Раевская М. А.: Восприятие поэзии В. С. Высоцкого в Болгарии - переводы и критика (1972-2009)
Введение

ВОСПРИЯТИЕ ПОЭЗИИ В. С. ВЫСОЦКОГО В БОЛГАРИИ: ПЕРЕВОДЫ И КРИТИКА (1972 – 2009)

Диссертация на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Введение

Актуальность исследования

Творчество Владимира Высоцкого и в XXI веке пользуется стабильной популярностью, во многом благодаря СМИ: каждый год в день рождения и день смерти поэта на газетных полосах и в эфирной программе находится место для материалов о нем. Существуют и специализированные периодические издания, состоящие почти полностью из материалов о Высоцком. В российской столице издавался журнал «Вагант-Москва» (1989 – 2003, до 1996 – «Вагант»), в Киеве – газета «Высоцкий: время, наследие, судьба» (1992 – 1996), а в Туле с января 1995 по сей день выходит журнал «Горизонт».

Творчество Высоцкого представляет собой благодатный материал не только для публицистической, но и для научной интерпретации. «Большой писатель не просто становится предметом изучения, а открывает в культуре новую научную ячейку: так существуют пушкинистика, лермонтоведение, блоковедение и другие отрасли, сосредоточенные на пристальном исследовании биографии и творчества классиков. К концу двадцатого века сложилась наука «высоцковедение»», – констатирует В. И. Новиков [цит. по: 166: 2]. Через 11 лет он напишет: «Число книг о Высоцком перевалило за сотню, количество статей необозримо <…> Год от года массив высоцковедения растет, фронт работ расширяется» [179: 409].

Географические «координаты» нашего исследования приобретают особую значимость в свете нынешнего дня. В последнее время наблюдается возрождение интереса к теме российско-болгарских экономических, политических и культурных связей [1].

«Проблема отношений России со странами Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), некогда союзниками СССР по «социалистическому лагерю», почти полтора десятка лет оставалась на периферии общественной и научной дискуссии. С тех пор как перестали существовать Организация Варшавского договора и Совет экономической взаимопомощи, представители российской элиты, по сути, игнорировали бывших партнеров <…> После того, как… расширение НАТО и ЕС стало реальностью, у бывших союзников возникли новые возможности для диалога». По мнению политологов, России станет непросто выстраивать отношения с Болгарией – членом НАТО (с 2004 г.) и ЕС (с 2007 г.), однако возникшие трудности «будут подталкивать Москву к активизации двусторонних связей» [285: 186, 189].

Все чаще становится известно о новых совместных проектах в области энергетики, строительства, транспорта, туристического бизнеса. Количество произведений болгарской художественной литературы, переводимой на русский язык, и диссертаций по болгарской филологии в целом незначительно, однако тенденция к увеличению есть. Добавим, что 2009 год объявлен в нашей стране Годом Болгарии (в его рамках впервые за много лет состоялись Дни болгарской литературы (2 – 7 сентября)), а в 2008 [2] Болгария отмечала Год России.

Наконец, в современных гуманитарных науках все более популярными становятся комплексные работы, охватывающие несколько аспектов восприятия писателя иностранной культурой (будь то рецепция творчества русского автора за границей или зарубежного – в России). Как правило, этими аспектами является проблема перевода писателя и отражение его творчества в критике и/ или литературоведении.

Примерами работ на эту тему служат кандидатские диссертации И. Прошак «Восприятие творчества Константина Паустовского в Польше» (1980) [100], «Оскар Уайльд в России» Т. В. Павловой (1986) [98], «Восприятие творчества Василия Шукшина в Польше (1964 – 1980)» А. -И. Жебровской (1982) [91], «Твардовский в Болгарии» Ф. А. Узунколева (1990) [101]. Появляются подобные работы и в последние годы: «Андерсен в России» Г. К. Орловой (2003) [97] (в этой диссертации проанализировано еще и влияние знаменитого сказочника на отечественную словесность), «Михаил Шолохов в англоязычных странах» А. А. Хмырова (2005) [103].

Подобного рода многоаспектные исследования дают возможность применять междисциплинарный подход (сочетание лингвистических, литературоведческих, зачастую даже исторических методов), что, несомненно, обогащает науку.

Научная новизна диссертации объясняется тем, что переводы и критическая оценка поэзии В. С. Высоцкого в Болгарии впервые становятся объектом системного междисциплинарного исследования, где предстают как равноправные формы рецепции.

Почти нет подобных работ и о рецепции Высоцкого в других странах. На тему «Высоцкий и зарубежье» написано немало. Свидетельства о том, какую память о себе оставил знаменитый бард в зарубежных странах, собраны и обобщены в книге Марка Цыбульского «Жизнь и путешествия Владимира Высоцкого» (Ростов н/Д, 2004) [231]. Есть работы, посвященные его рецепции в Белоруссии [157] и Швеции [345]. Эти книги и статьи выгодно отличаются огромным охватом фактического материала (особенно книга Цыбульского). Авторы постарались разыскать и расспросить людей, общавшихся с русским поэтом, уточнить даты его поездок и выступлений, перечислить его публикации, посвященные ему статьи, передачи, концерты, спектакли, а также объекты, названные его именем (улицы, корабли и т. п.). Однако их работы представляют собой скорее публицистические очерки, нежели филологические исследования [3]. Переводы почти никогда не анализируются, статьи оцениваются только с точки зрения их фактической достоверности.

Филологи, занимающиеся творчеством Высоцкого, охотно исследуют переводы: на английский [327; 359; 394; 403; 411; 420], венгерский [261; 304], немецкий [248], польский [236; 245; 248; 396; 435], украинский [241; 242], французский [358 – 360] и чешский [246; 438] (есть еще две статьи, которые имеют весьма «общий» характер [286; 287]).

А вот те, кто изучает отражение поэзии Высоцкого в зарубежной критике и науке, находятся в меньшинстве. Статья С. М. Шаулова «О Высоцком на немецком» [430] – обзор диссертаций, защищенных в Германии. Книга австрийского филолога Хайнриха Пфандля «Межтекстовые связи в поэзии Владимира Высоцкого» отрецензирована В. И. Новиковым [180: 27 – 28]. Отклики польской прессы проанализированы в работах А. -И. Жебровской [288; 90].

Нам известна только одна книга, которая дает по-настоящему целостное представление о рецепции Высоцкого в зарубежной стране – монография Петера Вицаи «Венгерские страницы жизни и творчества Владимира Высоцкого» [125]. Автор описывает визиты барда в Венгрию, рассказывает об особенностях перевода его поэзии, делает подробный обзор научных исследований, журналистских материалов о поэте и посвященных ему стихов, делится проектом спецкурса для студентов-русистов, в котором песни Высоцкого могли бы послужить в качестве источника примеров непринужденной, живой русской речи. Книга очень богата фактами, в ней содержится и ценный справочный материал – библиография материалов о Высоцком, напечатанных в венгерской прессе с 1976 по 2005 г., а также хроника теле- и радиопередач о поэте и иных мероприятий, связанных с его именем. В ней словно соединены достоинства всех трех типов исследований, о которых говорилось выше.

Много написано о теплом приеме, оказанном русскому барду во время визита в Болгарию в сентябре 1975 г., о его посмертной популярности в этой стране [132 – 137; 296; 310; 314; 186; 187; 346; 349; 231: 378 – 390]. Есть публикации об истории подготовки первой переводной книги поэта «Избрани стихотворения» [240], материалы к его болгарской библиографии [66], обзор болгарских дисков с песнями Высоцкого [70].

Болгарские литературоведы изучают особенности поэтики Высоцкого [263– 266; 291 – 296; 311; 312; 160; 323; 340; 356; 99; 414; 426], составители его переводных книг предваряют их предисловиями, литературные критики посвящают ему многочисленные статьи и эссе.

Есть и статьи, посвященные непосредственно переводам. Эта тема поднимается в рецензиях на публикации Высоцкого, вышедших в болгарской прессе [259: 45 – 46; 137: 98 – 106; 300; 309; 332; 350; 355; 392; 399]. В 2007 г. Анна Колчакова [4] издала свою дипломную работу «Перевод авторской песни Владимира Высоцкого на болгарский язык», защищенную в 1991 г. на филологическом факультете Софийского университета [161]. Это исследование охватывает около трети эмпирического материала, который анализируется в нашей работе. Книга вышла в Софии на русском языке весьма ограниченным тиражом, однако перепечатка в Интернете ( http: //www.wysotsky.com/0006/018.htm и http: //vv.mediaplanet.ru/bibliography) сделала ее доступной всем желающим [5].

Если российские исследователи берутся изучать рецепцию Высоцкого в зарубежных странах, то гораздо чаще рассматривают переводы, нежели мнения литературоведов и критиков. В случае с болгарским «контекстом» все совершенно иначе. Насколько нам известно, к теме болгарских переводов Высоцкого до нас в России никто не обращался. А вот некоторые отзывы болгарских ученых и критиков введены в научный оборот уже с конца 1980-х гг. Но целостный обзор и анализ болгарских статей о Высоцком до сих пор не сделан.

Биография поэта, написанная Любеном Георгиевым, дважды выходила в русском переводе, снабженная предисловием В. Огнева [135, 136]. Статью Ирины Захариевой о хронотопе поэзии Высоцкого [295] цитирует С. И. Кормилов [320: 250]. Определенную известность получила дипломная работа Анатолия Петрова [99], депонированная в Государственном культурном центре-музее В. С. Высоцкого. На нее ссылается М. Ю. Кофтан в статье «Записки сумасшедшего» [320: 87], ее анализирует А. В. Кулагин в обзоре дипломных работ, посвященных Высоцкому [165: 169 – 170]. Перу Кулагина принадлежит и маленькое, но емкое предисловие, сопровождающее перепечатку статьи Тани Галчевой в первом выпуске альманаха «Мир Высоцкого» [265: 291]. Статья Галчевой даже стала в нашей стране объектом плагиата [см. 416] (о плагиате было объявлено в 5-м выпуске «Мира Высоцкого» (2001 г.) (С. 635)).

Наша диссертация призвана восполнить «пробелы» не только в высоцковедении, но и в изучении болгарской литературной критики.

Нельзя сказать, будто болгарская журналистика (даже новая, постсоциалистическая) плохо изучена в России. Защищено три диссертации, посвященных прессе [94; 105; 104]. В статьях в специализированных изданиях подробно описана и болгарская медиасистема в целом [298: 164 – 165; 306; 390]. Упомянем очень содержательную главу «Болгария» в учебном пособии «Энциклопедия мировой индустрии СМИ» [256]. Почти все эти исследования выполнены под эгидой факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова. Однако ни в одном из них почти ничего не говорится о литературной критике.

В 1997 г. издана «Антология болгарской литературной критики» (составители В. Д. Андреев и Х. П. Трендафилов), но она охватывает только материал первой трети ХХ века. Некоторые статьи более позднего времени, переведенные на русский язык, можно найти в сборнике «Единство и многообразие» (1979), есть там и ценная вступительная статья В. И. Злыднева. Обзор болгарской литературоведческой русистики последнего десятилетия напечатан в 2002 г. в журнале «Новое литературное обозрение» [250], однако в нем не нашлось места статьям в газетах и журналах – речь ведется только о научных монографиях.

Даже в книгах о журналистике, изданных в Болгарии (наиболее ценными работами по истории и теории печати мы считаем: [115; 122; 140; 176; 213]) [6], вопросам современной литературной критики почти не уделено внимания. Известный филолог академик Пантелей Зарев начал работу над многотомной «Историей болгарской литературной критики», но последний том (1996 г.) кончается на 1940-х гг. Более свежий материал есть в сборниках [121; 123; 141; 174; 188; 192; 216; 227; 229], однако все они вышли не позже конца 1980-х гг и успели устареть.

Объектом исследования являются отзывы болгарских критиков и литературоведов о поэзии В. С. Высоцкого и переводы его поэтических произведений на болгарский язык. Предметом исследования являются особенности восприятия поэтики Высоцкого болгарскими критиками, литературоведами и переводчиками.

Хронологические рамки исследования – 1972 – 2009 г. Первая дата обозначает время появления первых известных нам переводов В. С. Высоцкого в болгарской печати и первой статьи, претендующей на критический анализ его поэзии, а последняя – год окончания сбора эмпирического материала.

Целью диссертации является оценка адекватности отражения творчества Высоцкого в болгарских переводах, критике и литературоведении. Эта цель определяет следующие задачи: 1) описать и систематизировать все доступные болгарские публикации В. С. Высоцкого и посвященные ему; 2) проанализировать степень адекватности воспроизведения основных особенностей поэзии Высоцкого в переводе; 3) выделить круг основных проблем, интересующих болгарских критиков поэзии Высоцкого и рассмотреть особенности их разработки.

В качестве методов исследования выбраны сопоставительный (в той части работы, что касается анализа переводов Высоцкого) и описательно-аналитический (в той части, что касается представления поэзии Высоцкого литературоведами и критиками).

Методологической основой исследования явились труды А. В. Федорова, Л. С. Бархударова, Я. И. Рецкера, П. М. Топера, Иржи Левого, Сергея Влахова и Сидера Флорина; М. Л. Гаспарова, Ю. Н. Тынянова, Е. Г. Эткинда; Я. Н. Засурского, С. М. Гуревича, Г. Н. Поспелова, В. Е. Хализева, А. А. Тертычного, Е. Л. Вартановой, Е. П. Прохорова, Н. А. Богомолова.

Основополагающим для нашей работы является тезис В. Е. Хализева о том, что перевод и оценка в критике (и литературоведении) являются разновидностями одного явления: «интерпретации смыслов, запечатленных в конкретных образах». В первом случае это переложение «в иную образную систему», во втором – «на более «абстрактный» язык» [193: 51]. Близко к этому тезису мнение П. М. Топера: «Любой перевод <…> есть интерпретация <…> В основе критического подхода также лежит интерпретация», только «у переводчика за стадией анализа следует стадия творческого синтеза, а критик выражает результат анализа в логических формулах» [221: 233 – 234].

Перевод и критику объединяет (и отличает от других видов интерпретации – экранизаций, чтецкого исполнения, иллюстраций и пр.) то, что они воплощены в словесной форме и предназначены для печати и чтения.

Эмпирической базой диссертации являются 1) 193 стихотворения В. С. Высоцкого и 314 их переводов на болгарский язык; 2) 311 материалов, написанных болгарскими публицистами.

Основные положения, выносимые на защиту:

1) Переводческая и критическая рецепция поэзии В. С. Высоцкого в Болгарии началась раньше и была активнее, нежели до сих пор считалось

2) Критическая рецепция поэзии В. С. Высоцкого была порождена переводческой, а затем поддержана ей

3) Особенности перевода поэзии В. С. Высоцкого на болгарский язык оказываются во многом типичными для национальной традиции

4) Налицо недооценка болгарскими критиками проблемы отражения поэзии В. С. Высоцкого в переводах

5) Наибольшее расхождение между позициями болгарских и российских критиков проявляется в рассуждениях о типологии героев В. С. Высоцкого

6) Болгарские критики предпочитают воспринимать Высоцкого в контексте русской, зарубежной и национальной литературы, активно проводя параллели между его творчеством и творчеством других известных писателей

7) Некоторые важные наблюдения над поэтикой В. С. Высоцкого были сделаны болгарскими критиками раньше, нежели российскими

Научно-практическая значимость исследования состоит в том, что 1) в научный оборот вводится большое количество малоизвестных, труднодоступных и неопубликованных материалов; 2) опровергаются некоторые ошибочные и недостоверные заявления о рецепции Высоцкого в Болгарии; 3) выявлен ряд трудностей, встающих перед переводчиками поэзии В. С. Высоцкого на болгарский язык; 4) определены особенности восприятия поэзии В. С. Высоцкого болгарскими публицистами.

Собранный нами материал, сделанные наблюдения и выводы могут быть использованы исследователями болгарской журналистики и русско-болгарских литературных связей, преподавателями болгарского языка и литературы, а также русского языка в болгарской аудитории, практикующими критиками и переводчиками.

Апробация работы осуществлялась на международных и всероссийских научных конференциях: Ломоносовских чтениях в МГУ им. М. В. Ломоносова (2005 – 2009), IX Международном симпозиуме МАПРЯЛ (Велико-Тырново, апрель 2006), XII Шешуковских чтениях (МПГУ, февраль 2007), конференциях «Славянский мир: Общность и многообразие» (Коломенский государственный педагогический институт, май 2007), «Творчество Владимира Высоцкого: итоги и перспективы изучения» (Воронежский государственный педагогический университет, сентябрь 2007), ХI Конгрессе МАПРЯЛ (Варна, сентябрь 2007), Х Международных Виноградовских чтениях (МГПУ, ноябрь 2007), а также в ходе преподавания болгарского языка в МГУ им. М. В. Ломоносова в феврале – мае 2008 г.

Основные положения диссертации отражены в 17 публикациях общим объемом 4,5 печатных листа, а также частично освещены и использованы в болгарской прессе [370] и русскоязычном Интернете [424].

Примечания

[1] Новый этап в отношениях России и Болгарии начинается с марта 2003 г., когда президент России В. В. Путин нанес официальный визит в Софию – до этого главы нашего государства более 10 лет подряд не ездили в Болгарию. Визит Путина «подвел черту «ледниковому» периоду в российско-болгарских отношениях» [201: 108 – 109].

[2] На этот год пришелся юбилей величайшего события в истории российско-болгарских отношений – 130-летие освобождения Болгарии от османского ига.

[3] Марк Цыбульский даже бравирует своим презрением к филологии (см., например [231: 62]).

[4] Болгарские имена собственные транскрибируются в соответствии с рекомендациями Р. С. Гиляревского и Б. А. Старостина [65: 107 – 116].

[5] Подробный анализ болгарских публикаций о Высоцком – в главе 3 настоящего исследования.

[6] Библиографию новейших болгарских исследований журналистики см. в. [62].

© 2000- NIV