Изотов В. П.: Объяснительный словарь к "Разбойничьей" В. С. Высоцкого

Разбойничья.

Как во смутной волости
Лютой, злой губернии
Выпадали мÓлодцу
Всё шипы да тернии.

Он обиды зачерпнул, зачерпнул
Полные пригоршни,
Ну а горе, что хлебнул, -
Не бывает горше.

Пей отраву, хочь залейся!
Благо, денег не берут.
Сколь верёвочка ни вейся -
Всё равно совьёшься в кнут!

Гонит неудачников
По миру с котомкою,
Жизнь текёт меж пальчиков
Паутинкой тонкою.

А которых повело, повлекло
По лихой дороге -
Тех ветрами сволокло
Прямиком в остроги.

Тут на милость не надейся -
Стиснуть зубы да терпеть!
Сколь верёвочка ни вейся -
Всё равно совьёшься в плеть!

Ах, лихая сторона,
Сколь в тебе ни рыскаю -
Лобным местом ты красна
Да верёвкой склизкою!

А повешенным сам дьявол-сатана
Голы пятки лижет.
Смех, досада, мать честна!
Ни пожить, ни выжить!

Ты не вой, не плачь, а смейся -
Слёз-то нынче не простят.
Сколь верёвочка ни вейся -
Всё равно укоротят!

Ночью думы муторней,
Плотники не мешкают -
Не успеть к заутрене:
Больно рано вешают.

Ты об этом не жалей, не жалей, -
Что тебе отсрочка?!
На верёвочке твоей
Нет ни узелочка!

Лучше ляг да обогрейся -
Я, мол, казни не просплю...
Сколь верёвочка ни вейся -
А совьёшься ты в петлю!

Принципы

объяснительного словаря.

Объяснительный словарь текста предполагает объяснение конкретного словоупотребления на фоне его словарного значения. Казалось бы, это излишнее занятие, поскольку тексты поэта выглядят предельно простыми, состоящими из легко опознаваемых слов: “Слово Высоцкого открыто, распахнуто к людям, не зашифровано. Оно лишено интеллектуальной усложнённости” [Крымова, 1988: 496]. Однако за этой опозна-ваемостью скрываются семанти-ческие глубины: “Французский поэт и мыслитель Поль Валери... констатировал: “Поэт распоряжается словами иначе, чем это происходит в обычном их упот-реблении. Это, конечно, те же самые слова, но у них не совсем те значения”. Вслушиваясь и вчитываясь в стихи Ж. Брассенса и В. Высоцкого, мы будем постигать всё новые и новые значения их слов” [Зайцев, 1990: 63].

“А его словарь? Богатство, диапазон здесь, поистине, уникальны” [Карякин, 1988: 519].

Объяснительный словарь как раз и призван внести определённую объективность в разноголосицу мнений...

СЛОВАРЬ [1]

А. Союз употреблён в тексте пять раз.

В одном случае он является противительным: “Ты не вой, не плачь, а смейся”.

В двух случаях можно усмотреть у союза присоединительность: “А которых повело, повлекло...”, “А повешенным сам дьявол-сатана...” Происходит пояснение ранее высказанной мысли (в первом случае развивается-поясняется “Гонит неудачников...”, во втором - “Лобным местом ты красна Да верёвкой склизкою”).

В употреблении “Сколь верёвочка ни вейся - А совьёшься ты в петлю!” сочетаются, на мой взгляд, противительность с присоединительностью.

В употреблении “Ну а горе, что хлебнул, - Не бывает горше” союз, по-видимому, лишён всякого значения (асемичен), выполняет функцию наполнителя стихотворного размера.

АХ. Междометие это употребляется, скорее всего, в самом обобщённом значении - при высказывании, окрашенном каким-либо чувством. Какое конкретно чувство окрашивает высказывание “Ах, лихая сторона, Сколь в тебе ни рыскаю - Лобным местом ты красна Да верёвкою склизкою!” однозначно решить не представляется возможным. Здесь может быть выражено и горе, и сожаление, и определённое удовлетворение...

Сентенция эта принадлежит не персонажу, о котором идёт повествование, - здесь (единствен-ный раз в тексте) высказывается повествователь, но в то же время в этом высказывании слышится и голос персонажа...

БЛАГО. Реализованное в функции вводного, слово благо упот-реблено в значении “хорошо”.

БОЛЬНО. Реализовано просторечное значение “очень”.

БРАТЬ. Слово употреблено в значении “взимать в качестве платы”.

БЫВАТЬ. Случаться.

В. Предлог употреблён в тексте 6 раз (в том числе и один раз как во).

Трижды он употребляется при обозначении способа, формы, характера действия (совь-ёшься в кнут, в плеть, в петлю), сочетаясь при этом с винительным падежом соответствующих существительных.

Дважды в сочетании с предложным падежом употребляется при обозначении места, пространства, в пределах которого находится кто-либо: во смутной волости, в тебе [в родной стороне]. Интересно, что в этом случае речь идёт от имени самого мó-лодца.

Ещё в одном случае реализовано предыдущее значение, только теперь предлог сочетается с винительным падежом, и речь уже идёт о неудачниках (среди них находится и мóлодец), которых “сволокло прямиком в остроги”.

ВЕРЁВКА. Слово верёвка, реализованная в своём основном значении, указывает на символы, украшающие родную сторону, - атрибуты казни: ведь верёвка - склизкая, т. е. намыленная, приготовленная для повешенья.

ВЕРЁВОЧКА. Сколь верёвочка не вейся... Четырежды продолжено начало этой пословицы: всё равно совьёшься в кнут, всё равно совьёшься в плеть, всё равно укоротят, а совьёшься ты в петлю. Эти четыре продолжения градуированы по нарастанию признака (в данном случае таким признаком является наказание): кнут - плеть - укорачивание (укорачивание может быть воспринято как усекновение какой-либо части тела за провинности: обычно ворам рубили руку) - петля.

Останавливает внимание и ещё одно обстоятельство: нарастание признака происходит в замкнутой сфере, т. е. возможность ненаказания не учитывается вовсе (она просто-напросто отсутствует), равно как и невозможно вообще бытие без наказания, поскольку верёвочка в конце концов свивается в петлю: если есть верёвочка (а она символизирует ни много ни мало как судьбу, жизненный путь - своеобразная трансформация фразеологизма нить судьбы), то есть и то, что стремится её в конечном итоге прервать (а перед этим всячески утяжелить жизнь).

Ср.: “Переходящий из куплета в куплет и звучащий “крещендо” мотив расплаты... придаёт стихотворению “экзистенциальный” смысл, делает его лирическим монологом о неизбежности, фатальной предрешённости противостояния личности и общества” [Калугин, 1997: 184].

Верёвочка “участвует” ещё в одном устойчивом сочетании: на верёвочке твоей нет ни узелочка. Вернее, происходит трансформация фразеологизма завязать узелок <на память>.

Поскольку нет на верёвочке ни одного узелочка “на память”, следовательно, мóлодцу нечего и вспоминать, ничего его не задерживает в этой жизни, ни к чему ему отсрочка - полное одиночество, возникшее из-за того, что гнало мóлодца-неудачника по миру. И - терялись родственники, друзья, обрывались привязанности...

Ср.: “Основа песни - пословица Сколь верёвочка ни вейся, всё равно конец будет. Все возможные смыслы, все фразеологизмы, связанные со словом верёвка, реализуются поэтом в тексте. Пословица рассматривается прежде всего в её общем значении - судьба, причём в песне Высоцкого это - трагическая судьба. Конец предопределён: кнут, плеть, петля. Заранее ограничивая жизнь этими рамками, автор тем не менее заставляет героя биться в поисках выхода из западни - жизни. Поэтическое исследование поведения героя мгновенно приводит к представлению об опасности как первому результату его действий. Оно исходит также из слова верёвка (пословица Быть бычку на верёвочке, хлебать лапшу на тарелочке, фразеологизм вить верёвки из кого-то) и комплекса выражений, связанных с понятиями горе, лихо, обида. <...> Однако в новейшее время для доброго молодца нет ни исхода в иноческий чин, ни прощения, ни даже памяти (верёвка соотносится здесь с фразеологизмом узелок на память - у Высоцкого: “На верёвочке твоей // Нет ни узелочка!”). Промежуток небытия, создающийся в “Разбойничьей”, оставляет лишь возможность буйства, удали, молодечества - национального типа поведения, вызывающего народное восхищение” [Рудник, 1997: 337-338] .

Есть указание и на возможное иное происхождение верёвочки: “Фольклорным же источником “Разбойничьей” можно в известной мере счесть близкую ей тематически и ритмически песню “Верёвочка”: “Вейся, вейся, не развейся,/ Ты, верёвочка моя,/ Для чего ты пригодишься?/ Твоей судьбы не знаю я”” [Калугин, 1997: 183-184].

ВЕТЕР. Разумеется, здесь не только “движение потока воздуха в горизонтальном направлении”. Слово приобретает символическое звучание, вызывая в памяти и “Ветер, ветер, на всём божьем свете” А. Блока, и исполняемый В. С. Высоцким текст Н. Матвеевой “Какой большой ветер”, и “Ветра - не ветры сводят нас с ума...”. Ветер является стихией, которой нельзя противостоять.

Однако, на мой взгляд, возникает (проецируется?) ещё одно “надзначение”. Слово ветер, соседствуя со словами лихая, острог, сволокло, обозначает силу, настроенную к мóлодцу враждебно. Ему в родной стороне, которая красна лобным местом да верёвкой, выпадают не только шипы и тернии (это ещё можно отнести к проявлениям Судьбы), но и ветер способен дуть толь в одном направлении - в остроги.

ВЕШАТЬ. Предавать смертной казни через повешение.

ВИТЬСЯ. Все 4 употребления этого слова реализованы в составе поговорки, вторая часть которой каждый раз изменяется. Несомненно, что это слово приобретает символическое значение, связанное с протеканием человеческой жизни.

Предпочтение именно этого слова из ряда возможных в применении к верёвочке - нити жизни - служит, может быть, дополнительным указанием на извилистый жизненный путь.

ВОЛОСТЬ. Такое обозначение территории призвано, конечно, создать впечатление “прошлости” событий, и здесь в равной мере подходят оба значения слова. Ср. губерния.

ВСЁ. Четыре употребления делятся на 2 группы.

Один раз наречие использовано в основном значении “всег-да, всё время, постоянно” (Выпа-дали молодцу всё шипы да тернии).

Три других употребления однотипны (Всё равно совьёшься (дважды) и Всё равно укоротят). Здесь всё употребляется в составе фразеологизма всё равно в значении “несмотря ни на что, в любом случае”.

ВЫЖИТЬ. Это слово является контекстуальным антонимом к слову пожить (см.) (в языке они не образуют антонимической пары), что позволяет локализовать значение как “остаться в живых”. К тому же следует учитывать, что реализовано оно в составе созданного по образцу устойчивых сопоставительных сочетаний ни пожить ни выжить (см. ни).

ВЫПАДАТЬ. Глагол употреблён в обычном значении “приходить-ся, доставаться”. Однако есть определённый нюанс, связанный с тем, что: а) обычно в этом значении употребляется глагол совершенного вида (в данном случае - несовершенный вид), б) как правило, это значение реализуется в сочетании с единственным числом существительного (здесь же - множественное число, к тому же у двух существительных, представляющих соответствующие фразеологизмы (см. терние, шип), и множественное число самого глагола).

Следует также заметить, что шипы не выпадают, а встречаются, терниями же увенчивают, т. е. шипы человек может в принципе и обойти, от терниев, по-видимому, увернуться нельзя...

“Земля в “Разбойничьей” - это смутная волость, то есть пасмурная, хмурая бунтовская, где выражение шипы да тернии имеют не только символическое значение. но и вполне реалистическое: здесь они выпадают, как выпадают зуб, снег, жребий” [Рудник, 1997: 340]. (Замечу в скобках, что зуб и снег выпадают не так, как жребий).

ВЫТЬ. Это слово начинает ниспадающий градационный синонимико-антонимический ряд: “Ты не вой, не плачь, а смейся”. Следовательно, можно считать, что в данном случае реализован оттенок значения “плакать, рыдать, издавая громкие, протяжные звуки”.

ГНАТЬ. Реализовано значение “заставлять, понуждать идти, двигаться куда-либо”. Поскольку конкретный производитель действия не назван, то получается что гонит неудачника какая-то неясная сила - стечение жизненных обстоятельств - судьба. А коли так, то и бороться с этим вряд ли возможно, поэтому дальше и идёт “Жизнь текёт меж пальчиков”, т. е. проходит мимо, и даже, скорее, не так: это-то и жизнью называть не стоит.

ГОЛЫЙ. Ни одно из отмеченных значений этого слова не подходит для данного сочетания - голы пятки. Честно говоря, я даже не могу предположить конкретного значения (здесь что-то сродни босым душам из “Кто кончил жизнь трагически...”).

ГОРЕ. Реализовано в составе фразеологизма хлебнуть горя - “перенести, испытать много страданий”. Однако в норме данный фразеологизм обычно сочетается с указанием на того, из-за кого или с кем пришлось испытать эти страдания. Здесь же такого указания нет, т. е. исчезает локализованность и возникает всеобщесть, масштабность: горе приобретает всеобщий характер: вся жизнь - горе.

В то же время этот фразеологизм может восприниматься и как свободное словосочетание: “Горе и обиду во смутной волости можно черпать и хлебать тоже не только в переносном, но и в прямом смысле, как воду из реки, озера или, скорее, болота (срав-ним с песней “Две Судьбы”)” [Руд-ник, 1997: 340-341].

ГОРЬКИЙ. Реализовано значение “исполненный горя, обид, разочарований; горестный”. Получается своего рода тавтология, которая тем более усиливает чувство горькости и горя.

ГУБЕРНИЯ. Это слово выполняет функцию “одревнения” повествования (ср. волость).

ДА. Четыре употребления этого союза одинаковы. Он выступает в качестве соединительного: шипы да тернии, стиснуть зубы да терпеть, Лобным местом да верёвкой склизкою, ляг да обогрейся.

ДЕНЬГИ. Реализовано прямое значение - “металлические и бумажные деньги, являющиеся мерой стоимости при купле-прода-же”.

Однако не вполне понятно, почему денег не берут. Может быть, потому, что отрава, которую пьют беспредельно, есть горе горькое?

ДОРОГА. Пожалуй, что реализовано значение “направление, путь следования” (слово лихая не сочетается больше ни с одним из значений).

ДОСАДА. Реализуется основное значение “раздражение, неудовольствие, огорчение, вызванное чем-либо”.

ДУМА. То, что заполняет сознание; мысль, размышление, раздумье.

ДЬЯВОЛ-САТАНА. Новообразование создано на базе двух абсолютных синонимов, чем, на мой взгляд, достигается усиление значения, это уже как бы “два-жды-дьявол”, “сверхсатана” (сро-дни удвоениям: так, еле-еле сильнее, чем просто еле). Это не бог-аллах из “На реке ль, на озере...”), где конкретизируется местопребывание бога.

ЖАЛЕТЬ. В обоих употреблениях реализовано значение “огорчать-ся из-за чего-либо, сожалеть по поводу чего-либо”.. Собственно говоря, здесь не два употребления, а одно - с определённым усилением значения во второй раз (при повторе).

ЖИЗНЬ. Скорее всего “время существования кого-либо от рождения до смерти”. Жизнь сочетается с фразеологизмом “течь меж пальцами” (в норме - плыть, уходить).

ЗАЛИТЬСЯ. Изо всех языковых значений данная реализация отдалённо ближе к “проникнуть куда-либо, влиться”. На мой взгляд, здесь имеет место окказиональное значение “налиться до предела, захлебнуться”.

ЗАУТРЕНЯ. Церковная служба, совершаемая обычно рано утром. “... упоминание заутрени в “Разбойничьей” приобретает дополнительное значение просьбы о милосердии” [Рудник, 1997: 340].

ЗАЧЕРПНУТЬ. Вновь случай семантического преобразования - семантический окказионализм. В норме зачерпнуть связано с процессом набирания чего-то жидкого, сыпучего. Здесь же зачёрпывается обида (см.), т. е. глагол приобретает значение “испы-тать, перенести”.

ЗЛОЙ. Заключающий в себе зло, причиняющий кому-либо зло. Ср. лютый.

Перечисление определений волости и губернии напоминают названия волостей и губерний в “Кому на руси жить хорошо” (см. [Рудник, 1997: 340]).

ЗУБ. В составе фразеологизма стиснуть зубы. См. стиснуть.

К. Предлог реализован в значении указания на срок, к наступлению которого завершается что-либо (в данном случае имеется, так сказать, “анти-значение”, поскольку не успеть к заутрене).

КАЗНЬ. Насильственное лишение жизни.

КАК. Частица как зачин и начало текста. У В. С. Высоцкого несколько подобных зачинов: “Как засмотрится мне нынче. как задышится...”, “Как во городе во главном...”.

КНУТ. Одна из реализаций того, во что может свиться верёвочка. Здесь обозначает самую лёгкую степень наказания, поскольку дальше свивание верёвочки оборачивается плетью, *укора-чиванием, петлёй.

Кнут и плеть одновременно встречаются и в “Конях привередливых”, но там они употреблены вполне синонимично: “Не указчики вам кнут и плеть”.

КОТОМКА. Сохраняя своё прямое значение, это слово является ещё и обозначением нищенства, усиливая соответствующий ряд (см. по, мир).

КОТОРЫЙ. По-видимому, следует говорить о значении, не фиксируемом словарями, - “тот, кто”. Это произошло из-за того, что нарушена связь придаточного предложения с главным (в норме должно бы быть: “А тех, которых повело, повлекло по лихой дороге, ветрами сволокло прямиком в остроги”), даже, скорее, разрушена.

КРАСНЫЙ. Вполне обоснованным выглядит истолкование данного словоупотребления как “красивый, прекрасный”: “Лобным местом ты красива (прекрасна)”.

Возникает несколько ассоциаций, связанных с этим словом.

1. Если самым красивым местом в лихой стороне является Лобное место, то что же является менее красивым, некрасивым?..

2. Ироническое переосмысление: красота Лобного места есть уродливость.

3. Сочетание традиционно-поэтического, пусть и переосмысленного горько-иронически, значения с прямым значением: Лобное место не только красиво (прекрасно), оно ещё и красно от крови, пролитой на нём.

4. Сочетание традиционно-поэтического и устаревшего значения “парадный, почётный”, и тогда проявляется идея “по делам и почёт”.

ЛЕЧЬ. “Расположиться спать”. Это значение предпочтительнее (нежели “принять горизонтальное положение”), поскольку дальше следует “Я, мол, казни не просплю”, т. е. обозначен выход из состояния сна, следовательно, должен быть и вход в него, каковым как раз и является слово лечь.

ЛИЗАТЬ. Слово имеет два значения: “проводить языком по чему-либо, касаться языком кого-либо, чего-либо” и “целовать” (второе сопровождается пометами “просторечное, пренебрежительное).

На фоне фразеологизма лизать пятки каждый из компонентов употребляется в прямом значении. Непонятно только, зачем дьявол-сатана лижет повешенным пятки... Может, радуется, что заполучит новые души? Или помогает (и выражает своё одобрение?) устроителям казни?

Таким образом, можно констатировать олигосемичность этого слова, так как из двух значений нельзя с достаточной чёткостью предпочесть одно.

ЛИХОЙ. Ни одно из словарных значений не подходит. Ведь и сторона, и дорога не являются ни “смелыми, храбрыми, удалыми”, ни “быстрыми, стремительными”, ни “бойкими, залихватскими” (это значение поближе), ни “ловкими, искусными”. Что же тогда? По-видимому, слово лихой является в обоих случаях синонимом слова разбойничий.

ЛОБНЫЙ. Реализовано в составе устойчивого сочетания Лобное место. Следовательно, и значение будет общим для всего выражения - место казни.

ЛУЧШЕ. Скорее всего, слово употреблено в значении выделительно-ограничительной частицы, которое реализуется при подчёркивании предпочтительности какого-либо действия. В данном случае предпочтительнее лечь, чем жалеть о собственной жизни, поскольку в ней нет ничего, о чём следовало бы жалеть...

ЛЮТЫЙ. По-видимому, “жесто-кий, беспощадный”, хотя в этом случае появляется определённый оттенок, так как данное значение употребляется для характеристики человека - здесь же оно отнесено к губернии.

Кроме того, можно отметить ещё два соподзначения: лютый, как и злой (см.), смутный (см.), может быть использовано и как название губернии; вместе с теми же словами это слово создаёт ещё и колорит древности (жесто-кое прошлое).

МАТЬ. Реализовано в составе устойчивого сочетания Мать честна!, которое обозначает избыток каких-либо чувств - в данном случае, впрочем, вполне определённых: сочетание смеха и досады.

МЕЖ. Предлог употреблён с родительным падежом при обозначении однородных предметов, среди которых протекает действие. Вместе с тем следует иметь в виду, что текёт меж пальчиков представляет трансформацию фразеологизма плыть между (меж) пальцами (пальцев) “быстро и незаметно расходоваться, тратиться (о деньгах)”.

Трансформация формы вызывает и трансформацию содержания - “проходить быстро, исчезать”. См. также: пальчик, паутинка, тонкий.

МЕСТО. Реализовано в составе устойчивого сочетания Лобное место (см. лобный).

МЕШКАТЬ. В полной мере реализовано нормативное значение “долго не приступать к какому-либо делу, не торопиться с чем-либо; медлить”.

МИЛОСТЬ. На мой взгляд, реализован устаревший оттенок “пощада, помилование”. Во всяком случае, реализация именно этого оттенка “играет” на создание колорита древности (см. губерния, волость, лютый и т. д.).

МИР. Слово реализовано в составе фразеологизма (пойти) по миру - “обеднев, начать нищенствовать, побираться”. Однако следует учесть, что вариативный компонент фразеологизма заменён словом гнать (см.), что приводит к существенной конкретизации значения: если пойти по миру - это всё-таки определённое самоволеизъявление, то гнать по миру - это уже проявление чужой воли.

МОЛ. Частица указывает, что приводимые слова (Я казни не просплю) являются передачей чужих мыслей: повествование идёт “от автора”, а эти слова могут принадлежать либо молодцу, ожидающему казни, либо зевакам из народа (см. я).

МÓЛОДЕЦ. Исходя из того, что действие песни отнесено к древности, следует считать, что в данном случае реализовано народно-поэтическое значение “сильный и смелый герой; удалец, храбрец” (правда, отсутствует обычный в таких случаях эпитет “добрый”, “удалой”, “буйный”).

Вполне возможно, что имеет место определённая ирония, поскольку мóлодцу выпадают сплошь неудачи (да и вообще “добрые мóлодцы” у В. С. Высоц-кого весьма специфичны: вспомним хотя бы их деяния в “Лукоморье” (“Бабку-ведьму напоил/ Дом спалил”) и в “Сказке о несчастных лесных жителях” (“Он как где чего узнает -/ Сразу шасть туда”).

Ср.: “Герой песни, “молодец”, преследуется законом; вне закона его ставят “обида” и “горе горькое”. <...> ... коллизия раскрывается на другом уровне; она достигает трагизма за счёт “фольклорного” обобщения “об-щенациональной” маски разбойника...” [Кулагин, 1997: 183]; “между тем герой “Разбойничьей” - это ещё и Гамлет, ибо восприятие своей - и не только своей - судьбы у него по-гамлетовски рефлективно” [Там же: 184].

МУТОРНЫЙ. Реализовано нормативное значение “неприятный и тоскливый”.

НА. Предлог употреблён дважды.

В одном случае с винительным падежом существительного - тут на милость не надейся (ближе всего подходит употребление при обозначении причины, основания какого-либо действия).

В другом - с предложным - на верёвочке твоей нет ни узелочка. Здесь предлог указывает на предмет, на поверхности которого располагается что-либо.

НАДЕЯТЬСЯ. Реализовано осно-вное значение “иметь надежду, рассчитывать на что-либо”.

НЕ. Частица употреблена в тексте 11 раз. Во всех случаях реализовано значение полного отрицания.

НЕТ. Безличный глагол реализован в значении “не имеется в наличии, отсутствует”.

НЕУДАЧНИК. Неудачливый человек.

НИ. Слово употреблено в тексте 8 раз.

Шесть раз задействована усилительная частица: четырежды в формуле сколь верёвочка ни вейся (каждый раз с новым продолжением), однажды в сколь в тебе ни рыскаю и ещё один раз на верёвочке твоей нет ни узелочка.

Два раза ни является союзом в составе созданного по образцу устойчивых сопоставительных сочетаний для выражения неопределённости - ни пожить ни выжить (ср.: ни рыба ни мясо, ни два ни полтора и под.).

НОЧЬЮ. В ночное время.

НУ. Скорее всего, в данном случае (ну а горе, что хлебнул) частица употребляется в значении союза, указывающего на вывод, заключение или вводное замечание.

НЫНЧЕ. В настоящее время, теперь.

ОТРАВА. Слово употреблено в переносном значении “то, что оказывает вредное, губительное влияние на кого-либо”.

Скорее всего, под отравой можно было бы понимать спиртное, если бы не одно обстоятельство: за отраву-то, оказывается, денег не берут! Конечно, бесплатная раздача спиртного имела место, но только в случаях каких-то торжеств. Здесь же ни о каких торжествах речи не ведётся, напротив, упоминается горе горькое, которого хлебнул мóлодец. Так что, может быть, бесплатной отравой как раз и является горе?

ПАЛЬЧИК. Это слово введено в трансформированный фразеологизм (см. МЕЖ) как показатель слабости той силы, которая держит жизнь: пальчики, очевидно, не в силах сжаться, чтобы жизнь не уходила, не исчезала бесследно.

Может быть, рука судьбы? Мойры? Меж чьих пальцев течёт жизнь?

ПАУТИНКА. Ещё одно лексическое подтверждение непрочности жизни, поскольку паутинку легко оборвать, ещё легче, чем паутину.

Нет ли семантической новации? В словарях не указан реализуемый нюанс.

ПЕТЛЯ. Окончательная реализация того, во что свивается верёвочка, обозначающая прекращение жизни посредством казни.

Слово мерцает, в нём проявляются части трёх значений. С одной стороны, “сложенная кольцом и завязанная часть верёвки”, с другой - “о смертной казни через повешение”, с третьей - часть значения трансформированного фразеологизма петля затягивается (свивается) - “создаётся безвыходное положение”. В итоге складывается такое значение: “сложенная кольцом и завязанная часть верёвки, предназначенная для осуществления смертной каз-ни через повешение”.

ПИТЬ. Если исходить из того, что отрава означает спиртное, то следует считать, что в данном случае реализовано значение “употреблять спиртные напитки”.

ПЛАКАТЬ. Слово занимает центральное место в триаде “ты не вой, не плачь, а смейся”, контрастируя с крайними членами триады: оно “смягчает” значение слова выть, синонимом которого является, и отрицается последующим смеяться, антонимом.

Слова плакать, слёзы, смех, смеяться реализуют русский концепт смех сквозь слёзы: плакать опасно, велено смеяться, что, очевидно, должно свидетельствовать о жизни в радости и довольстве.

ПЛЕТЬ. Второй вариант свивания верёвочки, обозначающий утяжеление наказания по сравнению с кнутом.

ПЛОТНИК. Никаких оттенков по сравнению с общеупотребительным значением не отмечено - “человек, занимающийся изготовлением изделий из дерева”.

ПО. Предлог употреблён дважды, и оба раза с дательным падежом существительного.

Один раз предлог реализован в составе фразеологизма по миру (см. мир).

Во второй раз по употребляется при обозначении пространства, где происходит действие - по лихой дороге.

ПОВЕСТИ. Начать совершать действие в соответствии с глаголом вести. Не полный ли синоним к повлечь?

ПОВЕШЕННЫЙ. Казнённый посредством повешения.

ПОВЛЕЧЬ. Потащить, потянуть за собой.

ПОЖИТЬ. Реализовано значение “жить некоторое время”. Слово употреблено как контекстуальный антоним к слову выжить (см.) в составе созданного по образцу устойчивых сочетания ни (см.) пожить ни выжить.

ПОЛНЫЙ. Наполненный чем-либо доверху, до краёв. Обычно это слово в данном значении употребляется по отношению к тем предметам, которые могут долго удерживать какую либо жидкость или мелкие предметы (полное ведро воды, полная корзина ягод и др.). Здесь же наполняются пригоршни, которые не приспособлены для того, чтобы долго удерживать что-либо.

Однако скорее всего имеет место реализация трансформированного фразеологизма полными пригоршнями - “в большом количестве”.

ПРИГОРШНЯ. В составе трансформированного фразеологизма полными пригоршнями (см. полный).

ПРОСПАТЬ. Пропустить, находясь в состоянии сна.

ПРОСТИТЬ. Воплощён оттенок значения “проявить снисходительность, помиловать”.

ПРЯМИКОМ. Кратчайшим путём.

ПЯТКА. Происходит столкновение фразеологизма лизать пятки с омонимичным свободным словосочетанием.

РАВНО. Реализовано трижды в составе фразеологизма всё равно “несмотря ни на что, в любом случае”. См. всё.

РАЗБОЙНИЧИЙ. Использованное в названии, это слово определённым образом формирует содержание текста. Но: ожидания обманываются, поскольку повествуется не о разудалой жизни разбойников, а о том, что будет в конце этой разудалости-разгуль-ности.

Можно говорить о том, что происходит несовпадение понятия со значением. Разбойничья (песня) - песня о жизни разбойника, а В. С. Высоцкий ограничивает это содержание, суживает его (это явление можно назвать гипосемией - “подзначностью”, “не-дозначностью”, “недостаточно-значностью”).

Точкой повествования является последняя ночь перед казнью, когда перед молодцем проходит вся его жизнь, причём жизнь, данная не в событийной плоскости, а в эпически-отстра-нённой.

РАНО. В начальную пору суток.

РЫСКАТЬ. Скорее всего, реализован оттенок значения “ходить, ездить без определённой цели, направления” (может быть, “ла-зать, ходить, ездить с целью найти, обнаружить что-либо”). А не два ли? Тогда “ходить, ездить без определённого направления, но с целью обнаружить что-либо (счастливую долю?)”, но “Лобным местом ты красна да верёвкою склизкою”.

С. Предлог употребляется с творительным падежом существительного, обозначая предмет (котомку), который имеется у кого-либо (Молодца) при совершении действия (гонит).

САМ. Определительное местоимение употреблено при одушевлённом существительном, указывая, что лицо, обозначенное этим существительным (дьявол-сата-на), непосредственно участвует в действии, являясь его источником.

СВИТЬСЯ. Все три употребления идентичны. Однако ни одно из нормативных значений ни в одном случае не подходит. Реализовано здесь, на мой взгляд, общевидовое значение результативности в конкретном проявлении “довиться”, “вывиться”.

Важно и то, что слово проявлено именно в форме 2 лица единственного числа, имеющей семантику обобщённости.

Кроме того, следует учитывать, что верёвочка свивается сама. Т. е., помня, что верёвочка=жизнь, следует признать определённую независимость жизни-судьбы конкретного носителя от воли самого носителя.

СВОЛÓЧЬ. Волоча, переместить, перетащить куда-либо. Это сволокло ассоциируется с чем-то грубо-безразличным.

СКЛИЗКИЙ. “Скользкий”, а если уж точнее - “намыленный” - “скользкий от мыла”.

СКОЛЬ. Скорее всего во всех пяти случаях задействовано наречие меры и степени с приблизительным значением “как” (во всяком случае во всех пяти употреблениях возможна замена сколь на как).

СЛЕЗА. Множественное число в сочетании с частицей -то (см.) “Обильное выделение солоноватой жидкости, вызываемое физическим и психическим состоянием”.

СМЕХ. Веселье, шутки или насмешки, ирония.

Мне представляется более удачным иной текстологический вариант, когда слова смех и досада не изолированы друг от друга, а составляют единый окказионализм, сочетая тем самым несовместимые качества.

СМЕЯТЬСЯ. “Издавать смех” или “выражать весёлость (о глазах, лице и т. п.)”

СМУТНЫЙ. Полный смут, беспорядков, мятежей; мятежный.

СТИСНУТЬ. Стиснуть зубы - “заставить себя сдержаться, проявив выдержку”.

СТОРОНА. Местность, край; страна.

ТВОЙ. Притяжательное местоимение реализовано в прямом значении.

ТЕРНИЕ. Реализовано переносное значение: “Обычно мн.ч. Трудности, препятствия, невзгоды”. Оно конкретизирует более обобщённое значение предыду-щего однородного члена (см. шип).

Слово тернии практически не употребляется самостоятельно, а больше во фразеологизме через тернии к звёздам; кроме того, производные от него употребляются в составе фразеологизмов терновый венец, тернистый путь.

Если ассоциации, вызывающие два последних фразеологизма, достаточно прозрачны, то, на мой взгляд, через тернии к звёздам приобретает некое дополнительное значение. Тернистый путь, как правило, приводит к терновому венцу, а в данном случае мóлодец в конце своего пути удостаивается петли, т. е жизненные тернии способствовали тому, что молодец в момент повешенья оказался ближе к звёздам...

Тернистый путь обозначает отрезок жизни или всю жизнь, наполненную лишениями, несчастиями и неудачами. Терновый венец вызывает вполне опредённую ассоциацию, связанную с последним земным путём Иисуса Христа. Как известно, когда Христос был приговорён к распятию, на него в насмешку, поскольку он называл себя царём иудейским, надели венец, сплетённый из веток тёрна (колючего кустарника). См. также выпадать, шип.

ТЕРПЕТЬ.Стойко и безропотно переносить что-либо (боль, страдания, лишения, неприятности и т. п.). Синонимично фразеологизму стиснуть зубы.

ТЕЧЬ. Проходить, совершаться, протекать. Вроде бы реализовано прямое значение и в привычном сочетании (жизнь текёт), разве что обращает на себя внимание просторечная форма. Однако нельзя не учитывать ближайшего окружения: оказывается, что жизнь течёт меж (см.) пальчиков (см.), т. е. имеет не очень надёжную основу, да ещё паутинкой (см.) тонкою (см.), т. е. так, что это течение может быть прекращено в любой момент.

ТО. Выделительная частица, которая употребляется для подчёркивания, выделения слова слёзы (см.).

ТОНКИЙ. По-видимому, “малый, еле заметный, с трудом воспринимаемый, различаемый” или всё же “небольшой в поперечном сечении” ?

ТОТ. Указательное местоимение употребляется в данном случае для указания на лица, уже названные ранее (которых - тех).

ТУТ. На мой взгляд, происходит сочетание двух значений - “в этом месте, здесь” (в острогах) и “в этом случае, при этих обстоятельствах” (раз уж сволокло в остроги).

ТЫ. Это личное местоимение употреблено в тексте 5 раз по отношению к трём разным объектам.

Трижды оно обозначает Молодца (ты не вой, не плачь, а смейся, ты об этом не жалей, не жалей, что тебе отсрочка).

В двух других случаях оно относится к неживым субъетам - лихой стороне (лобным местом ты красна), верёвочке (а совьёшься ты в петлю).

УЗЕЛОЧЕК. Словари, как правило, это слово не фиксируют, но его значение легко определяется: “очень маленький узел”, “небольшой узелок”. Представляет фразеологизм “завязать узелок <на память>“. Нет ни одного даже маленького узелка - нечего и не о ком помнить. См. верёвочка.

УКОРОТИТЬ. Столкновение двух значений - “сделать короче, меньше по длине, протяжённости” (реальная верёвка) и “сделать менее продолжительным по времени” (фразеологизм). Третье “обращение” верёвочки-жизни, третья трансформация пословицы, и если раньше верёвочка (см.) обращалась кнутом (см.), плетью (см.), - т. е. жизнь сама обращалась наказанием, - то теперь речь идёт уже о сокращении самой жизни. Таким образом, происходит ещё и сталкивание двух значений слова жизнь, поскольку такая жизнь (течение событий) сокращает саму жизнь (время от рождения до смерти).

УСПЕТЬ. Суметь сделать что-либо в срок, своевременно. На мой взгляд, пересекаются, контрапунктируются два хода мыслей - молодца и плотников. И понятно, что одному хочется, чтобы не успели, а другие должны успеть, но, по-видимому, всё-таки не успевают.

Хотя возможно и другое прочтение: плотники сокрушаются, что они не успеют к заутрене, поскольку та совершается рано утром, а ещё раньше совершается казнь, а до этого нужно успеть сделать помост и другие атрибуты казни...

ХЛЕБНУТЬ. Хлебнуть горя - “испытать, перенести” (см. горе).

ХОЧЬ. По всей видимости, это слово следует рассматривать как находящееся в составе устойчивых выражений для характеристики сказуемого (по типу “хоть тресни”). Следует отметить, что употреблён разговорный вариант слова.

ЧЕСТНЫЙ. См. мать.

ЧТО. Этот союз дважды употреблён в разных значениях.

В первый раз ну, а горе, что хлебнул он присоединяет придаточное определительное, соответствуя по значению слову который.

Во второй - это вопросительный союз, употреблённый, на мой взгляд, в составе риторического вопроса-восклицания Что тебе отсрочка?! в значении “ничего” (вполне воспринимается как ничего не даст тебе отсрочка).

ШИП. Использовано переносное значение, не фиксируемое, почему-то, словарями: “неудачи”.

“Шипы” чаще всего упоминаются вместе с “розами”, как обозначение определённой изнанки в чём-то радостном и праздничном. В литературной традиции присутствует роза без шипов как обозначение духовной гармонии, счастья и покоя. См. хотя бы: “Взойди на ту высоку гору,/ Где роза без шипов растёт,/ Где добродетель обитает...” (Г. Р. Державин, “Фелица”).

Молодцу же, наоборот, выпадают всё шипы без роз, что свидетельствует о нелёгкости (или даже тягостности) его жизни. См. также: выпадать, терние.

ЭТО. Наполнение указательного местоимения: “виселица, не достроенная к заутрене”. Так что об этом, действительно, не стоит жалеть тому, кто должен получить соответствующий почёт.

Я. Личное местоимение обозначает некоего протагониста-обывателя, чья жизненная позиция прямо противоположна позиции молодца. Молодцу-разбойнику в конце пути почёт Лобного места (см. красный). Протагонисту же - зрелище казни (но верёвочка вьётся для каждого...).

Это я может быть отнесено и к самому молодцу-разбойнику, и тут уже возникает горчайшая ирония: осуждённый на казнь никак не сможет проспать собственной казни...

ЛИТЕРАТУРА

Зайцев В. Н. Черты эпохи в творчестве поэта. - М. - 1990. - 64 с.

Карякин Ю. Ф. О песнях Владимира Высоцкого // Высоцкий В. С. Не вышел из боя. - Воронеж. - 1988. - С. 507-521.

Крымова Н. А. О поэзии Владимира Высоцкого // Высоцкий В. С. Избранное. - М. - 1988. - С. 481-502.

Кулагин А. В. Поэзия В. С. Высоцкого. Творческая эволюция // Библиотека журнала “Вагант - Москва”. - Вып. 193-198. - М. - 1997. - 196 с.

Рудник Н. М. Добрый молодец, молодая вдова и Родина-мать // Мир Высоцкого: исследования и материалы. - Вып. 1. - М. - 1997. - С. 335-342.

Примечания

[1] В качестве базовых для толкования слов были использованы следующие словари: Словарь рус-ского языка: В 4- тт. - М., 1985-1988; Словарь современного русского литературного языка: В 20-ти тт. - Т. 1-6. - М., 1991-1994.

© 2000- NIV