Овчинникова Г. В.: Высоцкий на французском. Сопоставительный анализ разговорной лексики и фразеологизмов

ВЫСОЦКИЙ НА ФРАНЦУЗСКОМ

Сопоставительный анализ разговорной лексики

и фразеологизмов *

Пусть каждый знает, что ничто, заключенное в целях гармонии в музыкальные основы стиха, не может быть переведено с одного языка на другой без нарушения всей его гармонии и прелести.

Данте

Искусство стихотворного перевода во все времена требовало особого мастерства и душевных индикаторов со стороны переводчика. Не случайно В. А. Жуковский сравнивал переводчика с должником, обязавшимся возвратить долг если не той же монетой, то хотя бы равноценной суммой. Французские переводчики Анри Абриль (Henri Abril) и Леон Робель (Léon Robel) [1], слыша голос Владимира Высоцкого, стремились понять смену скоростей ритма и передать эмоциональный заряд стиха, его экспрессивный компонент. Их объединяло огромное желание передать «внутренний слух» поэта. Ничего нет труднее в переводе стихотворных рядов, чем быть поэтически верным.

Мысль Владимира Высоцкого требует четкой иерархии слов, а авторское слово Высоцкого — это емкий резервуар для выражения чувств. Задача переводчика — не убить эту яркую чувственную душу и сделать хотя бы самый простой анализ на совместимость «группы крови», чтобы не допустить трагического несоответствия. Анри Абриль и Леон Робель прочувствовали истинно русскую душу поэта, хотя встретились с немалыми трудностями в поиске точности эквивалента.

Данная статья не ставит целью выявить плюсы и минусы того или иного перевода, определить, какой переводчик более талантлив, какой менее, — это пустая затея. Представляется более интересным провести сопоставительный анализ оригинала и французского перевода для выявления лингвистических механизмов романского языка при передаче эмоциональных ресурсов славянского слова Высоцкого. Этот «высоковысоцкий» стиль наполняет формы слов живой водой, бьющей как чистейший родник, как стимулятор мыслей и чувств, которые нужно донести до французского читателя.

Разговорная и просторечная лексика проходит красной нитью через все творчество В. С. Высоцкого. Эти яркие вкрапления народной мудрости требуют наиболее филигранной работы авторов французских текстов. В большинстве случаев разговорная лексика в произведениях Владимира Высоцкого выражена глаголами, и во французском варианте авторы переводов стремятся сохранить идентичную категорию:

раскис и вниз

il a le trac et craque

уложил

il le terrasse

Для глагола умотать Анри Абриль подбирает различные французские эквиваленты: в стихотворении «Нет меня — я покинул Расею...» («Parti — j’ ai quitté la R-russie...») — se tailler, в поэме «Мой черный человек...» («Mon homme noir...») — filer. Наличие синонимичных глаголов, относящихся к разговорной французской лексике, объясняется необходимостью сохранения мелодической решетки при переводе:

Нет его, умотал наконец!

Enfin! Il était temps qu’ il se taille!

В Париж мотает, словно мы — в Тюмень!

Il file à Paris, comme nous, à Tioumen!

Очень часто русские глаголы передаются во французском языке глагольными конструкциями (кtre participe passé, se mettre а faire qch):

Сгину я!

Je suis fichu!

Хамила, безобразила и обернулась роком

Elle s’ est mise а m’ insulter et,

convertie en Fatum

Глагол хамить в песне «Козел отпущения» («Le bouc émissaire») выражен глаголом faire + Nom (faire une crasse — делать гадости):

Обхамит кого по-медвежьему

Fait une crasse à quelqu’ un,

une crasse d’ ours

Очень удачно Леон Робель передает глагол тискать, содержащий положительный оценочный компонент, полным французским эквивалентом peloter (гладить, ласкать, тискать):

Мы ползем, бугорки обнимаем,

Кочки тискаем — зло, не любя

Nous rampons, nous embrassons les buttes,

Pelotons les mottes — sans amours,

sans remords

Интересен факт совпадения структуры русских и французских возвратных глаголов:

Топорами папиными

День и ночь секутся

Se bagarrent а la hache

La nuit et le jour

Колокольчик весь зашелся от рыданий

Le grelot qui s’ étrangle

Ходишь — озираешься

Chacun veille — se surveille

ворвусь

je m’ enfuirai

Хотя нередки случаи, когда русский глагол передается на французский как возвратный:

Я наплевал на датскую корону

Me fichais de la couronne de Danemark

Полные эквиваленты (что представляет особую ценность на уровне разговорной жанровой разновидности) во французском переводе часто присутствуют и при переводе лексических единиц именной категории: баламут — filou; козлятушки-ребятки — les petits biquets.

В выражении «Возьмешь принцессу и точка» «Prends la princesse et basta» существительное точка имеет переносное значение конец, и данная коннотация находит формальную оболочку в итальянском заимствовании basta.

Исходя из теории семантических соответствий Я. И. Рецкера [2], случаи полного совпадения лексических единиц разных языков во всем объеме их значений относительно редки. В связи с этим о соответствии переводного текста исходному говорят уже в случаях тождества описываемых ситуаций, независимо от используемых семантических компонентов предложения.

Наиболее универсальный способ помочь переводчику найти соответствие разговорным оборотам в самых сложных случаях — описательный метод. Некоторые описания в переводах Анри Абриля и Леона Робеля приближаются к нейтральному стилю и выглядят в некоторой степени громоздко, но верно. (Как говорили французские переводчики XVIII века, перевод — что женщина: если она верна, то некрасива, если она красива, то неверна). Русское хвать выглядит как описательный оборот: on vous traîne par les cheveux; как-то проскочили — ceux d’ aujourd’hui l’ ont franchi sans aucun mal; слабо? — pas de courage?; нагуливал бока — se remplissait la panse (дословно: набивать пузо); разбазарил — aurai-je en vain dépenséma vigueur; зарыться в книги — les livres devinrent mon refuge.

Та же теория соответствий содержит закономерность о «потере» или «приобретении» информации: и то и другое неизбежно при любом переводе, потому что формальные средства выражения одного и того же содержания в различных языках между собой не совпадают. Ярким примером подобных лакун является следующая разговорная лексика: юлил; пошаливать втихомолочку; порву бока; глядь; кто-то вякнул; налетай на заводы Рено — и так далее.

Антонимический перевод считается исследователями переводоведения парадоксальным явлением, но опытные переводчики прибегают к этому методу в случаях, если не могут подыскать иноязычного эквивалента глаголу, например: попробуй угробь — le gars comme ças’ en tire toujours (дословно: такой парень выкрутится всегда).

Русские реалии, которыми так богата стилистическая палитра поэзии В. С. Высоцкого, непроизвольно превращают любого переводчика в предателя (traduttore — tradittore, итал.). Например: самогонgnôle; бадьяune barrique (бочка); шалашun galetas (убогая каморка, лачуга, трущоба); косая саженьma carrure. Еще большую сложность для переводчиков Владимира Высоцкого представляют слова, содержащие неправильное ударение, совершенно не передаваемое во французском тексте: «На спор вбили!»; «Всех на роги намотаю»; «Ни дня без стакана». Не меньшую трудность вызывают просторечные выражения с отклонениями от литературной нормы произношения и написания: «коих ел, а коих в лес волочил»; «чуду-юду уложил и убёг»; «ой, что деется, вчерась»; «я покинул Расею»; «мне будет не хотеться умирать»; «с им так препирался»; нате; нету; неужто; мол.

К описательным конструкциям авторы переводов вынуждены прибегать при передаче междометий и звукоподражаний:

Если парень в горах не ах

Si tu le vois sur les roches flancher

Тюк! прямо в темя — и нету Кука

Avec une massue de bambou: un seul coup

Ату, ребята, хватайте Кука!

Hé, les gars, amenez-moi ce Cook!

Особый пласт разговорной лексики представляют ругательства — эти экспрессивные оценочные слова и выражения, к которым прибегал человек в конфликтных ситуациях, чтобы выплеснуть переполняющие его отрицательные эмоции, — как в русском, так и во французском языке имеют ярко выраженный уничижительный оттенок. Во французских переводах ругательства чаще имеют идентичный семный состав:

зверюга

l’ épouvantable béte

негодяй

le salaud

к чертям собачьим

on va interdire, nom d’ un chien

козья морда

une gueule de bique

назвал Волка сволочью

il a traîté de salaud le Loup

метнул, гадюка, и нету Кука

quelqu’un lança une grosse pierre, le fourbe

В очень редких случаях отсутствует французский эквивалент, например, к выражению в бога душу! Профессиональные арготизмы не являются частотными, но имеют полное соответствие, за исключением ударения: мусора — poulets.

Невозможным оказалось подобрать семантические соответствия к поэтическим архаизмам В. С. Высоцкого — из-за их отсутствия во французском языке, поэтому авторы переводов подбирают нейтральными лексические единицы:

Я оком грустнею

Mon oeil se ternit

Я ликом тускнею

Ma face pâlit

Я чревом урчу

Gargouille mon ventre

И в гору, и с горки, пьянчугу влачу

et porte l’ ivrogne en haut et en bas

В системе перевода особенно много хлопот доставляют фразеолгизмы. Существует давняя традиция: идиома одного языка должна быть переведена идиомой другого. Такие нейтральные фразеологические обороты легко переданы французскими переводчиками:

шито-крыто

en catimini

ломать копья

brûler les fléhes

сыт я по горло

j’ en ai ras le bol

На практике возникает множество трудностей. Очень часто фразеологизмы русского языка имеют лишь приблизительные аналоги во французском языке, и переводчики вынуждены использовать кальки, буквальные переводы:

звенья славы мне не по зубам

quels anneaux durs á ronger

бросать слова на ветер

et mes mots étaient par le vent dispersés

ваньку валяю

fais un tas de blagues

небо копчу

j’ enfume les cieux

мои девочки ходят в соплях

mes poulettes ne font que chialer

как обухом по голове

comme les massues frappaient sa tête

толку было с него, правда,

как с козла молока

il était aussi rétile que du lait de bouc

Часто французские переводчики используют метод описательной конструкции при переводе застывших выражений и фразеологизмов:

умираю от смеха

je me tiens les côtes

всех по кочкам разнесу

je ferai valser votre clique

шерстить в пух и прах

veulent en faire voir

ребром вопрос поставил

s’ il vous dit sans détour

Данный исследовательский материал позволяет сделать следующие выводы.

— Французские переводчики используют следующие методы перевода при поиске эквивалентов русской разговорной лексики и фразеологизмов в поэтическом творчестве В. С. Высоцкого: калька, описательный оборот, антонимическая конструкция, слова-синонимы.

— Разноструктурность французского и русского языков является причиной сложности перевода, в частности, передачи просторечных вариантов падежных окончаний имен существительных и имен прилагательных русского языка, которые полностью отсутствуют во французском языке.

— Разговорная лексика и фразеологизмы представляют ряд трудностей при переводе с русского языка на французский (несовпадение семного состава сопоставляемых лексических единиц, различие образов, лежащих в основе фразеологических оборотов). Выбор абсолютно точных французских эквивалентов для аналогов русской разговорной лексики в творчестве Высоцкого вызывает наибольшую трудность, с которой в большинстве случаев поэты-переводчики справляются. Однако иногда им приходится вводить слова нейтрального стиля, и даже есть не единичные случаи полного отсутствия французского эквивалента.

Примечания

* Использованные словари: Гринева Е. Ф., Громова Т. Н. Словарь разговорной лексики французского языка. М., 1988. 638 с.; Фразеологический словарь русского языка / Под ред. А. И. Молоткова. М., 1986. 544 с.; Colin J. -P., Hével J. -P., Leclиre C. Dictionnaire de l’argot. Larousse: Paris,1994. 763 p.; Alain Rey et Sophie Chantereau: Dictionnaire des expressions et locutions. Paris, 1989. 1332 p.

[1] Vladimir Vyssotski. L’homme. Le poиte. L’acteur. M., 1990. 326 p. Все цитаты на французском языке даны по этой книге.

[2] Рецкер Я. И. О закономерностях соответствия при переводе на родной язык // Вопросы теории и методики учебного перевода. М., 1950.

© 2000- NIV