Закурдаева Н. В.: Структурно-семантические особенности концепта "смерть" в поэтике В. С. Высоцкого

СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

КОНЦЕПТА «СМЕРТЬ» В ПОЭТИКЕ В. С. ВЫСОЦКОГО

Концепт есть когнитивная единица ментального мира человека, отражающая его опыт познания окружающей действительности, закреплённая в границах одного или нескольких словесных знаков. Концепт познаётся с помощью анализа его языковых репрезентаций. В основе концепта лежит прототипическая модель основного значения имени концепта, центральные и периферийные зоны составляют производные значения от имени концепта. Знание структуры концепта – первый шаг по дороге осознания его содержания.

В поэтике Высоцкого преобладают раздумья о человеческой природе, смысле бытия, о закономерностях развития общества, о постоянной несвободе человека. Одной из доминант концептуальной картины мира поэта является экзистенциальный концепт «Смерть». Лингвистическое осмысление содержания концепта «Смерть» характеризуется неоднозначностью, что связано с природой данного феномена, его идеальной сущностью.

Концепт «Смерть» в поэтике Высоцкого имеет трёхслойную структуру: ядро его составляют общеязыковые значения имени концепта, центральный слой – окказиональные значения лексемы смерть, на периферии находятся языковые синонимы к данному слову: гибель, конец, кончина и др. Структура значения лексемы смерть включает в себя четыре основные семы: 1) конец жизни, 2) неизбежность, 3) предопределённость, 4) необратимость.

Лексема смерть чаще всего употребляется в двух значениях:

1. Прекращение жизнедеятельности организма и гибель его (т. е. в биологическом смысле). («После смерти для всех свои птицы найдутся», «Объявлен праздник всей земли - / День без единой смерти!».)

2. Прекращение существования человека, животного. («Вы собаки – и смерть вам собачья!», «Злая гадюка кусила его - / И принял он смерть от коня своего».)

В единичных случаях встречается лексема смерть с философским содержанием, смерть как антоним жизни: «Вдали пожар и смерть! Удача с нами!». Следующие два значения являются контекстуально обусловленными и поэтому встречаются редко:

1. Синтаксически обусловленное значение – «плохо, горе, беда». («Из колоды моей утащили туза, / Да такого туза, без которого – смерть!».)

2. Фразеологически связанное значение – «очень, чрезвычайно». («Все эти новости уже обрыдли до смерти».)

Особенности формирования концепта в сознании языковой личности связаны, прежде всего, с наличием индивидуально-авторских значений у исследуемых лексем. Лексема смерть получает у Высоцкого порой неожиданные интерпретации. Она может выступать в стихотворениях поэта как некая субстанция: «Мне этот бой не забыть нипочём - / Смертью пропитан воздух»; как состояние: «И в эту ночь, и в эту смерть, и в эту смуту…».

Вероятно, с игрой в смерть, а точнее, с её моделированием, связано появление таких контекстов, в которых поэт использует оксюморон («Мы не умрём мучительною жизнью - / Мы лучше верной смертью оживём!»), алогизм («А не то я вторичною смертью помру…»). Слово смерть - единственное из всех синонимов этой группы, которое может употребляться во множественном числе, а также в количественных конструкциях («Прекрасной даме посвятил я сто смертей», «Стосковались мы, видно, по фронту, - / По атакам, да и по смертям»). Смерть может выступать в некоторых контекстах как некая слепая сила, перед которой ничто не может устоять: «Смерть самых лучших намечает - / И дёргает по одному».

Очень часто в текстах поэта Смерть является персонифицированным образом (Жизнь – гораздо реже). Она представляет собой живое существо, приходящее за человеком, чтобы забрать его в иной мир.

И в ночь, когда из чрева лошади на Трою
Спустилась смерть, как и положено, крылата…

Смерть как живое существо проявляет себя достаточно активно: «…за камнем притаилась» («Песня Солодова»), «…крадётся сзади» («Под деньгами на кону…»), «Она давно возле меня кружила, / Побаивалась только хрипоты» («Мой черный человек…»). Она хитра, коварна, изворотлива, умна. Уносить людские жизни – работа Смерти:

И как уговорил он смерть?
Ей дали взятку –
смерть не на работе.

Облики смерти различны, все контексты, где смерть является персонифицированным образом, можно условно разделить на две группы, в первой она, несмотря на свою сущность, не агрессивна («Доверчивую смерть вкруг пальца обернули», «С улыбкой Смерть уставилась из дула»); во второй группе контекстов в облике Смерти проступают агрессивные, звериные черты, улыбка превращается в оскал («Смерть на копьях сидела, утробно урча», «Вот у смерти – красивый широкий оскал / И здоровые, крепкие зубы»).

Периферию концепта составляют синонимы кончина, конец, гибель. «Синонимы кончина и конец – подобно слову смерть – обозначают конец жизни человека безотносительно к вызвавшим его факторам. Однако синоним кончина содержит в своём значении указание на отношение к акту окончания человеческой жизни – смерть рассматривается как завершение жизненного пути человека…(Синоним кончина) употребляется, если нужно выразить глубокое уважение тому, кто умер…Синоним конец, напротив, представляет смерть не как завершение жизни, а просто как её последний момент» [Урысон, 1997: 380]

В. С. Высоцкий редко использует эти синонимы, лексема кончина не может употребляться в контекстах, указывающих на подготовку к этому событию, поэтому кончину можно только предчувствовать:

Вам вечным холодом и льдом сковало кровь
От страха жить и от предчувствия кончины.

Лексема конец может обозначать смерть в близком будущем:

И всё же конец мой – ещё не конец:
Конец – это чьё-то начало.

«Синоним конец образует словосочетания, характеризующие лишь пассивное отношение субъекта к смерти» [Урысон, 1997: 382]

По нехоженым тропам протопали лошади, лошади,
Неизвестно к какому концу унося седоков.

Интересно, что лошадь (кони) в поэтическом мире Высоцкого является ещё и своего рода Хароном, перевозчиком людей (душ) в инобытие. Поэт использует и фразеологические единицы, например, «отдать концы» (выбор ФЕ обусловлен требованиями стиля):

И мы хотим / Отдать концы…

Слово гибель нам в текстах Высоцкого не встретилось (только глаголы – гибнуть, погибнуть, прилагательные – гибельный), но присутствуют случаи употребления слова погибель. «Есть ещё одно слово, близкое помыслу описанным синонимам, но уходящее из языка – погибель…В разговорном языке обычно смазанное употребление этого слова, когда оно обозначает достаточно большие неприятности» [Урысон, 1997: 381]

Ведь погибель пришла, а бежать – не суметь…

Погибель здесь не просто большие неприятности, а возможность смерти, её предчувствие. Все синонимы образуют словосочетания, так или иначе указывающие на процесс умирания, но у Высоцкого этого нет, Смерть у Высоцкого не является процессом, это одномоментное действие, мгновенный переход из одного состояния в другое.

Таким образом, концепт «Смерть» у Высоцкого репрезентирован не только именем концепта, но и другими словами близкой семантики конец, кончина, гибель, которые вносят дополнительные (авторские) смысловые оттенки в содержание концепта.

ЛИТЕРАТУРА

Урысон Е. В. Смерть // Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. – М., 1997. - С. 379-382.

© 2000- NIV