Кулагин А. В.: Изучение авторской песни в школе

ИЗУЧЕНИЕ АВТОРСКОЙ ПЕСНИ В ШКОЛЕ

В последние годы на уроках литературы в выпускном классе средней школы стала изучаться авторская песня. Отрадно, что это явление, десятилетиями замалчивавшееся как печатью, так и школой, наконец восстановлено в правах. Творчество поющих поэтов не является чем-то факультативным для русской поэзии второй половины ХХ столетия. Нужно помнить, во-первых, что самые яркие из них сегодня уже общепризнаны как классики. Во-вторых, поэзия бардов была, в отличие от творчества любого печатавшегося поэта, неподцензурной и потому совершенно свободной – то есть, она полнее и точнее выражала как внутренний мир самих авторов, так и общественное сознание своего времени. В-третьих, она представляет немалый интерес с точки зрения межпредметных связей: в ней даётся богатейший срез социальных, бытовых реалий эпохи, интересных не только словеснику, но и историку [1]; кроме того, здесь поэзия соприкасается с музыкальным и театральным искусством. Одним словом, авторская песня на уроке выигрышна во многих отношениях, и нужно этим пользоваться.

Специалисты уже успели оценить значимость и необходимость преподавания авторской песни. Изданы сборники, обращённые именно к школе [2]; появились методические статьи [3]. Но преподавание авторской песни осложняется, увы, общей для всех разделов программы проблемой: нехваткой учебного времени. В большинстве случаев учитель может позволить себе посвятить авторской песне (если, конечно, не учитывать возможности факультатива) два учебных часа. Как рациональнее ими распорядиться?

Автор этих строк не раз проводил в школах Коломны урок-лекцию по авторской песне и хотел бы поделиться в данном сообщении некоторым опытом такого рода.

Естественно, первый вопрос – выбор материала. Конечно, можно было бы прочитать обзорную лекцию, представив каждого из крупных бардов. Но если учесть, что на протяжении восьмидесяти минут учебного времени можно прослушать и проанализировать, прокомментировать лишь четыре песни (в этом мы убедились на собственном опыте), то каждый из крупных бардов предстанет на таком уроке в лучшем случае с одной песней, и школьники могут просто не уловить своеобразие каждого из них. Всё же лучше провести монографический урок по творчеству одного барда, а в начале урока уделить немного времени общей характеристике авторской песни, обратив внимание на исторические предпосылки её появления («оттепель», развенчание культа личности, оживление общественной и культурной жизни с середины 50-х годов) и на эстетическое своеобразие явления (первостепенная роль поэтического слова, в отличие от эстрадной песни, но при этом и значение мелодии, интонации, голоса автора-исполнителя). Естественно, что урок по авторской песне в любом случае должен сопровождаться прослушиванием авторских аудиозаписей.

Рациональнее всего посвятить такой урок, по-видимому, творчеству Высоцкого: он и крупнейший автор, и наиболее разнообразный, и наиболее часто издаваемый, а потому и наиболее доступный в этом смысле для школьников. Книги его (в отличие от книг, скажем, Галича) постоянно бывают в продаже. Но здесь возникает другая проблема – проблема отбора материала для урока. Ведь из обширного песенного наследия Высоцкого нужно «выбрать произведения, позволяющие взглянуть на мир поэта с разных сторон» [4]. Выбрать между тем нужно всего четыре песни. Сразу скажем, что здесь возможны разные варианты, но мы советуем учителю сначала сформулировать для себя общий принцип, некую схему с четырьмя «ячейками», заполнять которые можно будет исходя из вкусов и возможностей самого учителя и из уровня класса.

Высоцкий, как известно, начал свой творческий путь с иронико-пародийных песен на уголовные и уличные темы: в начале 60-х он создал около полусотни произведений такого рода. Казалось бы, логично начать урок с одной из них, тем более что и для последующего творчества поэта эта тематика важна. И всё же для первого знакомства с поэтом мы не стали бы обращаться к этому пласту его творчества. Лучше начать с «серьёзного», зрелого Высоцкого и таковым ограничиться – всё равно у нас слишком мало времени для полноценного разговора об эволюции поэта, а комкать такую большую и сложную тему не хочется. Для того же, чтобы оценить комизм этих песен, нужна предварительная подготовка, нужно, чтобы ученики хотя бы немного знали нетрадиционный фольклор двадцатого века, послуживший для молодого поэта отправной точкой в работе с этим жизненным материалом. Пока для старшеклассников будет достаточно и того, что они почувствуют в наследии художника широту творческого охвата действительности.

Первая песня, на наш взгляд, должна быть связана с войной - и потому, что военная тема Высоцким была разработана особенно подробно и многогранно, и потому, что она позволит сразу, уже в начале урока, включить биографический материал (военное детство, послевоенная юность будущего поэта, его позднейшие признания в том, что он, не успевший на войну, в своих песнях как бы «довоёвывает»). Здесь же следует сказать о своеобразии поэтической манеры Высоцкого, предпочитавшего работать в форме ролевой лирики. Сам поэт объяснял это своей актёрской профессией (не забудем упомянуть на уроке о его работе в театре и кино), но ясно, что это объяснение недостаточно: у Высоцкого был особый склад таланта, позволявший не только «извне», по-актёрски, изображать своего героя (Театр на Таганке, где он работал, был театром изображения, а не театром переживания), но и вживаться, проникаться чужими судьбами – вплоть до того, что при жизни поэта постоянно идентифицировали с его героями, независимо от их профессии, возраста и т. д. Здесь он был уже не только и не столько актёром брехтовской школы, но поэтом-протеем с необыкновенно широким диапазоном поэтического отклика на окружавшее его бытие.

Так вот, военную тему можно представить песней «Мы вращаем Землю» или «Песней о погибшем лётчике». В первом случае обратим внимание учеников на гиперболизацию образов, поднимающую лирический сюжет до былинного уровня, на непредвзятое, без оглядки на официальное искусство, изображение войны («мимоходом по мёртвым скорбя» и т. п.), на ролевое «мы», придающее песне не узколичное, а общенациональное звучание. Во второй же песне акцент ставится как раз на личность, на обострённую совестливость, заставляющее вспомнить знаменитое стихотворение Твардовского «Я знаю, никакой моей вины…», и отсюда можно выйти всё к тому же ощущению общенациональной трагедии.

Второе место может занять одна из ролевых песен поэта, тематически связанная с той или иной профессией. Это может быть «Дорожная история», «Тюменская нефть», одна из песен к фильму «Вертикаль»… Выбор здесь широк. Разумеется, анализ не должен ограничиваться поверхностным комментарием реалий профессии, хотя это само по себе любопытно с точки зрения поэтической внимательности автора. Но главный интерес этих песен заключён в их общечеловеческой проблематике, в универсальности ситуаций. Как и в военных песнях Высоцкого, герои его «профессиональных» песен оказываются в ситуации решающего жизненного выбора, «в момент риска, на краю пропасти», по выражению самого поэта. Здесь, кстати, возникает удачная возможность связать первый и второй номера песенной программы урока.

На третье место мы поставили бы одну из комедийных, жанровых песен поэта, занимающих солидную часть его наследия. Здесь уместно сказать школьникам о форме сказа в литературе, о традиции прозы Зощенко. Можно посоветовать включить в урок, скажем, песню «Поездка в город», дающую богатые возможности реального комментария. Наглядность и живость её сюжета могут рассказать школьникам о советской действительности не меньше, чем целые главы учебника истории. Если же использовать знаменитый «Диалог у телевизора», то в нём можно акцентировать форму равноправного поэтического диалога, искусство интонации, «режиссёрское» мастерство поэта, словно ставящего для нас маленький спектакль в лицах. Кстати, и здесь можно отметить не только сатирическое, но и «серьёзное» общечеловеческое содержание, ибо песня это, помимо прочего, ещё и о любви, заглушённой духовной скудостью и убогим времяпрепровождением («Ну что «отстань», опять «отстань», -  / Обидно, Вань!»).

Наконец, четвёртая песня урока должна, по нашему мнению, раскрывать тему трагической судьбы поэта, шире – неординарной личности, не вписывающейся «в привычные рамки». Здесь – эмоциональная кульминация урока, поэтому в выборе произведения требуется особая тщательность. Мы бы предложили остановиться на «Охоте на волков», позволяющей и развить на уроке линию ролевой лирики, и ещё раз подчеркнуть универсальное звучание поэзии Высоцкого, и обратиться к контексту русской поэзии, и до Высоцкого обращавшейся к «волчьей» теме как теме иносказательной («Мир таинственный, мир мой древний…» С. Есенина, «Нобелевская премия» Б. Пастернака). «Охота…» даёт и хорошую возможность исторического комментария (ужесточение внутренней и внешней политики властей в 1968 году, преследование инакомыслящих, травля в печати самого Высоцкого и т. д.). Другой вариант завершения урока – «Кони привередливые», позволяющие говорить не только о трагической судьбе автора, но и о фольклорной традиции (мотив коней, переправляющих героя в иной мир), вообще характерной для поэзии Высоцкого. Если в начале урока речь шла о песне «Мы вращаем Землю», то школьники наглядно убедятся, что фольклорные мотивы для Высоцкого не случайны.

Конечно, разнообразная поэзия Высоцкого допускает обращение и к другим его песням. Но, независимо от выбора учителем материала, мы бы посоветовали чередовать в рамках нашего сдвоенного урока песни, различные по динамике, по тону: это поможет ученику почувствовать широту поэтической палитры Высоцкого применительно не только к тематике, но и к эмоциональному наполнению и исполнительской манере автора. Исходя из вышеназванных песен, можно предложить такие варианты:

1) «Мы вращаем Землю»; «Дорожная история»; «Поездка в город»; «Кони привередливые»;

2) «Песня о погибшем лётчике»; «Тюменская нефть»; «Диалог у телевизора»; «Охота на волков».

Что касается методики подачи не знакомого школьникам материала, то мы бы советовали делать так. Сначала учитель анализирует песню на основе выборочного цитирования её, а затем уже включает аудиозапись. В таком случае ученики подготовлены к прослушиванию, настроены на песню. Если же дать сначала прослушать песню, а затем её разбирать, то у них возникнет ощущение, что они прослушали её невнимательно, не уловили что-то важное. Обязательно возникнет желание послушать ещё раз, но времени на это не будет. Поэтому слушать песню надо «набело». Читать же текст песни вслух полностью до прослушивания мы не советуем: учителю не нужно подменять автора, чтобы оставить ученикам возможность открытия, чтобы какие-то - услышанные, возможно, впервые в жизни – строки пришли к молодому человеку из уст самого поэта. В любом случае эмоциональное воздействие от этого будет сильнее, каким бы хорошим чтецом учитель ни был. В оптимальности такого метода на уроке-лекции мы убеждались не раз. Другое дело – урок-беседа, где материал может быть использован, по-видимому, иначе; там, наверное, изначальное прослушивание песни более оправдано.

Очевидно, такая работа с материалом уместна и в том случае, если урок посвящён не Высоцкому, а другому барду – скажем, Галичу. Здесь тоже необходимо представить поэта как можно полнее. Первая в плане урока песня может отражать важнейшую для Галича лагерную тему. Здесь лучше всего подошли бы «Облака», тем более что это одна из первых песен поэта. Вновь, как в случае с Высоцким, обращаем внимание на ролевую манеру, характерную и для Галича (кстати, тоже актёра по образованию). Вторую песню можно посвятить теме Сталина и прослушать, например, песню «Ночной дозор», вызывающую очевидные ассоциации с классической поэзией («Ночной смотр» Жуковского, «Медный всадник» Пушкина и др.). На это нужно обращать внимание, так как великолепно знавший русскую поэзию Галич – вообще поэт очень «литературный», требующий от слушателя хорошей филологической подготовки. На третье место мы бы поставили одну из жанровых песен: «Городской романс» (как и «Поездка в город» Высоцкого, он интересен возможностями реального комментирования, ибо содержит много колоритных примет жизни и быта как партийных вельмож, так и простых людей) или «Красный треугольник», демонстрирующий, как искажены нравственные ценности в обществе, как подлинное чувство подменяется ложным.

Предлагаемый путь изучения авторской песни применим в первую очередь к классу, подготовленному, так скажем, средне. Большинство нынешних школьников имеют очень смутное представление об авторской песне – на них наш план и рассчитан. Но всё же предложим один вариант учителям, работающим в сильном классе, где ученики знакомы с авторской песней ещё до соответствующего урока и имеют неплохую теоретическую подготовку. В таком классе можно обойтись без монографического урока по творчеству одного конкретного барда, а построить урок проблемно – скажем, посвятить его жанру баллады в авторской песне. Почему именно баллады? Дело в том, что своеобразие авторской песни особенно ярко проявилось именно в этом жанре, позволившем охватить разнообразные пласты тогдашней реальности. Скажем, Высоцкий признавался, что старается писать свои песни «так, чтобы в них что-то происходило». Подчёркнутая сюжетность многих песен Высоцкого, Галича, Анчарова, Кима и других бардов отличала их от большого массива лирики 60-х – 70-х годов, в значительной степени рефлективно-элегической, и придавала им особую жизненную убедительность, достоверность и динамику.

Такой урок можно построить, например, на сопоставлении «Баллады о парашютах» Анчарова с позднейшими балладными вариациями Высоцкого на её темы - «Песней лётчика» (наделение простого воина библейскими чертами) и «Райскими яблоками» (путешествие в рай, и в итоге – отказ от него) [5]. Было бы любопытно сосредоточиться и на ироническом употреблении слова «баллада» в названиях песен Галича («Баллада о чистых руках», «Баллада о сознательности» и др.).

Наконец, можно предложить (тоже для подготовленного класса и даже, может быть, для факультатива) тип урока, который мы бы назвали комбинированным. На таком уроке авторская песня рассматривалась бы в сравнении с произведениями традиционной, «письменной» поэзии. Нам представляется, например, очень плодотворной идея урока с условным названием «Из тумана холодного прошлого…» по произведениям поэтов второй половины ХХ столетия: Твардовского («По праву памяти»), Галича («Облака») и Высоцкого («Банька по-белому»). Такая тема и такой отбор материала имеют несколько очевидных преимуществ. Во-первых, ученики наглядно убедятся, что авторская песня не является в русской поэзии чем-то обособленным, а, напротив, откликается на те же проблемы, которые волнуют поэтов, стихи свои не певших. Во-вторых, само сопоставление произведений поэтов разных поколений должно показать даже скептически настроенным старшеклассникам, что ведущие барды выдерживают соседство с таким безусловным классиком как Твардовский, а значит – их поэзия выдерживает самую строгую проверку «по гамбургскому счёту» (именно так назвал свою статью в сборнике «Авторская песня» Вл. И. Новиков – см. сноску 2). В-третьих, обращение к творчеству одновременно трёх поэтов подчеркнёт значимость темы сталинских репрессий и темы исторической памяти в литературном и общественном сознании 60-х годов, особенно – конца десятилетия, когда созданы независимо друг от друга «По праву памяти» и «Банька по-белому».

Разумеется, авторская песня открывает перед учителем и другие возможности изучения её на уроке. Нам думается, что со временем удельный вес этого материала в школьной программе будет увеличиваться.

Примечания

[1] См.: Богоявленский Б. Д., Митрофанов К. Г. Авторская песня как исторический источник // Мир Высоцкого: Исслед. и материалы. Вып. V. М., 2001. С. 515-524.

[2] См.: Бардовская песня: Комментир. сб. песен соврем. авторов / Автор-сост. Н. Е. Кутейникова. М., 1993; Авторская песня / Сост., автор предисловия, статей и вводных заметок Вл. И. Новиков; Автор раздела «В помощь ученику и учителю» Е. Н. Басовская. М., 2002.

[3] Коркина Е. В. Уроки литературы // Мир Высоцкого. Вып. III. Т. 1. М., 1999. С. 427-442; Макарова Б. А. В контексте школьной программы: Из опыта преподавания литературы в ст. классах // Там же. С. 443-460; Дубов С. Е. Из дипломной работы [«Песни Владимира Высоцкого в школе»] // Там же. 461-470.

[4] Дубов С. Е. Указ. соч. С. 468.

[5] См.: Кулагин А. Высоцкий слушает Анчарова // Кулагин А. Высоцкий и другие: Сб. статей. М., 2002. С. 53-56.

Опубликовано: Проблемы изучения лирики в школе. К 200-летию со дня рождения Ф. И. Тютчева: Материалы региональной науч. -практич. конф. Арзамас, 4-5 дек. 2003 г. – Арзамас: АГПИ, 2003. – С. 88-95.

© 2000- NIV