Лебедев В. П., Куликов Е. Б.: Поэтическая фразеология Владимира Высоцкого

ПОЭТИЧЕСКАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ

ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО

Изучение фразеологии имеет большое значение для совершенствования речевого мастерства человека, для повышения культуры его речи.

«У кого мы учились? — вспоминает Н. Асеев. — У кого учился, в частности, я? Прежде всего у пословиц и поговорок, у присловий и присказок, что бытуют в речи народной...». Замечательный мастер народного языка М. Шолохов в предисловии к сборнику В. И. Даля «Пословицы русского народа» прекрасно сказал: «Величайшее богатство народа — его язык! Тысячелетиями накапливаются и вечно живут в слове несметные сокровища человеческой мысли и опыта. И может быть, ни в одной из форм языкового творчества народа с такой силой и так многогранно не проявляется его ум, так кристаллически не отлагаются его национальная история, общественный строй, быт, мировоззрение, как в пословицах». Другой выдающийся художник русского слова Н. В. Гоголь еще ранее писал: «В пословицах наших видна необыкновенная полнота народного ума, умевшего сделать все своим орудием: иронию, насмешку, наглядность, меткость живописного воображения, чтобы составить животрепещущее слово, которое пронимает насквозь природу русского человека, задирая за все живое».

Пословицы непременно содержат в себе какое-либо нравоучение, меткую мысль, несомненную истину или житейское наблюдение и представляют собой поистине энциклопедию народной мудрости. Анализ поэтического наследия Владими- ра Высоцкого убеждает нас в том, что поэт необычайно широко использует все фразеологическое богатство русского язы- ка. Речь Владимира Высоцкого, ярко расцвеченная много- численными пословицами, поговорками, крылатыми слова- ми, фразеологическими оборотами, глубоко и органически связана с русским народным языком. Вот лишь некоторые из пословиц:

1) Своя ноша не тянет: «И не надорвалася, и не притомилася: // ноша не тяжелая — корабли свои» («Как по Волге-матушке...») [1].

2) Умный в гору не пойдет — умный гору обойдет: «Ложь, что умный в горы не пойдет! Ты пошел — ты не поверил слухам» («Ты идешь по кромке ледника...»).

3) Утро вечера мудренее: «Повремени, повремени. Утро мудренее» («В сон мне — желтые огни...»).

4) Песня «Давно смолкли залпы орудий...» — это широко развернутая тема известной пословицы В жизни человека всегда найдется место подвигу: «В полях обезврежены мины, // но мы не на поле цветов, — // вы поиски, звезды, глубины // не сбрасывайте со счетов...».

5) О вкусах не спорят: «О вкусах не спорят, есть тысяча мнений...» («О вкусах не спорят...»).

6) Не место красит человека, человек — место: «Не место красит человека, // а место украшает человек» («Понятье “кресло” — интересно...»).

7) Где тонко, тут и рвется, а где худо, тут и порется: «... две красивые машины, // словно связанные тросом, // а где тонко — там и рвется...» («Без запретов и следов...»).

8) С волками жить — по-волчьи выть.

а/ «Хоть с волками жил — не по-волчьи выл»;

б/ «он с волками жил — и по-волчьи взвыл» («В заповеднике, вот в каком — забыл...»).

9) Известную истину лбом стену не прошибешь В. Высоцкий подтверждает в стихотворении «Разговор с палачом»: «Когда я об стену разбил лицо и члены...».

10) В заключительной строфе песни «Был побег на рывок...» поэт использует пословицу на ловца и зверь бежит: «Вот и сказке конец: // зверь бежал на ловца, // снес — как срезал — ловец // беглецу пол-лица».

11) Строки «Грязная Ложь чистокровную лошадь украла // и ускакала на длинных и тонких ногах» созвучны туркменской пословице правда пешком, а ложь — верхом. В то же время В. Высоцкий как бы вступает в полемику с известной русской пословицей у лжи короткие ноги («Нежная Правда в красивых одеждах ходила...»).

12) В индийской пословице сказано: одни слепы глазами, другие — сердцем, а Высоцкий подмечает: «Бывают лысые душой...» («Рты подъездов, уши арок...»).

13) От плохих дум не отделаться, они как комары донимают — датская пословица. У Высоцкого: «Воспоминанья кружатся, как комариный рой...» («Общаюсь с тишиной я...»).

14) Японцы говорят: слово — вещь серьезная: оно и ранит, и убивает. Высоцкий: «Отчего любое слово больно нынче ранит?» («Камнем грусть висит на мне...»).

15) Греческая пословица чем больше познаю — тем мень-ше знаю в стихотворении «Мой Гамлет» выглядит так: «Я прозревал, глупея с каждым днем...» («Я только малость объясню в стихе...»).

16) В стихотворении «Много во мне маминого...» легко узнается турецкая пословица бедняк всегда горбат: «Люди понимающие // ездят на горбатых, // на горбу катающие // грезят о зарплатах», — и так далее.

Поговорками называют особую группу фразеологизмов. Это различные разговорно-бытовые речевые штампы, своеобразные присловья к случаю. Поговорки не содержат в себе никакого нравственного поучения, не являются назиданием и не провозглашают истины. Назначение поговорок в том, чтобы украшать речь, делать ее образной.

1) Рот до ушей — хоть завязочки пришей: «Ой, Вань, гляди, какие клоуны — рот хоть завязочки пришей...» («Ой, Вань, гляди, какие клоуны...»).

2) Что в лоб, что по лбу: «Все равно — что в лоб ему, что по лбу — все едино...» («В желтой жаркой Африке...»).

3) И смех и грех: «Смех и грех от них — все вповалочку...» («Эй, народ честной, незадачливый...»).

4) Не до жиру — быть бы живу: «Не до жиру — быть бы живу, много горя над обрывом...» («Жил я славно в пер- вой трети...»).

5) Укатали сивку крутые горки: «Кучера из МУРа укатали Сивку...» («Кучера из МУРа укатали Сивку...»).

6) Мир дому сему: «Мир вашему дому!» («Я — “ЯК”, истребитель...»).

7) Игра стоит свеч: «Будто знают: игра стоит свеч...» («Без запретов и следов...»).

8) Мал, да удал: «... как орудует — хоть мал, да удал...» («Вот послал господь родителям сыночка...»).

9) Вот такие пироги: «Все мои товарищи пропали, разбежались — вот такие пироги...» («Все мои товарищи пропали...»).

10) Тишь да гладь, да божья благодать:

а/ «В Ленинграде-городе — // тишь и благодать...» («В Ленинграде-городе...»);

б/ «... Тишь да гладь, да спокойствие там...» («В Тридевятом государстве...»).

11) Чем черт не шутит:

а/ «... На чет два удара, и — чем черт не шутит...» («Все, что тривиально...»);

б/ «Чем черт не шутит — может,правда, выпить чаю?..» («Когда я об стену разбил лицо и члены...»);

в/ «И крысы думали: а чем не шутит черт?» («Четыре года рыскал в море наш корсар...»).

12) Посмотрись в воду на свою природу: «На себя в во- де любуюсь — // очень ндравится...» («Жил я славно в первой трети...»).

13) В трех соснах заблудился: «... Или ты заблудился в трех соснах и не можешь обратно дорогу найти?..» («Если где-то в глухой неспокойной ночи...»).

14) Ищи ветра в поле: «Поспешишь — и ищи ветра в поле...» («Красивых любят чаще и прилежней...»).

15) Помирать, так с музыкой: «... лучше с музыкой тонуть» («Мест не хватит, уж больно вы ловки...»).

16) Последняя спица в колесе: «... чтоб доказать: я в колесе не спица» («Я бодрствую, но вещий сон мне снится...»).

17) Ни жить, ни умереть:

а/ «Сибирь, Сибирь — держава бичевая, где есть где жить и есть где помереть» («Я сам с Ростова, я вообще подкидыш...»);

б/ «Эх, досада, мать честна — ни пожить, ни выжить!..» («Как во смутной волости...») и так далее.

Заключенные в пословицах и поговорках мудрость и острота народного ума всегда привлекали общественных деятелей, писателей, публицистов и журналистов.

Крупнейший русский фольклорист А. Н. Афанасьев в дополнениях к сборнику пословиц И. Снегирева (1876) писал: «Самый слог писателей нигде не может воспринять столь крупную силу и научиться столь метким оборотам, как при изучении народного языка и устной народной литературы — в сказках, песнях, пословицах, поговорках, загадках, присловьях, присказках и прозвищах. Этим приобретается та сжатость и вместе та пластичность выражения, о которой много говорено, но для чего мало сделано».

Л. Н. Толстой, например, говорил, что чтение сборника пословиц Снегирева — «одно из любимых не занятий, но наслаждений. На каждую пословицу мне представляются лица из народа и их столкновения в смысле пословицы». <...>

«Я очень много учился на пословицах — иначе на мышлении афоризмами. Именно пословицы и поговорки выражают мышление народной массы в полноте особенно поучительной» говорил А. М. Горький. Он же настоятельно рекомендовал писателям использовать пословицы и поговорки, учиться у них краткости, образности. Ограничимся, пожалуй, этими высказываниями и обратимся вновь к творчеству Высоцкого.

В текстах его поэтических произведений кроме пословиц и поговорок мы обнаруживаем особенно много крылатых слов. Крылатые слова, являясь составной частью фразеологического фонда, отличаются от других фразеологических оборотов тем, что они не «анонимны», иначе говоря, с той или иной степенью точности можно назвать автора или источник крылатого выражения.

1) «В начале было слово». Евангелие от Иоанна.

«Сначала было слово печали и тоски» («Сначала было слово...»).

2) «Все к лучшему в этом лучшем из миров». Вольтер.

«Живу я в лучшем из миров...» («Живу я в лучшем из миров...»).

3) «Несть пророка в отечестве своем». Евангелие от Матфея.

«Пророков нет в отечестве своем, // да и в других отечествах не густо» («Я из дела ушел...»).

4) «Иных уж нет, а те далече». Саади. Использовано А. С. Пушкиным в «Бахчисарайском фонтане».

«Теперь иных уж нет, а те далече, // скажи еще спасибо, что живой» («Ах, как тебе родиться пофартило...»).

5) «А король-то голый!» Г. X. Андерсен. «Новое платье короля».

«У вас впереди еще много высот. // Король оказался не голый» («Вот вы и докатились до сороковых...»).

6) Рыцарь плаща и кинжала. Литературоведческий термин.

«Плывут у нас по Волге ли, по Каме ли таланты — все при шпаге, при плаще...» («Я вам, ребята, на мозги не капаю...»).

7) «Все дороги ведут в Рим». Юлиан Отступник. Речи.

«А когда сообразите: все пути приводят в Рим...» («Проложите, проложите...»).

8) «Пришел, увидел, победил». Юлий Цезарь.

«Где вы, уподобленные Цезарю, что пришел, увидел, победил» («Будут и стихи, и математика...»).

9) Рыцарь без страха и упрека. Прозвание французского рыцаря Пьера де Террайля Баярда.

а/ «Рыцарь был, как говорят, без страха и упрека» («В забавах ратных целый век...»).

б/ «Кто без страха и упрека — тот всегда не при деньгах» («Если рыщут за твоею непокорной го- ловой...»).

10) «Непротивление злу (насилием)». Основной принцип толстовства — религиозно-философского учения Л. Толстого, с которым он выступил в начале 80-х гг.

«Не противился он, серенький, насилию со злом, // а сносил побои весело и гордо...» («В заповеднике, вот в каком — забыл...»).

11) «Не по дням, а по часам». Из русских народных сказок. Популяризировано А. С. Пушкиным в «Сказке о царе Салтане».

«Не по году он мужал — по денечку...» («Вот послал господь родителям сыночка...»).

12) «Служенье муз не терпит суеты». А. C. Пушкин. «19 октября 1825 г.».

«Служение стихиям не терпит суеты» («Заказана погода нам удачею самой...»).

13) «Как бы чего не вышло». А. П. Чехов. «Человек в футляре».

«Я на гору впопыхах — чтоб чего не вышло...» («В сон мне желтые огни...»).

14) «Покой нам только снится». А. А. Блок. «На поле Куликовом».

«Покой только снится — я знаю, // Готовься, держись и дерись...» («Давно смолкли залпы орудий...»).

15) «Имя им легион». Евангелие от Луки.

«... уродам имя легион» («Еще асфальт не растопило...»).

16) «Еще одно последнее сказанье, // и летопись окончена моя». А. С. Пушкин. «Борис Годунов».

«Еще одно последнее мгновенье — и брошен наземь мой железный бог...» («Как спорт поднятье тяжестей не ново...»).

17) «Ищите и обрящете». Евангелие от Матфея.

«Но выход мы с тобой поищем и обрящем...» («Люблю тебя сейчас...»).

18) «Суета сует и всяческая суета». Экклезиаст.

«Суета всех сует все равно суета»; «Я умру и скажу, что не все суета!» («Мне судьба до последней черты, до креста...»).

Поговорки, пословицы и крылатые слова представляют собой группу так называемых коммуникативных фразеологических оборотов. Ко второй, более многочисленной, группе относятся номинативные фразеологические обороты. Это фразеологизмы, являющиеся образными эквивалентами слов:

1) След простыл (исчез): «От дубов простыл и след» («Лукоморья больше нет...»).

2) В чем мать родила (голый): «... отвалился в чем мать родила» («Я из дела ушел...»).

3) Кусать локти (отчаиваться): «А прохлопав, сами после // локти будете кусать» («Проложите, проложите...»).

4) Горе мыкать (бедствовать): «Мы вместе горе мыкали, все проткнуты иголками» («Лихие пролетарии, закушав водку килечкой...»).

5) В один присест (одновременно): «В один присест хула и комплименты» («В один присест хула и комплименты...»).

6) Как на ладони (на виду): «... как в песне, на лоне, // и они у нас как на ладони» («У доски, где почетные граждане...»).

7) Идти ко дну (тонуть): «... и очень не хочу идти ко дну» («Я бодрствую, но вещий сон мне снится...»).

8) Лезть из кожи (стараться): «... а я потел, я лез из кожи» («Это был воскресный день...»).

9) Поднимать хвост (возражать): «Я слабо поднимаю хвост» («Я был и слаб, и уязвим...»).

10) Положа руку на сердце (откровенно): «Скажи, на сердце руку положив» («Ах, как тебе родиться пофартило...»).

11) Бить баклуши (бездельничать): «Я здесь баклуш могу набить // несчетное число» («Вдруг словно канули во мрак...»).

12) Рукой подать (близко): «до тебя теперь мне рукой подать» («Я спросил тебя: “Зачем идете в горы вы?”...»).

13) Как снег на голову (внезапно): «Как снег на голову сюда // упал тайком инкогнито» («Вот это да! Вот это да!..»).

14) Очертя голову (безрассудно): «Я башку очертя гнал, забросивши кнут» («Что за дом притих...»).

15) Сыграть в ящик (умереть): «Того гляди с тоски сыграю в ящик» («Нет острых ощущений...»).

Во фразеологический фонд, безусловно, входят и случаи цитирования известных (узнаваемых) строк других авторов, а также реминисценция:

1) «Жизнь прекрасна и удивительна». В. В. Маяковский. «Хорошо!».

«Жизнь прекрасна, товарищи, и она удивительна» («Вот что: жизнь прекрасна, товарищи...»).

2) «Средь шумного бала, случайно» А. К. Толстой. «Средь шумного бала...».

«Ты внешне спокоен средь шумного бала» («Какой был бал! Накал движенья, звука...»).

3) «Не жалею, не зову, не плачу, все пройдет как с белых яблонь дым...» С. А. Есенин. «Не жалею, не зову, не плачу...».

«Все прошло, исчезло, словно с яблонь белый дым» («Красное, зеленое, желтое, лиловое...»).

4) «Я вас любил: любовь еще, быть может...» А. С. Пушкин. «Я вас любил...»

«Хотя поэт поэтов говорил: // “Я вас любил: любовь еще, быть может...”» («Люблю тебя сейчас...»).

5) «Я к вам пишу, чего же боле?» А. С. Пушкин. «Евгений Онегин».

«И все! Как Пушкин говорил: “Чего же боле?”...» («Нат Пинкертон — вот с детства мой кумир...»).

6) «Во глубине сибирских руд...» А. С. Пушкин. «1827».

«Вача — это речка с мелью во глубине сибирских руд» («Под собою ног не чую...»).

7) «Твой щит на вратах Цареграда» А. С. Пушкин. «Песнь о вещем Олеге».

«Он щит прибил к воротам Цареграда // и звался тоже, кажется, Олег» («Мы из породы битых, но живучих...»).

8) «Очи черные! Очи страстные!.. // Как люблю я вас!» Е. П. Гребенка. «Черные очи».

«Очи черные, как любил я вас» («Во хмелю слегка...»).

9) «Эх раз, еще раз! Еще много, много раз!» Традиционный рефрен «Цыганочек».

«Эх раз, еще раз! // “Волги” с “Чайками” у нас. // Дорогих гостей мы встретим еще много, много раз». («Кузькин Федя сам не свой...»).

10) «Пора! Пора! Рога трубят» А. С. Пушкин. «Граф Нулин».

«Трубят рога: скорей! скорей!..» («Трубят рога: скорей! скорей!..»).

11) «Каркнул ворон: “Nevermore!”...» Эдгар По. «Ворон».

«Раздался звон, и ворон сел // на белое плечо. // И ворон крикнул: “Nevermore!” // Проворен он и прыток...» («Я был и слаб, и уязвим...»).

12) «Живет моя отрада в высоком терему, // а в терем тот высокий нет входа никому».

«Мы в высоких живем теремах, // входа нет никому в эти зданья» («Так случилось — мужчины ушли...»).

13) «Где под каждым ей листом // был готов и стол, и дом». И. А. Крылов. «Стрекоза и муравей». «Там, на земле, — и стол и дом, // там я и пел, и надрывался» («Упрямо я стремлюсь ко дну...»).

Этот перечень можно было бы продолжать очень долго, так как даже при предварительном исследовании поэтических текстов Высоцкого (а их с учетом некоторых вариантов в данной работе рассмотрено 677) обнаружено более 2500 случаев употребления фразеологических оборотов, в том числе 192 — пословиц и поговорок, 154 — крылатых слов, а также 41 случай цитирования чужого текста и реминисценции. Более тщательный анализ, а также поступление новых текстов, не вошедших в эту работу, безусловно, увеличат эту цифру [2].

Фразеологические единицы занимают значительное место среди художественно-изобразительных средств современной поэзии. Заложенные в них выразительные возможности постоянно привлекают внимание поэтов. Стоит, однако, заметить, что стилистическое использование фразеологических оборотов художниками слова всегда является творческим. В стилистических целях фразеологизмы могут употребляться как без изменений, так и в трансформированном виде, с новым значением и структурой или с новыми экспрессивно-стилистическими свойствами. Оба этих способа активно используются в художественной литературе и публицистике. В тех случаях, когда фразеологические обороты используются без изменения, они выступают в авторском тексте как одно из средств, делающих речь более разнообразной, выразительной, а в речи персонажей — как одно из средств языково-стилистической характеристики. В этом случае фразеологизм сохраняет значение и структуру, присущие ему в общенародном употреблении, и не несет никаких дополнительных экспрессивно-стилистических функций:

1) «Они — рукой подать, наискосок».

2) «По-польски ни бельмеса мы».

3) «Ужались как один» (пп. 1—3: «Ах, дороги узкие...»).

4) «У нас своих хоть отбавляй».

5) «Премьера на носу» (пп. 4, 5: «Вот я вошел и дверь прикрыл...»).

6) «С твердою верой, что все по плечу» («Рыскают по лесу стаи зверей...»).

7) «Отвалился в чем мать родила» («Я из дела ушел...»).

8) «Таких, как он, там пруд пруди» («Я прожил целый день в миру потустороннем...»).

9) «И они у нас как на ладони» («У доски, где почетные граждане...»).

10) «... теперь ты — темная лошадка» («Полководец с шеею короткой...»).

11) «И говорит ни с того ни с сего» («Как ныне сбирается вещий Олег...»).

Однако нередко фразеологические обороты употребляются писателями и публицистами в измененном, переоформленном или обновленном виде, с иным значением или структурой. В этих случаях фразеологизм получает, помимо своих свойств (а иногда и вопреки им), новые экспрессивные свойства. Поэзия Владимира Высоцкого — тому яркий пример. Стремясь к особой художественной выразительности, он использует в полной мере все разнообразие фразеологических оборотов современной поэзии. Рассмотрим лишь некоторые, характерные для его творчества. Владея богатым фразеологическим арсеналом, Высоцкий охотно и часто использует прием соединения или же сращивания двух и даже более фразеологизмов, пословиц и поговорок, создавая при этом объединенные контекстом необыкновенно экспрессивные фразеологические блоки:

1) «На семь бед один ответ, а бог любит троицу», — пословица с поговоркой («Кузькин Федя сам не свой...»).

2) «Не берись, коль не умеешь, // не умеючи не трожь. // Не подмажешь — не поедешь, // а подмажешь — упадешь», — две пословицы («Эх, недаром говорится...»).

3) «Кто с Мао вступит в спор, // тому дадут отпор», — два фразеологизма («Мао Цзэдун большой шалун...»).

4) «Худо-бедно, а тащил свой воз», — два фразеологизма («Мой черный человек — в костюме сером...»).

5) «Тратил пыл в пустоту // и губил свой талант, // а на этом посту // повернулось на лад», — три фразеологизма («Когда я об стену разбил лицо и члены...»).

6) «Дела идут, все боле-менее. — // Мне отвечают, что у них сложилось мнение, // что меньше “более” у нас, а боль- ше “менее”», — три фразеологизма («Один чудак из партии геологов...»).

7) «Я был здоров, здоров как бык, // здоров как два быка, // любому встречному в час пик // я мог намять бока», — четыре фразеологизма («Я был здоров, здоров как бык...»).

8) «Не брал я на душу покойников // и не испытывал судьбу, и я ночами спал спокойненько, // и весь ваш МУР видал в гробу», — четыре фразеологизма («Я был душой дурного об- щества...»).

9) «Если мяса с ножа // ты не ел ни куска, // если руки сложа // наблюдал свысока // и в борьбу не вступил // с подлецом, с палачом, — // значит, в жизни ты был // ни при чем, ни при чем», — четыре фразеологизма («Средь оплывших свечей...»).

10) «Вот тебе раз! — иностранный глава, — прямо глаз в глаз, // к голове голова. // Чуть пододвинул ногой табурет — // и оказался с главой тет на тет», — пять фразеологизмов («Есть телевизор. Подайте трибуну...»).

11) «Распишу туда-сюда по трафарету, // всех на роги намотаю и по кочкам разнесу, и ославлю по всему по белу свету», — пять фразеологизмов («В заповеднике, вот в каком забыл...»).

12) «И сердце с трезвой головой не на ножах, // и не захватывает дух на скоростях, // не холодеет кровь на виражах. // И не прихватывает горло от любви, // и нервы больше не внатяжку», — пять фразеологизмов («Истома ящерицей ползает в костях...»).

13) «Жил я славно в первой трети // двадцать лет на белом свете // по учению. // Жил безбедно и при деле, // плыл куда глаза глядели — // по течению», — пять фразеологизмов («Жил я славно в первой трети...»).

14) «Молись, что пронесло, // я здесь баклуш могу набить // несчетное число, // мне здесь пролеживать бока // без всяческих общений // моя кишка пока тонка // для острых ощущений», — шесть фразеологизмов («Вдруг словно канули во мрак...»).

15) «Он в прошлом младший офицер, // его нам ставили в пример, // он был как юный пионер — // всегда готов. // И вот он прямо с корабля // пришел давать стране угля, // а вот сегодня наломал, как видно, дров», — 8 фразеологизмов («Сидели пили вразнобой...»).

Ярким примером использования Высоцким фразеоло- гизмов является образование по аналогии с общеупотребительными фразеологизмами новых, индивидуально-авторских фразеологизмов:

1) «Будет взлет — будет пища» — модель: «будет день — будет пища» («Мы взлетали как утки...»).

2) «Кто чувствительней — брызги сглотнули» — модель: «глотать слюни».

3) «На меня ж парусами махнули» — модель: «махнуть рукой» (пп. 2, 3: «Капитана в тот день...»).

4) «А может быть, с детьми ухи не сваришь» — модель: «каши не сваришь» («Прошла пора вступлений и прелюдий...»).

5) «Стрельбе, азарту все цвета, // все возрасты покорны» — модель: «любви все возрасты покорны» («По миру люди маленькие носятся...»).

6) «Море по жабры, вода — не вода» — модель: «море по колено» («Бегают по лесу стаи зверей...»).

7) «И пожимала баком и кормой» — модель: «пожимать плечами».

8) «С испуга можно взять и затонуть» — модель: «умереть со страху» (пп. 7, 8: «Всему на свете выходят сроки...»).

9) «Им и карты все» — модель: «карты в руки» («Я сказал врачу...»).

10) «По горло он богат долгами» — модель: «сыт по горло» («Живет живучий парень Барри...»).

11) «Я его фигурку смерил оком» — модель: «смерить взглядом» («Только прилетели — сразу сели...»).

12) «Не собирался спирт в огонь подлить» — модель: «подлить масло в огонь» («Отбросив прочь свой деревянный посох...»).

13) «...солью убеленные» — модель: «убеленные сединой» («Заказана погода нам удачею самой...»).

14) «... под силу лебедям высокого полета» — модель: «птица высокого полета» («Трубят рога: скорей! скорей!..»).

15) «У меня мозги за разум не заходят...» — модель: «ум за разум заходит» («На стене висели в рамках...»).

Столкновение в одном контексте фразеологических синонимов, объединенных одной темой. Употребленные в одном контексте, они не просто повторяют одно и то же значение, но, акцентируя на нем внимание читателя (слушателя), усиливают его. Одновременно с возрастанием интенсивности смыслового содержания фразеологизма происходит и усиление его экспрессивного звучания:

1) «Ни кола ни двора и ни кожи с рожей» («Сколько лет, сколько лет...»).

2) «В два счета был уволен, // верней, в три шеи выгнан // непонятый титан» («Жил-был учитель скромный Кокильон...»).

3) «Я в раже, удержу мне нет» («Вот я вошел и дверь прикрыл...»).

4) «На всю катушку, на все сто» («Мы рвем, и не найти концов...»).

5) «Только всех их и видали, словно сгинули» («В заповедных и дремучих...»).

6) «Хоть ты кровь голубая, // хоть ты белая кость» («Возвращаюся с работы...»).

7) «Нету мочи, нету сил» («Лукоморья больше нет...»).

8) «Мне судьба до последней черты, до креста» («Мне судьба до последней черты...»).

9) «Ни бе ни ме, ни нет ни да» («Толстушка Мери Энн была...»).

10) «Со свету стали совсем изживать, прост-таки гонят в могилу» («Я Баба-Яга...»).

11) «В чем дело, в чем секрет» («Что случилось в 5-м “А”?..»).

12) «Все равно, что в лоб ему, что по лбувсе едино» («В желтой жаркой Африке...»).

13) «Лицо в лицо, ножи в ножи, глаза в глаза» (второй фразеологизм авторский) («Четыре года рыскал в море наш корсар...»).

14) «Я ж по-ихнему ни слова, ни в дугу и ни в тую» («Я вчера закончил ковку...»).

Поэт весьма часто прибегает и к такому оригинальному приему создания стилистического эффекта, как употребление фразеологического оборота одновременно и как фразеологизма, и как свободного сочетания слов, в результате чего создается определенная смысловая двуплановость:

1) «... жокей мой на коне» («Я скачу, но я скачу иначе...»).

2) «... нам кости перемыла драга («В младенчестве нас матери ругали...»).

3) «Меня сегодня Муза посетила, немного посидела и ушла» («Я щас взорвусь, как 300 тонн тротила...»).

4) «... она уже в Иране, // мы снова говорим на разных языках» («Наверно, я погиб: глаза закрою — вижу...»).

5) «Я на коне, толкани — я с коня» («Истома ящерицей ползает в костях...»).

6) «В грязь ударю лицом, завалюсь покрасивее набок» («Я когда-то умру — мы когда-то всегда умираем...»).

7) «Мы на них собаку съели, если повар нам не врет» («Дорогая передача...»).

8) «Я хорошо усвоил чувство локтя, который мне совали под ребро» («Я сам с Ростова, я вообще подкидыш...»).

9) «Из окон на пленных глазела Москва свысока» («Сбивают из досок столы во дворе...»).

10) «... заламывают руки, // ломают копья, ломают луки» («Не хватайтесь за чужие талии...»).

11) «Начинать каждый вечер с нуля...» («Для меня эта ночь вне закона...»).

12) «Но мы смотрим на них свысока — // а иначе нельзя из кабины» («Мы без этих колес — словно птицы без крыл...»).

13) «Черномор Кота продает в мешке, // слишком много Кот разговаривал» («Эй, народ честной, незадачливый...»).

14) «Может быть, ты устал, приуныл, заблудился в трех соснах // и не можешь обратно дорогу найти?» («Если где-то в глухой неспокойной ночи...»).

15) «Все вернулось на круг, и Распятый над кругом висел» («Я когда-то умру...»).

Н. М. Шанский в своей книге «Фразеология современного русского языка» (1985) пишет: «Встречается (правда,довольно редко) [3] контаминация двух фразеологических оборотов. В этом случае “сливаются” или два фразеологизма, состоящие из омонимов, или из синонимов и антонимов».

1) «И ославлю по всему по белу свету» — «ославить по всему свету» и «белый свет» («В заповеднике, вот в каком забыл...»).

2) «В колесо фортуны палки // ставим с горем пополам» — «колесо фортуны» и «ставить палки в колеса» («Мы рвем, и не найти концов...»).

3) «В прошлое мы бросим беглый взгляд» — «бросать взгляды» и «беглый взгляд» («Вот и разошлись пути-дороги вдруг...»).

4) «И еще черта в ступе и бог знает что» — антонимы: черт и бог («Лошадей 20 тысяч в машины зажаты...»).

5) «Вторая жизнь взамен семи смертей» — антонимы: жизнь и смерть («Мы из породы битых, но живучих...»).

6) «...мой дом — твой дом моделей» — «мой дом — твой дом» и «Дом моделей» («Мне в ресторане вечером вчера...»).

7) «И на них сидит наряд в тютельку и в точку» — «тютелька в тютельку» и «точка в точку» («Мы манекены, мы без крови и без кожи...»).

8) «Полна душа и пуст карман» — антонимы: полна и пуст («Живет живучий парень Барри...»).

9) «Мы ходили под богом, под богом войны» — «ходить под богом» и «бог войны» («Я полмира почти через злые бои...»).

10) «... и под ложечкой ком» — «сосет под ложечкой» и «ком в горле» («Вы в огне да и в море вовеки не сыщете брода...»).

11) «Если продан ты кому-то с потрохами ни за грош» — «продать с потрохами» и «пропасть ни за грош» («Если рыщут за твоею непокорной головой...»).

12) «Мне жена подложила сюрприз» — «подложить свинью» и «преподнести сюрприз» («Разбег, толчок — и стыдно подниматься...»).

13) «Каких отцов заблудший сын» — «заблудшая овца» и «блудный сын» («Вот это да!...»).

14) «И пошли шерстить волчишек в пух и клочья» — «в пух и прах» и «рвать в клочья» («В заповеднике, вот в каком забыл...»).

15) «Сгорели пламенем дотла» — «гореть синим пламенем» и «сгореть дотла» («Дела! Меня замучили дела...»).

16) «Мы взяли риск и вскрыли вены ей» — «пойти на риск» и «взять на себя смелость» («Один чудак из партии геологов...»).

Говоря о творческом подходе художников слова к использованию фразеологизмов, хочется подчеркнуть, что в произведениях Владимира Высоцкого известные фразеологические обороты необыкновенно подвижны — они все время живут, видоизменяются, дополняются меткими авторскими наблюдениями.

1) Так, извечный шекспировский вопрос «Быть или не быть?» Высоцкий решает однозначно и вместе с тем с присущим ему юмором: «конечно, быть, но только начеку» («Ах, как тебе родиться пофартило...»).

2) Есенин говорил: «Большое видится на расстоянье», а Высоцкий его поправляет, добавляя: «но лучше, если все-таки вблизи» («Всему на свете выходят сроки...»).

3) Пословица первый блин комом, перефразированная Высоцким, выглядит так: «комом все блины мои, а не только первый» («Сколько лет, сколько лет...»).

4) В «Песне про Козла отпущения» мы узнаем знакомую поговорку: «Толку было с него,правда, как с козла молока», которая дополняется шутливым замечанием: «но вреда, однако, тоже никакого» («В заповеднике, вот в каком — забыл...»).

5) Или, скажем, в песне «Там у соседа пир горой»: «Сосед орет <...> // мол, кто не ест, тот и не пьет, — // и выпил, кстати», — вставляет автор. «Все сразу повскакали с мест. // Но тут малец с поправкой влез: // “Кто не работает — не ест! // Ты спутал, батя”».

6) Фразеологический оборот как у Христа за пазухой, имеющий эквивалентом слово вольготно, Высоцкий для большей выразительности усиливает, добавляя: «подмышкой» («Я вырос в Ленинградскую блокаду...»).

7) Поговорку поменять шило на мыло поэт развивает дальше: «Поменять на шило мыло, мыло — на стамеску, // а “ворье” переиначить в “чуждый элемент”», — подчеркивая тем самым бессмысленность занятия («Граждане, ах, сколько я не пел и не от лени...»).

8) К этой же поговорке поэт обращается еще раз, но уже по другому поводу: «Сперва сменили шило мы на мыло, // но мыло омрачило нам чело. // Тогда Таганка шило возвратила, // и все теперь идет куда ни шло» («Пятнадцать лет не дата...»).

9) А например, в строках «когда давили под ребро, // как ЕКаЛо Мое Нутро!» виртуозно закодировано присловье Е-к-л-м-н! («Я был и слаб и уязвим...»).

10) Каламбурный фразеологизм подождем — не под дождем отчетливо слышится в заключительной строфе стихотворения «Прошу прощения заране...»: «Теперь, обычно по субботам, // я долго мокну под дождем, // хожу я в баню черным ходом, — // пускай домоются, чего там, — // мы подождем, мы подождем».

11) «Я мыслю, значит, я существую» (Декарт). Высоцкий: «Я дышу, и значит — я люблю! // Я люблю, и значит — я живу!» («Когда вода всемирного потопа...»).

12) Еще Цицерон восклицал: «О времена! О нравы!» В устах Высоцкого это звучит более саркастически: «Ах, времена, и эти... как их... нравы!» («Куда все делось и откуда что берется...»).

13) Оригинальны и, на наш взгляд, более изящны авторские вариации известной пословицы сколь веревочку ни вить, а кончику быть:

— сколь веревочка ни вейся, все равно укоротят;

— сколь веревочка ни вейся, все равно совьешься в кнут;

— сколь веревочка ни вейся, все равно совьешься в плеть;

— сколь веревочка ни вейся, а совьешься ты в петлю («Как во смутной волости...»).

Намеренно варьируемый автором рефрен поддерживает общую тональность произведения. Таким образом поэт создает настроение, созвучное тому времени, о котором говорится в песне.

Заключая разговор о поэтической фразеологии Владимира Высоцкого, обратимся еще раз к Н. М. Шанскому: «Фразеологические обороты придают речи силу и убедительность, красочность и образность. “Крылатое слово”, полная народной мудрости поговорка, выразительная идиома оживляют язык, делают речь более эмоциональной. Эти специфические качества фразеологизмов четко проявляются даже в разговорно-бытовом общении, когда никаких художественно-изобразительных целей говорящими не преследуется. Однако особенно ясно выразительные свойства фразеологизмов проявляются в литературных произведениях. В руках художников слова — писателей и публицистов — фразеологизмы становятся одним из наиболее действенных языковых средств воплощения художественного образа».

Это особенно отчетливо видно на примере поэзии Высоцкого, чей фразеологический репертуар чрезвычайно богат и красочен. Популярнейший советский поэт Владимир Семенович Высоцкий — несомненно, великий знаток живого русского языка. Изучая тексты его стихов и песен, в этом убеждаешься вновь и вновь.

<1983>

Примечания

[1] Все ссылки на стихи — по первой строке. Написание стихов, по всей вероятности, авторское и из самиздата. — Ред.

[2] В журнале «Русская речь» № 1 за 1988 год авторы приводят новые данные: случаев использования пословиц и поговорок — 361, крылатых слов (или выражений) — 163, цитирования чужого текста и реминисценций — 47.

[3] Разрядка наша. — Авт.

© 2000- NIV