Соколовская Т. Д.: Жанрово-стилевое многообразие речевых средств поэзии Владимира Высоцкого

ЖАНРОВО-СТИЛЕВОЕ МНОГООБРАЗИЕ

РЕЧЕВЫХ СРЕДСТВ ПОЭЗИИ

ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО

Пафос данного выступления объясняется стремлением автора обосновать утверждение, что поэтическое творчество Владимира Высоцкого играет значительную роль в формировании представлений о тенденциях в развитии современного русского языка.

Современные тенденции развития языка русской нации в целом характеризуются ориентацией на неофициальные сферы общения [1]. Об этом свидетельствует признание общелитературной нормой слов и фраз, ранее допустимых к употреблению лишь в жанрах устной неофициальной речи, к которой традиционно относятся: диалог, беседа, разговор по телефону, частная переписка, дневниковые записи и др., и основными признаками которой являются преобладание бытовой тематики и использование специфических языковых средств, характерных для устной формы общения в неофициальных ситуациях. Ориентация Владимира Высоцкого на указанные жанры реализована во многих названиях его песен-стихов, например «Диалог у телевизора».

Следует отметить, что средства сниженного разговорного регистра используются автором наряду с канцеляризмами и в песнях-стихах, обозначенных как жанры официального общения, таких как «Милицейский протокол», «Письмо в редакцию телевизионной передачи “Очевидное — невероятное” из сумасшедшего дома, с Канатчиковой дачи», «Инструкция перед поездкой за рубеж», «История болезни» и других.

Средства неофициальной речи используются автором и в таких жанрах высокой литературы, как баллада, серенада, например: «Серенада Соловья-разбойника», «Баллада о бане», «Охота на волков».

Разумеется, сниженные разговорные средства используются в фольклорных жанрах, например: «Частушки», «Свадебная».

Выбор автором жанра определяет не только форму произведения, но и цель его создания. Не случайно А. С. Пушкин отстаивал у современных ему критиков свое право на название «Евгения Онегина» романом в стихах, а не поэмой.

Формальное различие между жанровыми формами сформулировано в энциклопедических словарях, поэтому мы не останавливаемся на их анализе. Наша цель — определить статус средств разговорной речи в песнях Высоцкого, представляющих собой, безусловно, художественные произведения.

Следует подчеркнуть, что понятие «разговорная речь» значительно шире, чем понятие «разговорный стиль». Так, понятие «разговорный стиль» объединяет в себе те средства разговорной речи, которые уже стали общепризнанной нор-мой в качестве одного из ее стилевых вариантов (наряду с деловым, научным и другими вариантами), тогда как понятие «разговорная речь» определяется как речевая стихия неофициального общения, где могут быть использованы средства других стилей, но уже не в своей основной роли, а в подчинении целям неофициального общения. Так, в песнях Владимира Высоцкого название профессии используется для указания на род деятельности героя при создании его нравственной характеристики, например: «Мерцал закат, как сталь клинка...», «Песня самолета-истребителя», «Один музыкант объяснил мне пространно...», «Песня о конькобежце на короткие дистанции, которого заставили бежать на длинную», «Вратарь», «Штангисты», «Песенка полотера», «Песня автомобилиста», «Натянутый канат».

Следует отметить, что отражение в песнях многообразия профессиональной тематики служило популярности поэта и одновременно было поводом к критике. Обе реакции свидетельствуют, что зачастую Владимира Высоцкого воспринимали не как поэта, а как рассказчика: одни веря ему, другие — обвиняя. При этом забывалось право поэта писать от имени героя (ср. «А далеко на севере — в Париже, — быть может, небо тучами покрыто...» — писал А. С. Пушкин в «Каменном госте», никогда не бывая южнее Парижа).

Кроме того, в песнях Владимира Высоцкого широко используется просторечие, примыкающее к понятию «общепонятный код неофициальной коммуникации», однако оценивается как ненормативное явление по причине нарушения грамматических, этических и эстетических общепризнанных норм. Использование просторечия образованными людьми служит речевой игрой для создания юмористического эффекта, сохраняя при этом свой основной статус в системе национального языка — указание на нарушителя общепризнанных норм поведения, например:

«Что там было? Как ты спасся?» —
Каждый лез и приставал, —
Но механик только трясся
И чинарики стрелял.

Или:

Там у них пока что лучше
бытово, —
Так чтоб я не отчубучил
не того,
Он мне дал прочесть брошюру —
как наказ,
Чтоб не вздумал жить там сдуру
как у нас.

Таким образом, анализ широко представленных средств современной русской разговорной речи в творчестве Высоцкого свидетельствует о том, что в его песнях-стихах находит отражение одна из основных тенденций развития современного русского языка — ориентация на неофициальное общение.

В настоящее же время мы имеем возможность свидетельствовать о том, что элементы разговорной речи из произведений Владимира Высоцкого возвращаются в нашу речь в виде фразеологизмов типа: «Куда мне до нее, она была в Париже», «Если друг оказался вдруг и не друг и не враг, а так» и многих других.

Следует обратить внимание на то, что наряду с рассмотренными средствами неофициальной речи Владимир Высоц-кий пополнил арсенал высокохудожественных средств. Соз-данные им метафоры, эпитеты обогатили художественную речь в целом. Один из многих примеров — строфа из «Баллады о Любви»:

Я поля влюбленным постелю —
Пусть поют во сне и наяву!..
Я дышу, и значит — я люблю!
Я люблю, и значит — я живу!

Итак, при определяющей тенденции в развитии русского языка — ориентации на неофициальную сферу общения, в песнях-стихах Владимира Высоцкого находит отражение многообразие национального языка в целом. В свою очередь влияние индивидуального стиля Владимира Высоцкого на нашу речь свидетельствует о том, что его творчество является одним из авторитетных источников, влияющих на формирование общепризнанной нормы современного русского языка. Причем следует подчеркнуть, что при многообразии используемых им средств все они имеют значимый признак для вхождения в общепризнанный код общения: они понятны всем, и это является одной из причин всенародной популярности поэта.

Примечания

[1] См.: Костомаров В. Г. Языковой вкус эпохи. М., 1994.

© 2000- NIV