Янчевская Н. В.: Особенности экспликации концепта "Время" в поэтическом дискурсе В. С. Высоцкого

ОСОБЕННОСТИ ЭКСПЛИКАЦИИ КОНЦЕПТА “ВРЕМЯ”

В ПОЭТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ В. С. ВЫСОЦКОГО

«Время» - один из сложнейших экзистенциальных концептов, само понятие «время» базовое для науки, культуры, философии. Люди всегда осознавали сложность и неоднозначность данного феномена. Концепт Время» является одним из основных составляющих «каркаса» концептуальной картины мира поэта.

Структура концепта «Время» в поэтике В. С. Высоцкого такова:

Ядро

Время (52), время (28)

Центральная зона

Эра (4), эпоха (6),

век (64),

год (70), лет (39),

месяц (10),

неделя (6), вчера (18), сегодня (27), завтра (16),

сутки (13),

день (99), ночь (43), утро (24), вечер (8),

час (53).

Периферия

Минута (13), момент (7),

секунда (8),

мгновение (14), миг (22).

(Курсивом выделены лексемы, обозначающие относительное время, в скобках дана частота употребления слов). Таким образом, в центральной зоне находятся лексемы, указывающие на значительные по длительности промежутки времени, на периферии – указывающие на сравнительно небольшие промежутки времени.

Согласно словарям (МАС, Даль, Ожегов), момент, мгновение и миг описывают очень короткие промежутки времени. Причём по Далю миг и мгновение – это время одноактного мигания, они равны секунде. Однако «…минуты, секунды – это единицы физического («механического») времени; они соотносятся с мгновениями и мигами как объективные показатели точного («квантифицированного») времени с показателями субъективными, не имеющими объективных характеристик длительности» [Яковлева, 1994: 102]. Лексемы, находящиеся на периферии концепта, различаются не только семантически, но и стилистически, так как минута и секунда чаще всего употребляется в обыденной речи, а миг и мгновение – в художественной (особенно в поэтической).

В поэзии Высоцкого миг играет особую роль, это время максимального проявления чувств, в этот миг в герое совершается какая-то важная духовная перемена:

Столько было в этот миг в моём взгляде на мир
Безотчётной отчаянной прыти,
Что, гарцуя на сером коне, командир
Удивлённо сказал: «Пропустите!»

Современная наука доказала, что миг – это самое быстрое действие, на которое способен человек. Миг у Высоцкого похож на гётевское «Остановись, мгновенье!», в этот миг герой ощущает всю полноту бытия. Лексема «мгновение» также концентрирует внимание на внутреннем мире человека, его эмоциях.

Я коней напою
я куплет допою-
Хоть мгновенье ещё постою
на краю.

В текстах поэта встречаются аллюзии к Гёте («Я крикну весело: «Остановись, мгновенье!»), Пушкину («А сам при этом напевал, Что, дескать, помнит чудное мгновенье»). При этом преобладает стремление подчеркнуть необычность данного времени, продлить его. «Миги и мгновения передают особое, эмоционально насыщенное состояние говорящего. Сверхкраткость в семантике этих слов как бы сгущает и уплотняет само время, повышая ценность каждой его «частицы», как следствие, в сферу описания этих слов попадают значимые для говорящего, раритетные события» [Яковлева, 1994: 106].

Секунда является основной физической единицей измерения времени, однако в этом значении она встречается у Высоцкого всего однажды:

Это было в случайном свободном паденье-
Восемнадцать недолгих секунд.

В остальных же контекстах лексема секунда обозначает относительно короткий интервал времени, причём если мгновения и миги выступают как независящие от нашей воли, посланные нам свыше, то секунды – время, которым мы можем управлять.

Я до секунд всю жизнь свою измерил.

Однако для Высоцкого единицей кратковременности служат не секунды, а надбытовой миг. «Минуты и секунды связаны с бытовым временем. Минуты также тяготеют к описанию эмоциональной сферы, внутреннего мира субъекта, но это, так сказать, повседневные эмоции и настроения» [Яковлева, 1994: 106].

В текстах поэта минута редко встречается в своём первом значении (60 секунд), чаще всего эта лексема означает небольшой по длительности интервал времени, то есть носит относительный характер. Так как минута принадлежит к единицам количественного (физического) времени, то она может измерять и описывать изменение времени в минутах, поэтому у Высоцкого эта лексема часто встречается в количественных сочетаниях: «Тут не пройдут и пять минут…», «Подарите мне пару минут…», «Бой со смертью – три минуты!» и др.

Если минута в сознании носителей языка связывается с конкретным суточным временем (связь с идеей часов), то момент не способен быть единицей счёта времени, он является неким условным обозначением времени. Момент, в отличие от минуты, которая выявляет эмоциональное состояние субъекта в данное время, делает акцент на событиях, которые происходят в данное время. Таким образом, момент акцентируется на внешних обстоятельствах, а минута – на их внутреннем содержании.

Кто с тихим вздохом вспомянёт: «Ах, да! –
И душу господу подарит, вспоминая
Тот удивительный момент, когда
На Дерибасовской открылася пивная?!

Момент не может фиксировать движение времени, в его семантике присутствует сема «кратковременность», он характеризует отдельный статичный эпизод.

Ты, конечно, можешь взять, но только, извини
Это лишь момент, а фотография – навечно…

Момент также, в отличие от минуты, которая «…интровертна – тяготеет к описанию внутренней жизни человека…» [Яковлева, 1994: 117], может описывать как жизнь человека, так и жизнь общества, природы:

И что настал критический момент –
И заедает тёмный элемент.

Следовательно, лексемы, входящие в периферийный слой концепта «Время», несмотря на то, что они (в большинстве своём) могут принадлежать к единицам физического времени, означают относительное время, которое, главным образом, характеризуют внутреннюю жизнь человека. Здесь наблюдаются «…три различные интерпретации событий на базовом интервале времени: «бытовое», «повседневное» (минута, секунда); «исключительное», «надбытовое» (миг,мгновение); «рациональное», «аналитическое» (момент)» [Яковлева, 1994: 138]. «Бытовое» время описывает повседневность, Е. С Яковлева указывает на то, что при этом «сроки» соотносятся с суточным кругом, а эмоции – с конкретным человеком. Надбытовое время подразумевает исключительность описываемого момента, его уникальность. Аналитическим же, по мнению Е. С. Яковлевой, является «время стечения обстоятельств и сплетения событий самой разной природы и масштаба» [Яковлева, 1994: 138-139].

Центральный слой концепта «Время» составляют понятия, обозначающие различные отрезки длительности, как определённые, так и неопределённые (эра, эпоха). Лексема час выступает в текстах Высоцкого в своём основном значении – «1/24 часть суток», однако она может быть выражена как имплицитно, так и эксплицитно:

Опять дают задержку до восьми –
И граждане покорно засыпают…

Данная лексема встречается как в количественных сочетаниях («Почему обедали эти два часа?», так и вместе с эпитетами, характеризующими качество этого часа – «час пик», «назначенный час», «долгожданный серебряный час». Слово час является в поэтике Высоцкого переломным рубежом, которого ждут, вероятно, поэтому сочетание «пробил час» довольно частотно (прослеживается связь с концептом «Судьба»).

Наряду с часом части суток обозначают лексемы утро, день, вечер, ночь (причем они обозначают относительное время) «День» и «ночь» противопоставлены друг другу как светлая и тёмная части суток, а «утро» и «вечер», в свою очередь, как начало и конец дня. В большинстве текстов лексема день употребляется в единственном числе:

День на редкость – тепло и не тает…

Встречаются контексты, в которых она выступает в количественных сочетаниях, часто с числительными 3,7; («Семь дней усталый старый бог… Творил убогий наш лубок»). Полдня также может быть единицей счёта времени:

Земля нам пухом,
Когда на ней лежим
Полдня под брюхом –
Что-то ворожим.

Наряду с литературными, Высоцкий использует и диалектные слова («От Земли до Беты – восемь дён»). При употреблении слова день во множественном числе (дни) наблюдается следующая закономерность: либо эта лексема указывает на особую длительность времени (тогда дни «долгие, длинные»), которое не интенсивно заполнено событиями («Дни тянулись с ней нитями лжи…»), либо лексема указывает на особую значимость для субъекта этих дней (тогда дни «светлые», «тяжкие», «грешные»), то есть из всей череды дней выделяется некий отрезок времени, в событийном плане очень важный для субъекта («Бывают дни, когда я голову в такое пекло всуну…»).

Лексема ночь репрезентируется чаще всего в своём прямом значении «тёмное время суток», однако ночью совершается гораздо больше событий, чем днём. Лирический герой Высоцкого «не спит ночами», «ночью думы муторней», «ночью кропаю», то есть ночное одиночество даёт ему возможность творить. Все негативные ситуации разрешаются ночью: В «Песне о вещей Кассандре» на Трою нападают «И в эту ночь, и в эту смерть, и в эту смуту», в «Пародии на плохой детектив» Джон Ланкастер ночью «Щёлкал носом – в ём был спрятан инфракрасный объектив» и т. п. Ночь – время кипения страстей, время любви (особенно в ранних песнях). Ночь характеризует относительное время («Ночи по полгода за полярным кругом»). В толковых словарях эта лексема имеет значение «часть суток от вечера до утра» (например, в МАСе).

Утро является началом дня, которое, одновременно, подводит итоги ночи: «Только к утру обнаружила Правда пропажу», «Я утром зрел плоды своих ночных атак». Лексема вечер встречается в текстах Высоцкого только в значении «часть суток после окончания дня перед наступлением ночи» [Лопатины, 1990: 49], то есть временном. В значении «торжествен-ное собрание, мероприятие, обычно проводимое в конце дня» эта лексема не употребляется. Однако встречаются интересные контексты, где нарушена временная хронология: «Я в ночь влетел – минуя вечер, сразу…».

В словарном определении суток смешаны сразу два понимания времени (относительное и абсолютное) – «промежуток времени, равный 24 часам (общей продолжительности дня и ночи)» [Лопатины, 1990: 585]. Лексема сутки употребляется, преимущественно, в количественных сочетаниях в своём прямом значении («Проводит сутки третьи С шампанским в туалете», «Без еды проживёшь – сорок суток», «Пять суток – и сломалась воля» и др.)

«Неделя- - единица исчисления времени, равная семи дням…» [Лопатины, 1990: 289], хотя с точки зрения соответствия физическому времени более логично – «неделя – семь суток», следовательно, в словаре отражены единицы бытового времени («дни»). Неделя у Высоцкого воспринимается как череда дней, то есть, мыслится как относительное время («А жить ещё две недели, Работы – на восемь лет…» .

Концепт «Относительное время» может быть репрезентирован такими лексемами, как вчера, сегодня, завтра, которые связаны с осознанием времени сквозь призму концепта «Линейное время», рефлектирующий субъект как бы стоит на линии времени, осмысливая события относительно своего места на этой прямой. Причём настоящее – это область непосредственного переживания времени. Реальность ощущений в настоящем служит человеку гарантом реальности времени. Прошедшее – это область существования мира внешнего, некое вместилище отрефлектированных объектов.

Лексема вчера употребляется в текстах Высоцкого в двух значениях: 1) «в день перед сегодняшним» [Лопатины, 1990: 72] – «Их вчера в стеклянной призме к нам в больницу привезли»; 2) перен. «в недавнем прошлом» - «Тот рассказывает утром про удачное вчера». Употребляя эти три лексемы, субъект сопоставляет события, важные для него во временном аспекте:

Рвусь из сил и из всех сухожилий,
Но сегодня не так как вчера:
Обложили меня, обложили…

Если «вчера» и «сегодня» обозначают соответственно прошедшее и настоящее время, то лексема завтра связана с планом будущего, имеет значение «на следующий день после сегодняшнего» [Лопатины, 1990: 141]. «Завтра» связано с надеждами, чаяниями героя, оно является следствием дня сегодняшнего: «А я сидел с засаленною трёшкой, Чтоб завтра гнать похмелие моё», оно (в большинстве случаев) известно: «Бой будет завтра…», «Так и быть…я завтра забуду, Что была в тебя влюблена».

Месяц, в отличие от предыдущих единиц, является единицей счёта точного физического времени («единица исчисления времени, равная одной двенадцатой части года», [Лопатины, 1990: 250]) в рамках годичного цикла. При употреблении данной лексемы в единственном числе точность её лексического значения сохраняется («Девять месяцев – это не лет!»), во множественном числе лексема приобретает значение «длительный отрезок времени» («Долго спорили – дни, месяца…»). Ю. С. Степанов писал в своём «Словаре русской культуры» о стремлении в советский период подогнать время, подобное явление находит отражение в текстах поэта:

Да что за околесица,-
Опять он возражать, -
Пять лет в четыре месяца –
Экстерном так сказать!…

Год также является одной из важнейших временных характеристик, поскольку годами человек отмеряет отпущенное ему время жизни, год связан с естественно-природным циклом (от рождения – весны до смерти – зимы). В поэзии Высоцкого эта лексема многозначна:

1) «промежуток времени, равный …12 календарным месяцам» [Лопатины, 1990: 93] («Четыре года рыскал в море наш корсар»);

2) «такой период времени, исчисляемый (во многих странах) по календарю от 1 января» («Родился я в тыща каком-то году…»);

3) во мн. ч. «период времени в некоторое количество лет» («Ушли года, как люди в чёрном списке» );

4) во мн. ч. «возраст» («Хоть годов ему тысяч шесть» ).

Встречаются и имплицитные формы выражения лексемы год: «Только лучше б в сорок первом Нам не драться под Москвой!». Супплетивная форма «лет» также частотна (примерно треть всех употреблений): «Где твои семнадцать лет?», «Не пью примерно около двух лет», «Эх, за веру мою беззаветную Столько лет отдыхал я в раю!». Высоцких даже создаёт окказиональную лексему, чтобы обозначить максимальный по длительности интервал времени:

И, странствуя по свету без фрахта и без флага
Сквозь миллионолетья, эпохи и века,
Менял свой облик остров, отшельник и бродяга,
Но сохранил природу и дух материка.

Век по сравнению с предыдущими единицами исчисления времени имеет важное отличие не только в обозначении продолжительности интервала времени, границы века выходят за рамки одной человеческой жизни. В границах века происходит рефлексия, осознание во времени себя не как отдельной личности, а как части социума, поколения, живущего в определённой культурной, социально-экономической, политической атмосфере. У Высоцкого «век» - это, прежде всего, «столетие» (в большинстве контекстов):

Там трассы судеб и мгновенный наш век –
Отмечены в виде невидимых вех..

(Снова мы наблюдаем отражение тенденции к ускорению времени). «Век» в значении «исторический период, эпоха» встречается редко, в основном в сатирических песнях («Про любовь в каменном веке», «Много во мне маминого…» и др.). В этом значении «век» не является точным измерением физического времени, при этом количество времени увеличивается. Мы уже упоминали о связи концептов «Жизнь» и «Время», эта связь ярко проявляется посредством значения «жизнь, существование у лексемы «век» («Досадно попугаем жить, Гадюкой с длинным веком…»). В качестве наречия, в значении «всегда, вечно» лексема век также присутствует в текстах поэта («И так им было хорошо - Любить её он клялся век»).

Более длительный (по сравнению с веком) отрезок времени означает лексема эпоха. «Непрерывное движение в осязаемом пространстве породило в языковом сознании семантическую ассоциацию с вечностью или божественным началом» [Чупырина, 1997: 42].

Эпоха в сознании носителей языка существует как время жизни нескольких поколений, выделяется по какому-либо характерному явлению, событию, историческому деятелю. Таким образом, эпоха характеризует так называемое «переживаемое время жизни». У Высоцкого слово эпоха употребляется в значении «крупный исторический период» («Знаете, в кино эпоха Может пролететь за миг»). Во множественном числе эта лексема употребляется только в составе триады – «Сквозь милллионолетья, эпохи и века», «все года, и века, и эпохи подряд», не сохраняя при этом своё значение «крупный исторический период».

Слова эпоха и эра синонимичны, но в контексте творчества Высоцкого «эра» обычно выступает в значении «момент, от которого ведётся летоисчисление, а также сама система летоисчисления»: «Но так одевались все до нашей эры», «До нашей эры соблюдалось чувство меры».

Подводя некоторые итого, заметим, что в центральной зоне структуры концепта «Время» располагаются лексемы, обозначающие относительно продолжительные по длительности интервалы времени, в поэтике Высоцкого каждая из них имеет специфику своего выражения. Поскольку основой концепта «Время» является соответствующее понятие, то лексема время и составляет ядро концепта.

Понятие «время» очень многогранно, в текстах Высоцкого оно выражено не одним десятком лексем, однако ядро концепта составляет лексема время, встречающаяся у поэта в следующих значениях:

1. «Длительность существования чего-нибудь, измеряемая секундами, минутами…и т. д.» («Обычно надо позарез, И вечно времени в обрез»);

2. «отрезок, период, момент, промежуток в последовательной смене часов, дней, лет, в который что-нибудь совершается» («Было время – и были подвалы»);

3. «подходящая, удобная пора, благоприятный момент» («…просто время приспело» );

4. «в грамматике: форма глагола, относящая действие или состояние к прошедшему, настоящему или будущему» [Лопатины, 1990: 67] («Смотрю французский сон с обилием времён»).

Время - это не просто лексема, используемая для характеристики временных отрезков различной длительности, это, прежде всего, поэтический образ. Каждый словесный поэтический образ, как пишет Н. В. Павлович [1991: 105], является членом некоторой парадигмы. «Парадигма образов есть устойчивый семантический инвариант, который реализуется на поверхностном языковом уровне в ряде сходных образов».

В зависимости от структуры Н. В. Павлович различает три типа парадигм образов: а) лексический, когда сближаются имена (например, сердце – чайка); б) лексико-синтаксический (сближаются предикаты, например, речь уподобляется шуму листьев); в) ситуативный тип (сближаются ситуации, например, роса на деревьях – жемчуг на зелёном платье).

В текстах Высоцкого встречаются, как минимум, три парадигмы образов, одним из членов которых является время:

· Время-вода (данная парадигма входит в более общую парадигму «Экзистенциальное - вода»): «Нам и время текло – для обоих», «И время его истекло»;

· Экзистенциальное (время)-орудие: «И тогда обиделось Время - / И застыли маятники времени»;

· Экзистенциальное (время)-существо: «Это время глядело / единственной женщиной рядом».

Существует небольшое количество элементарных парадигм, из которых строятся все остальные парадигмы, а, следовательно, все образы поэтического языка.

В понятие «время» Высоцкий вкладывает и окказиональные смыслы, так время может быть неким предметом, оно как бы материализуется («Сгорело время…»), время может выступать в качестве одушевлённой силы, подобно Року, Судьбе («Время эти понятья не стёрло», «Время подвиги эти не стёрло»). В одном из контекстов сохранён древний синкретизм пространства и времени («По пространству-времени мы прём на звездолёте»), но это сделано автором намеренно, с целью создания особого колорита для «Песни космических негодяев». Нередки случаи уподобления времени живому существу: «И в машину ко мне постучало просительно время»; «Как оспою, болело время нами». Персонифицированный образ Времени встретился нам только в стихотворении «Пожары», где Время и Судьба выступают как соратники: «Навылет Время ранено, досталось и Судьбе»; «Но вот Судьба и Время пересели на коней».

В. П. Изотов указывает на значимость в концептосфере поэта и концепта «Время» (наряду с такими концептами, как «Дружба», «Песня», «Судь-ба», «Тоска», «Жизнь», «Смерть», «Дорога», «Дом»). «Концепт время представлен у поэта достаточно разнообразно. Всё это многообразие представлений сводимо к двум блокам – конкретное проявление времени и тексты-времяконцепты» [Изотов, 2001: 195]. В первом блоке В. П. Изотов выделяет семь конкретных реализаций времени: 1) «временной промежуток», 2) «точное время, дата», 3) «время суток», 4) «время года», 5) «время как мера пространства», 6) «время как деятельная субстанция», 7) «время как предмет». Второй блок составляют стихотворения, в которых «…концепт время является главным героем или предметом размышлений» [2001: 195]. Таким образом, концепт «Время» представляет собой сложную, иерархически организованную трёхслойную структуру, которая включает в себя лексемы, характеризующие различные по длительности интервалы времени. Время как абсолютная величина (так называемое «физическое время») редко фигурирует в текстах Высоцкого, в основном там присутствует «относительное время». Время у него может изменять свои параметры в зависимости от наполняемости его конкретными событиями.

ЛИТЕРАТУРА

Изотов В. П. Филологический комментарий к творчеству В. С. Высоцкого// Мир Высоцкого: Исследования и материалы. Вып. 5.– М. - 2001. – С. 179-198.

Канчуков Е. Приближение к Высоцкому. - М. - 1997. – 368 с.

Лопатин В. В., Лопатина Л. Е. Малый толковый словарь русского языка. Ок. 35 000 слов. – М. - 1990. – 704 с.

Павлович Н. В. Парадигмы образов в русском поэтическом языке// Вопросы языкознания. - 1991. - №3. - С. 104-117.

Чупырина О. Г. Концепт времени в древнем языке и тексте (на материале древнеанглийского языка) // Языковая семантика и образ мира. Тезисы международной научной конференции, посвящённой 200-летию университета. Кн. 2. - Казань. - 1997.

Яковлева Е. С. Фрагменты русской языковой картины мира. (Модели пространства, времени и восприятия. – М. - 1994. – 344с.

© 2000- NIV