности. Производящее слово пригубить, как известно, означает “отпробовать, отпить немного”. Следовательно, значение новообразования - “недоотпробо-вать”. Особенность новообразования заключается в том, что сочетаются две приставки, обозначающие незаконченность действия.

Недораспробовать. См. недопригубить.

Значение - “не до конца распробовать”.

Недорешено. “Смешно, не правда ли, смешно!/ А он спешил - недоспешил, -/ Осталось недорешено/ Всё то, что он недорешил” (Прерванный полёт).

Значение - “решено не до конца”. От какого слова образовано? Если от слова решено, тогда это приставочное образование, если от слова недорешённый, тогда это суффиксальное образование.

Недорешить. См. недорешено.

Решить не до конца”.

Недоспешить. См. недорешено.

В значении этого новообразования есть некий нюанс. Если определять его так же, как и слова одноструктурные, то получается “не до конца спешить (*доспешить), не полностью спешить”, что даже звучит не вполне по-русски. По-видимому, значение нужно определить следующим образом: “не успеть, не суметь закончить то, что спешил закончить”.

Недострелить. “Ходил в меня влюблённый/ Весь слабый женский пол: / “Эй ты, недострелённый,/ Давай-ка на укол!”; “В свой полк определили./ “Воюй, - сказал комбат, -/ А что недострелили/ так я не виноват”” (Тот, который не стрелял).

Недострелённый - это страдательное причастие прошедшего времени от глагола недострелить. Способ образования этого глагола - префиксально-траннсуффиксальный (исходной базой является слово стрелять, в котором суффикс -я- меняется суффиксом -и-, и добавляется префикс недо-; впрочем, в качестве производящего может быть воспринято и слово расстрелять, тогда способ словообразования следует определять как транспрефиксально-транссуффиксальный).

Значение новообразования - “недорасстрелять; расстрелять не до конца [не убить в результате первого залпа]”. Если исходить из этого значения, то, конечно же, реальнее выглядит вторая интерпретация. Этот способ отмечается впервые в русском словообразовании.

Недосыту. “Веселее коням гнать от мест этих гиблых, прозяблых!/ Недосыту кормил, - но бегут, закусив удила./ Вдоль обрыва с кнутом, по-над пропастью, пазуху яблок/ Я везу для тебя - если даже из рая ждала” (Райские яблоки, черновики).

Самый ближайший “родственник” этого слова, отмечаемый словарями, - слово досыта. Если исходить из этого ближайшего родства, тогда следует определять способ образования новообразования как префиксально-транссуффиксальный. Однако мне приходилось слышать слово недосыта - в этом случае следует говорить о транссуффиксации.

Значение - “не насытить полностью”.

Недошутить. См. недопригубить.

“Не закончить шутить”.

Нееврейский. “Меняете вы русские просторы,/ Лихую безнадёжность наших миль/ На голдомеирские уговоры,/ На этот нееврейский Израиль?!” (“Наш киль скользит по Дону ли, по Шпрее...”).

“Не являющийся еврейским”.

Нежених. “Возникла пауза, а потом жених, если это действительно жених, или нет, лучше просто - молодой человек, потому что сейчас трудно отличить жениха от нежениха, - молодой человек сказал мягким голосом” (Где Центр?).

“Тот, кто не является женихом”.

Нейро. “Он был хирургом, даже “нейро”,/ Хотя и путал мили с га,/ На съезде в Рио-де-Жанейро/ Пред ним все были мелюзга” (“Он был хирургом, даже “нейро”...”).

Слово создано обратным сложением: сложное слово нейрохирург распадается на 2 части, одна из которых является самостоятельным словом, а другая, употреблявшаяся только в составе сложных слов, ословляется, в результате чего возникает слово нейро.

Некорреспондент. “Весь следующий день профессор по радио и телевидению, а также в личных беседах убеждал мир пойти на уступку, уговаривал и умолял, рисовал жуткие картины и радужные перспективы, он принял множество корреспондентов и некорреспондентов” (Жизнь без сна (Дельфины и психи)).

Новообразование, как и многие другие с приставкой не-, относится к группе так называемых потенциализмов, т. е. слов, не зафиксированных языком, но могущих неоднократно возникать в речевой практике разных людей. Значение - “не являющийся корреспондентом”.

Немыдругие. “Стонешь ты эти горькие личные,/ В мире лучшие строки! Какие? -/ Придут другие, ещё лиричнее,/ Но это будут - не мы - другие./ Пришли дотошные “немыдругие”,/ Они - хорошие, стихи - плохие” (“Препинаний и букв чародей...”).

Окказионализм создан голофразисом - слиянием в одно слово целого предложения. Значение слова складывается из значений компонентов производящей базы.

Нескладуха-неладуха. “За нескладуху-неладуху -/ Сочинителю по уху!/ Сочинитель этоя,/ А часового бить нельзя!” (Песня матроса).

Способ образования - гендиадис (рифмованное сложение) [52], компоненты которого функционируют как реальные слова. Значение новообразования складывается из значений составляющих слов.

Несовейский. Несовейский я человек, и вообще - слов и эпитетов нет у меня! И жаль мне себя до безумия, потому никчемный я человек!” (Письмо И. Кохановскому, 20 декабря 1965 г.).

Скорее всего, способ образования - префиксация (см. совейский). Значение - “несоветский”.

Несонный. “Тагарга-матагарга,/ Что за чудо ярмарка -/ Звонкая, несонная,/ Нетрадиционная!” (Скоморохи на ярмарке).

Значение определяется приставкой - “не являющийся сонным”, в данном случае в значение добавляется ещё компонент “бойкий”.

Несоциальный. “В нас вера есть, и не в одних богов!.../ Нам нефть из недр не поднесут на блюдце./ Освобожденье от земных оков -/ Есть цель несоциальных революций” (Революция в Тюмени).

“Не являющийся социальным”.

Не-стрель. “Мне - не-стрелю и акыну -/ Многим в пику, в назиданье,/ Подарили вы картину/ Без числа и без названья” (А. Грицюку (“Мне - не-стрелю и акыну...”)).

По-видимому, окказионализм возник на базе слова менестрель (кос-венно свидетельствует об этом наличие рядом слова акын). Способ образования - разлияние [53], при котором реально существующее слово распадается на отрезки, которые (или часть которых) лексикализируются, т. е., приобретая значение, становятся самостоятельными словами.

Значение, на мой взгляд, - “тот, кто не стреляет”. (Следовательно, и сочетание “не стрелять” не стоит сбрасывать со счетов?).

Нетузиазм. “Зачем мне считаться шпаной и бандитом,/ Не лучше ль податься мне в антисемиты?/ На их стороне, хоть и нету законов, -/ Поддержка и нетузиазм миллионов” (Песня об антисемитах, авторское исполнение).

Окказионализм образован метатезой - перестановкой звуков. Значение - “нездоровый энтузиазм”. Может быть, в этом окказионализме скрываются истоки знаменитого окказионализма энтузазизм?

Неуют. “Уже в Париже неуют: / Уже и там витрины бьют,/ Уже и там давно не рай,/ А как везде - передний край” (“Стареем, брат, ты говоришь...”).

“Отсутствие уюта”.

Неюбилей. “Так с чем мы подошли к неюбилею,/ За что мы выпьем и поговорим?/ За то, что все вопрсы и в “Конях”, и в “Пелагее” -/ Ответы на историю с “Живым””(Театрально-тюремный этюд на таганские темы).

“Круглая дата, которую не считают юбилеем”.

Нзить. “И кто вы суть? Безликие кликуши?/ Куда грядёте - в Мекку ли в Мессины?/ Модели ли влачите к Монпарнасу?/ Кровавы ваши спины, словно туши,/ А туши - как ободранные спины/ И рёбра в рёбра... нзят и мясо к мясу” (“И кто вы суть? Безликие кликуши?..”).

В современном русском языке функционируют слова вонзить, пронзить. Данное же новообразование (скорее всего, оно существовало в истории языка) создано депрефиксацией (удалением приставки).

Нижеисписанный. “Всё нижеисписанное мною не подлежит ничему и не принадлежит никому” (Жизнь без сна (Дельфины и психи)).

Способ образования - слияние. Значение полностью выводится из составляющих компонентов.

Никчемушный. “Началися его подвиги напрасные,/ С баб-ягами никчемушная борьба, -/ Тоже ведь она по-своему несчастная -/ Эта самая лесная голытьба” (Сказка о несчастных сказочных персонажах).

Новообразование создано слитно-суффиксальным способом. Значение - “ненужная”.

Ничегонепониманье. “Ах, милый ваня, я гуляю по Парижу/ И то, что слышу, и то, что вижу, -/ Одно сплошное ничегонепониманье,/ И очень узкое чужое воспитанье” (Письмо к другу, или Зарисовка о париже, черновики).

“Полное отсутствие понимания”. Способ - слитно-суффиксальный.

Новокузнец. “Так вот, дорогие товарищи новокузнечане! Прежде чем прилететь к вам в Новокузнецк, мы выяснили, как же нам вас называть, как нам к вам обращаться: новокузнечи или новокузнецы, оказывается, новокузнечане” (Драматическая песня).

Способ словообразования может быть определён двояко. Это или десуффиксация (обратная суффиксация), если считать производной базой слово Новокузнецк, или транссуфиксация (замена суффикса), если исходной базой является слово новокузнечанин (в этом случае материально выраженный суффикс -анин заменён нулевым).

Кстати говоря, в пьсе М. Арбатовой “Виктория Васильевна глазами посторонних”, опубликованной в 1987 году, отмечается это новообразование: “Как, в Новокузнецке есть филармония? Ах, как я рад за новокузнечан. Скажите, как правильно: новокузнечан или новокузнецов?”

Новокузнеч. См. новокузнец.

Новонегодующий. “Здравствуйте, товарищи новонегодующие!” (<Новогодний капустник>).

Новообразование создано на базе слов Новый год и негодующий. Способ можно определить как сложение в сочетании со слиянием и наложением (складываются основы сочетания новый год, с этим сложением сливается, накладываясь совпадающим сегментом, слово негодующий). Значение, по всей видимости, будет “негодующий на Новый год”.

Нота-паразит. “А кроме этих подневольных нот/ Ещё бывают ноты-паразиты, -/ Кто их сыграет, кто их пропоёт?../ Но с нами - бог, а с ними - композитор!” (Песня о нотах).

Песня построена на сопоставлении отношений среди нот с отношениями среди людей. Отсюда и возникают ноты-паразиты. Значение достаточно прозрачно - “ноты, являющиеся паразитами”. Однако труднопредставим денотат (реалия, обозначенная новообразованием). Какие конкретно ноты являются паразитами?

Ночь-покойница. “Короткие, как пословицы,/ И длинные от бессонницы/ Приходят ночи-покойницы/ Ко мне, когда гасят свет” (“Короткие, как пословицы...”).

“Ночь, похожая на покойницу”.

Нудь. “На стенах лозунги висели -/ По центру, а не где-нибудь: / “Виват загулы и веселье!/ Долой трезвеющую нудь!” (“В одной державе, с населеньем...”).

Новообразование создано способом нулевой суффиксации. Значение - “совокупность нудных людей”.

Подобного рода образования часто создавались С. А. Есениным (синь, водь и т. д.).

Ньюанс. “И пока/ у меня в ихнем ЖЭКе рука,/ Про неё/ я узнал очень много ньюансов” (“У неё всё своё - бельё, и жильё...”).

Формально способ словообразования можно определить как эпентезу (срединную вставку сегмента). Несколько смущает получившийся в составе новообразования сегмент нью-, который можно истолковать как “новый”, однако как тогда определить значение - “новый анс”?

Появление этого слова навеяно разговорной речевой стихией, и нельзя исключать и реального существование слова ньюанс в разговорной речи.

- О -

Обеззлобиться. “И жил он по пословице: / Хоть эта мысль не та -/ Всё скоро обеззлобится/ И встанет на места” (“Жил-был один чудак...”).

Существуют слова озлобиться, злобиться, однако не они являются производящей базой этого новообразования. Его значение - “лишиться злобы”. Следовательно, способ образования - префиксально-суффик-сально-постфиксальный.

Обермуться. “Там пока галдят про блюдца/ Про летающие бред, -/ Не успеют обермуться,/ А у нас готов ответ” (Письмо в редакцию телевизионной передачи “Очевидное - невероятное” из сумасшедшего дома - с Канатчиковой дачи, черновик).

Значение новообразования - “обернуться с Бермудами”. Что касается способа образования, то здесь могут быть равновыдвинуты разные версии.

Первая: имеет место сегментная субституция (замена компонента -н- компонентом -м- висходном слове, в результате чего возникает ассоциация со словами Бермуды и, пожалуй, муть).

Вторая: префиксально-суффиксально-постфиксальное образование от слова муть.

Третья: контаминация, заключающаяся в выкидке компонента -н- (синкопа), наложении по общему компоненту -ут- и слиянии.

Ни одной из этих интерпретаций нельзя отдать полного предпочтения.

Обман-коварство. “Сей указ без обману-коварства: / За печатью, как в сказке, точь-в-точь./ В бой за восемь шестнадцатых царства,/ За доху, да за цельную дочь!” (Песня Глашатая).

Коварство всегда сопряжено с обманом и, хотя обман далеко не все-гда сопровождается коварством, сближение, сложение слов, обозначающих эти понятия, не случайно. Значение - “обман, сочетающийся с коварством”.

Обсвистеть. “Эй, богатырь, настал твой час,/ Ну, кто отважен и настырен?! -/ Царь вопрошает. Вот указ: “Разбойник ли обсвищет нас/ Иль мы его утихомирим?!”” (Песня Глашатая, черновик).

Приставочное образование, значение которого может быть определено следующим образом: “победить, обыграть при помощи свиста”.

Обхвалить. “Обхвалены все гости, и пока/ Они не окончательно уснули -/ Хозяина привычная рука/ Толкает вверх бокал “Киндзмарау-ли”...” (“Теперь я буду сохнуть от тоски...”).

По структуре слова можно предположить, что оно образовано префиксальным способом. Однако значение - “одарить (обозначить) хвалой” - и контекст подсказывают, что способ может быть рассмотрен как префиксально-суффиксальный.

Одетость. “И в предбаннике, сбросивши вещи,/ Всю одетость свою позабудь!/ Одинаково веничек хлещет -/ Так что не выпячивай грудь” (Баллада о бане).

Суффиксация. Значение здесь, пожалуй, переносное - “скрываемость одеждой подлинной сущности”, ведь “в бане все равны”.

Однаско. “Претерпел, однаско,/ Полное фиаско,/ А зато, как понесёт -/ Что ни тост - то анекдот” (“В одной державе, с населеньем...”, черновик).

Шутливое новообразование, созданное, очевидно, для рифмы. Оно сохраняет значение “однако”. Способ образования - сегментный тмезис (вставка неморфемного сегмента).

Новообразование пополняет категорию вводных слов.

Окабардиниваться. “Все, кто сюда попадает, окабардиниваются, мы их называем кабардино-американцы” (Письмо Л. В. Абрамовой, 15 августа 1966 г.).

Префиксально-суффиксально-постфиксальное новообразование со значением “приобретать черты кабардинцев; становиться похожим на кабардинцев”.

О-О-ООН. “Ну а действительность ещё кошмарней, -/ Врубил четвёртую - и на балкон: / “А ну-ка, девушки!” “А ну-ка парням!”/ Вручают премию в О-О-ООН” (Жертва телевиденья).

Окказионализм создан повторением начального гласного. Значение, очевидно, можно выразить следующим образом: “Вызывающая восхищение ООН, находящаяся далеко отсюда”.

Осочка. “Всё слюбится да стерпится: / Мне даже стали нравиться/ Молоденькая осочка/ И кокон-шелкопряд” (Гербарий).

“Оса, вызывающая симпатию”. Суффиксация.

Остров-корабль. “Постараюсь на реке Кама придумать что-нибудь про острова-корабли и зарифмовать тектонически-титанически и т. д.” (Письмо С. С. Говорухину, 20 июня 1974 г.); “Пока ничего путного я не придумал насчёт островов-кораблей, но думаю, что это мы осилим через недельку” (Письмо С. С. Говорухину, 4 июля 1974 г.).

В письме речь идёт о песне “Сначала было слово печали и тоски...”, в которой использован этот образ. Сближение данных слов происходит из-за того, что и остров, и кораль окружены водой.

Отболеться. “Надо б подступы к воротам заминировать,/ Но уж очень мне охота доминировать!/ ... Куда что делось?/ Всё, что можно, - забито, пропущено,/ Отфутболилось, отболелось” (После чемпионата мира по футболу - разговор с женой, наброски).

Значение можно определить как “перестать болеть (“переживать удачи или неудачи спортивной команды”)”, следовательно, способ образования - префиксально-постфиксальный (производящая база - слово болеть в переносном значении (даже оттенок этого значения)).

Ср. значение словообразовательного комплекса от-... -ся: “Завершить действие, названное мотивирующим словом (которое длилось в течение определённого времени), освободиться от него или оказаться не в состоянии его продолжать” [54].

Отступать-наступать. “Солдаты - мамины сынки,/ их на штурм не поднять./ Так что, выходит не с руки -/ отступать-наступать” (“Позво-льте, значит, доложить...”).

Значения однокоренных слов соединяются в сложении-окказионализ-ме.

Отфутболиться. См. отболеться.

Значение - “перестать футболить (закончить играть в футбол)”.

Оторви-сорвиголова. “Здесь с полслова понимают,/ Не боятся острых слов,/ Здесь с почётом принимают/ Оторви-сорви-голов” (Песня о вольных стрелках).

Происходит объединение значений двух близких слов - оторвиголова и сорвиголова. Способ словообразования можно трактовать как слияние с наложением общего компонента.

Отпророчить. “Другие - знали, ведали и прочее, -/ Но все они на взлёте, в нужный год -/ Отплавали, отпели, отпророчили.../ Я не успел - я прозевал свой взлёт” (Я не успел (Тоска по романтике)).

Значение префиксального новообразования - “перестать пророчить <в связи со смертью>“. Речь здесь идёт именно об этом, поэтому другие возможные значения - “перестать пророчить <в связи с нежеланием>“ или “перестать пророчить <в связи с потерей дара>“ - не подходят.

- П -

Па-де-де-держись. “Схвати судьбу за горло, словно посох,/ И па-де-де-держись все гала кряду!/ Я въеду в Невский на твоих колёсах,/ А ты - пешком пройдёшь по Ленинграду” (М. Барышникову).

Происходит слияние слов па-де-де и держись, возникает новое значение “держись в па-де-де”.

На мой взгляд, более выразительным было бы слово па-де-держись (слияние с наложением общего сегмента).

Палачёв. “Некстати вспомнил дату смерти Пугачёва,/ Рубил - должно быть, для наглядности - рукой,/ А в то же время знать не знал, кто он такой, -/ невелико образованье палачёво” (“Когда я об стену разбил лицо и члены...”).

Притяжательное прилагательное образовано суффиксальным способом, имеет общемодельное значение “принадлежащий тому, кто назван мотивирующим существительным” (конкретно: “принадлежащий палачу”). В тексте это слово отмечается ещё раз - с некоторым отличием в написании: “Ах вы тяжкие дни,/ Палачова стерня!”

Палачий. “Чем чёрт не шутит - может, правда выпить чаю,/ Раз дело приняло подобный оборот?/ “Но только, знаете, весь ваш палачий род/ Я, как вы можете представить, презираю!” (“Когда я об стену разбил лицо и члены...”).

На мой взгляд, “правильнее” было бы (в этом случае) употребление слова палаческий. Изобретение новообразования нельзя объяснить тре-бованиями ритма - вполне (с этой точки зрения) можно произвести и замену: *”Но только, знаете, палаческий ваш род”.

Появление новообразование можно, пожалуй, объяснить следующим образом: суффикс -ий- употребляется чаще в тех притяжательных прилагательных, которые обозначают принадлежность чего-либо животному. Следовательно, слово палачий указывает на нечеловеческую сущность человека.

Палитро-партитура. “Мажорный светофор, трёхцветье, трио,/ Палитро-партитура цвето-нот./ Но где же он, мой “голубой период”?/ Мой “голубой период” не придёт!” (Мажорный светофор, трёхцветье, трио...”).

Способ образования - сложение. Значение - “соединение, симбиоз па-литры и партитуры, т. е. соединение художественного и музыкального начал”(ср.: “совокупность выразительных средств художника и музыканта” [55]). Практически с таким же значением употребляется и новообразование цветоноты.

Однако же почему палитро-партитура? Не потому ли, что изменение цветов на светофоре вызывает разные уличные звуки? На уровне подсознания вполне может так и быть...

Папапугай. “Родился я в тыща каком-то году/ В банано-лиановой чаще,/ Мой папа был папапугай какаду,/ Тогда ещё не говорящий” (Песня Попугая).

Значение - “папа-попугай”, способ образования - междусловное наложение. В этом случае наложение не совсем точно графически, но эта неточность нейтрализуется орфоэпически, поскольку, как известно, в безударном положении [о] и [а] произносятся одинаково [56].

Паровозм. См. казахм.

Окказионализм представляет собой словообразовательную шутку. Способ образования - конечное неморфемное увеличение (эпитеза).

Педалить. “Так отгуляй же, Галя, за двоих,-/ Ну их совсем - врунов или лгуних!/ Вовсю педаля, Галя,/ Не прозевай Пигаля, -/ Потом расскажешь, как там что у них!” (“Мы с мастером по велоспорту Галею...”).

Суффиксальное образование со значением “крутить педали”.

Первосортненький. “Я нажал - выстрел был первосортненький,/ Хотя “соболь” попался мне вёртненький./ А у ног моих - уже мёртвенький” (“У Доски, где почётные граждане...”).

Слово образовано при помощи уменьшительно-ласкательного суффикса -еньк-, что и накладывает свой отпечаток на значение.

Переаншлаг. “Сегодня - сдача пьесы на Таганке,/ Но, видно, он волшебник или маг, -/ Сегодня две премьеры, значит, в ВТО - две пьянки,/ И всё же здесь - такой переаншлаг” (“В Москву я вылетаю из Одессы...” <К 50-летию В. Плучека>).

Новообразование кажется достаточно прозрачным и по значению (“сверханшлаг, большой аншлаг”) и по способу (префиксация). Однако приставка пере- образует существительные “со значением повторного действия или явления, названного мотивирующим именем существительным: перевыборы” или “со значением промежутка между тем, что названо мотивирующим именем существительным: пересмена” [57].

В рассматриваемом слове не отражено ни одно из этих значений. Следовательно, следует говорить об окказиональном значении приставки пере- (в сфере имён существительных) - “верхний предел, избыточность”.

... Правда, “иногда недоверие точит”: не является ли слово переаншлаг принадлежностью театрального социолекта?

Пере-перелить [58]. “Однажды пере-перелил Судьбе я ненароком -/ Пошла, родимая, вразнос и изменила лик, -/ Хамила, безобразила и обернулась Роком, -/ И, сзади прыгнув на меня, схватила за кадык” (Песня о Судьбе).

Глагол пере-перелить образован приставочным способом, особенность его - в плане словообразовательном - заключается в редупликации приставки. Значение новообразования - “очень сильно перелить”.

В. И. Новиков увидел в этом слове очень глубокое содержание: “Слово “пере-перелил” тут уже не одно вино подразумевает. Речь идёт о том, что слишком дерзко и самостоятельно шёл Высоцкий по жизни. За внутреннюю свободу надо платить дорогой ценой. Судьба оборачивается Роком, то есть возникает конфликт личности не только с социальным строем, но и со все миром. Это когда художника не только преследует власть и отвергает общество, это когда его в полной мере не понимает никто. “Я и общество” - могут сказать о себе многие. “Я и мир” - такая драма выпадает только тем, чей внутренний мир по степени оригинальности может соперничать с миром большим. Таких людей совсем немного, но, если они наделены художественным талантом, их индивидуальный опыт становится всеобщим достоянием” [59].

Песенка-представление. “Песенка-представление Робин Гуся” (назва-ние).

“Песенка, которой представляются или представляют другого”. Сло-жение.

Печаль-тоска. “Не тает она и летом/ В полуденный зной./ И знаю я: печаль-тоску мне эту/ Век носить с собой” (“Свои обиды каждый человек...”).

“Одновременность печали и тоски” (ср.: “Сначала было слово печали и тоски”); “печальная тоска; тоскливая печаль” (см. тоска-печаль). Вполне возможно, что в фольклоре бытует печаль-тоска.

Печень-бедолага. “Вот в пальцах цепких и худых/ Смешно задёргался кадык,/ Нажали в пах, потом - под дых,/ На печень-бедолагу” (Ошибка вышла).

Сумма значений составляющих компонентов и есть значение новообразования.

Пить-надираться. “Пока ведьмы выли/ И всё просадили,/ Пока леший пил-надирался в кафе” (“От скушных шабашей...”).

Сложение глаголов происходит в русском языке значительно реже, чем сложение существительных или прилагательных. В данном случае происходит сложение слов, обозначающих процесс и результат этого процесса (“пил, чтобы надраться”).

Повольнодумствовать. “По парадным, по углам/ Чуть повольнодумствуют: / “Снова - к старым временам...” -/ И опять пойдут в уют” (“Вот и кончился процесс...”).

Префиксально-суффиксальное образование со значением “<немного> предаться вольнодумству”.

Подколотый. “Я целеустремлённый, деловитый,/ Подкуренный, подколотый, подпитый” (Баллада об оружии).

Вполне возможно, что это слово и имеет хождение в маргинальной среде наркоманов, однако словари русского языка его не фиксируют, что и даёт возможность отнести его к числу новообразований (то же самое относится и к словам подкуренный, подпитый).

Значение слова подколотый - “уколовшийся (в незначительной дозе) наркотиками”. Способ образования - скорее всего нулевая суффиксация (на базе слова подколоть -”уколоть наркотики” - (есть ли такое слово?)).

Подкуренный. См. подколотый.

Значение - “покуривший (в незначительной дозе) наркотики” (на базе слова подкурить (см. подколоть)).

Подниться. См. бонять.

Окказионализм создан сегментно-сегментной субституцией (сегмент бо- в слове боится заменяется сегментом подн- (а сегмент этот, в свою очередь, представляет соединение приставки с сегментом: под- + -н-)).

Значение, как и у слова бонять, в чистом виде отсутствует - о нём можно говорить лишь как о слагаемом суммы “перепутанных” значений.

Подпитый. См. подколотый.

Значение - “выпивший (в незначительной дозе) наркотики” (на базе слова подпить в значении “выпить наркотики” (см. подколоть)).

По-древнеримски. “Ах, времена - и эти, как их? - нравы!/ По-древне-римски - это “темпера о морес”.../ Брильянты вынуты из их оправы,/ По всей Одессе тут и там канавы: / Для русских - цимес, для еврейских - цорес” (“Куда всё делось и откуда что берётся?..”, черновик).

Новообразование создано префиксально-сложно-суффиксальным способом. Значение - “как говорили в Древнем Риме”.

Полигамно. См. гамно.

Окказионализм образован суффиксацией; значение - “многобрачно”.

Полудиалог [60]. “В душе моей - всё цели без дороги - / Поройтесь в ней - и вы найдёте лишь/ Две полуфразы, полудиалоги, - / А остальное - Франция, Париж...” (“Мне каждый вечер зажигает свечи...”).

Известно, что диалог - это разговор двух или более людей. Каково же значение будет у слова полудиалог? То ли это “диалог наполовину”, то есть диалог, при котором на реплики одного собеседника другой даёт невербальные ответы, то ли это “диалог без собеседника”, то есть монолог. Контекст не вполне проясняет значение окказионального слова. Таким образом, слово полудиалог, которое, казалось бы является таким прозрачным, на самом деле не поддаётся однозначной интерпретации.

Вот какую трактовку дают этому слову - скорее, даже понятию, стоящему за ним, - В. Скобелев и С. Шаулов: “На грани перехода от собственно драматургической многосубъектности к рассказу “бывалого человека” стоят произведения, жанр которых можно обозначить как “полудиалог”. Это слово встречается у Высоцкого в стихотворении “Мне каждый вечер зажигает свечи”, и можно предположить, что смысл его осознавался автором не только в контексте стихотворения - в ряду: “обрывки песен”, “полуфразы”. Ведь в таких произведениях, как “Ну, о чём с тобою говорить”, “Про любовь в каменном веке” (“А ну, отдай мой каменный топор!”), “Милицейский протокол”, “Товарищи учёные”, перед нами речь одного из участников диалога, обращённая к присутствующим и действующим другим участникам, которых мы не слышим, но которые, тем не менее, отвечают” [61].

Полумаска-полулицо [62]. “За масками гоняюсь по пятам, -/ Но ни одну не попрошу открыться: / Что, если маски сброшены, а там -/ Всё те же полумаски-полулица?!” (Маски).

Четверостишие, где отмечено новообразование, не включено в окончательный текст стихотворения, тем не менее слово всё равно является объектом рассмотрения.

Некоторая необычность слова полумаска-полулицо заключается в том, что, как правило, слова с полу- не складываются со словами, име-ющими этот же компонент, даже если употребляются в одном микроконтексте (ср. у самого поэта: “Две полуфразы, полудиалоги” (“Мне каждый вечер зажигает свечи...”); см. у других авторов: “Полукабинет, полугостиная комната в квартире Барсукова” (А. Софронов)).

Есть ли принципиальная разница между гипотетическим “полумаски, полулица” и авторским сложением? Да, и она проявляется в следующем: окказионализм полумаска-полулицо имеет значение “лицо, сро-сшееся с маской” (“маска, сросшаяся с лицом”), тогда как реально существующее слово полумаска и гипотетическое полулицо определяются как “половина предмета” без указания на то, что представляет собой другая половина.

... А представьте себе реальную картину, которая обозначается словом полумаска-полулицо?

Полуобразина. “Так кто вы суть, загубленные души?/ Куда спешите, полуобразины?/ Вас не разъять - едины обе массы” (“И кто вы суть? Безликие кликуши?..”).

Новообразование кажется довольно прозрачным по своей семантической структуре - “наполовину образина”. Однако, хорошо представляя себе, что означает слово образина - “безобразное, отвратительное лицо, а также вообще безобразный, отвратительный человек” [63] - попробую сконструировать значение новообразования.

“Наполовину безобразное, отвратительное лицо, наполовину безобразный, отвратительный человек”. Значит, вторая половина небезобразна? А какова? Прекрасна? Обыденна? Всё равно какова?

В любом случае - в значение слова заложена контрастность, а конкретную семантическую “достроенность” предстоит выполнить читателю-слушателю.

... А ведь полуобразина коррелирует с тушеношей (см.) и человекотушей (см.).

Полупыл. “В полубреду, в полупылу/ Разделся донага, -/ В углу готовила иглу/ Нестарая карга” (Ошибка вышла).

В отличие от других “полу”-образований, слово полупыл является достаточно прозрачным: “пыл наполовину; остаточный пыл (“недопыл”, если угодно)”. Здесь вроде бы не подразумевается второй части. Так, во всяком случае, я проинтерпретировал данный производящий контекст.

Полуфраза. См. полудиалог.

В этом случае в “полу”образовании отсутствует вторая половина. Т. е., полуфраза - это “незаконченная фраза”, а не “фраза наполовину”.

Полуэкспромт. “М. Шемякину - другу и брату - посвящён сей полуэкспромт” (Две просьбы).

При общем значении “экспромт наполовину” содержание новообразование может быть конкретизировано по-разному: это и “экспромтная добавка к заготовку”, и “заранее заготовленный экспромт, но не для данной ситуации” и т. д.

Для конкретизации содержания необходимо знать конкретные же обстоятельства создания этого полуэкспромта.

Порог-перекат. “Душу, сбитую да стёртую утратами,/ Как порогами-перекатами,/ Если до крови лоскут истончал, - Залатаю золотыми я заплатами,/ Чтобы чаще Господь замечал” (Купола, черновик).

Очевидно, имеется в виду речной порог. В этом случае значение новообразования будет “нечто. совмещающее свойства речных порога и переката”.

Порпациент. “У них есть агенты и порпациенты -/ Агенты не знаю державы какой, -/ У них инструменты - магнитные ленты,/ И нас они делают левой ногой” (“Вот я выпиваю, потом засыпаю...”).

Самое загадочное для меня слово из лексикона В. С. Высоцкого. Я даже не могу предположить его значения и затрудняюсь в определении способа словообразования - похоже на слитно-апокопный, только непонятно, какое слово было усечено до компонента пор-. Быть может, это заимствование?

Вполне вероятно, что слово это всего лишь воспроизведено поэтом, что оно реально существовало до создания этого текста, однако разыскания по различным словарям не привели ни к какому результату - ни в одном из толковых словарей я не обнаружил этого слова...

Пороговно. “Что же что рога у ней, -/ Кричал Жираф любовно, -/ Нынче в нашей фауне/ Равны все пороговно!” (Песенка ни про что, или Что случилось в Африке).

Способ образования - трансрадиксация (замена корня). Исходной базой служит слово поголовно. Значение, соответственно, “по рогам”.

Пословица-поговорка. “Русская народная пословица-поговорка гласит: с кем поведёшься, с тем и наберёшься, понимаете!” (Новогодний капустник).

“Одновременно и пословица, и поговорка”; “нечто (фольклорный жанр), совмещающее свойства пословицы и поговорки”.

По-таукитянски. “Корабль посадил я как собственный зад,/ Слегка покривив отражатель./ Я крикнул по-таукитянски: “Виват!” -/ Что значит по-нашему - “Здрасьте!”” (В далёком созвездии Тау Кита).

Если принять во внимание, что в тексте уже есть слитное слово таукиты, то способ образования окказионалима следует трактовать как префиксально-суффиксальный. Но в этом случае следует говорить о необычном (окказиональном) суффиксе -янски-. Хорошо известно, однако, что подобные образования создаются на базе прилагательных: русский - по-русски (но в тексте отсутствует слово *таукитянский). Следовательно?

Следовательно (неследовательно?), зная производящую базу (“Тау Кита”), следует трактовать способ создания слова по-таукитянски как префиксально-слитно-суффиксальный (с окказинальным суффиксом).

Поукрощать. “Сегодня зрители, сегодня зрители/ Не желают больше видеть укротителей./ А если хочется поурощать -/ Работай в розыске, - там благодать!” (У домашних и хищных зверей...”).

Префиксальное новообразование со значением “позаниматься укрощением, не имея в виду достижения окончательного результата”.

Привенериться. “И мечтали - если выйдет,/ Привенериться на ней, -/ Сколько там они увидят/ Удивительных вещей!” (Прочитайте снова про Витьку Кораблёва и друга закадычного Ваню Дыховичного).

Однозначно утверждать, что слово принадлежит В. С. Высоцкому, нельзя, поскольку это новообразование относится к числу так называемых потенциальных слов, т. е. слов, которые легко могут быть сконструированы при необходимости.

Вполне возможно, что это слово сотворялось неоднократно - и в фантастической литературе, и в популярной, и в прессе; нет фиксации этого слова ни в одном словаре.

Способ образования - трансрадиксация (замена корня) (ср. приземлиться, прилуниться...).

Приветствие-тост. “И строитель шикарных гостиниц, -/ (Он мне ров-но по щиколку ростом)/ Сам и скульптор, и каменотёс,/ Встал меж ног, и, держась за мизинец,/ Разродился приветствием-тостом/ И хвалу нараспев произнёс” (Памятник, наброски).

“Приветствие, в котором содержится тост”.

Приносить-распивать. “Но когда это - не/ Приносить-распивать,/ Это “не” - не по мне,/ Не могу принимать” (“”Не бросать!”, “Не топтать!”...”).

Значение вытекает из значений слагающихся слов.

Приобидеться. “Было время приуныть да приобидеться -/ Повезли меня, а сам и рад стараться -/ Как за тридесять земель, за триодиннадцать/ Уму-разуму чужому набираться” (Купола, черновик).

Префиксальное новообразование со значением “слегка обидеться” (в данном случае реализуется значение приставки при- - “указание на неполноту действия”).

Природа-шаман. “Тайной покрыто, молчанием сколото -/ Закодовала природа-шаман./ Чёрное золото, белое золото/ Сторож седой охраняет - туман” (“Сколько чудес за туманами кроется...”).

Значение новообразования складывается из значений слагающихся компонентов безо всякой дополнительной информационной нагрузки - “природа-колдун(ья)” и под.

Пришельцев.Пришельцев робот два часа хозяина искал,/ Ну а в пещере рядом, между прочим,/ Обнявшийся с пришельцем питекантроп засыпал,/ Забыв сказать пришельцу: “Доброй ночи!””(“Каждому хочется малость погреться...”, черновик).

Притяжательное прилагательное, естественно, обозначает принадлежность (в данном случае робота пришельцу”), образовано суффиксацией.

Приятель-предсказатель. “Все приятели-предсказатели/ Мне пророчили лёгкую жизнь” (Песня о вещей Кассандре, наброски).

“Приятели, которые предсказывают”; гендиадис (рифмованное сложение), оба компонента которого вне состава гендиадиса являются узуальными словами.

Прокоротать. “Нанёс бы звёзд я в золочёном блюде, Чтобы при них нам век прокоротать,/ Да вот беда - ответственные люди/ Сказали: “Звёзды с неба не хватать!” (Реальней сновидения и бреда...”).

Префиксальный способ, значение - провести время, скоротать”.

Пространство-время. “Вы мне не поверите и просто не поймёте: / В космосе страшней. чем даже в дантовском аду, -/ По пространству-времени мы прём на звездолёте,/ Как с горы на собственном заду” (Песня космических негодяев).

В. В. Панюшкин считает, что новообразование имеет значение “способ существования материи” [64]. Мне представляется, что это не так, поскольку в пространстве-времени совершается движение (“По пространству-времени мы прём на звездолёте”). Следовательно, пространство-время - это “континиум, включающий в себя пространство и время в качестве основных своих форм”.

Кстати говоря, пространственно-временной континиум (континиум четырёх измерений) неоднократно описан в фантастике, однако мне пока не встретилось слово пространство-время в НФ-литературе.

Противоборец. “В восторге я! Душа поёт!/ Противоборцы перемерли,/ И подсознанье выдаёт/ Общеприемлемые перлы” (“В восторге я! Душа поёт!..”).

Противоборец - “тот, кто борется против (нас)”. Приставочное образование, синонимичное слову противник. Исходной базой послужило известное клише “борец против...” Приставка противо- обычно сближается по значению с приставками анти- и контр- [65]. В данном же случае такого сближения нет, поскольку гипотетизмы *антиборец и *контрбо-рец (*контроборец) отнюдь не тождественны окказионализму по своему значению (хотя, конечно, и достаточно близки); в гипотетизмах, по-моему, удельный вес префиксального значения выше, и их значение в большей степени определяется приставками.

Профессор-ихтиолог-лингвист. “Подождите, погодите, постойте! Да ведь это же он! Помните? Профессор-ихтиолог-лингвист, который спасал мир, да так и не спас?” (Опять дельфины).

“Профессор в ихтиологии и лингвистике”, сложение.

Пряметь. “И ваши похвалы и комплименты,/ Авансы мне - не отфуболю я: / От ваших строк, мои корреспонденты,/ Прямеет путь и сохнет колея” (Я к вам пишу).

Глагол имеет значение “становиться прямым”, образован суффиксальным способом от прилагательного прямой.

Прямо-откровенно. “Ты отвечай мне прямо-откровенно -/ Разбойничью душу не трави!../ О, выйди, выйди, выйди, Аграфена,/ Послушать серенаду о любви!” (Серенада Соловья Разбойника).

Сложение близких по значению слов приводит к объединению этих значений и усилению его в новообразовании (по сравнению с каждым из слов, присутствующих в производящей базе).

Псевдо. “Трёхцветны музы - но как будто серы,/ А “инфра-ультра” - как всегда, в загоне, -/ Гуляют на свободе полумеры,/ И “псевдо” ходят, как воры в законе” (“Мажорный светофор, трёхцветье, трио...); “И ещё: хотят инсценировать мою “Татуировку”. Сделать пародию на псевдолирику и псевдо же блатнянку” (Письмо Л. В. Абрамовой, 4 марта 1962 г.).

Происходит лексикализация приставки - она приобретает словный статус, реализуя своё значение уже не в составе других слов, а самостоятельно, в значении “мнимый, ненастоящий, ложный” (вернее, поскольку слово сочетается с глаголом в форме множественного числа, “мнимые, ненастоящие, ложные”).

Психофотографироваться. “ - Я вас уверяю, Роман, это правда! Я посмотрел много материалов и отчётов учёных. Этот тип из Канады действительно психофотографируется” (Как-то так всё вышло...).

Наверное, значение можно представить как “фотографировать самому свою душу, психическую сущность”. В этом случае способ следует определять как сложно-постфиксальный.

Пустокарманный. “Ах, люди странные,/ пустокарманные,/ Вы, постоянные клиенты ресторанные...”(Баллада о маленьком человеке).

Способ образования - сложно-суффиксальный. Производящая база - фразеологизированное выражение “пустой карман”. Значение полностью вытекает из составляющих компонентов.

Пятилей. “На Таганке всё в порядке -/ Без единой там накладки: / Пятилео Пятилей/ Коллективно отмечают,/ Но дежурный докладает: / “В зале вовсе не народ -/ А как раз наоборот!” (Тексты для капустника к 5-летию Театра на Таганке).

Этот окказионализм на базе сочетания пяти лет и слова Галилей. Значение можно определить как “пятилетний юбилей”. Способ - слияние в сочетании с конечным усечением (апокопой), наложением и начальным усечением (аферезисом) (слияние используется дважды: сначала сливается словосочетание пяти лет, а потом, после его конечного усечения, происходит слияние со словом Галилей, в котором усекается начальная часть). Ср. десятилей.

Пятилео. См. пятилей. Ср. десятилей.

По сравнению с предыдущим словом есть только одно изменение: в производящей базе представлено слово Галилео.

- Р -

Равнодушно-серенький. “За музами гоняюсь по пятам,/ Но не одну не попрошу открыться: / Что, если маски сброшены, а там -/ Их равнодушно-серенькие лица” (Маски, черновик).

Равнодушие обычно ассоциируется с серостью. Здесь же даже и серость представлена “серенькостью”.

Развед. “Теперь в обнимку, как боксёры в клинче,/ И я, когда-то мхатовский студент,/ Олегу Николаевичу нынче/ Докладываю данные развед” (Олегу Ефремову).

Обратное сложение, в результате которого высвобождается усечённый при сложении компонент.

Различка. “Чтоб различки отмечать” (Песня Алисы про цифры, черновик).

Новообразование создано в результате перекрёстного словообразования - “отметки различать” превращается в “различки отмечать”. Значение можно определить как “различные отметки”, а способ словообразования как апокопу с суффиксацией.

Разнаипоследний. “Что я хлебаю мир огромной ложкой,/ Как в самый разнаипоследний раз” (“Что я хлебаю мир огромной ложкой...”).

Новообразование - результат двойной префиксации (префиксально-префиксального способа?): к относительному прилагательному последний присоединяется приставка наи-, обозначающая высшую степень проявления качества (и, соотвественно, употреблящуюся только в качественных прилагательных), после этого присоединяется приставка раз-. Значение - “самый-самый последний”.

Распронаиединственнейший. “Дорогой ты мой! Самый наипервейший, распронаиединственнейший друг Васёчек!” (Письмо И. Кохановскому, 8 января 1968 года).

Новообразование создано в результате тройной префиксации и суффиксации. К описанному выше соединению приставок раз-(рас-) и наи- (см. разнаипоследний) добавляется ещё одна усилительная приставка - про- и суффикс -ейш-. Значение можно передать как “самый-самый-пресамый единственный, единственне которого нет”.

Ср. распронаиглавный (В. Маяковский).

Рвать-метать. “Брэк! Барабан, тамтам, трещётка,/ Где полагается - там чечётка./ Брак/ Не встречается. Темп рвёт-мечет./ Брэк!/ Чёт-нечет!” (Чечётка).

Сложение компонентов устойчивого сочетания “рвать и метать”.

Разновесый. Разновесые весы -/ проторгуешься!/ В скороходики-часы -/ не обуешься!” (Скоморохи на ярмарке).

В языке существует слово разновесный. Новообразование создано сложно-суффиксальным способом (в данном случае - нулевая суффиксация).

Реаниматься. “Мне не спится и не может спаться -/ Не затем. что в мире столько бед: / Просто очень трудно оклематься -/ Трудно, так сказать, реаниматься,/ Чтоб писать поэмы, а не бред” (“Вот в плащах. подобных плащ-палаткам...”).

Глагол образован суффиксально-постфиксальным способом. Значение, вроде бы, на поверхности, - “реанимироваться, восстановиться”, однако, на мой взгляд, здесь имеется в виду ещё и “восстановить способность к нормальному творчеству”, потому что чуть раньше есть слово “оклематься”, а дальше - “чтоб писать поэмы. а не бред”.

Ребёнок-поросёнок. “Песенка про ребёнка-поросёнка” (название).

Гендиадис (рифмованное сложение), представленный в той разновидности, когда рифмуются слова, сохраняющие в составе целого своё значение, обозначает “маленький поросёнок”.

Ребята-демократы. “Будут с водкою дебаты - отвечай: / “Нет, ребята-демократы, - только чай!”/ От подарков их сурово отвернись: / У самих добра такого - завались” (Инструкция перед поездкой за рубеж, или Полчаса в месткоме).

Приведена форма множественного числа, поскольку возможная форма единственного числа - *ребёнок-демократ имеет совершенно другое значение.

Способ образования - гендиадис, оба компонента которого вне состава гендиадиса являются самостоятельными словами.

Значение можно определить как “представители стран соцлагеря, к которым испытывается симпатия”.

Ребяточки-ребятки. “Но скалюсь я во весь свой рот: / “Что это за порядки?/ У нас так дело не пойдёт,/ Ребяточки-ребятки!” (Ошибка вышла, черновик).

Новообразование не сведено к форме единственного числа по причинам, изложенным выше (см. ребята-демократы).

Способ можно определить как разносуффиксальную редупликацию (повторение).

Редакторат. “Но сказали брат и брат: / “Не! Мы усё спасём./ Мы и сквозь редакторат/ Всё это пронесём” (“Граждане, ах, сколько я не пел, но не от лени...”).

Суффиксальное новообразование имеет значение “собрание редакторов или редакции”. Вполне возможно, что слово существует в профессиональной речи, однако в толковых словарях этого слова нет.

Рыцарь-пёс. “И рыцарь-пёс, и рыцарь благородный/ Хребты нам гнули тяжестию лат./ Один из наших - самый сумасбродный -/ Однажды ввёз Калигулу в Сенат” (“Мы верные, испытанные кони...”).

Сравнивая с известным образованием псы-рыцари, следует говорить о метатезе как способе создания слова, хотя не следует сбрасывать со счетов и возможность существования рассматриваемого слова в более ранние эпохи.

- С -

Самобраночка. “За едою в закрома/ спозараночка/ Скатерть сбегает сама -/ Самобраночка” (Скоморохи на ярмарке).

Происходит замена суффикса -к- уменьшительно-ласкательным суффиксом -очк-). Способ словообразования - транссуффиксация (замена суффикса).

Значение - “скатерть-самобранка, к которой относятся положительно: ласково, доброжелательно и т. д.”.

Самопляс. “Там точильные круги -/ точат лясы,/ Там лихие сапоги -/ самоплясы” (Скоморохи на ярмарке).

При существовании в языке слова сапоги-самоплясы способ образования слова самопляс (различные словари не указывают этого слова в числе существующих в русском языке) может быть определён как обратное сложение, декомпозиция, т. е. вычленение из состава сложного слова одного из компонентов, который принимает на себя значение всего композита.

Самуми. “ - Я вас не знаю, - говорил он, - но дело общее. Поэтому надо условиться, чтобы не болтать вразнобой. Предупреждаю, - что сейчас будет самуми, может быть, даже цунами. Будет стучать кулаком, кричать “не позволю”, “не время”, “это риск”. А я считаю, что нечего ждать. Скафандр доведён. Я уверен!” (Как-то так всё вышло...).

В примечании составителя указано: “Каламбур от названия сильного ветра в Африке - “самум”” [66]. Каламбур, разумеется, имеет место, и эта подсказка позволяет точнее определить значение - “самум, сходный с цунами”.

Способ образования - слияние с наложением и аферезисом (началь-ному усечению подвергается слово цунами; происходит слияние слова самум с усечённой частью и наложение общего для обеих единиц фрагмента -м-).

Сверчок-дистрофик. “Пригрел сверчка-дистрофика -/ Блоха сболтнула, гнида -/ И глядь - два тёртых клопика/ Из третьего подвида” (Гербарий).

Почему сверчок назван дистрофиком? По-видимому, из-за его малости, невзрачности. Недаром же дальше следует - “сверчок полузадушенный”.

Светосила. “Ещё асфальт не растопило/ И не позолотило крыш,/ Ещё светило солнце лишь/ В одну худую светосилу” (Солнечные пятна, или Пятна на солнце).

Значение - “единица измерения силы света”, способ - сложение.

Сейчасный. “А другая девица, на мате рядом, которая уже отдыхала и отхлёбывала из горлышка водку, рассказывала с подробностями, как подруге её, то есть, Колькиной сейчасной любовнице, год назад ломали целку” (Роман о девочках).

Суффиксальное образование со значением “теперешний”.

Сестра-мегерочка. “Я ей дом оставлю в Персии -/ Пусть берёт сестру-мегерочку, -/ На отцовские сестерции/ Заведу себе гетерочку” (Семей-ные дела в Древнем Риме).

Новообразование создано сложением (если считать реально сущест-вующим слово мегерочка) либо сложением с суффиксацией (если реально существует только слово мегера).

Сила-воля. “Я себя в пояснице согнул,/ Силу-волю позвал на подмогу: “Извините, товарищи, что завернул/ По ошибке к чужому порогу”” (“Я полмира почти через злые бои...”).

Сложение с объединением значений исходных компонентов.

Синегубый. См. дыбоволосый.

“Имеющий синие губы, т. е. замёрзший”; сложение в сочетании с нулевой суффиксацией.

Сказочно-классический. “Белоснежнотелая,\ Словно лебедь белая,/ В сказочно-классическом плане” (“Жили-были на море...”).

Новообразование означает “свойственный сказочной классике” (“ле-бедь белая” - непременный сказочный атрибут), создано сложением.

Сказочно-реальный. “Тагарга-матагарга,/ Во столице ярмарка -/ Сказочно-реальная,/ Цветомузыкальная!” (Скоморохи на ярмарке).

Окказионализм составлен из двух антонимичных слово, в результате чего возникает контрастное значение - “одновременно и сказочный, и реальный”. Интересно было бы проследить, что в содержании песни относится к “сказочному”, а что - к “реальному”.

Скалоласковый. “”Ох, какая же ты близкая и ласковая,/ Альпинистка моя скалоласковая!..”/ Мы теперь с тобою одной верёвкой связаны -/ Стали оба мы скалолазами!” (Скалолазка).

“Ласковая скалолазка”. Способ образования - слияние с наложением (междусловное наложение). Наложение практически полное, так как элементы [зка] и [ско] тождественны в произношении.

Скакать-прыгать. “Скоморохи здесь - все хорошие,/ Скачут-пры-гают через палочку./ Прибауточки скоморошие, - / Смех и грех от них - все вповалочку!” (Скоморохи на ярмарке).

Сложение синонимов приводит к образованию нового смысла - “ска-кать и прыгать, резвясь”.

Скороварный. “Скороварный самовар -/ он на торфе/ Вам на выбор сварит вар/ или кофе” (Скоморохи на ярмарке).

По-моему, новообразование создано на базе сочетания “скоро варить”, и тогда способ его образования - слияние с суффиксацией (слово скороварка, явно более “позднее” по происхождению (действие сказок развивается “давно”, скороварка же - изобретение недавнее), естественно. не может рассматриваться в качестве производящей базы).

Скороходики-часы. “Разновесые весы -/ проторгуешься!/ В скороходики-часы -/ не обуешься!” (Скоморохи на ярмарке).

“Часы, которые спешат (“скоро ходят”)”. Способ образования - сли-яние с наложением и сложением (слово скороход сливается со словом ходики, накладываясь общим компонентом ход, и происходит сложение со словом часы).

Этот способ словообразования впервые отмечается в русском словообразовании.

Вообще-то “нормативнее” была бы перестановка - *часы-скороходи-ки (приложение следует за существительным), однако приложение предшествует определяемому существительному, что, в общем-то, не так часто встречается в языке...

Скороходы-сапоги. “Скороходы-сапоги/ не залапьте!/ А для стужи и пурги -/ Лучше лапти” (Скоморохи на ярмарке).

Имеет место морфологическая метатеза - перестановка компонентов сложного слова. В этом случае опять приложение предшествует существительному (см. всадник-облако, скороходики-часы и др.).

Славянин-поляк. “Ты, Дик, - не дик, ты, Финн, - не финн: / Ты - гордый сын славян-поляков./ Высоцкий счастлив как кретин,/ Тебе посланье накалякав” (Д. Финну).

Сложение, в которое первый компонент является обозначением родового понятия, а второй - видового.

Слезовитый. “Слезливое море вокруг разлилось,/ И вот принимаю я слёзную ванну, -/ Должно быть, по морю из собственных слёз/ Плыву к Слезовитому я океану” (В море слёз).

Способ образования - контаминация (в конкретном проявлении: слияние с наложением и синкопой (удаляется срединный компонент -д- в слове Ледовитый)). Значение - “покрытый слезами <подобно тому, как Ледовитый покрыт льдами>“.

Слух-узелочек. “Эх, вы, слухи-узелочки,/ Сплетен крепкая петля! -/ Как женился я на дочке/ Нефтяного короля” (“Как во городе во главном...”, набросок).

“Слух, подобный узелочку”; “слух, являющийся узелочком, из которых сплетается сплетня”.

Смех-досада. “А повешенным сам дьявол-сатана/ Голы пятки лижет./ Смех-досада, мать честна! - / Ни пожить ни выжить!” (Разбойничья).

Происходит сложение двух слов, значения которых можно противопоставить, в результате чего получается соположение малосоположимого.

Слово принадлежит к “лексическим полуреальностям”, так как в некоторых изданиях это новообразование трактуется как два слова.

Совейский. “И хотя во всё светлое веил -/ например, в наш совейский народ, -/ Не поставят мне памятник в сквере/ Где-нибудь у Петровских ворот” (“У меня было сорок фамилий...”);“За хлеб и воду и за свободу -/ Спасибо нашему совейскому народу!/ За ночи в тюрьмах, допросы в МУРе -/ Спасибо нашей городской прокуратуре!” (“Мы вместе грабили одну и ту же хату...”); “Но наконец закончилась война -/ С плеч сбросили мы словно тонны груза, -/ Встречаю я Сережку Фомина -/ А он Герой Совейского Союза...” (Про Серёжку Фомина).

В этих трёх песнях в некоторых исполнениях слово советский звучит как совейский. По-видимому, в данном случае ощущается влияние слова советь (может быть, даже из Маяковского: “Сидите, не совейте/ в моём Моссовете”).

Если исходить из наличия этого влияния, тогда способ образования может быть представлен как синкопа (выброска срединного сегмента -т- в слове советский), слияние с формой повелительного наклонения совей и наложение. Тогда и значение можно определить как “совеющий советский <народ (Союз)>”.

Советчик-бич. “Выпью - там такая чача! -/ За советчика-бича: / Я на Вачу ехал плача -/ Возвращаюсь хохоча” (Про речку Вачу и попутчицу Валю).

В этом новообразовании переставлены местами определяемое и опре-деляющее (см. всадник-облако, китобой-корабль и др.).

Это новообразование тоже относится к , если можно так выразиться, “полусуществующим”, поскольку в разных текстологических редакциях оно то представлено (тульский пятитомник), то нет (двухтомник).

Согражданин-жук. “Но кто спасёт нас, выручит,/ Кто снимет нас с доски?!/ За мною - прочь со шпилечек,/ Сограждане-жуки! (Гербарий).

И способ образования слова, и его значение не требуют комментария. Однако есть определённые сомнения в существовании самого этого слова, поскольку в некоторых изданиях в данном случае употреблены два слова “сограждане жуки”. Я делаю выбор в пользу дефисного написания (подробнее см. Принципы составления).

Можно отметить ещё и перестановку компонентов (“правильне”, “нор-мативнее” было бы *жук-согражданин).

Солоно-горько-кисло-сладкий [67]. “Я стою, как перед вечною загадкою,/ Пред великою да сказочной страною -/ Перед солоно- да горько-кисло-сладкою,/ Голубою, родниковою, ржаною” (Купола).

Этот окказионализм является, пожалуй, самым ярким из созданных В. С. Высоцким слов. Следует отметить, что в разных сборниках существует разнобой в написании этого слова, разнобой, касающийся так называемого “висячего дефиса” после первого компонента солоно-. Так, например, в первом издании “Нерва” и в сборнике “Клич” этот дефис отсутствует, что превращает компонент солоно в самостоятельное слово, а это - в данном случае - является лингвистическим абсурдом, поскольку тогда получается следующее: определение, являющееся сложным прилагатальным, усиливается качественным наречием... Как говорится, этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. К тому же в пользу написания с висячим дефисом говорит и наличие соединительного союза да.

Таким образом, правильным, конечно же, будет написание этого слова с висячим союзом, как это сделано в первом томе двухтомника “Сочинений”: солоно- да горько-кисло-сладкий (случаи употребления висячего дефиса рассматривались в лингвистической литературе).

Искажения в написании идут от отсутствия канонической текстологии, от уже отмеченной автокоммуникативности черновиков В. С. Вы-соцкого [68].

В чём же состоит яркость и уникальность этого новообразования? Прежде всего в том, что здесь наблюдается антонимия последней части предыдущим [69] (компоненты сложного слова употребляются не только в прямом, но и в переносных значениях): солёный - сладкий, горький - сладкий, кислый - сладкий.. Что касается двух последних пар, то они зафиксированы в словаре антонимов [70]. Относительно пары солёный - сладкий можно сказать следующее: хотя эта пара слов и не отмечена в специальных словарях как антонимичная, в обыденном языковом сознании противопоставленность эта имеет место (ср.: сладкие слёзы счастья - солёные слёзы горя).

Кроме того, если все компоненты этого слова соединять попарно, то обнаружится, что реально существуют слова горько-кислый, горько-сладкий, горько-солёный [71]; кисло-горький, кисло-сладкий, кисло-солё-ный; солёно-горький, солёно-кислый, солёно-сладкий; сладко-горький, сладко-кислый [72]. Нетрудно заметить, что отсутствует слово сладко-со-лёный, но, во-первых, нет никаких препятствий к его образованию, а во-вторых, есть реально существующее слово сладковато-солёный, что, конечно, не одно и то же со словом сладко-солёный [73], но и не очень сильно от него отличается.

Таким образом, слово солоно-горько-кисло-сладкий представляет со-бой уникальную структуру в русском языке, поскольку все неконечные его компоненты противопоставлены конечному, т. е. налицо особый случай внутрисловной [74] антонимии [75].

Если каждую из составных частей этого окказионализма оценить по шкале “хорошо - плохо”, то обнаружится, что кислый, горький, солёный (каждое в сумме своих значений) располагаются в секторе шкалы с негативной оценочностью, а сладкий - в секторе с позитивной оценочностью, хотя среди значений и оттенков значений этого слова отмечаются и такие: “умильный, приторно-угодливый”, “очень сильный и приторный”, “приторно-нежный, умильный”.

Таким образом, взаимодействие значений каждого компонента и их суммарное значение создают парадоксальный образ России, передают парадоксальное к ней отношение, своего рода “любовь-ненависть” по отношению к Родине, - в традиции, впрочем, русской литературы и русского самосознания, в котором уживаются и боль, и гордость. и небрежение... Правда, это отношение, как правило, выражается описательно, обычно через синонимико-антонимические ряды, а В. С. Высоцкому удалось обозначить, выразить это внутренне противоречивое отношение посредством только одного слова.

Очень значимы, на мой взгляд, и парно-тройственные сочетания компонентов окказионального слова, передающие многочисленные оттенки характеристики России (солоно-сладкий, горько-солоно-сладкий, кисло-сладко-горький и др.). Эти промежуточные образования присутствуют в анализируемом слове, они довольно легко вычленяются.

Слово солоно-горько-кисло-сладкий очень точно отражает внутреннюю сущность России, её парадоксальность, поскольку Россия является и сладкой, и солёной, и горькой, и кислой, а кроме того, имеет ещё и промежуточные состояния: кисло-сладкая, горько-солёная и т. д. (Значение окказионализма ассоциируется со знаменитым некрасовским “Ты и убогая, ты и обильная, ты и могучая, ты и бессильная - Матушка-Русь”).

Только одно слово понадобилось В. С. Высоцкому, чтобы очень точно обозначить то всегдашнее состояние внутренней противоречивости, в котором, к сожалению, во всей своей истории пребывает русский народ и российское государство.

Сони. “Ох, проявите интерес к моей персоне!/ Вы, в общем, сами тоже - форменная соня: / Без задних ног уснёте - ну-ка добудись, -/ Но здесь сплю я - не в свои сони не садись!” (Соня).

Новообразование обозначает место, где спит соня. Способ образования - синкопа (срединное усечение) с апокопой (конечное усечение), слиянием и наложением. Производными являются слова соня и сани; в слове сани срединно-усекается сегмент -а-, в слове соня конечно-усекается сегмент ; получившиеся сегменты сливаются с наложением общих компонентов.

Сопрано-меццо. “Не берёт верхних нот и сопрано-меццо,/ У колоратурного не бельканто - бред, -/ Цены резко снизились - до рубля за место, -/ Словом, всё понизилось и сошло на нет” (“В Азии, В Европе ли...”).

Новообразование создано перестановкой компонентов сложного слова (морфологической метатезой), оно сохраняет значение исходного слова.

Специалист-песенник. “Я считаюсь очень крупный специалист-песен-ник, во всех областях этого жанра: блатной, обыкновенной и Окуджавы” (Письмо Л. В. Абрамовой, 4 марта 1962 г.).

Сложение со значением “специалист в области песни”.

Спиртик. “Я пил чаёк из блюдца,/ Со спиртиком бывал.../ Мне не пришлось загнуться,/ И я довоевал” (Тот, который не стрелял).

Слово образовано суффиксальным способом. Суффикс -ик в данном случае привносит в значение новообразования оттенок ласкательности.

Нельзя, однако, исключить полностью и возможность существования этого слова в разговорной речи, поскольку модель образования его чрезвычайно распространена.

Спозараночка. “За едою в закрома/ спозараночка/ Скатерть сбегает сама -/ самобраночка” (Скоморохи на ярмарке).

Сохраняется значение производящего слова спозаранка. (разве что добавляется положительная коннотация). Происходит одновременная замена двух суффиксов ( -к- на -очк-, на ).

Спортивно-шахматный. “Мне сказал товарищ в спортотделе: / “Прилетишь с победой - как хотишь!”/ Мол, его волнует в этом деле/ Лишь спортивно-шахматный престиж” (Честь шахматной короны, вариант).

“Связанный с шахматами как спортом”. Сложение.

Старожила. “А Далила блудила с Самсоном. Одна старожила доложила, что Самсона уложила” (Жизнь без сна (Дельфины и психи)).

Новообразование обозначает женскую параллель к слову старожил, “женщина-старожил”. Оно образовано трансфлексацией (конкретно: заменой нулевого окончания окончанием ).

Стерва-колея. “Чужая стерва-колея” (Чужая колея, черновик).

“Колея, вызывающая негативное отношение”. Сложение, в котором то, с чем сравнивается (чем оценивается), предшествует тому, что сравнивается (оценивается).

Стоять-глядеть. “Ну что, Кузьма?/ А что, Максим?/ Чего стоймя/ Стоим-глядим?” (“Ну что, Кузьма?..”).

В значение сложного новообразования полностью включены значения составляющих компонентов.

Стрезва. “- Так был же Пётр!/ - Тот был сперва./ - Нет, не пойдёт/ У нас стрезва” (“Ну что, Кузьма?...”).

Значение: “на трезвую голову”. Слово образовано префиксально-суффиксальным способом. Впрочем, вполне возможна и друзая словообразовательная интерпретация - трансрадиксация (замена корня). В качестве производящей базы в этом случае используется слово спьяна.

Стукозубый. См. дыбоволосый.

Окказионализм создан сложением с нулевой суффиксацией на базе устойчивого сочетания “стучать зубами”, и значение его определено этим сочетанием.

Судьба-путь [76]. “А можно её стороной обойти,-/ И что мы к ней прицепились?!/ Но, видно, уж точно - все судьбы-пути/ На Этой высотке скрестились” (Высота).

В обыденном русском сознании “судьба” иногда осознаётся через “путь”. Свидетельство этому можно найти в словарях: судьба -“участь, доля, жизненный путь” [77]. Однако значение этих слов совпадает лишь в одном случае из одиннадцати (словари дают 3 значения у слова “судьба” и 8 - у слова “путь”). Таким образом, в данном случае следует говорить о синонимизации компонентов сложного слова. Конечно, в языке достаточно частотны сближения синонимов в сложном слове, например, путь-дорога, друг-приятель и т. д.; довольно часто происходит и синонимическое сближение. Следовательно, применительно к этому ново-образованию следует говорить о следовании языковым нормам.

Супостат-аристократ. “Что теперь знатный род, для девчонок - изыск!/ Не порода рождает сократов./ Говорят, уничтожили вместо борзых/ Супостатов-аристократов” (Почти не стало усов и бак...”).

Рифмованное сложение (гендиадис), оба компонента которого вне состава гендиадиса являются самостоятельными словами. Значение - “враг-аристократ”.

- Т -

Тагарга-матагарга. “Тагарга-матагарга, / Во столице ярмарка -/ Сказочно-реальная,/ Цветомузыкальная!” (Скоморохи наярмарке).

Слово образовано посредством рифмованного сложения (гендиадиса) в той его разновидности, когда составляющие компоненты, взятые по отдельности, лишены значения. Новообразование асемично, упот-ребляется как некий знак обозначения ярмарки.

Следует отметить и такое обстоятельство: у народных инструменталистов (преимущественно балалаечников) имеются сходные выражения (например, тыдарга-матыдарга), так что вполне возможно, что анализируемое слово возникло как подражание, а может, даже и заимствовано у народных исполнителей.

Таукит. “У таукитов/ В алфавите слов -/ Немного, и строй - буржуазный,/ И юмор у них - безобразный” (В далёком созвездии Тау Кита).

Окказионализм образован слитно-трансфлексийным способом (про-исходит слияние производящей базы - “Таукита”- и замена флексии на нулевую; такой способ пока ещё не был отмечен в русском словообразовании), значение - “житель Так Кита”.

Таукитайский. “На Тау Кита/ Чегой-то не так -/ Там таукитайская братия/ Свихнулась, - по нашим понятиям” (В далёком созвездии Тау Кита).

Способ можно определить как слитно-контаминационный (слияние с наложением): Тау Кита + китайский.

Таукитовый. См. таукитайский.

В вариантах и некоторых публикациях и исполнениях вместо слова таукитайский употребляется слово таукитовый. Здесь можно видеть и слияние с суффиксацией, и (если считать, что имеется ассоциация со словом китовый - для подчёркивания размеров таукитян) слияние с конечным усечением (апокопой) и наложением (в слитном комплексе Таукита усекается ).

Таукитянин. “Покамест я в анабиозе лежу,/ Те таукитяне буянят, -/ Всё реже я с ними на связь выхожу: / Уж очень они хулиганят”; “У таукитян/ Вся внешность - обман”; “Мне таукитянин - как вам папуас” (В далёком созвездии Тау Кита).

Значение - “житель Тау Кита”. Способ можно определить как слияние с суффиксацией.

Таукитянка. “”Вы, братья по полу, - кричу, - мужики!/ Ну что...” - тут мой голос сорвался./ Я таукитянку схватил за грудки: / “А ну, - говорю, - признавайся!..”” (В далёком созвездии Тау Кита).

Значение - “жительница Тау Кита”. В принципе можно говорить о транссуффиксации (замена суффиксов часто используется для образования слов, обозначающих название женщины по национальности от соответствующего слова, обозначающего представителя нации вообще).

... Это словообразовательное гнездо включает шесть слов (см. ещё новообразование по-таукитянски.

Театрально-тюремный. (Театрально-тюремный этюд на таганские темы, название).

Сложение, значение - “связанный с театром и тюрьмой <на Таганке>“.

Темень-тьмущая. “А в лагерях - не жизнь, а темень-тьмущая: / Кругом майданщики, кругом домушники,/ Кругом ужасное к нам отношение/ И очень странные поползновения” (Зэка Васильев и Петров зэка).

Новообразование создано на базе слова тьма-тьмущая (“бесчисленное множество”). Происходит замена компонента тьма словом темень, в результате чего возникает значение “очень тяжёлая <жизнь>“.

Тетектиф. (Пародия на плохой детектив, название в черновике).

Ироническое обозначение детектива. Способ - замена начального и конечного сегментов слова.

Тет-на-тет. “Я знаю, что у них секретов много./ Поговорить бы с йогом тет-на-тет./ Ведь даже яд не действует на йога -/ На яды у него иммунитет” (Песенка про йога); “Вот те раз! Иностранный глава -/ Прямо глаз в глаз, к голове голова, -/ Чуть пододвинул ногой табурет -/ И оказался с главой тет-на-тет” (Жертва телевиденья).

Слово образовано в результате сегмента в транслитерированном тет-а-тет на предлог, орусифицирование заимствования.

Насколько это слово высоцкое? Однозначно утверждать, что это созданное поэтом слово, а не подслушанное, нельзя. Однако ни один словарь это слово не фиксирует, не приходилось встречать его и в художественной литературе, хотя и доводилось встречать его в разговорной речи (теоретически оно могло попасть туда и из песни...).

Товарищ-дискобол. “Два приятеля моих - копьеметатели -/ И ещё один товарищ-дискобол -/ Показали неплохие показатели.../ Я в гостинице позвал их в нижний холл” (Песенка про метателя молота, черновик).

“Товарищ, который является метателем диска - дискоболом”.

Товарищи-ребятки. “Во весь мой пересохший рот/ Я скалюсь: “Ну, порядки!/ Со мною номер не пройдёт,/ Товарищи-ребятки!”” (Ошибка вышла).

Соединение двух обращений - официального и просторечно-умень-шительного.

Тоска-мура. “Не боюсь тоски-муры,/ Если есть русалочки!/ Выходи, кикиморы,/ Поиграем в салочки!” (Песня Соловья-разбойника и его дружков).

Новообразование-сложение со значением “тоска, являющаяся мурой, ерундой”.

Тоска-печаль. “Так зачем сидим мы сиднем,/ Да печаль-тоску наводим?/ Ну-кася, ребята, выйдем,/ Весело поколобродим!” (Песня Соловья-разбойника и его дружков, черновик).

Сложение близких по значению слов приводит к образованию нового значения “печальная тоска; тоскливая печаль; тоска и печаль одновременно”. Ср. печаль-тоска.

Тошнотно. “До суда тошнотно, до суда тоска -/ Это ж не почётно, что зовут зэка!/ А потом - от центров дальше, но везде ж живут, -/ Не наспишься, не наешься, так напьёшься тут” (Правда, ведь обидно, черновик).

Суффиксальное новообразование со значением “подобно вызыва-ющему тошноту”.

Триодиннадцатый [78]. “В Триодиннадцатом царстве/ (То бишь - в царстве Тридцать три)/ Царь держался на лекарстве: / Воспалились пузыри” (Странная сказка).

Есть в русском языке слова, которые, как показывают словари, употребляются почти исключительно в составе устойчивых выражений - фразеологизмов. Это слова тридевятый и тридесятый, очень часто встречающиеся в сказочных зачинах: “В тридевятом царстве, в тридесятом государстве...”. В этом формульном зачине тридевятый и тридесятый обозначают как будто одно и то же, и это “как будто одно и то же”, проинтерпретированное математически, означает примерно следующее: “В тридевятом (двадцать седьмом) царстве от нас, являющимся тридесятым (тридцатым) государством от нас...” (Логично предположить существование уже в сказочные времена различных форм государственного устройства, поскольку “государство” шире по своему значению, чем “царство”).

Словарное толкование слов тридевятый и тридесятый - одинаково: “Очень далёкая страна, земля” [79]. Кроме того, словари сообщают, что слова тридевятый и тридесятый сочетаются только со словами царство и государство.

В “Странной сказке” В. С. Высоцкого встречаются оба эти слова.

В Тридевятом государстве

(Трижды девять - двадцать семь).

Слово тридевятый традиционно сочетается со словом государство, но уточняющая скобочная конструкция позволяет определённым образом расширить словарное значение: это уже не только “очень далёкая страна, земля”, но и конкретно “двадцать седьмая”.

В Тридесятом королевстве

(Трижды десять - тридцать, что ль?).

Слово тридесятый сочетается уже не со словами царство, государство, а со словом королевство, которое, хотя и относится к той же лексико-семантической группе, но является всё же другим. Следовательно, речь идёт уже о расширении сочетаемости слова тридесятый. Изменяется и значение слова. Теперь это “ещё более далёкая страна, тридцатая по счёту”.

Далее в песне употребляется слово триодиннадцатый. Возникает вопрос: а насколько, в какой степени это слово принадлежит В. С. Высоц-кому? Не является ли оно своего рода “архаиконеологизмом” [80]?

Ведь по поводу слов тридевятый и тридесятый известно следующее: “Тридевятый. В сказках: очень далёкий (в старинном счёте по девяткам двадцать седьмой). ... Тридесятый. В сказках: очень далёкий (в старинном счёте тридцатый” [81]. Неизвестно однако, был ли старинный счёт “по одиннадцаткам”и были ли слова типа тривосьмой. Во всяком случае, мне не удалось обнаружить наличие слова триодиннадцатый в русском языке, хотя утверждать, что пересмотрены все материалы по данной теме, я не буду. Исходя из собственных принципов определения авторского слова - отсутствие в словарях и исследовательская интуиция - я считаю, что слово триодиннадцатый создано В. С. Высоцким (ср.: “Главное в том, что, помимо Тридевятого, существует ещё и Тридесятое, и Триодиннадцатое. Эти неологизмы Высоцкого потому и звучат так неожиданно, что мы привыкли мыслить рамками только “Тридевятого”, только одной страны, одной социальной системы” [82]).

Итак, исходя из трансформированных в “Странной сказке” значений слов тридевятый и тридесятый, значение слова триодиннадцатый определяется следующим образом: “совсем далёкая (почти самая далёкая) страна, земля, тридцать третья по счёту”.

Весьма своеобразен и способ создания новообразования. Если слова тридевятый и тридесятый образованы от слов тридевять и тридесять при помощи нулевого (материально не выраженного) суффикса, то у слова триодиннадцатый нет исходной базы в виде гипотетического слова триодиннадцать. Оно образовано оживлением застывшей словообразовательной модели, что в лингвистике носит различные названия: словообразование по образцу, субституция и т. д. Я придерживаюсь той точки зрения, что в данном случае имеет место субституция, т. е. заменительное словообразование, при котором слово создаётся путём замены в исходном слове какой-либо части. Таким образом, слово триодиннадцатый возникло путём замены в слове тридесятый второго корневого элемента.

И ещё одно замечание: в современном русском языке новые числительные не образуются, а слово триодиннадцатый является именно числительным, точнее, числительным-прилагательным. [83]

P. S. Даже если и обнаружится вдруг, что слово триодиннадцатый когда-то существовало (вероятность чего, на мой взгляд, не просто незначительная, а даже отрицательная), то значение этого гипотетически-раритетного слова всё равно будет отличаться от того значения, которое придал ему В. С. Высоцкий.

Триодиннадцать. “Было время приуныть да приобидеться -/ Повезли меня, а сам и рад стараться -/ Как за тридесять земель, за триодиннадцать/ Уму-разуму чужого набираться” (Купола, черновики).

Новообразование создано заменой корня (трансрадиксацией). Значение - “ещё дальше, чем тридесять”.

Это слово вряд ли коррелирует с окказионализмом триодиннадцатый (см.), поскольку употреблены они в разных текстах, между временем написания которых несколько лет.

Трезвь [84]. “А в это время трезвь сплотилась/ Вокруг кого-то одного,-/ Уже отважились на вылаз -/ Секретно, тихо, делово” (“В одной державе с населеньем...”).

Слово трезвь образовано бессуффиксным способом от прилагательного трезвый. Данная модель, как отмечают грамматики русского языка, продуцирует значения: “отвлечённый признак, названный мотивирующим прилагательным”, “совокупность однородных предметов...” [85] Однако слово трезвь скорее имеет значение “совокупность лиц, наделённых общим свойством, качеством”, при этом на значение накладывается явно негативная окраска.

Таким образом, следует говорить о модификации значения словообразовательной модели, хотя, конечно, в “совокупность однородных предметов” включается “совокупность лиц...”, но всё же этот оттенок формально не зафиксирован в соответствующих источниках.

Трёхцветье. “Мажорный цвет, трёхцветье, трио,/ Палитро-партитура цветонот./ Но где же он, мой “голубой период”?/ Мой “голубой период” не придёт!” (“Мажорный светофор, трёхцветь, трио...”).

Способ образование - суффиксация. Значение - “сочетание трёх цветов” (конкретно: красного, зелёного, жёлтого - светофорных).

Туне-тунеядец. “Наш дружок В. С. Высоцкий/ Пролетает над страной -/ Он почётный туне-тунеядец,/ Миниатюрист лихой!” (Гимн тунеядцев, совместно с А. Макаровым).

Окказионализм создан повтором сегмента исходного слова. Можно говорить о своеобразной разновидности редупликации. Значение новообразования остаётся идентичным значению исходного слова.

Тушеноша. “Безглазны, безголовы и безгласны/ И, кажется, бессутны тушеноши,/ Как бы катками вмяты в суть картины” (“И кто вы суть? Безликие кликуши?..”).

Новообразование имеет значение “тот, кто носит туши убитых животных”. Тушеноша - это полуобразина (см.), в которой “едины обе массы” (в вариантах есть ещё “кентавры или человекотуши (см.)).

- У -

Удесятерённо. “Она вцепилась удесятерённо, -/ Глаза, казалось, вышли из орбит,/ И правый глаз впервые удивлённо/ Взглянул на левый, веком не прикрыт” (“Я первый смерил жизнь обратным счётом...”).

Окказиональное наречие образовано суффиксацией. Значение - “уве-личенно в десять раз”.

Умысел-расчёт. “Как по умыслу-расчёту,/ По веленьему по чьему-то,/ попечению,/ Повезло мне, обормоту,/ Потащило баламута/ по течению” (Две Судьбы, наброски).

Сложение близких по значению приводит к объединению этих значений в составе новообразования.

Услышаться. “Как засмотрится мне нынче, как зак задышится?!/ Воздух крут перед грозой, крут да вязок./ Что споётся мне сегодня? Что услышится?/ Птицы вещие поют - да все из сказок” (Купола).

По-моему, слово образовано постфиксацией. Тогда его значение будет безлично-возвратным - “сможется услышать” (в пользу этой трактовки свидетельствует и наличие окказионального значения у слова спеться - “сможется спеть”).

... Хотя допустимы разные трансформации: и “что будет петься и слы-шаться”, и “что смогу спеть и услышать”.

- Ф -

Фамилья-имя-отчество. “Я был душой дурного общества,/ И я могу сказать тебе: / Мою фамилью-имя-отчество/ Прекрасно знали в КГБ” (Я был душой дурного общества).

Значение можно определить как “полное формульное именование человека”. Способ образования может трактоваться и как сложение, и как слияние (в том случае, если имеется в виду формула наших документов).

- Х -

Ханско-байский. “Подошёл офицер - капитан - и спросил у Николая:

- Разрешите пригласить вашу даму?

- Не разрешаю, - ответил тот.

- Что это за ханско-байские пережитки! - весело возмутился Алексей. - Елена, хочешь? Иди!” (Как-то так всё вышло...).

Значение новообразования - “присущий чему-либо отсталому”, поскольку в данном случае важен (в плане семантики) не столько денонативный компонент слагающихся компонентов, сколько коннотативный: для носителя русского языка слова ханский и байский ассоциируются с отсталостью, бескультурием.

Хвост-плавник. “Русалке легко: / Я хвостом-плавником/ Коснусь холодком под сердечко.../ Но вот с современным утопленником/ Теперь то и дело - осечка” (Куплеты нечистой силы).

“Хвост, являющийся по форме плавником”, сложение.

Холерически. “Кто настроен холерически,/ Тот с услугами не лезь!/ Так настройтесь же лирически/ И - плевать нам на болезнь!” (“Не покупают никакой еды...”, набросок).

Окказиональное наречие образовано суффиксацией.

Холова. См. болова.

Трактовки способа образования такие же, как и у слова болова.

Если это апокопа с аферезисом, наложением и слиянием, тогда значение - “холодная голова”, если транссегментация, тогда значение либо отсутствует (“нуль значения”), либо “голова”.

Холодноносый.”Эй вы, синегубые!/ Эй, холодноносые!/ Эй вы, стукозубые/ И дыбоволосые!” (Странные скачки).

Прозрачное значение (“имеющий холодный нос”), прозрачный способ (сложно-суффиксальный, при этом суффикс материально не выражен, является нулевым).

- Ц -

Царовать. “Я знал - мне будет сказано: “Царуй!” -/ Клеймо на лбу мне рок с рожденья выжег” (Мой Гамлет).

В русском языке отмечается слово царевать [86]. (Различие в выборе суффиксов объясняется мягкостью или твёрдостью последнего согласного производящей основы).

У А. Вознесенского в “Лобной балладе” встречается это же новообразование: “Как ты любишь меня, эпоха!/ Обожаю тебя - / Царуй!”.

Так что в этом случае можно говорить об определённом соавторстве - не в прямом , конечно. смысле, а в том плане, что одно и то же слово может быть сотворено разными авторами.

Царь-самовар. “По традиции, как встарь,/ вплавь и волоком/ Привезли Царь-самовар,/ как царь-колокол” (Скоморохи на ярмарке).

Способ образования - трансрадиксация (замена корня). Реально в русском языке существуют 3 сложных безынтерфиксных слова с компонентом царь-: царь-колокол, царь-пушка, царь-девица. Производящим для окказионализма является слово царь-колокол.

Компонент царь- имеет значение “самый большой, главный”, поэтому значение окказионализма - “самый большой самовар”.

В окказиональной лексике обнаружено ещё два “царь”-новообразо-вания: царь-бомба (А. Хохлов; “атомная бомба”); “... женщина, которую за монументальность и непролазную глупость все звали царь-дура” (В. Ликстанов).

Цветонота. “Мажорный светофор, трёхцветье, трио,/ Палитро-партитура цвето-нот./ Но где же он, мой “голубой период”?/ Мой “го-лубой период” не придёт!” (“Мажорный светофор, трёхцветье, трио...”).

Авторское (или редакторское?) написание через дефис не соответствует нормативному употреблению сложных слов (дефис применяется при сложении без соединительных гласных) и ничем не оправдано в тексте.

Сложное новообразование имеет значение “соединение музыкального и художественного начал; соединение искусства музыканта и художника”. Ср.: палитро-партитура. Ср. также: цветомузыка (это узуальное слово является практически полным синонимом к анализируемому окказионализму).

Це-че-ше-ще [87]. “Жизнь - алфавит: я где-то/ Уже в “це-че-ше-ще”,-/ Уйду я в это лето/ В малиновом плаще” (“Общаюсь с тишиной я...”).

Значение новообразование можно выразить словом “конец”.

Способ словообразования - сложение, при этом происходит сложение просторечных названий букв. (Ср.: “Необычная мотивирующая база - название букв алфавита - и у следующего окказионализма: це-че-ше-ще” [88]).

Если выразить это слово чисто графически - ЦЧШЩ - то получится аббревиатуроподобное образование. Сходные случаи уже имели место в русском словообразовании: это и знаменитый “а-бе-ве-ге-де-е-же-зе-ком” В. В. Маяковского, и название некогда популярной детской передачи - АБВГДЕйка (правда, в этих случаях сложение сопровождается суффиксацией или даже суффиксоидацией). Отмечены также бессуффиксные и осложнённые суффиксами образования подобного рода: “Название ведомства Матвея петровича так часто менялось за годы его службы, что уж к старости он стал путаться в бесконечных аббревиатурах. “Когда я служил в ЁКЛМН ... нет, когда я служил в ОПРСТ... нет, мы тогда уже назывались ЭЮЯ при АБВГД...” В общем, сам чёрт ногу сломит, если не подкуёт язык. Так что, когда я в шутку предложил однажды соседу именовать его полковником Твёрдого и Мягкого Знака, он ничуть не обиделся, но даже подхихикнул, найдя забавным” (А. Лаврин).

- Ч -

Чабан-ветеран. “И Хуссеин Залиханов -/ Из чабанов-ветеранов/ Передачу про баранов/ Не увидит никогда” (Письмо в редакцию телевизионной передачи “Очевидное - невероятное” из сумасшедшего дома - с Канатчиковой дачи ,черновик).

Значение довольно прозрачно - “чабан, являющийся ветераном”. Способ образования - гендиадис в той его разновидности, когда оба компонента, входящие в состав гендиадиса, вне его состава имеют самостоятельное значение.

Чабан-чудак. “Это - как на солнце пятна,_ / Объяснил чабан-чудак, -/ Если так невероятно -/ Очевидно, это так!” (Письмо в редакцию телевизионной передачи “Очевидное - невероятное” из сумасшедшего дома - с Канатчиковой дачи, черновик).

Значение - “чабан, являющийся чудаком”. Способ - сложение.

Чавкик. “Я ни за что не пойду в столовую! Там психи едят и чавкают. Не уверяйте меня, именно чавкают, и вдобавок хлюпают! Ага! Эврика! Несмотря на разницу в болезнях - шизофрения там, паранойя и всякая другая гадость, - у них есть одно, вернее, два общих качества. Они все хлюпики и чавкики. Вот”(Жизнь без сна (Дельфины и психи)).

Значение - “тот, кто чавкает”. Слово образовано при помощи суффикса -ик-. Новообразование создано по образцу, присутствующему в контексте, непосредственно перед ним, - слову хлюпик.

Чары-путы. “Но мужей ей простил - очень добрый я,/ А она меня - чарами-путами: / А судимости были за тёмные/ Махинации с овоще-фруктами” (“Вы учтите, я раньше был стоиком...”, черновик).

“Чары, которые являются путами, т. е. опутывают”. Сложение.

Человек-гражданин. “Ай спасибо, люди-граждане,/ Что невестушку уважили,/ Жениха не забываете/ Да обоих привечаете!” (“Ах! В поднебесьи летал...”).

Собственно говоря, значение новообразования равно значению каждого из компонентов по отдельности - “люди”, “граждане”. Имеет место своего рода фомальная избыточность.

Человек-капитан. “Ну почему, ну для чего - сюда?/ Чем объяснить такой поступок странный?/ Какие бы ни строились суда -/ На них должны быть люди-капитаны” (“Ну почему, ну для чего - сюда?..”).

В данном случае имеет место различение между формальным и контекстным значением. Формально - по расположению компонентов - значение должно быть “человек, являющийся капитаном”. По контексту же - “капитан, являющийся человеком” (при этом данных контекста не хватает, чтобы определить, в прямом или переносном значении употребляется слово человек).

Ещё одна особенность заключается в том, что первая часть сложного слова супплетивно различается в единственном и множественном числе ( человек - люди).

Человек-кенгуру [89]. “Ой, приходится до дна её испить -/ Чашу с ядом вместо кубка я беру,-/ Стоит только за черту переступить -/ Превращаюсь в человека-кенгуру” (Песенка про прыгуна в длину).

Слово человек-кенгуру практически синонимично описательному выражению “прыгун в длину”. В самом деле, все мы знаем, что кенгуру - животное, передвигающееся прыжками. Следовательно, значение этого новообразования, выводимое из составляющих компонентов, может быть представлено следующим образом: “спортсмен- прыгун в длину”.

Однако контекст позволяет внести дополнительный оттенок в значение окказионализма. Слово человек-кенгуру появляется тогда, когда речь идёт о достаточно далёких прыжках (все они, как явствует из текста песни, отмечаются лишь тогда, когда спортсмен “за черту переступил”), когда возникает сожаление: “Видно, негру мне придётся уступить/ Этот титул человека-кенгуру”.

Таким образом, контекст продуцирует дополнительный оттенок “по-бедитель, прыгун, добивающийся высоких результатов”.

Слово создано способом сложения, и определённая его особенность заключается в том, что один из компонентов сложения является несклоняемым словом, что встречается в русском языке достаточно нечасто.

Человеко-слон. “Я под гипсом хожу ходуном,/ Наступаю на пятки прохожим,/ Становлюсь человеко-слоном,/ Ощущаю себя толстокожим” (Баллада о гипсе, черновик).

“Гибрид человека и слона; человек, похожий на слона в силу того, после травмы закован в гипс”. Сложение.

Человекотуша. “Слезу слизнёт, и слизь, и лимфу с кровью -/ Солёную людскую и коровью,/ И станут пепла чище, пыли суше/ Кентавры или человекотуши” (“И кто вы суть? Безликие кликуши?..”).

По-видимому, человекотуша - это тот же тушеноша (см.), своего рода “антикентавр” (если у кентавров верхняя часть была людской, то у человекотуш сверху туши).

Чемодания. “Трофейная Япония,/ Трофейная Германия.../ Пришла страна Лимония, сплошная Чемодания!”

Известно, что “страной Лимонией” называли места не столь отдалённые. Употребительность этого слова приводит к тому, что и слово Чемодания кажется (осознаётся?) реально существующим. Однако в реальной речевой практике мне это слово не встречалось. На этом основании (интуиция исследователя!), а также ввиду отсутствия его в словарях я отношу это слово к числу созданных В. С. Высоцким.

Новообразование создано суффиксацией. Значение “обилие людей с чемоданами”.

Можно добавить следующее: слово имеет смысловой довесок, так “чемоданцами” оказываются как те, кто возвращался с войны, так и те, кто возвращался из лагерей... Кроме того, слово это является определённым знаком эпохи.

Четыре-ста-рожил. “Только Венька - нету слов! -/ Четыре-ста-рожил “Антимиров”!” (Надпись на афише В. Смехову к 400-му спектаклю “Антимиры”).

Окказионализм, как явствует из его орфографической формы, образован на базе слов четыреста и старожил с наложением общего сегмента -ста-. Значение - “четыреста раз сыгравший в спектакле, старожил”. Способ образования - слияние с наложением.

Чечено-ингуш. “Живу - везде, сейчас, к примеру, - в Туле./ Живу - не считаю ни потерь, ни барышей./ Из детства помню детский дом в ауле/ В республике чечено-ингушей”; “Какие песни пели мы в ауле!/ Как прыгали по скалам нагишом!/ Пока меня с пути не завернули,/ Писался я чечено-ингушом” (Летела жизнь).

Значение новообразования может быть определенотак: “проживаю-щий в Чечено-Ингушетии” (а не “являющийся одновременно чеченцем и ингушом”, хотя - теоретически - допустимо и такое: родившийся от смешанного брака (особенно если таковые браки были в нескольких поколениях)).

См. весьма интересные рассуждения об этом слове: “- Но вот у Высоцкого явный прокол по части этнографии, незнание национального вопроса:

Пока меня с пути не завернули,
Писался я чечено-ингушом.

Чеченцы и ингуши, между прочим, - это два совершенно разных народа. Поначалу у них были две разные автономные области, которые потом по сталинской модели соединили в одну автономную республику. В сорок четвёртом году республику упразднили, чеченцев и ингушей выслали в Среднюю Азию. После двадцатого съезда Чечено-Ингушская АССР была восстановлена, но, несмотря на объединяющее название, отношения там между чеченцами и ингушами отнюдь не идиллические. В общем, “писаться чечено-ингушом” - выдумка, которая могла прийти в голову только человеку, об этом крае ничего не знающему.

- Нет, кое-что Высоцкий знал о них, о чём и свидетельствует и цитируемая вами песня “Летела жизнь”. С какой ведь горькой иронией там сказано, что чеченцы сами собой “намылились с Кавказа в Казахстан”. Не стану утверждать, что Высоцкий был знатоком этнографии, но думаю, что “чечено-ингушом” герой его песни записался не по ошибке. Ведь какая у этого героя вообще анкета? “Я мог бы быть с каких угодно мест... Живу - везде, сейчас, к примеру, в Туле”. Это тип простого русского человека, способного близко к сердцу принимать боль других народов, не просто уживаться с ними, но и сживаться всем сердцем. “Из детства помню детский дом в ауле // В республике чечено-ингушей” - вот мы совсем недавно прочли и у Приставкина в его “Тучка золотой”. И Высоцкому, и Приставкину, и многим русским людям мало что говорят такие штампы, как “дружба народов”, “сплотила навеки великая Русь”, “чувство семьи единой”, но им присущи великодушие и сострадание, чувство равенства с людьми других национальностей, готовность понять их, побывать русским-евреем-армянином-азербайджанцем - и так далее, и так далее - с бесконечной цепью дефисов между названиями всех многострадальных народов нашего неблагополучного Отечества. Вот как я расшифровал бы эту ошибку” [90].

Чеширей. “Чем шире рот,/ тем чеширей кот,/ Хотя обычные коты имеют древний род, -/ Но Чеширский Кот -/ совсем не тот: / Его нельзя считать за домашний скот!” (Чеширский Кот).

Производящая база для слова чеширей - слова Чеширский и шире. На объединении значений и пересечении звуковых оболочек их и возникает новообразование. Значение новообразования можно определить так: “Ещё более Чеширский Кот”.

Способ образования - контаминация. Хорошо известно, что этот способ довольно частотен в сказках об Алисе Л. Кэрролла, и, быть может, этот экстралингвистический фактор тоже оказал влияние на конструирование новообразования чеширей.

Ср.: “Игры с иноязычными словами особенно любит газета “Сегод-ня”. Остроумный шутливый заголовок создаёт Е. Павлинская: Чем шире рот, тем чешире кот (Сег., 30.03.94); ср. чеширский кот, от имени которого произведена форма сравн. степени чешире” [91].

Чёрт-чертяка-чёртик-чёртушка [92]. “Я, брат, коньяком напился вот уж как!/ Ну, ты, наверно, пьёшь денатурат.../ Слушай, чёрт-чертяка-чёртик-чёртушка,/ Сядь со мной - я очень буду рад...” (Про чёрта).

Особенность (и даже уникальность) этого окказионализма состоит в том, что в нём объединены родственные слова, различающиеся только суффиксами. Такого рода сложения достаточны редки, и в лучшем случае они объединяют два компонента (трёх- и четырёхкомпонентных новообразований-дубликантов мне не встречалось).

Другая особенность: суффиксы второго, третьего и четвёртого компонентов окказионального слова выражают позитивную характеристику. Если же истолковывать значение новообразования в целом, то это, по-видимому, можно сделать так: “чёрт, являющийся молодцом, вызывающий только положительные эмоции”.

- Ш -

Шабашгаз. “”Шабашэлектро”наш нарубит дров ещё,/ С ним вместе - дружный смежный “Шабашгаз”, -/ Шабашник - унизительное прозвище,/ Но - что-то не обходится без нас!” (“Давно в эпоху мрачного язычества...”).

Окказионализм создан сложением, значение - “совокупность шабашников-газовиков”.

Шабашэлектро. См. шабашгаз.

Способ - сложение, значение - “совокупность шабашников-электри-ков”.

Шайтан-чёрт. “Это всё шайтаны-черти/ Мутят воду во пруду,/ Это всё придумал черчилль/ В восемнаднадцатом году!” (Письмо в редакцию телевизионной передачи “Очевидное - невероятное” из сумасшедшего дома - с Канатчиковой дачи, черновик).

Объединение в одно слово двух абсолютных синонимов приводит к тому, что значение новообразования является семантическим редупликантом. (Ср. бог-аллах, в котором объединяются родовое и видовое обозначение божеств).

Шаман-ветеран. “Прохода нет от этих начитанных болванов: / Куда ни плюнь - доценту на шляпу попадёшь, -/ Позвать бы пару опытных шаманов-ветеранов/ И напустить на умников падёж!” (Песня Гогера-Могера).

Способ образования данного новообразования - гендиадис (рифмо-ванное сложение). На мой взгляд, в этом случае представлена следующая разновидность гендиадиса: первый компонент, совпадающий с реально существующим словом, пересемантизируется в составе целого, второй компонент сохраняет значение исходного слова.

В самом деле, насколько представлено значение “у некоторых народов, сохраняющих веру в духов и в возможность ритуального общения с ними: служитель культа; колдун-знахарь, способный приводить себя в состояние экстаза” [93] представлено в значении окказионализма? Скорее всего, компонент “шаман” наполняется таким (примерно) значением: “человек, способный задурить голову; <своего рода> демагог-пропа-гандист”. Отсюда и общее значение - “ветеран-демагог”.

Шапочка-невидимочка. “Вона шапочки-невидимочки, -/ Кто наденет их - станет барином./ Леденцы во рту - словно льдиночки,/ И Жар-птица есть в виде жареном!” (Скоморохи на ярмарке).

Значение новообразование совершенно отчётливо: “шапка-невидимка, к которой относятся положительно” (возможен ещё оттенок: “маленькая”).

Что же касается способа образования, то здесь дело обстоит не так просто.

Сама собой напрашивается следующая мотивация - сложение двух компонентов. Однако если компонент шапочка функционирует в качестве самостоятельного слова, то с уверенностью сказать то же самое о компоненте невидимочка вряд ли возможно. (Во всяком случае словари подобную единицу не фиксируют, и в художественной литературе и разговорной речи мне она не встречалась).

Следовательно, можно предположить и иной способ образования данного слова. По всей видимости, в данном случае имеет место тмезис (в его суффиксальной разновидности), т. е. в слово невидимка вставляется суффикс -ок-. Следует заметить, что тмезис в русском языке явление редкое, а суффиксальный тмезис отмечается чуть ли не единично.

Шпионка-баба. “Их шпионки-бабы шастают тайком,/ И умеют притворяться мужиком,/ Обведут вкруг пальца - раз! - и ваших нет./ Проверяй, какого пола твой сосед” (Инструкция перед поездкой за рубеж, или Полчаса в месткоме, черновик).

“Шпионка-женщина”. Сложение.

Шрам-старьё. “Там всё шрамы-старьё./ Что старьё бередить?/ Ты уснёшь под неё -/ Я не стану будить” (Побег “на рывок”, наброски).

“Старый шрам”. Сложение.

- Э -

Эдто. “Для быстроты, для простоты/ Прошу со мною быть на ты -/ Зо-вите Эдом, эдто вроде Эдди” (Орлёнок Эд).

Окказионализм базируется на словах это и Эд. Происходит их полное слияние, при котором слово Эд “вторгается” в слово это (лёгкости этого вторжения способствует и одинаковый начальный звук, и фонетическая близость звуков “д”/”т”).

Значение, по-видимому, можно сконструировать так: “это Эда”.

Экспонатик. “Привёз он как-то с практики/ Два ржавых экспонатика/ И утверждал, что - древний клад...” (Песня студентов-археологов).

Уменьшительный суффикс -ик вносит, на мой взгляд, в значение потенциального слова сразу два оттенка: “уменьшительностъ”(“незна-чительность”) и “пренебрежительность”. Значение новообразования в этом случае будет выглядеть так: “небольшой незначительный экспонат, вызывающий некоторое пренебрежение”.

Электророяль. “Один музыкант объяснил мне пространно,/ Что будто гитара свой век отжила, -/ Заменят гитару электроорганы,/ Элетророяль и электропила” (“Один музыкант объяснил мне пространно...”).

Интуитивно я отнёс к новообразованиям и слова элетроорган и электропила, которые, как оказалось при тщательной проверке, зафиксированы словарями.

Новообразование электророяль образовано сложением. Значение, вытекающее из составляющих компонентов, - “электрический рояль”. Однако, на мой взгляд, имеет место ещё и смысловое наращение, заключающееся в противопоставлении музыки живой (гитара) и неживой.

Электро-что-нибудь [94]. “Клиент, тряхни своим загашником/ И что нас трое - не забудь, -/ Даёшь отъявленным шабашникам/ Чинить электро-что-нибудь!” (Давно, в эпоху мрачного язычества...”).

Это новообразование прозрачно и по значению, и по способу образования. Однако довольно затруднительно определить его частеречную принадлежность. Происходит сложение компонента электро- (см. предыдущие словарные статьи), употребляемого в качестве первой части сложных существительных, и неопределённого местоимения что-нибудь. (Ср.: Уникальность последнего образования [электро-что-нибудь - В. И.] состоит в том, что одним из мотивирующих выступает неопределённое местоимение” [95]). Ни к существительным, ни к местоимениям данное новообразование отнести нельзя, следовательно, можно говорить о некоей промежуточной части речи - существительных-местоимениях [96]. Накопление подобного рода фактов даст возможность определённого пересмотра устоявшейся концепции частей речи в русском языке.

Эллассттичный. “В который раз уже наклеили бороду, повосхищались, как она мне идёт, надели какие-то штаны эллассттичные и пока ничего не решили - там видно будет” (Письмо Л. В. Абрамовой, 15 августа 1966 г.).

Цель создания новообразования - установка на шутку. Значение - “очень эластичный”. Способ - сегментный тмезис (вставка сегмента, не равного морфеме).

Этап-богатырь. “ Чур меня самого! Наважденье, знакомое что-то, -/ Неродящий пустырь и сплошное ничто - беспредел,/ И среди ничего возвышались литые ворота/ И этап-богатырь - тысяч пять - на коленках сидел” (Райские яблоки).

Значение - “огромный этап” (в других редакциях и некоторых исполнениях [97] слово этап-богатырь заменено словосочетанием “огромный этап”); сложение.

- Ю -

Ю-баюшки. “Баю-баю-баюшки-баю.../ Что за привередливый ребёнок!/ Будешь вырываться из пелёнок -/ Я тебя, ю-баюшки, убью! (Песенка про ребёнка-поросёнка) [98].

Окказиональное междометие создано путём начального усечения (аферезиса) междометия баюшки-баю.

- Я -

Язык-волна. “На одно нанизаны/ Раны те со стонами,/ Раны те зализаны/ Языками-волнами” (Песня о Волге, черновик).

Сравнение волны с языком нельзя признать оригинальным, между тем объединение этих двух слов в одно образует окказионализм.

Значение - “волна, похожая на язык”.

Ямщик-чудодей. “Тот ямщик-чудодей бросил кнут и - Куда ему деться! -/ Помянул он Христа, ошалев от заснеженных вёрст.../ Он, хлеща лошадей, мог бы этим немного согреться, -/ Ну а он в доброте их жалел и не бил - и замёрз” (“Я дышал синевой...”).

Формульное значение вычленяется легко - “ямщик, являющийся чудодеем”. Возникает, правда, вопрос: “Почему ямщик является чудодеем?”

Ведь чудодей - это ”человек, который производит чудо, чудеса” [99]. Какие же чудеса производит ямщик? Чудо, пожалуй, одно: доброта, ведь ямщик не бьёт коней и вследствие этого замерзает.

Таким образом, наведённое контекстом значение слова ямщик-чудо-дей - “ямщик, проявляющий чудо доброты”.

Примечания

[1] Прежде всего я имею в виду следующие издания: Высоцкий В. С. Собрание сочинений в пяти томах. - Тула. - 1993-1998; Высоцкий В. С. Собрание сочинений в четырёх книгах. - М. - 1997.

[2] Крымова Н. О поэзии Владимира Высоцкого // Высоцкий В. С. Избранное. - М. - 1988. - С. 485.

[3] Кулагин А. В. Поэзия В. С. Высоцкого // Библиотека журнала “Вагант - Москва”, Выпуски 193-198. - М. - 1997. - С. 154.

[4] См.: Рудник Н. Об одном стихотворении. Его цыганская // Вагант. - М. - 1990. - № 3. - С. 11.

[5] В. В. Панюшкин, напротив, включает подобные слова в число окказионализмов В. С. Высоцкого (см. его работу: Словотворчество В. С. Высоцкого // Высоцковедение и высоцковидение. - Орёл. - 1994. - С. 71).

[6] См., например: Намакштанская И. Е., Нильссон Б., Романова Е. В. Функциональные особенности лексики и фразеологии поэтических произведений Владимира Высоцкого // Мир Высоцкого: исследования и материалы. - Вып. 1. - М. - 1997. - С. 192.

[7] О роли рифмы в появлении новообразований см.: Красильникова Е. В. Инвентарь морфем // Способы номинации в современном русском языке. - М. - 1982. - С. 155.

[8] Тихонов А. Н. Словообразовательный словарь русского языка. - Т. I. - М. - 1985. - С. 783.

[9] На данную особенность некоторых окказионализмов-сложений В. С. Высоцкого указано в работе: Панюшкин В. В. Словотворчество В. С. Высоцкого // Высоцковедение и высоцковидение. - Орёл. - 1994. - С. 68.

[10] Впервые опубликовано: Изотов В. П. Материалы к “Словарю индивидуально-авторских слов В. С. Высоцкого” // Высоцковедение и высоцковидение. - Орёл. - 1994. - С. 42-43.

[11] Мамлин Г. Домашний эксперимент // Современная драматургия. - 1985. - № 4. - С. 55.

[12] Словарь современного русского литературного языка. В 20-ти тт. - Т. 1. - М. - 1991. - С. 168.

[13] Там же. С. 243

.

[14] Такой вариант принят в четырёх- и пятитомных собраниях сочинений, текстологическую работу в которых выполнил С. В. Жильцов.

[15] Грамматика современного русского литературного языка. - М. - 1970. - С. 148.

[16] Изотов В. П. “Анти”-возможности // Гуманитарные проблемы глазами молодых. - Вып. 4. - Орёл. - 1996. - С. 13.

[17] Более подробно о тмезисе см.: Намитокова Р. Ю. Авторские неологизмы: словообразовательный аспект. - Р/Д. - 1986. - С. 138-141; Изотов В. П. “Русское словообразование. Каталог способов”. Принципы составления. Пробная статья: тмезис // Vocabulum et vocabularium. - Сб. науч. тр. по лексикографии. - Вып. 4. - Харьков. - 1997. - С. 20-21.

[18] Впервые опубликовано: Изотов В. П. Антиллеристы // Проблемы современной науки. Лингвистика. - Орёл. - 1996. - С. 37-38. Печатается с дополнениями.

[19] Чулаки М. Синтез пёстрых дней. Громанд // Радуга. - Таллин. - 1987. - № 10. - С. 86.

[20] Впервые опубликовано в составе главки “Антимама,антипапа,антиребёнок”: Изотов В. П. Материалы к “Словарю индивидуально-авторских слов В. С. Высоцкого” // Высоцковедение и высоцковидение. - Орёл. - 1994. - С. 41-42. Печатается с изменениями.

[21] Такой вариант принят в изданиях худлитовского двухтомного собрания сочинений, в котором текстологическую работу провёл А. Е. Крылов.

[22] Антонова М. В. Особенности создания сказочного мира в поэзии В. С. Высоцкого // Высоцковедение и высоцковидение. - Орёл. - 1994. - С. 51. См. также: Бойко С. С. Опыт изучения формальной поэтики барда // Вестник Московского университета. - Серия 9. Филология. - 1996. - №2. - С. 158-162.

[23] Впервые опубликовано: Изотов В. П. Материалы к “Словарю индивидуально-авторских слов В. С. Высоцкого” // Высоцковедение и высоцковидение. - Орёл. - 1994. - С. 44. Печатается с дополнениями.

[24] Кулагин А. В. Поэзия В. С. Высоцкого // Библиотека журнала “Вагант - Москва”. Выпуски 193-198. - М. - 1997. - С. 154.

[25] Концерт в ДК “Коммуна” (Москва, 27 марта 1980 года) // Весь Высоцкий. В 30-ти кассетах. - Кассета 14.

[26] Подробнее о словах, не имеющих значения, см.: Изотов В. П. Асемия // Проблемы современной науки. Лингвистика. - Орёл. - 1996. - С. 8-11.

[27] Вайнеры, А. и Г. Заметки о Владимире Высоцком // В. С. Высоцкий. Человек. Поэт. Актёр. - М. - 1989. - С. 302.

[28] Изотов В. П. Метатеза // Изотов В. П. Неизбранные работы. - Орёл. - 1997. - С. 9.

[29] Впервые опубликовано: Изотов В. П. Материалы к “Словарю индивидуально-авторских слов В. С. Высоцкого” // Высоцковедение и высоцковидение. - Орёл. - 1994. - С. 44-45. Печатается с дополнениями.

[30] Милькина С. Баллады “Мистера Мак-Кинли” // Владимир Высоцкий в кино. - М. - 1989. - С. 123-130; Крылов А. Е. Комментарии // Высоцкий В. С. Сочинения в 2-х тт. - Т. 2. - Екатеринбург. - 1994. - С. 506.

[31] Левашов Е. А. Словарь прилагательных от географических названий. - М. - 1986. - С. 130.

[32] См.: Высоцкий В. С. Собрание сочинений в 4- книгах. Кн. 4. - М. - 1997. - С. 269.

[33] Сазонова И. К. Русский глагол и его причастные формы. Толково-грамматический словарь. - М. - 1989. - С. 124.

[34] Крылов А. Е. Комментарии // Высоцкий В. С. Сочинения в 2-х тт. - Т. 2. - Екатеринбург. - 1994. - С. 506.

[35] Впервые опубликовано: Изотов В. П. Новые слова Владимира Высоцкого // Мир Высоцкого: исследования и материалы. - Вып. 1. - М. - 1997. - С. 207-222.

[36] Бибина А. В. Так что же случилось в Африке? Об одной несерьёзной песне В. Высоцкого // Русская речь. - 1993. - № 1. - С. 22.

[37] Грамматика современного русского литературного языка. - М. - 1970. - С. 122.

[38] Винокур Г. О. Маяковский - новатор языка. - М. - 1943. - С. 15.

[39] Впервые опубликовано: Изотов В. П. Новые слова Владимира Высоцкого // Мир Высоцкого: исследования и материалы. - Вып. 1. - М. - С. 207-222.

[40] Выделение и обоснование этого способа см. в моих работах: 1. Графическое словообразование? // Гуманитарные проблемы глазами молодых. - Вып. 2. - Орёл. - 1994. - С. 119-120; 2. Графика как средство номинации // Языковая номинация. - Минск. - 1996. - С. 121-122; 3. Уровневая организация способов словообразования. - Орёл. - 1996. - С. 8-11.

[41] Впервые опубликовано: Изотов В. П. Из “Словаря окказионализмов В. С. Высоцкого” // Изотов В. П. Неизбранные работы. - Орёл. - 1997. - С. 23. Печатается с дополнениями.

[42] Николина Н. А. “Скорнение” в современной речи // Язык как творчество. - М. - 1996. - С. 315.

[43] Этот вариант опубликован в “Собрании сочинений в четырёх книгах” (М., 1997) и “Собрании сочинений в пяти томах” (Тула, 1993-1998). В двухтомнике под редакцией А. Крылова вместо слова колова употребляется слово холова. Какое из изданий является более точным в данном случае - судить не могу (из-за невозможности работать с текстологией). Поэтому включаю оба этих вариантных слова в сей словарь.

[44] Ефремова Т. В. Толковый словарь словообразовательных единиц русского языка. - М. - 1996. - С. 197.

[45] Кулагин А. В. Поэзия В. С. Высоцкого // Библиотека журнала “Вагант - Москва”. Вып. 193-198. - М. - 1997. - С. 154.

[46] Панюшкин В. В. Словотворчество В. С. Высоцкого // Высоцковидение и высоцковедение. - Орёл. - 1994. - С. 70.

[47] Впервые опубликовано: Изотов В. П. Новые слова Владимира Высоцкого // Мир Высоцкого: исследования и материалы. - Вып. 1. - М. - С. 215-216.

[48] Кэррол Л. Приключения Алисы в Стране Чудес. Алиса в Зазеркалье. - М. - 1982. - С. 92-93.

[49] Впервые опубликовано: Изотов В. П. О проекте “Словаря индивидуально-авторских слов В. С. Высоцкого” // Vocabulum et vocabularium. - Вып. 3. - Харьков. - 1996. - С. 120.

[50] Впервые опубликовано: Изотов В. П. О проекте “Словаря индивидуально-авторских слов В. С. Высоцкого” // Vocabulum et vocabularium. Сб. науч. тр. по лексикографии. - Харьков. - 1996. - С. 120.

[51] Голофразис - это создание слова на базе предложения (окказиональная разновидность слияния). Наиболее подробно на русской почве описан в работе: Изотов В. П. Словообразование на базе предложений // Актуальные проблемы синтаксиса. - Орёл. - 1994. - С. 53-60. Термин голофразис я позаимствовал у Н. Д. Миловской, в работах которой описано это явление в немецком языке.

[52] Разные типы рифмованного сложения подробно рассмотрены в следующих работах: Янко-Три-ницкая Н. А. “Штучки-дрючки” устной речи // Русская речь, 1968, № 4; Николаев Двойные контактные повторы с асемантизированными сегментами (на матер. совр. рус. языка): Автореф. ... дисс. канд. филол. наук. - Р/Д.,1986; Изотов В. П. Рифмованное сложение // Проблемы современной науки. Лингвистика. - Орёл, 1996.

[53] Этот способ впервые описан в: Изотов В. П. Разлияние // Русское слово. - Орехово-Зуево. - 1996. - С. 49-51.

[54] Ефремова Т. Ф. Толковый словарь словообразовательных единиц русского языка. - М. - 1996. - С. 349.

[55] Панюшкин В. В. Словотворчество В. С. Высоцкого // Высоцковедение и высоцковидение. - Орёл. - 1994. - С. 68.

[56] В. В. Панюшкин относит данное образование к контаминационным (Указ. раб. С. 68). Я же считаю междусловное наложение, хотя и сходным с контаминацией, но всё же особым способом. Вообще же контаминация объединяет несколько способов (об этом см.: Изотов В. П. Введение в комбинаторику способов словообразования. - Орёл. - 1997. - С. 12).

[57] Ефремова Т. Ф. Толковый словарь словообразовательных единиц русского языка. - М. - 1996. - С. 362.

[58] Впервые опубликовано: Изотов В. П. Материалы к “Словарю индивидуально-авторских слов В. С. Высоцкого” // Высоцковедение и высоцковидение. - Орёл. - 1994. - С. 45.

[59] Новиков В. И. В Союзе писателей не состоял... Писатель Владимир Высоцкий. - М. - 1991. - С. 22.

[60] Впервые опубликовано: Изотов В. П. Материалы к “Словарю индивидуально-авторских слов В. С. Высоцкого” // Высоцковедение и высоцковидение. - Орёл. - 1994. - С. 45-46. Печатается с дополнениями.

[61] Скобелев А. В., Шаулов С. М. Мир и слово. - Воронеж. - 1991. - С. 38.

[62] Впервые опубликовано: Изотов В. П. Из “Словаря окказионализмов В. С. Высоцкого” // Изотов В. П. Неизбранные работы. - Орёл. - 1997. - С. 22.

[63] Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. - М. - 1997. - С. 436.

[64] Панюшкин В. В. Словотворчество В. С. Высоцкого // Высоцковедение и высоцковидение. - Орёл. - 1994. - С. 68.

[65] Ефремова Т. Ф. Толковый словарь словообразовательных единиц русского языка. - М. - 1996. - С. 418.

[66] Высоцкий В. С. Собр. соч. в 4-х кн. Кн. 2. Мы вращаем землю. - М. - 1997. - С. 404.

[67] Впервые опубликовано: Окказиональное слово В. Высоцкого как отражение русского менталитета // Духовная культура: проблемы и тенденции развития. Филология, I. - Сыктывкар, 1994, с. 135-137. В несколько иной редакции опубликовано: Новые слова Владимира Высоцкого // Мир Высоцкого: исследования и материалы. - Вып. 1. - М. - С. 209-211. Печатается объединённый вариант.

[68] Крылов А. Е. Комментарии // В. С. Высоцкий. Сочинения. - Т. 2. - М. - 1993. - С. 492.

[69] Ср. “... одновременное “нанизывание” и столкновение эпитетов, столь характерное для поэзии Высоцкого: “перед солоно- да горько-кисло-сладкою”...” (Шилина О. Психологизм поэзии Владимира Высоцкого” // Вагант. Приложение. - 1991. - № 8. - С. 10).

[70] Львов М. Р. Словарь антонимов русского языка. - М. - 1985. - С. 89-90,135.

[71] Я сознательно заменяю компонент солоно компонентом солёно (солёный), поскольку значение компонента солоно, употреблённого, по-видимому, для соблюдения ритма (с той же целью, скорее всего, употребляется и союз да), входит как одно из значений в семантическую структуру слова солёный.

[72] Букчина Б. З., Калакуцкая Л. П. Слитно или раздельно? Опыт словаря-справочника. - М. - 1982. - С. 180, 282, 670-671, 680.

[73] Там же. - С. 670.

[74] Обычно под внутрисловной антонимией - энантиосемией - понимается наличие у слова противоположных значений, напрмер, одолжить: “дать в долг” и “взять в долг”.

[75] Занимаясь изучением новых слов, я обнаружил только два, в какой-то степени сходных со словом солоно-горько-кисло-сладкий: “... мы рискуем сесть в большую общую западно-северно-юго-восточную лужу” (С. Павлов); “... и в бело-зелёно-жёлто-сине-чёрную ленту вплетались новые и новые нити” (М. Латышев). Однако в обоих этих случаях внутренняя антонимия не столь внушительна.

[76] Впервые опубликовано: Новые слова Владимира Высоцкого // Мир Высоцкого: исследования и материалы. - Вып. 1. - М. - 1997. - С. 221.

[77] Словарь русского языка: В 4-х тт. - Т. 4. - М., 1988, с. 302.

[78] Впервые опубликовано: Изотов В. П. О проекте “Словаря индивидуально-авторских слов В. С. Высоцкого” // Vocabulum et vocabularium. - Вып. 3. - Харьков. - 1996. - С. 119-120. В несколько ином варианте опубликовано: Новые слова Владимира высоцкого // Мир Высоцкого: исследования и материалы. - Вып. 1. - М. - 1997. - С. 211-213. Здесь печатается объединённый вариант.

[79] Словарь русского языка: В 4-х тт. - Т. 4. - М. - 1988. - С. 411.

[80] Этим термином Д. Штурман называет новые слова А. И. Солженицына, напоминающие устаревшие (Штурман Д. Остановимо ли красное колесо? // Новый мир. - 1993. - № 2. - С. 146.) Н. Д. Решетовская в книге “Александр Солженицын и читающая Россия” употребляет термин “неоархаизм” в том же значении.

[81] Ожегов С. И. Словарь русского языка. - М. - 1990. - С. 809.

[82] Новиков В. И. В Союзе писателей не состоял... Писатель Владимир Высоцкий. - М. - 1991. - С. 202.

[83] Ср: “Так, в официально-деловых текстах вряд ли возможно употребление квантитативных знаков пара, пяток, десяток, дюжина. полсотни, полста, пол-двенадцатого, конструкций типа без четверти одиннадцать (ср. двадцать два часа сорок пять минут), полста четвёртый, не говоря уже о “числительных” тридевять, тридесятый, чёртова дюжина и под., которые в академических грамматиках даже не упоминаются , а в толковых словарях решительно выводятся за пределы соответствующего разряда знаменательных слов (в отличие от “Грамматического словаря русского языка А. А. Зализняка, где тридевять, тридесятый, двунадесятый и под. отнесены к числительным)” (Журавлёв А. Ф. Функциональные регистры [в разделе “Лексика”. - В. И.] // Русский язык в его функционировании. Уровни языка. - М. - 1996. - С. 244).

[84] Впервые опубликовано: Изотов В. П. Новые слова Владимира Высоцкого // Мир Высоцкого: исследования и материалы. - Вып. 1. - М. - 1997. - С. 207-222.

[85] Краткая русская грамматика. - М.,1989, с. 72.

[86] Тихонов А. Н. Словообразовательный словарь русского языка. - Т. II. - М. - 1985. - С. 349.

[87] Впервые опубликовано: Изотов В. П. Материалы к “Словарю индивидуально-авторских слов В. С. Высоцкого” // Высоцковедение и высоцковидение. - Орёл. - 1994. - С. 46. Печатается с дополнениями.

[88] Панюшкин В. В. Словотворчество В. С. Высоцкого // Высоцковедение и высоцковидение. - Орёл. - 1994. - С. 67.

[89] Впервые опубликовано: Изотов В. П. Новые слова Владимира Высоцкого // Мир Высоцкого: исследования и материалы. - Вып. 1. - М. - 1997. - С. 219-220.

[90] Новиков В. И. В Союзе писателей не состоял... Писатель Владимир Высоцкий. - М. - 1991. - С. 46-47.

[91] Земская Е. А. Активные процессы современного словопроизводства // Русский язык конца ХХ столетия (1985-1995). - М. - 1996. - С. 137.

[92] В ряде изданий это слово разбито на 4 самостоятельных: чёрт, чертяка, чёртик, чёртушка. Трудно судить, какое написание “вернее” - я в этом случае полагаюсь на текстологию двухтомного “Собра-ния сочинений”, текстологическая работа в котором проделана А. Е. Крыловым.

[93] Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. - М. - 1997. - С. 891.

[94] Впервые опубликовано: Изотов В. П. Материалы к “Словарю индивидуально-авторских слов В. С. Высоцкого” // Высоцковедение и высоцковидение. - Орёл. - 1994. - С. 46-47. Печатается с дополнениями.

[95] Панюшкин В. В. Словотворчество В. С. Высоцкого // Высоцковедение и высоцковидение. - Орёл. - 1994. - С. 67.

[96] О “промежуточных” частях речи, базирующихся на местоимениях, см.: Изотов В. П. Окказиональные местоимения // Грамматические категории и единицы: синтагматический аспект. - Владимир. - 1997. - С. 77-79. См. также: Изотов В. П. Числительные-окказионализмы // Филология: сегодня и завтра. - Орёл. - 1996. - С. 14-16.

[97] См., например, исполнение песни на кассете 27 “Речечка” из тридцатикассетной серии “Весь Высоцкий”.

[98] Такое исполнение зафиксировано на кассете 28 “Алиса в Стране Чудес” из тридцатикассетной серии “Весь Высоцкий”.

[99] Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. - М. - 1997. - С. 889.

© 2000- NIV