Сёмин Андрей: О "Райских яблоках"

Печатается с разрешения автора

Публикуется впервые - 31.07.2007 г. (новая редакция - 21.04.2008 г.)

Оригинал статьи находится по адресу: http://v-vysotsky.com/statji/2007/O_Rajskih_jablokah/text.html

Андрей Сёмин (Москва)

(Copyright © 2007-2008)

О "Райских яблоках"

"Райские яблоки" ("Я умру, говорят..." и "Я когда-то умру...") - одно из самых загадочных стихотворений-песен Владимира Высоцкого. Оно опубликовано практически во всех изданиях поэта - и везде по-разному, но, как правило, с обязательной оговоркой о том, что рукописи песни и фонограммы её исполнения содержат массу вариантов и разночтений.

Ну что же - попытаюсь собрать их все в рамках одной статьи и проследить, так сказать, "эволюцию произведения".

Для начала предлагаю заглянуть в конец статьи, в приложение, где я дал факсимиле всех (?) известных на сегодняшний день рукописей, обозначив их следующим образом:

Р0 - набросок "Я, когда упаду...", записанный Высоцким на страничке находящегося в частном архиве в США фирменного блокнота Всесоюзного объединения "Новоэкспорт" с дневниками 1975 года;

Р1 - рабочий автограф "Я умру, говорят..." из РГАЛИ, фонд 3004, опись 1, ед. хр. 90, л. 4 и 4об;

Р2 - лицевая и оборотная страницы белового автографа "Я умру, говорят...", местонахождение которого на сегодняшний день мне неизвестно;

Р3 - черновой автограф "Я когда-то умру..." из РГАЛИ той же ед. хр., листы 6, 6об, 5об и 5;

Р4 - лицевая и оборотная страницы "белового" автографа "Я когда-то умру...", нынешнее местонахождение которого мне также неведомо.

Копии рукописей Р0, Р1 и Р3 были позаимствованы мной из мультимедийной энциклопедии "Высоцкий. 70-е", выпущенной в 2005 году компаниями ООО "Артинфо" и ЗАО "Новый Диск", а копии Р2 и Р4 мне прислал известный коллекционер и исследователь материалов, связанных с жизнью и творчеством Высоцкого, Сергей Дёмин, которому я чрезвычайно за это признателен.

Все названные автографы я снабдил транскрипциями, сделанными, "по образу и подобию" тех, что в большом количестве приведены в отличной серии брошюр "Источник", подготовленных В. Ковтуном, В. Сычёвым и Б. Акимовым - Киев: Высоцкий: время, наследие, судьба (http: //otblesk.com/vysotsky/izdania-.htm). Применённые мной условные обозначения таковы: не вполне достоверно разобранный текст выделен курсивом в основном поле транскрипции, "X=[Y]" в поле комментария указывает, что текст или буква X написаны поверх текста или буквы Y, "X=[...]?" означает, что текст или буква, поверх которой написаны текст или буква X, не разобраны, а "X=Y?" означает, что текст или буква в рукописи могут быть прочитаны двояко - как X и как Y.

Даже поверхностный взгляд на эти материалы со всей очевидностью убеждает, что автор почему-то делал две фактически самостоятельных редакции стихотворения, одну - с рифмовкой по типу abcdabcd, вторую - с тем же поэтическим размером, но без внутренних рифм, по схеме bdbd.

Причём, создаётся впечатление, будто поэт обе эти редакции (кроме наброска "Я, когда упаду...", который явно служит "предтечей" первой) писал чуть ли не одновременно, параллельно, поочерёдно обращаясь к обеим - уж очень много в текстах "словесных пересечений". Возникает ощущение, что слова и "полуфразы" из одной редакции назойливо лезли на поэтическое перо, норовя проникнуть в другую, Высоцкий всеми силами пытался этого не допустить, нещадно вычёркивал "перебежчиков", тем не менее, весьма значительная часть их всё же сумела "просочиться".

Так или иначе, такой авторский подход не даёт оснований отходить от него, а требует придерживаться заданного "формата" и рассматривать это стихотворение в двух редакциях, не пытаясь их "совместить".

Итак, первая, с внутренними рифмами, редакция стихотворения, представленная рукописями Р1 и Р2, на фонограмме в авторском исполнении была зафиксирована единственный раз - в Москве на дому у Вадима Ивановича Туманова, 10 декабря 1977 года или, по другим данным, в феврале 1978 года (000541, http: //vysotsky.km.ru/russ/page/phonogramm/0500--/0541/0spisok.html). При этом, похоже, Высоцкий пел песню "с листа": на записи местами слышны перелистывание (переворачивание) страниц, характерное "затягивание" и скороговорка, когда глаз теряет и не сразу находит нужную строку в тексте, и т. д. Весьма вероятно, что в качестве "шпаргалки" поэту служил автограф Р2 - С. Свиридов, очевидно, имевший перед глазами именно эту рукопись, в статье "Поэтика и философия "Райских яблок"" ("Мир Высоцкого", вып. 3, том 1, стр. 172) написал: "тумановская запись не только текстуально совпадает с рукописью, но отражает ее физические особенности: в местах густой правки голосовые паузы затягиваются, а там, где текст переходит на оборот листа, в интервале слышен шелест бумаги". Однако необходимо всё же отметить, что Р2, записанный "чёрным по белому", окончательно был "перебелён" в "спетый" Высоцким текст посредством внесения исправлений и подчёркиваний синей шариковой ручкой и плохо пишущим "бордовым" карандашом. Остаётся загадкой - сам ли Высоцкий осуществлял эту "разноцветную" правку (доказать её принадлежность руке поэта практически невозможно ввиду малости), или кто-то другой впоследствии привёл рукопись (или, может, это вообще - ротаторная черно-белая копия?) в соответствие фонограмме, причём даже "с двух заходов"? Если, предположив последнее, не учитывать "цветную" правку, то окончательный текст Р2 будет всё же значительно отличаться от зафиксированного на фонограмме, и тогда придётся думать - либо Высоцкий, исполняя песню у Туманова, действительно, пользовался автографом Р2, допуская в отдельных фрагментах импровизации, либо перед ним был какой-то другой, "окончательно беловой", неизвестный, а, возможно, и безвозвратно утраченный ныне автограф. Хотя второй вариант и маловероятен, полностью исключать его не следует.

Прежде, чем перейти к анализу текстовых различий в "звуковых" и "бумажных" вариантах "Райских яблок", выделю и рассмотрю отдельно рукописные наброски, предваряющие в черновом автографе Р1 "основной" текст, но так и не вошедшие впрямую ни в одну из его редакций.

Очевидно, Высоцкий сперва предполагал начать стихотворение с иной первой строки - не с той, которая в итоге открывает его первую, "полнорифмованную" редакцию, а с той, которая впоследствии стала начальной во второй, "полурифмованной" версии. Рукописный лист поэт начинает следующей строфой:

Я когда-то умру -
               все когда-то мы вдруг умираем.
Как бы так угадать,
               чтоб не сам, чтобы в спину ножом!
Так сложилось в миру,
               что [зарезанных] балуют раем.
Что с зарезанных взять? -
               и покойников мы бережём.
          Что с зарезанных взять? -
                         [а] покойников мы бережём. Р1-2
          Съезжу на дармовых -
                         раз покойников мы бережём. Р1-1

Здесь и далее в смещённых вправо абзацах между вертикальными отчёркиваниями () приводятся варианты соответствующих строк и стихотворных фраз, присутствующих в автографе и вариантах исполнения, причём размещаются они сверху вниз в последовательности от более "позднего" варианта к самому "раннему". Рукописные варианты помечаются буквой "Р" с номером автографа от 0 до 4 и, через дефис, с порядковыми номерами, возрастающими, в соответствии с предполагаемой последовательностью их написания Высоцким, от 1 до некоторого конечного значения, обозначаемого индексом "к". Отсутствие индекса "к" в рукописных вариантах означает, что "конечный" вариант в соответствующем автографе совпадает с вариантом, принятым за "основной" (как правило, последний по времени фиксации на фонограмме или, при её отсутствии, предположительно последний по написанию в автографе). "Спетый" (зафиксированный на фонограмме) вариант помечается порядковым номером с точкой, соответствующим номеру фонограммы, если таковой ей присвоен (см. ниже). Полагалось, что "озвучивание" (исполнение и аудио-запись) стихотворения начинались после окончания работы автора над рукописью, поэтому "спетые" варианты размещены выше рукописных. Отсутствие текстового фрагмента в рукописи или в одном из вариантов исполнений обозначается строкой вида <...> с соответствующей адресной пометкой. Квадратными скобками выделяются зачёркнутые автором фрагменты, в угловых скобках приводится текст, недостаточно чётко разобранный или отсутствующий в автографе или фонограмме, но "угадываемый" по смыслу.

Так, в вышеприведённой строфе поэт, записав первоначально последнюю строку со слов "Съезжу на дармовых...", отказался от неё, решив, видимо, поберечь это словосочетание для другого контекста, и перешёл к строке "Что с зарезанных взять...". При этом слово "зарезанных" оказалось недопустимо сближенным с тем же словом в предыдущей строке, автор взял его там в кавычки, предполагая, очевидно, чем-то заменить (что позволило нам пометить его, как зачёркнутое), но так и не нашёл должной замены и целиком отказался от строфы в данном виде.

Затем Высоцкий написал строфу "Я умру, говорят..." в виде, ставшем впоследствии основой начальной строфы первой редакции стихотворения (см. ниже), а после этого всё же ещё раз вернулся к "брошенному" варианту, переписав его следующим образом:

Я когда-то умру -
               мы, бывает, не в срок умираем.
Как бы так угадать,
               чтоб не сам, чтобы пулю в живот!
Так сложилось в миру -
               всех застреленных балуют раем,
И - не вздумай страдать:
          А не хочешь страдать - Р1-4
          [Да и что т<ут>] страдать - Р1-3
          Торопись пострадать - Р1-2
          [Раз успел] пострадать - Р1-1
               бережёного Бог бережёт!

Однако в дальнейшем поэт фактически всё же отказался от этой строфы - сложно сказать, почему. Возможно, он намеревался вернуться к отдельным её "смысловым конструкциям" в финале стихотворения (что мы увидим в дальнейшем). Косвенным свидетельством этому является тот факт, что поэт рядом с указанной строфой записал и возможный вариант её будущего "финального" начала - "Я вторично умру, что мне рай? - мы и там умираем."

Здесь самое время вспомнить и привести набросок, записанный Высоцким на страничке блокнота (Р0):

Я, когда упаду,
               завалясь после выстрела набок -
Как бы так угадать,
               чтоб убили, ну чтобы не сам! -
В рай тогда попаду,
          В дивном райском саду Р0-1
          натрясу бледно-розовых яблок
И начну их бросать
          по пушистым седым небесам.

Трудно удержаться от соблазна и не объединить, проявив некий "волюнтаризм", эту строфу с предыдущей, выдав "аддитивный" текст за самый ранний, самый первоначальный, но целостный и стройный набросок "Райских яблок"! Однако, к сожалению, для этого нет достаточных оснований.

Среди набросков, находящихся на листе Р1, нельзя обойти вниманием и такой:

Там не примут меня.
               Я не дам себя жечь или мучить!
Я читал про чертей -
               я зарежу любого на спор!
               я зарежу любого из них! Р1-1

Похоже, что Высоцкий первоначально намеревался направить героя своего стихотворения не только в рай, но и в ад, подобно Орфею из оперы Глюка, оперетты Оффенбаха и романа Тенесси Уильямса. Возможно, в итоге поэт и отказался от этой идеи, дабы избежать таких нежелательных и нарочитых ассоциаций.

Прежде чем перейти непосредственно к тексту первого варианта стихотворения, следует упомянуть также и неиспользованную Высоцким интересную рифму:

[Рукава засучив]
Мы, братва, опочив

И вот, наконец, сам текст первой редакции "Райских яблок", спетый для В. Туманова, точная стенограмма в том виде, как это было произнесено, с разночтениями по автографу.

Я умру, говорят -
               мы когда-то всегда умираем.
               потому что мы все умираем! Р2-1
               что ж? - когда-то мы все умираем! Р1-2к
               ведь когда-то мы все умираем! Р1-1
Съезжу на дармовых,
               если в спину сподобят ножом.
               если в спину заколют ножом. Р2-1
               если в спину ударят ножом. Р1-3к
               если в спину [зарежут] ножом. Р1-2
               мне б сподобится в спину ножом! Р1-1
Убиенных щадят,
               отпевают и балуют раем,
Не скажу про живых,
               а покойников мы бережем.

В грязь ударю лицом,
               завалюсь покрасивее набок,
               завалюсь, [как по]<дкошенный>], набок, Р1-1
И ударит душа
               на ворованных клячах в галоп.
Вот и дело с концом –
               в райских кущах покушаю яблок,
     Раз и дело с концом -
               всё при мне, и достаточно бабок. Р1-3к
Подойду не спеша:
               вдруг апостол вернет, остолоп?
               вдруг - апостол, а вдруг - остолоп? Р1-3к,Р2-2
               [там] апостол, а вдруг - остолоп? Р2-1

В райских кущах потом
                    наворую я слив или яблок -
      Жаль, сады сторожат
                    <и стреляют без промаха в лоб>. Р1-2
     В дивных райских садах
                    до отвалу покушаю яблок -
      Жаль, сады сторожат
                    <и стреляют без промаха в лоб>. Р1-1

Чур меня самого! -
     [Прискакал]<и>, шабаш - Р1-1
               наважденье знакомое что-то:
               Матерь Божья! - знакомое что-то: Р1-2к
               фу, ты, пропасть! - знакомое что-то: Р1-1
Не родящий пустырь
               и сплошное ничто, беспредел.
     Не родивший пустырь
                     и сплошное ничто, беспредел. Р1-3к,Р2-1
     [Не родящее поле],
                     сплошное ничто, беспредел. Р1-2
     [Ветроснежное поле],
                     сплошное ничто, беспредел. Р1-1
И среди ничего
               возвышались литые ворота,
И этап-богатырь,
               тысяч пять, на коленках сидел.
               тыщ на пять, на коленках сидел. Р2-1
                тысяч пять, на колен[я]х сидел. Р1-1

Как ржанет коренник!
               Я смирил его даром овсовым
     Как ржанёт коренник! -
                     я ругнул его ласковым словом Р2-3
     Глядь, и клячи - на крик.
                     Я задобрил их даром овсовым Р2-2
     Я коняшек своих
                     успокоил неласковым словом Р2-1
     Я коняшек своих
                     придержал обстоятельным словом Р1-3к
     Я коняшек своих
                     придержал убедительным словом Р1-2
     Я коняшек своих
                     придержал тихим ласковым словом Р1-1
Да репей из мочал Р1-3
               еле выдрал и гриву заплел.
     [Да репей из мочал
                     еле выдрал и гривы заплёл. Р1-3к,Р2-1
     [И] репей из мочал
                     еле выдрал и гривы заплёл. Р1-3
     [Я] репей из мочал
                     еле выдрал и гривы заплёл. Р1-2
     [Пусть чуток обождут -
                     за другими успеют слетать.] Р1-1
Петр-апостол - старик
               что-то долго возился с засовом,
И кряхтел, и ворчал,
     И кряхтел, и молчал Р1-1к
               и не смог отворить, и ушел.

Тот огромный этап
     А огромный этап Р1-2к
     [И] огромный этап Р1-1
               не издал ни единого стона,
                    не издал ни единого [слова], Р1-1
Лишь на корточки вдруг
               с онемевших колен пересел.
     [Он] на корточки вдруг
                    с онемевших колен пересел. Р2-3
     [Я] на корточки вдруг
                    с онемевших колен пересел. Р2-2
     Кто - на корточки вдруг
                    с онемевших колен пересел. Р1-2к,Р2-1
     Кто-[то с] корточ[ек] вдруг
                    [не привстал, на коленки пришёл.] Р1-1
Вот следы пёсьих лап -
     Вон следы пёсьих лап - Р1-1
               да не рай это вовсе, а зона!
                    здесь не рай, а за-райская зона! Р1-3к
                    здесь не рай, это - райская зона! Р1-2
                    да не рай это - райская зона! Р1-1
Все вернулось на круг,
               и распятый над кругом висел.
                    а над кругом распятый висел. Р2-2
                    и в кругу этом кто-то висел. Р1-1к,Р2-1

Мы с конями глядим -
               вот уж, истинно, зона всем зонам! -
Хлебный дух из ворот -
     Запах прёт из ворот - Р1-3
     Свежесть прёт из ворот - Р1-2
     Фимиам из ворот - Р1-1, Р2-1
               это крепче, чем руки вязать.
                    так надёжней, чем руки вязать. Р2-1
                    [это] крепче, чем руки связать. Р1-2
                    понадёжней, чем руки вязать. Р1-1
Я пока невредим,
               но и я нахлебался озоном -
                    но и я н<адышался озоном> Р1-3к
                    но уже надышался озоном Р1-2
                    но [немного] отравлен озоном Р1-1
Лепоты полон рот,
     А язык к нёбу льнёт, Р2-2
     [Липко стало во рту,] Р2-1
     Сладость - ват<ою в рот,> Р1-2к
     Свежесть - ват<о>й во рту, Р1-1
               и ругательства трудно сказать.

Засучив рукава,
               пролетели две тени в зелёном,
                    пробежали две тени в зелёном, Р1-1к,Р2-1
С криком: "В рельсу стучи!" -
               пропорхнули на крыльях бичи.
                    просквозили на крыльях бичи. Р2-2
                    пропорхали на крыльях бичи. Р2-1
                    словно благовест спели, бичи. Р1-2к
                    пролетели на крыльях бичи. Р1-1
Там малина, братва!
               Нас встречают малиновым звоном!
                    Рельса плачет малиновым звоном! Р2-1
                    Ведь звонят-то малиновым звоном! Р1-2
                    <Кто> так <может> малиновым звоном? Р1-1
Нет, звенели ключи -
               это к нам подбирали ключи. Р1-2, Р2-2к
     Но звенели ключи -
                     это к нам подбирали ключи. Р1-3к,Р2-1
     Подбирали ключи -
                     там пока подбирали ключи. Р1-1

Я подох на задах,
               на руках на старушечьих дряблых,
     Я подох на задах,
                     не стрелялся, не дрался на саблях. Р1-3к
     Свету [нету в раю] -
                     ни еды, ни чифиру, ни явок. Р1-2
     [Если нету в раю]
                     ни [друзей], ни чифиру, ни явок - Р1-1
Не к Мадонне прижат,
               Божий сын, а в хоромах холоп.
     Не к мадонне прижат,
                     а к стене, как в хоромах холоп. Р2-3
     Не к мадонне прижат
                     [подыхает] в хоромах холоп. Р2-2
     Не мадонн[ой] прижат -
                     [так сдыхает] в хоромах холоп. Р2-1
     Херувимы кружат,
                     ангел окает с вышки, озноб. Р1-1к
В дивных райских садах
               просто прорва мороженых яблок,
                    , правда, прорва мороженых яблок, Р1-1к
Но сады сторожат
               и стреляют без промаха в лоб.

Херувимы кружат,
               ангел окает с вышки - занятно.
     Херувимы кружат,
                     ангел выстрелил в лоб аккуратно. Р2-2
     Херувимы кружат,
                     ангел окает с вышки отвратно. Р2-1
     Золотая стерня -
                     ни оград, ни заборов - занятно! Р1-1к
Да не взыщет Христос,
     Не браните меня - Р2-1
               рву плоды ледяные с дерев.
                    [но беру ледяные плоды] Р1-1
Как я выстрелу рад -
     Застрели<ли> меня - Р1-1
               ускакал я на землю обратно! -
Вот и яблок принёс,
               их за пазухой телом согрев.
                    но за пазухой телом согрев. Р1-2
                    да за пазухой, [правда], согре[л]. Р1-1

Я вторично умру,
               если надо - мы вновь умираем.
                    что мне рай? - мы и там умираем. Р1-1к
Удалось, Бог ты мой:
               я не сам - вы мне пулю в живот!
     Удалось [не петлёй -]
                     я не сам, вы мне пулю в живот! Р2-2
     [Как бы так угадать,
                     чтоб] не сам, [чтобы] пулю в живот! Р2-1
     <....................
                     ....................> Р1
Так сложилось в миру:
               всех застреленных балуют раем,
А оттуда землей -
     <....................> Р1
               береженого Бог бережет.

В грязь ударю лицом,
               завалюсь после выстрела набок,
                    <....................> Р1-1
Кони хочут овсу,
     Жаль скакать по овсу, Р2-2
     [И лоша] Р2-1
     <....................> Р1
               но пора закусить удила.
                    <....................> Р1
Вдоль обрыва с кнутом
               по-над пропастью пазуху яблок
     В дивных райских садах
                     наворую не зреющих яблок Р1-2к
     [Наворую] в сад[у
                     вечно не дозревающих] яблок Р1-1
Я тебе принесу,
     Я любимой несу, Р2-1
     И тебе принесу - Р1-1к
               потому и из рая ждала.
                    ты меня и из рая ждала. Р2-2
                    потому [что] из рая ждала. Р2-
                    ты же даже из рая ждала. Р1-1

Теперь попробую подобным же образом систематизировать и вторую, "полурифмованную" версию стихотворения. Почему автор твёрдо решил отказаться от достаточно сложной выбранной схемы рифмовки в пользу более простой (но, на мой взгляд, изрядно "утяжелившей" строки) - тайна, которую я раскрыть не берусь. Мне кажется, что для мастера, каким был Высоцкий, прежняя схема рифмовки не представляла особой трудности, но факт остаётся фактом - он просто-таки избавлялся от неё!

Итак, вторая версия "Райских яблок" представлена в автографах Р3 и Р4, содержащих, полностью или фрагментарно, соответственно 12 и 13 "основных" четверостиший (совпадающих по размеру со строфами из вышеприведённой редакции, но без внутренней рифмовки), а также по 4 дополнительных пятистишия, сходных, но и различных по содержанию в двух рукописях и записанных в Р3 "вместе", "оптом" сразу вслед за первой строфой, а в Р4 - вразброс между соединёнными попарно "основными" строфами. Рукопись Р4 включает, с небольшими вариациями, все "основные" строфы из Р3, а также одну абсолютно самостоятельную "новую" строфу. Кроме того, Р4, по сравнению с Р3, выглядит гораздо более "чистовым" и отличается меньшим количеством вариантов и правок.

Насколько я знаю, до настоящего времени практически ни в одном из собраний сочинений Владимира Высоцкого автограф Р4 не публиковался - очевидно, публикаторы о нём просто ничего не знали (иначе б точно не удержались и напечатали, по меньшей мере, хотя бы вышеупомянутую эксклюзивную строфу!) Такое незнание очень странно, поскольку в цитированной выше статье из "Мира Высоцкого" её автор С. Свиридов несколько раз обращался к этой рукописи и приводил даже отдельные строчки из неё. Тем не менее, вот, выясняется, что другие люди, оказывается, будто б ничего об Р4 не знали, не знают, не ведают, и прочее. Да и я б не ведал - спасибо замечательному филологу-высоцковеду Людмиле Томенчук, указавшей мне в письме на эту статью С. Свиридова и возможность существования такой "хорошо забытой" рукописи. Единственной, относящейся к ней, публикацией можно считать напечатанное в собрании сочинений В. Высоцкого в 4-х томах (АОЗТ "Технэкс-Россия", Санкт-Петербург, 1993 г.) "самостоятельное" стихотворение "Не ведаю, за телом ли поспела ли..." (том 3, стр. 110). Однако составители данного 4-хтомника Б. Чак и В. Попов не указали источника этой публикации, ввиду чего представляется, что таковым являлся опять-таки не автограф, а всего лишь какой-то список, поскольку в книге даны только три пятистишия, и те не вполне точно.

Кроме названных рукописей Р3 и Р4, известно семь фонограмм авторских исполнений второй редакции "Райских яблок", которые содержат только "основные" строфы, без пятистиший, и ни одно из них не повторяет в точности ни любого другого, ни рукописных вариантов. Эти фонограммы перечислены и понумерованы ниже в порядке от наиболее поздней до наиболее ранней и сопровождены стенограммами авторских комментариев, в "обрамлении" которых происходили исполнения песни в каждом отдельном случае.

1. 000688 http: //vysotsky.km.ru/russ/page/phonogramm/0600--/0688/0spisok.html Московская область, Красногорский район, пос. Опалиха, на даче у Серуша Бабека, 10 ноября или декабрь 1979 года

(1-2-3-4-6-9-7-8-11-13)

"Райские яблоки". (исп.)

2. 000638 http: //vysotsky.km.ru/russ/page/phonogramm/0600--/0638/0spisok.html Москва, НИИ прикладной механики им. академика В. И. Кузнецова (НИИ ПМ), 3 мая 1979 года

(1-2-3-4-9-6-7-8-13)

[После песни "Про прыгуна в высоту"]: Теперь, значит - вот, видите, я немножечко... У меня тут... дамы выглядели как-то... неблаговидно. Вот. И поэтому я сейчас хочу петь... спеть совсем новую песню, которая называется "Песня о райских яблоках". Это - баллада, она длинная, но - потерпИте. (исп.)

3. 000636 http: //vysotsky.km.ru/russ/page/phonogramm/0600--/0636/0spisok.html Московская область, г. Дубна, ДК "Октябрь", 11 февраля 1979 года, 16: 00

(1-2-3-4-6-7-9-13)

[После песни "Весёлая покойницкая"]: Еще одна песня, тоже на эту же тему, называется она "Райские яблоки". (исп.) Спасибо.

4. 000617 http: //vysotsky.km.ru/russ/page/phonogramm/0600--/0617/0spisok.html Москва, геологический факультет МГУ им. М. В. Ломоновова, 16 декабря 1978 года

(1-2-3-4-7-6-9-13)

Теперь я хочу вам показать одну песню, которую, возможно, тоже вы скоро услышите. Песня эта называется... Она посвящена женщине, которая долго ждала. Я бы её назвал "Жди меня", но, к сожалению, уже так было. Поэтому пусть она будет без названия. (исп.)

5. 000623 http: //vysotsky.km.ru/russ/page/phonogramm/0600--/0623/0spisok.html и 000624 http: //vysotsky.km.ru/russ/page/phonogramm/0600--/0624/0spisok.html Московская обл., Солнечногорский район, пос. Менделеево, "Дом метролога" Всесоюзного научно-исследовательского института физико-технических и радиотехнических измерений (ВНИИФТРИ), 10 декабря 1978 г. (беседа В. Высоцкого с О. Терентьевым и Б. Акимовым в перерыве между выступлениями и 2-е выступление соответственно)

(1-2-3-4-6-7-9-13)

000623 [напевает, "проборматывает" под гитару]: "... чтобы в спину ножом..." Эта, да? "... убиенных щадят..." Хотите, спою? {Б. Акимов: Ну...} Ну ладно. "... отпевают и балуют раем. Не скажу про живых, а покойников мы бережём".

00624: Песня, которая еще не имеет названия, но, возможно, будет называться "Жди меня". (исп.)

6. 000665 http: //vysotsky.km.ru/russ/page/phonogramm/0600--/0665/0spisok.html Москва, на дому у Г. Вайнера, 21 октября 1978 года

(1-2-4-9-7-12-13)

(исп.) {А. Вайнер: Хорошо. "Но сады сторожат и стреляют без промаха в лоб..."}

7. 070678 http: //vysotsky.km.ru/russ/page/phonogramm07/0600--/0678/0spisok.html Париж, студия М. Шемякина, 15 июля 1978 г.

(1-2-3-4-6-8-9-7-11-13)

"Про райские яблоки". (исп.)

Здесь в фигурные скобки взяты реплики, не принадлежащие Высоцкому. Числа в круглых скобках указывают на последовательность зафиксированного на фонограмме исполнения "основных" строф, в соответствии с их порядковыми номерами, данными мною по указанным выше рукописям, а также исходя из логики "сюжетного развития" стихотворения. За основу текста взята стенограмма последнего зафиксированного в аудиозаписи исполнения песни (1.). Отсутствующие на фонограмме (1.) строфы в их "главном" варианте приведёны по рукописи Р4 (строфы 5 и 10) и стенограмме аудиозаписи (6.) (строфа 12). Остальные условные обозначения - прежние.

1. Я когда-то умру. Мы когда-то всегда умираем.
Я когда-то умру. Мы однажды всегда умираем. 3.
Как бы так угадать, чтоб не сам - чтобы в спину ножом!
Убиенных щадят, отпевают и балуют раем -
Не скажу про живых, а покойников мы бережем.

2. В грязь ударю лицом, завалюсь покрасивее набок,
И ударит душа на ворованных клячах в галоп.
В дивных райских садах наберу бледно-розовых яблок -
В дивных райских садах украду бледно-розовых яблок, 2., 4.
Я по кущам пойду, без опаски покушаю яблок, Р3-6к
Я по кущам пойду, без [боязни] покушаю яблок, Р3-5
Я по кущам пойду и от пуза покушаю яблок, Р3-4
Погуляю по кущам по райским, покушаю яблок, Р3-3
Погуляю по кущам, покушаю [приторных] яблок, Р3-2
[В дивных райских садах до] <отвала покушаю яблок,> Р3-1
Жаль, сады сторожат и стреляют без промаха в лоб.
Старики-сторожа не стреляют за яблоки в лоб. Р4-3к
Я слыхал - сторожа не стреляют за яблоки в лоб. Р4-2
[Но сады сторожат] Р4-1
В небеса<х> - всё равно, князь ли ты или беглый холоп. Р3-2к
Там, в раю - всё равно, князь ли ты или беглый холоп. Р3-1

3. Прискакали. Гляжу - пред очами не райское что-то:
Вот те на! - прискакал, пред очами не райское что-то: Р3-3к,Р4-1
Чур меня! - прискакал, [настроенье] не райское что-то: Р3-2
Чур меня! - прискакал, [наважденье зна]<комое> что-то: Р3-1
Не родящий пустырь и сплошное ничто, беспредел.
Не родящий пустырь и ничто не на чём - беспредел. Р4-4
Не родящий пустырь, не цветное ничто, беспредел. Р4-3
Не родящий пустырь, неземное ничто, беспредел. Р4-2
Не родящий пустырь, никакое ничто, беспредел. Р3-1к,Р4-1
И среди ничего возвышались литые ворота, Р4-1
И среди ничего возвышались лихи... литые ворота, 3.
Посреди ничего возвышались литые ворота, Р3-1
И огромный этап, тысяч в пять, на коленях сидел.
И огромный этап - тысяч пять - на коленях сидел. 2.
И огромный этап у ворот на коленях сидел. 3.
И измученный люд у ворот на ворота глядел. 4., 5.
И огромный этап у ворот на ворота глядел. 7.
И безгрешный народ у ворот на ворота глядел. Р3-3к
И измученный люд у ворот [терпеливо] сидел. Р3-2
И измученный люд у ворот [бессловес]<но> сидел. Р3-1
И среди ничего, где парили литые ворота,
Бестелесный народ у ворот на ворота глядел. Р4-2

4. Как ржанёт коренной! Я смирил его ласковым словом,
Как ржанет коренной! Я смирил его даром овсовым, 6.
Клячи, глядь, на дыбы! Я задобрил их даром овсовым. Р3-4к
Клячи, глядь, на дыбы! Я смирил их неласковым словом. Р3-3, Р4-1к
[Как ржанет коренник! Я смирил его даром овсовым,] Р3-2
[Как ржанет коренник! Я смирил его ласковым словом,] Р3-1
Да репьи из мочал еле выдрал и гриву заплел.
И репьи из мочал еле выдрал, и гривы заплел. 2.
Да репей из мочал еле выдрал и гриву заплел. 6.
"Ну-ка, буде шалить! Аль подъём в поднебесье тяжёл?" Р4-1к
"Ну-ка, будя шалить! Аль подъём в поднебесье тяжёл?" Р3-6к
[Что за шалости] Р3-5
[Да и зря осерчал] - им подъём в поднебесье тяжёл. Р3-4
[Хоть и то говорить, что] подъём в поднебесье тяжёл. Р3-3
И [повынул репьи] Р3-2
[Да повынул репьи и] Р3-1
Седовласый старик что-то долго возился с засовом,
Седовласый старик слишком долго возился с засовом, 2.
За вратами старик слишком долго возился с засовом, 6.
Близорукий старик [нео] за воротами щёлкал засовом, Р4-1к
Близорукий старик, лысый пень, всё возился с засовом, Р3-3к
Близорукий старик, лысый пень, [повозился] с засовом, Р3-2
[Сед Лысый-лысый старик] Р3-1
И кряхтел, и ворчал, и не смог отворить, и ушел.
И Покряхтел, поворчал, и не смог отворить - и ушёл. Р3-1к

5. Ай да рай для меня - словно я у развесистой клюквы! Р4-1
Стали нас выкликать по алфавиту, так не смешно... Р4-3
Стали нас выкликать по алфавиту - вышло смешно. Р4-2
Разобрался народ по алфавиту немудрено. Р4-1
Не молчите в ответ, ведь звучат только гласные буквы, Р4-3
Отвечайте же: "Я!" Ведь звучат только гласные буквы, Р4-2
[Да откуда им знать, что] звучат только гласные буквы, Р4-1
А безгласные - нет, и согласным звучать не дано. Р4-1

6. И измученный люд не издал ни единого стона,
И огромный этап не издал ни единого стона, 7.
Бестелесный народ, не издав ни единого стона, Р3-2к
Бестелесный народ не изда[л] ни единого стона, Р3-1
Лишь на корточки вдруг с онемевших колен пересел.
Не поднялся с колен - кто стоял, тот на корточки сел... Р4-1к
На колени привстал или просто на корточки сел. Р3-4к
Вдруг привстал на колени, кто - быстро на корточки сел. Р3-3
Кто - упал на колени, кто - быстро на корточки сел... Р3-2
[На колени упал]... Р3-1
Здесь малина, братва! Нас встречают малиновым звоном!
Здесь малина, братва! Оглушило малиновым звоном! 7.
Мне сдаётся, что здесь обитать никакого резона. Р3-3к
Мне в подобном раю обитать никакого резона. Р3-2, Р4-1к
[Да куда я попал? Или это - закрытая зона?] Р3-1
Все вернулось на круг, и распятый над кругом висел...
Ах, Спаситель, за что ты так долго распятым висел? Р4-2к
Ах, Спаситель, за что ты по<д> солнцем распятым висел? Р4-1
Неужели Спаситель за это распятым висел? Р3-4к
Неужели Спаситель [и впрямь для такого ви]се<л>? Р3-3
Неужели Христос для такого распятым висел? Р3-2
Неужел[ь Бож]<ий Сын> для такого распятым висел? Р3-1

7. Всем нам блага подай! - Да и много ли требовал я благ?
Всем нам блага подай, да и много требовал я благ. Р4-1к
Благо невелико, да и много ли требую я благ? - Р3-3к
Всем нам блага подай! - Да и много ли требую я благ? - Р3-2
[Благо высшее рай.] Да и много ли требую я благ? - Р3-1
Мне - чтоб были друзья, да жена чтобы пала на гроб,
Мне, чтоб были друзья, да она чтобы пала на гроб, 2.
Мне б - чтоб свечи в руках, да жена чтобы пала на гроб, 6.
Закопайте путём, да поплачьте, да певчие чтоб... Р4-1к
Чтобы [пенье и] свечи в руках, да жена чтобы пала на гроб. Р3-3к
Схороните путём, да жена чтобы пала на гроб... Р3-2
Схороните путём, да поплачьте, да певчие чтоб... Р3-1
Ну а я уж для них украду бледно-розовых яблок.
Я за это для них украду бледно-розовых яблок. 2.
Ну а я уж для них наберу бледно-розовых яблок. 3., 4., 5.
Я за это для них наворую мороженых яблок. 6.
Ну а я уж для них наворую бессемечных яблок. 7.
Ну а я уж в раю наберу удивительных яблок! Р4-1
Ну а я уж в раю натрясу удивительных яблок! Р3-1к,Р4-2к
Жаль, сады сторожат и стреляют без промаха в лоб.
Но сады сторожат и стреляют без промаха в лоб. 2.
Только жаль, сторожа попадают без промаха в лоб. Р4-4к
Только жаль, сторожа [убивают] без промаха в лоб. Р4-3
Только жаль, сторожа [тут стреляют] без промаха в лоб. Р4-2
[Жаль, сады] сторожа[т и стреляют] без промаха в лоб. Р4-1
<..........> Р3

8. Кто-то в рельс... Щас... М-м-м... 2.
Седовласый старик, он на стражу кричал, комиссарил.
И апостол-старик, он над стражей кричал, комиссарил, 7.
Бессловесна толпа - все уснули в чаду благовонном. Р3-3к
Бессловесна толпа как уснула в чаду благовонном. Р3-2, Р4-1к
[Мы с конями глядим, как безгрешные дышат озоном.] Р3-1
Прибежали с ключом и затеяли вновь отворять.
Он позвал кой-кого, и затеяли вновь отворять. 2., 7.
Вот вернулся старик и затеял опять отворять. Р4-1к
И вернулся старик - и [опять] принялся отворять. Р3-2к
И вернулся старик - и [опять зазвенели ключи.] Р3-1
Кто-то ржавым болтом, поднатужась, об рельсу ударил,
Кто-то палкой с винтом, поднатужась, об рельсу ударил, 7.
Распахнулись врата, оглушило малиновым звоном - Р3-2к,Р4-1к
Распахнулись врата, [нас обда]<ло> малиновым звоном - Р3-1
И - как ринутся все в распрекрасную ту благодать!
И - как ринулись все в распрекрасную ту благодать! 7.
И стреляли в меня, и убит я без промаха лоб. 2.
И - как ринутся все прямо в ту лепоту-благодать! Р4-1к
И рванулась толпа прямо в ту лепоту-благодать! Р3-2к
И рванулась толпа в распрекрасную ту благодать! Р3-1

9. Я узнал старика по слезам на щеках его дряблых -
Это Петр святой. Он - апостол, а я - остолоп.
Это Петр-старик. Он - апостол, а я - остолоп. 7.
Это ж Пётр Святой! Он - апостол, а я - остолоп. Р3-1к
Вот и кущи-сады, в коих прорва мороженых яблок,
<..........> 6.
Вот и эти сады, в коих прорва мороженых яблок, Р3-3к
Вот и эти сады, в коих прорва [светящихся] яблок, Р3-2
["Добрый день! Где сады, в коих прорва отъявленных яблок?"] Р3-1
Жаль, сады сторожат и стреляют без промаха в лоб.
<...> без промаха в лоб. 6.
Но сады сторожат и стреляют без промаха в лоб. 2.,7.,Р3-1к,Р4-1к
Но сады сторожат, и убит я без промаха в лоб. 3., 4., 5.

10. Эти яблоки мы на земли и с земли подбираем, Р3-1, Р4-1
Но в раю - не хочу: бережёного Бог бережёт. Р4-1
А в раю - не хочу: бережёного Бог бережёт. Р3-3к
А в раю - не хочу, [и, к тому же, имею расчёт: ] Р3-2
А в раю - не хочу, [да и, кстати, имею расчёт: ] Р3-1
Пусть вторично убьют - ведь застреленных балуют раем! Р3-2, Р4-1
[Так сложилось в миру, что] застреленных балуют раем, Р3-1
А оттуда - куда? Есть расчёт не на смерть, на живот. Р4-1
<А> оттуда - куда? Есть идея и тайный расчёт. Р3-2к
<А> оттуда - землёй: бе<ре>же<ного Бог бережет.> Р3-1

11. Я подох на задах - не при старых свечах, канделябрах -
В онемевших руках свечи плавились, как в канделябрах, 7.
Мне не надо речей, кумачей и свечей в канделябрах, Р4-1к
Н<а>м не надо речей, кумачей и свечей в канделябрах, - Р3-1к
Не к Мадонне прижат, Божий сын, а в хоромах холоп.
А тем временем я снова поднял лошадок в галоп. 7.
Мне - чтоб свечи в руках, да жена чтобы пала на гроб. Р3-1к,Р4-1к
Вот и кущи-сады, в коих прорва мороженых яблок,
Я набрал, я натряс этих самых бессемечных яблок, 7.
И тогда я [смогу пойду ук<р>аду этих] и в раю наворую им яблок. Р4-1к
В дивных райских садах наберу бледно-розовых яблок! Р3-1к
Но сады сторожат, и убит я без промаха в лоб.
И за это меня застрелили без промаха в лоб. 7.
Пусть меня сторожа убивают без промаха в лоб. Р4-2к
[Хоть сады] Р4-1
<..........> Р3

12. Всё вернулось на круг. Ангел выстрелил в лоб аккуратно. 6.
Херувимы кружат, ангел выстрелил в лоб аккуратно. Р3-1к,Р4-1к
Неужели им жаль, что набрал я ледышек с дерев? 6.
Неужели им жаль, что натряс я ледышек с дерев? Р3-2к,Р4-1к
[Не браните меня], что натряс я ледышек с дерев. Р3-1
Как я выстрелу рад - ускачу я на землю обратно! 6.
Впрочем, выстрелу рад: ускакал я на землю обратно, Р3-4к
Как я выстрелу рад - ускакал я на землю обратно! Р3-3
Так я выстрелу рад - ускакал я на землю обратно! Р3-2, Р4-1к
[Что ж! - я выстрелу] <рад: ускакал я на землю обратно,> Р3-1
Вон и яблок везу, их за пазухой телом согрев. 6.,Р3-1
Вот и яблок принёс, их за пазухой телом согрев. Р3-3к
Вот и яблок привёз, их за пазухой телом согрев. Р3-2, Р4-1к

13. Кони просють овсу... Ай, ё..! Э... Щас... Щас, подождите,
подождите... Нет, щас-щас, подожди!.. И... ка... 6.
И погнал я коней прочь от мест этих гиблых и зяблых,
Ах, как гнал я коней из сторон этих гиблых и зяблых, 6.
Веселее коням гнать от мест этих гиблых и зяблых! Р4-1к
Веселее коням гнать от мест этих гиблых, прозяблых! Р3-3к
Веселее коням гнать [из] мест этих гиблых, прозяблых! Р3-2
[Рано мне отдыхать в [поднебесных] небеси] Р3-1
Кони просят овсу, но и я закусил удила.
Кони просють овсу, но и я закусил удила. 4., 5.
Кони просять овсу, ну а я закусил удила. 6.
Кони - головы вверх, но и я закусил удила. 7.
Не до сыту кормил, - но бегут, закусив удила. Р3-2к,Р4-1к
Не наелись овсу, но бегут, закусив удила. Р3-1
Вдоль обрыва с кнутом по-над пропастью пазуху яблок
Я тебе привезу - ты меня и из рая ждала.
Для тебя я везу - ты меня и из рая ждала. 2., 5.
Я тебе принесу - раз ты даже из рая ждала. 6.
Я везу для тебя, раз ты даже из рая ждала. Р4-2к
Я везу для тебя - ты меня и из рая ждала. Р3-4к,Р4-1
Я везу для тебя - [ты же даже] из рая ждала. Р3-3
Я везу для тебя - если даже из рая ждала. Р3-2
Я везу для тебя - [потому и] из рая ждала. Р3-1
Я тебе привезу - ты меня и из рая ждала. 7.

Вот таков итог. Если безусловно исключить зачёркнутые в рукописях, а также "поставить на место" явно ошибочные в исполнении (см., например, последнюю строку строфы 8 по фонограмме (2.)) варианты, то их останется не так уж и много...

Хочется обратить внимание на намеренно сохранённое мною написание в первой строчке строфы 10 слов "на земли" - именно в том виде, в каком они предстают в рукописи. Возможно, это всего лишь простая описка поэта, хоть и сделанная дважды в разных автографах - ведь записано же, скажем, слово "ругательства" в двух рукописях Р1 и Р2 с одной и той же пропущенной буквой! Но, с другой стороны, вполне может быть, что в данном случае мы имеем дело сознательным словоупотреблением в "церковно-славянском духе", прочно ассоциирующимся с молитвой - например, "Отче наш": "... да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли".

Теперь - о пропущенных пятистишиях. С. Жильцов, составитель Собрания сочинений В. Высоцкого в 8-ми томах (7 томов + 8-й справочный том) - Вельтон В. В. Е., Германия, 1994, предположил (возможно, как было сказано выше, даже и не зная о существовании автографа Р4, основываясь только на Р3), что они являются некими. "набросков припева" к песне "Райские яблоки" (см. т. 5, стр. 507). Между тем, логичнее было бы по рукописи Р3 прочесть их всё же, как некое самостоятельное стихотворение, пусть по каким-то причинам и "засунутое внутрь" другого - ну, например, так:

Убрав убого прах, останки, тело ли,
Не ведаю, за телом ли поспела ли
Толпа друзей, по грязи семеня?
Концы хоронят в воду - что наделали!
Побойтесь Бога, если не меня!

В рай провожают злобно ли, угрюмо ли,
Льют пьяны слёзы, головы склоня...
Почто ж вы взвыли, будто хороня?
Концы хоронят - ишь чего удумали!
Побойтесь Бога, если не меня!

Как выглядела - красно ли, угрюмо ли -
Бродяжья труппа, грязь и мразь кляня?
Но воет хор, как будто хороня.
Не сметь канючить - ишь чего удумали!
Побойтесь Бога, если не меня.

Рыдайте шибче! - али мало клюнули? -
Молчать негоже, брата хороня...
Пусть надорвётся колокол, звеня!
Хотите тайно - ишь чего удумали!
Побойтесь Бога - если не меня!

Варианты: строфа - строка/строки:

1-3:

Толпа бродяг, по грязи семеня?

2-2:

[Пролив слезу и] головы склоняя...

3-1,2:

Как выглядела - весело, угрюмо ли -
Бродяжья труппа, грязь и дождь кляня?

3-1,2,3:

Откуда знать мне - весела, угрюма ли
Процессия, за гробом семеня?
Но хор завыл, как будто хороня.

3-1,2,3:

Почто вы невесёлые, угрюмые?
Процессия, за гробом семеня,
Завыла хором, будто хороня.

с вариантом строки 3-1:

..[Но отчего невеселы,] угрюмы [вы]?

4-1

[Зароют тайно] - ишь чего удумали!

Необходимо, казалось, было бы лишь ещё отметить, что строфа 2 в автографе (в данном случае Р3), без строки 2-2, записана в конце стихотворения, и этим и ограничиться.

Однако наличие автографа Р4 требует и дальнейших комментариев. Да, прав и прозорлив С. Жильцов - поэт, действительно, намеревался "разбросать" пятистишия по тексту "Райских яблок", но - в качестве простого припева ли? Версия того, что Высоцкий хотел снабдить песню повторяющимся рефреном, "покрутил" несколько его вариантов, не нашёл нужного и отказался в конце концов от этой затеи вовсе, не представляется убедительной.

Возможно, что Высоцкий хотел, введя совершенно новую строфику, кардинально переработать всё стихотворение, видоизменить в чём-то саму его идею. Ведь с внесением этих пятистиший в текст возникает совершенно новые, более явственные оттенки его понимания - получается какое-то "фантастическо-реалистическое", фантасмагорическое, "сновиденческое" стихотворение, где "прямые" (райские) "сны и видения" всё время перемежаются "обратными", "встречными" (земными) "видениями и снами", "снами оттуда". Тогда выходит - что же? - поэту этот замысел так и не суждено было осуществить до конца? Очень грустный вывод.

И всё же! Есть автограф Р4 - можно взять и опубликовать его, как есть, он с формальной точки зрения практически "чистый", беловой... Но делать этого мне не хочется: любой человек может запросто без запинки прочесть текст Р4 либо по приводимой здесь его копии, либо по транскрипции, или даже развлечься "вычленением" текста "основных" строф этого автографа из сводной таблицы.

Я рискну навлечь на себя праведный гнев простых читателей и учёных критиков (если таковые окажутся), крики "низзя-а-а!" с их стороны, каковые неизбежно воспоследуют, и всё же попробую предложить контаминированную версию второй редакции "Райских яблок", "построенную", в основном, на Р4, но и с учётом всех других источников, без добавлений от себя - клянусь! - ни одного слова. Я позволю себе лишь некоторые перестановки отдельных строк и строф, не оговаривая это специально, но информацию, из какого источника будут "призваны" эти строки и строфы, я по-прежнему оставлю в правом поле комментария. Если "низзя-а-а!", но о-о-чень хочется, то - можно! Или, по крайней мере - простительно. Итак:

Песня о райских яблоках 2.

Я когда-то умру. Мы когда-то всегда умираем.
Как бы так угадать, чтоб - не сам, чтобы - в спину ножом!
Убиенных щадят, отпевают и балуют раем -
Не скажу про живых, а покойников мы бережем.

В грязь ударю лицом, завалюсь покрасивее набок,
И ударит душа на ворованных клячах в галоп.
В дивных райских садах наберу бледно-розовых яблок -
Я слыхал, сторожа не стреляют за яблоки в лоб.

Всем нам блага подай! - Да и много ли требовал я благ?
Закопайте путём, да поплачьте, да певчие чтоб...
Я по кущам пойду, без опаски покушаю яблок - Р3
В небеса<х> всё равно, князь ли ты или беглый холоп. Р3

Не ведаю - за телом ли поспела ли
Толпа бродяг, по грязи семеня.
Но что же хор не воет, хороня?
Концы хоронят в воду - что наделали! Р3
Побойтесь Бога, Бога - не меня.

Прискакали. Гляжу - пред очами не райское что-то:
Не родящий пустырь, и ничто не на чём - беспредел.
И среди ничего, где парили литые ворота,
Бестелесный народ у ворот на ворота глядел.

Клячи, глядь, на дыбы! Я смирил их неласковым словом:
"Ну-ка, буде шалить! Аль подъём в поднебесье тяжёл?"
Близорукий старик за воротами щёлкал засовом,
Покряхтел, поворчал, и не смог отворить - и ушёл. Р3

Рыдайте шибче, что б на жалость клюнули -
Молчать негоже, брата хороня!
Пусть надорвётся колокол, звеня!
Хотите тайно?- Ишь, чего удумали!
Побойтесь Бога - если не меня.

Ай да рай для меня - словно я у развесистой клюквы!
Стали нас выкликать по алфавиту - так не смешно! -
Не молчите в ответ: ведь звучат только гласные буквы,
А безгласные - нет, и согласным звучать не дано.

И измученный люд не издал ни единого стона,
Не поднялся с колен - кто стоял, тот на корточки сел...
Мне в подобном раю обитать никакого резона!
Ах, Спаситель, за что ты так долго распятым висел?

Ах, если б не молчальники угрюмые
В рай провожали, спешно хороня, -
Бродяжья труппа, дождичек кляня,
Пошла бы в пляс... А то - чего придумали?
Побойтесь Бога, если не меня!

Седовласый старик, он на стражу кричал, комиссарил - 1.
Прибежали с ключом и затеяли вновь отворять. 1.
Кто-то ржавым болтом, поднатужась, об рельсу ударил, 1.
И - как ринулись все в распрекрасную ту благодать! 7.

Я узнал старика по слезам на щеках его дряблых -
Это ж Пётр Святой! Он - апостол, а я - остолоп. Р3
Вот и кущи-сады, в коих прорва мороженых яблок,
Но сады сторожат и стреляют без промаха в лоб. Р4

Убрав убого прах, останки, тело ли, Р3
Процессия, за гробом семеня, Р3
Завыла хором, будто хороня... Р3
Не сметь канючить - ишь, чего <наделали>! Р3
Побойтесь Бога, если не меня! Р3

Эти яблоки мы на земли и с земли подбираем,
Но в раю - не хочу: бережёного Бог бережёт.
Пусть вторично убьют - ведь застреленных балуют раем!
А оттуда - куда? Есть расчёт не на смерть, на живот.

Мне не надо речей, кумачей и свечей в канделябрах,
Мне - чтоб были друзья, да она чтобы пала на гроб. 2.
Ну а я уж для них украду удивительных яблок - 1.+Р4
Пусть меня сторожа убивают без промаха в лоб!

Кому взбрело - снохе ли, зятю, куму ли? -
Но у могилы - вся моя родня
Льёт пьяны слёзы, головы склоня...
Побойтесь Бога, что ещё удумали?
Побойтесь Бога - если не меня...

В онемевших руках свечи плавились, как в канделябрах... 7.
А тем временем я снова поднял лошадок в галоп! 7.
Я набрал, я натряс этих самых бессемечных яблок - 7.
И стреляли в меня, и убит я без промаха лоб. 2.

Всё вернулось на круг - ангел выстрелил в лоб аккуратно. 6.
Неужели им жаль, что натряс я ледышек с дерев?
Так я выстрелу рад - ускакал я на землю обратно!
Вот и яблок принёс, их за пазухой телом согрев. Р3

И погнал я коней прочь от мест этих гиблых и зяблых, 1.,7.
Кони - головы вверх, но и я закусил удила! 7.
Вдоль обрыва с кнутом по-над пропастью пазуху яблок
Я тебе привезу - ты меня и из рая ждала! 7.

© 2000- NIV