Жукова Е. И.: Рифма и строфика поэзии В.С. Высоцкого и их выразительные функции
Часть 3. Глава. 1 Различные типы рифмовки в строфах

Глава 1. Различные типы рифмовки в строфах

Даже в наиболее простых типах строф – двустишиях и четверостишиях – Высоцкий достигает виртуозного разнообразия сочетаний окончаний в них. В четверостишии могут сочетаться и гипердактилические рифмы с мужскими, и дактилические с гипердактилическими и т. д. Поэтому стоит отдельно рассмотреть эволюцию сложности рифмовки в каждом типе строф, от самых маленьких до самых длинных, которых хотя и немного, но все же в каждом периоде можно найти.

а) Изменение сложности рифмовки в строфах по отношению к периодам творчества

Эволюция рифмовки в строфах различной длины заметна даже на первый взгляд: к последним своим произведениям Высоцкий подошел уже с огромным опытом варьирования рифменных сочетаний в строфах и с умением при помощи этого подчеркивать смысл песни или стихотворения так, как ему было нужно.

Одностишия

1953-1964

1965-1971

1972-1974

1975-1980

Окончания

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Ж

4

1

7

2

М

10

2

6

2

Тип строфы, в основном применяемый Высоцким в рефренах-суперстрофах как «довесок», чаще всего не рифмуется ни с одним стихом в более длинных строфах. Одностишия оканчиваются мужской клаузулой, как бы ставящей точку в высказывании:

Но мне хорошо! (2, 319)

Страшно, аж жуть! (1, 152)

Не все ли равно. (IV, 33)

В случаях, когда такая «точка» не нужна, а скорее нужна незаконченность, используется женская клаузула:

Ахало, ухало, охало в доме. (2, 200)

Обидно за предков! (1, 229)

Ведь это ж правда – несправедливость! (1, 81)

«Расцвет» одностиший приходится на второй период творчества Высоцкого, вообще самый богатый разнообразными вариациями рифмовки. Это же касается и других коротких строф, например, двустиший.

Двустишия

1953-1964

1965-1971

1972-1974

1975-1980

Окончания

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

ДД

18

5

8

3

ЖЖ

6

3

18

6

20

5

3

2

МЖ

2

2

ММ

14

6

31

7

35

8

8

3

Среди двустиший, которых ощутимо больше, нежели одностиший, тоже очень много рефренов, только это в основном не части рефренов –сложных строф, а вполне самостоятельные:

А на нейтральной полосе – цветы
Необычайной красоты!

«Песня о нейтральной полосе» (1, 96)

Если я чего решил – я выпью обязательно, –
Но к этим шуткам отношусь очень отрицательно!

«Песня-сказка про джинна» (1, 167)

На дворе вечерит –
Ну а Сивка чифирит.

«Сивка-Бурка» (1, 47)

В последнем примере рефрен вариативный – слова в нем меняются, но при этом рифма остается одной и той же: вечерит – чифирит, – за исключением последнего рефрена, где второе слово заменяется на горит.

Есть редкая рифмовка в двустишиях – сочетание мужской и женской клаузулы. Это всего два случая, оба приходящиеся на второй период творчества: в песнях «Корабли постоят – и ложатся на курс…» (1, 158) и «Песня о Земле» (1, 266) конечные строки последних строф повторяются дважды:

Я, конечно, вернусь – весь в друзьях и в мечтах, –
Я, конечно, спою – не пройдет и полгода.
Кто поверил, что Землю сожгли?!
Нет, она затаилась на время…

Первый и последний периоды крайне бедны двустишиями, в особенности по сравнению с 1965-1971 гг., когда наблюдается резкий скачок в употреблении этих типов строф и появляются дактилические рифмы в двустишиях, причем сразу довольно много – в 5 песнях 18 строф (рифмопар). Кроме того, двустиший совсем нет среди стихотворений,

Трехстишия

1953-1964

1965-1971

1972-1974

1975-1980

Окончания

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

ДДД

9

1

ДДЖ

5

1

ДДМ

4

1

ДЖЖ

3

1

ЖЖЖ

3

1

ММЖ

1

1

МММ

7

2

2

1

4

1

8

3

Ненамного менее редкий, чем одностишия, тип строфы – трехстишия – у Высоцкого тоже в большинстве своем присутствует в произведениях второго периода, и тоже в основном как рефрен. В 7 произведениях из 13 это строфы со сплошными мужскими рифмами:

На нас двоих нагрянула ЧК,
И вот теперь мы оба с ним зэка –
Зэка Васильев и Петров зэка.

«Зэка Васильев и Петров зэка» (1, 45)

В приведенной песне рефрен вариативен, но рифма сохраняется, как и последняя, третья строка, совпадающая (с некоторыми вариациями) с названием песни: как – зэка – зэка; пока – зэка – зэка; рука – зэка – зэка; закат – ЧК – зэка; срокá – зэка – зэка.

В четырех случаях, из которых три приходится на второй период творчества, рифмуются только два стиха, а третий оказывается как бы «довеском» в начале или конце строфы:

Вот уж действительно
Все относительно, –
Все-все, все.

«О вкусах не спорят» (2, 196)

Есть и случаи, когда в одной из строк рифмующееся с двумя другими клаузулами слово оказывается в середине стиха, а после него идет рифмующееся с соседним или нерифмованное окончание:

Обидно мне,
Досадно мне, –
Ну ладно.

«Невидимка» (1, 198)

Знаешь,
я с чудесами
запросто:
Хочешь,
моргни глазами
Тотчас
под небесами!

«Бродят по свету люди разные…» (2, 46):

Разнообразие в трехстишия вносит только один период – второй, а в остальном они немногочисленны, хотя и в силу редкости среди них встречаются довольно интересные варианты.

Четверостишия

 

1953-1964

1965-1971

1972-1974

1975-1980

Окончания

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

ГГГГ

4

1

ГГДД

4

1

ГДГД

1

1

ГЖГЖ

8

1

ГМГМ

3

1

3

1

ДДДД

16

5

82

18

60

16

21

3

ДДДЖ

1

1

ДДЖД

4

1

ДДЖЖ

1

1

5

1

ДДМД

2

1

ДДММ

2

1

1

1

ДЖДД

5

2

ДЖДЖ

23

7

15

5

15

5

8

3

ДЖЖЖ

3

2

ДМДМ

38

10

112

30

73

16

42

11

ЖГЖГ

5

1

ЖДЖД

6

1

8

2

19

3

ЖДДЖ

1

1

ЖЖЖД

3

1

ЖЖДД

1

1

6

1

ЖЖЖЖ

30

10

112

31

37

14

32

12

ЖЖМЖ

2

1

ЖЖММ

10

5

26

9

4

3

1

1

ЖМЖМ

170

44

635

140

348

67

391

78

ЖММЖ

3

1

3

2

9

1

МДДМ

1

1

МДМД

4

2

63

16

41

12

10

3

МЖЖМ

10

5

23

7

17

6

МЖМЖ

100

28

496

102

192

44

223

39

МЖММ

3

1

ММДД

14

3

2

2

ММЖЖ

13

3

5

1

ММЖМ

3

1

6

2

3

1

3

1

МММЖ

1

1

ММММ

24

9

209

50

200

45

107

28

Четверостишия – один из самых разнообразных типов строф. Казалось бы, при всего четырех строках и четырех же типах окончаний не может быть слишком большого разнообразия каталектики. Но если к этому прибавить еще и три типа рифмовки: парную, перекрестную и опоясывающую (охватную), – то получается более масштабная картина.

Опоясывающих, или охватных, четверостиший, которые, по словам О. И. Федотова, «на фоне банальных перекрестных четверостиший /…/ воспринимаются как изысканное усложнение, связанное с эффектом обманутого ожидания»[115], у Высоцкого не так много, и при этом редко стихотворение состоит исключительно из них. Такой тип рифмовки появляется, как и многие сложные, со второго периода и поначалу только в двух вариантах – ЖММЖ и МЖЖМ. В третьем периоде к ним добавляется еще один вариант – ЖДДЖ, и то в единственном экземпляре – в изолированном четверостишии «Мартовский Заяц» (2, 308) из цикла «Алиса в Стране чудес»:

Миледи, зря вы обижаетесь на Зайца!
Он, правда, шутит неумнó и огрызается, –
Но он потом так сожалеет и терзается!..
Не обижайтесь же на Мартовского Зайца!

Рифмовки типа МЖЖМ к третьему периоду становится почти в два раза больше, а рифмовка ЖММЖ остается примерно на одном и том же уровне, с той лишь разницей, что в последнем периоде единственное стихотворение, в котором она встречается, – «Когда я об стену разбил лицо и члены…» – длинное и этих строф в нем девять, в отличие от небольшого количества таких строф в предыдущие периоды.

Примечательно то, что опоясывающая рифмовка полностью отсутствует среди четверостиший с одинаковыми клаузулами: мужскими ли, женскими ли, дактилическими ли – неважно, хотя таких строф встречается очень много на протяжении всего творческого пути Высоцкого; они занимают третье-четвертое место по частоте употребления во все периоды, в особенности строфы с рифмовкой ММММ.

Неравносложных рифм в чистом виде у Высоцкого также среди четверостиший немного; гораздо чаще сочетания типа ММЖМ или ЖЖМЖ – это три рифмованных стиха с одним нерифмованным или с стихом с внутренней рифмой, о влиянии которой на строфику речь пойдет в следующей части, так как в ряде случаев якобы внутренняя рифма вполне может быть строфообразующей и являться вовсе не внутренней, а обыкновенной концевой, превращающей четверостишия в пятистишия.

Но есть и настоящие неравносложные рифмы, в основном сочетания дактилических с женскими:

И тогда все поймут, кого потеряли,
И осудят ее – это точно, –
Скажут: «Как он любил! А она…» – и так далее.
Вот причина – «Муму» и пощечина.

«Песня Сенежина» (2, 214)

Приподнимем занавес за краешек
Такая старая тяжелая кулиса:
Вот такое время было раньше
Такое ровное, – взгляни, Алиса!

«Песня об обиженном Времени» (2, 309)

Примечательно, что такие рифмы приходятся большей частью на песни театра и кино, и довольно много их оказывается в цикле песен «Алиса в Стране чудес», что отмечает в своей работе Т. В. Ковалева: «Показательно при этом, что среди разноударных форм, кроме более или менее легализованного сочетания мужских и дактилических компонентов, таких как трояка / метрика, плакала-пила / спала, ябеда-да / всегда / куда, Высоцкий активно использует очень редкие типы: дактилические+женские – около / промокла, зацокала / промокла, обеспечено / отмечено, беспечно / безупречно[116], выполнимые / мнимые – браним и, а также мужские+гипердактилические – в поте лица / путаница и даже мужские+женские – браним и / вы мои»[117].

Второй период творчества оказывается и здесь на первом месте и по разнообразию сочетаний клаузул, и по их количеству.

Гипердактилические окончания вообще появляются только в этом периоде и в последующих почти исчезают, за исключением всего двух произведений. Этих окончаний, естественно, немного, и больше всего их оказывается именно в четверостишиях второго периода творчества.

Интересно то, что четверостиший с рифмовкой ЖЖЖЖ в первом периоде творчества оказывается больше, чем с рифмовкой ММММ, которая в последующие годы всегда и стабильно «побеждала», особенно в третий период, когда на 45 песен с рифмовкой ММММ приходилось всего 14 песен с ЖЖЖЖ.

Пятистишия

 

1953-1964

1965-1971

1972-1974

1975-1980

Окончания

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

ДДДДЖ

3

1

ДДЖЖД

2

1

ДДДМД

4

1

ДДМДМ

2

1

ДДМММ

2

1

ДЖДДЖ

3

1

ДММДМ

3

1

ДММММ

1

1

ЖДДМД

6

1

ЖЖДДЖ

6

1

3

1

ЖЖЖЖЖ

6

1

2

1

ЖЖМЖМ

1

1

ЖЖМММ

6

1

ЖМЖЖМ

14

3

27

7

28

6

ЖМЖМЖ

5

1

ЖМММЖ

3

1

5

2

МГММГ

3

1

МДМДЖ

3

1

МДМДМ

3

1

МЖЖЖМ

4

2

МЖЖМЖ

7

2

1

1

МЖЖММ

4

1

МЖМЖМ

7

2

2

1

МЖММЖ

3

1

22

6

15

4

28

7

ММЖЖЖ

2

1

ММЖЖМ

5

2

3

1

ММЖМЖ

1

1

4

1

МММММ

3

2

22

7

11

4

12

3

Пятистишие – сравнительно редкая строфа, которая «воспринимается /…/ исключительно как альтернатива симметричного катрена /…/. Пятистишие обладает гораздо большим запасом потенциальных вариантов сочетаемости стихов, чем четверостишие, тем не менее оно значительно уступает ему в их практической реализации»[118].

Действительно, вариантов пятистиший даже у Высоцкого меньше, чем четверостиший, – всего 28 против 35. На эту статистику отчасти повлиял и выбор основного источника текстов – двухтомного собрания сочинений Высоцкого, в котором некоторые строки записаны как одна с внутренней рифмой, что превращает возможное пятистишие в четверостишие. Эта проблема издания текстов Высоцкого не решена до сих пор и, возможно, решена не будет из-за частой произвольности записей текстов самим поэтом[119]. Вероятно, вариантов пятистиший фактически больше, о шла речь в части «Строфика».

Но и если рассматривать только те пятистишия, которые есть в двухтомнике, мы увидим, что и среди них есть немало нестандартных и редких вариантов этой строфы. Так, среди них встречаются «холостые» строфы, которые О. И. Федотов называет уникальными[120], – их совсем немного, и относятся они к одному и тому же фильму – «Последний жулик» (2, 195-198):

Здравствуйте,
Наши добрые зрители,
Наши строгие критики!
Вы увидите фильм
Про последнего самого жулика.

Правда, поскольку эти произведения печатаются по авторской фонограмме, то пятистишиями их можно назвать весьма условно.

О пятистишии как об увеличенном на одну строку катрене можно говорить в двух основных вариантах: с удвоением, повторением одной строки и с сочетанием рифмованных стихов с холостыми. И то, и другое широко применяет Высоцкий:

В холода, в холода
От насиженных мест
Нас другие зовут города, –
Будь то Минск, будь то Брест, –
В холода, в холода…

«В холода, в холода» (1, 103)

И ведь, главное, знаю отлично я,
Как они произносятся, –
Но чтой-то весьма неприличное
На язык ко мне просится:
Хун-вэй-бины…

«Возле города Пекина…» (1, 150)

В первый период творчества пятистиший немного, и рисунок рифмовки достаточно прост: ЖЖДДЖ, ЖМЖМЖ, МЖММЖ, МММММ; последний тип рифмовки встречается дважды – в песне «Большой Каретный» и в стихотворении «П. Н. Алексееву – с приездом!».

Не только второй период привносит большое разнообразие в пятистишия; в третьем периоде очень много произведений для театра и кино включает в себя этот тип строфы, причем очень богат набор вариантов. Прием «эхоического» усиления применяется Высоцким не только для конца строфы, но и для ее середины, как, например, в песне «Памяти Василия Шукшина» (1, 465):

Вот после временной заминки
Рок процедил через губу:
«Снять со скуластого табу
За то, что он видал в гробу
Все панихиды и поминки…»

Несмотря на бóльшую по сравнению с другими периодами вариативность рифмовки 1965-1971 гг., на пятистишия это не распространяется; напротив, строфы с окончаниями ЖМЖЖМ развиваются ближе к последним годам творчества, их со временем становится все больше; особенно же распространенные во втором периоде строфы с рифмовкой МММММ, наоборот, угасают и убывают.

Шестистишия

 

1953-1964

1965-1971

1972-1974

1975-1980

Окончания

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

ДДДДДД

6

1

1

1

ДДДДЖЖ

1

1

ДДДЖММ

3

1

ДДДДММ

1

1

ДДЖДДЖ

3

1

ДДМДДМ

6

2

8

3

2

1

6

1

ДЖМДЖМ

1

1

ДМДДДМ

2

1

ДМДМДМ

1

1

ДМДМММ

6

1

ЖДМЖДМ

2

1

ЖЖЖЖДМ

1

1

ЖЖЖЖЖЖ

5

3

3

1

5

1

ЖЖЖЖММ

1

1

ЖЖМЖЖМ

9

2

31

5

30

6

15

3

ЖЖММММ

3

1

ЖМЖЖМД

3

1

ЖМЖЖМЖ

1

1

ЖММЖЖМ

2

1

ЖММЖММ

2

1

ЖМЖЖЖМ

3

1

ЖМЖМЖМ

3

1

ЖМЖМММ

1

1

4

2

1

1

МДДЖММ

2

1

МЖЖМЖМ

8

2

МЖМЖЖЖ

3

2

МЖМЖМЖ

1

1

3

1

МЖМЖММ

2

1

7

1

1

1

МЖМММЖ

3

1

3

1

ММДДДД

5

1

ММДДЖЖ

1

1

ММДММД

16

5

ММЖЖМЖ

3

1

ММЖМЖМ

1

1

ММЖММЖ

5

1

16

4

8

3

27

7

МММДДМ

6

2

МММЖМЖ

1

1

ММММММ

13

3

29

7

12

3

7

2

Шестистишия – более законченные и потому стоят ближе к более простым строфам – двустишиям и четверостишиям. Вариантов за счет большей длины строфы появляется еще больше; во всем творчестве Высоцкого их набралось 38. Здесь также могло бы быть больше шестистиший, если бы не текстологическая проблема с различением внутренних и обычных концевых рифм.

Самые распространенные шестистишия с рифмовкой ЖЖМЖЖМ и ММММММ (фактически расширенные четверостишия) появляются в первом периоде творчества и шире всего представлены во втором периоде; строф с рифмовкой ЖЖМЖЖМ, кроме того, очень немало и в третьем периоде:

Я при жизни был рослым и стройным,
Не боялся ни слова, ни пули
И в привычные рамки не лез, –
Но с тех пор, как считаюсь покойным,
Охромили меня и согнули,
К пьедесталу прибив ахиллес.

«Памятник» (1, 431)

Далеко не все типы шестистиший присутствуют во все периоды творчества Высоцкого: большинство из них вообще встречается в одном-двух произведениях; в особенности это касается шестистиший с дактилическими рифмами – их расцвет приходится на второй и в меньшей степени на третий периоды.

Семистишия

1953-1964

1965-1971

1972-1974

1975-1980

Окончания

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

ЖЖДГГГД

1

1

ЖЖДДЖЖЖ

3

1

ЖЖДЖЖЖД

3

1

ЖЖДМММД

2

1

ЖЖМЖЖЖМ

5

1

ЖЖМЖЖММ

1

1

ЖЖММЖЖМ

1

1

ЖМЖЖЖЖМ

5

1

ММЖМДМЖ

2

1

ММЖМММЖ

7

1

МММММММ

1

1

Редкий этот тип строфы у Высоцкого попадается неоднократно, и в довольно известных произведениях. Из девяти произведений только два – это стихотворения «на случай», остальные же – такие вещи, как «Утренняя гимнастика», «Спасите наши души», «Тот, кто раньше с нею был». Большинство всех песен и стихотворений с семистишиями приходится все на тот же второй, самый богатый разнообразием рифмовки, период. Песня «Утренняя гимнастика» интересна еще и тем, что в ней употребляется целых три варианта семистиший сразу: ЖЖДГГГД, ЖЖДЖЖЖД и ЖЖДМММД, то есть 4-6-я строки меняют свои окончания как бы в такт гимнастическим упражнениям.

Восьмистишия

1953-1964

1965-1971

1972-1974

1975-1980

Окончания

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

ДДДДГЖГЖ

4

1

ДДДДДДДД

3

1

ДДДМДДДМ

4

1

17

3

ДДДММММД

2

1

ДЖДЖДМДМ

10

1

ДЖДЖМЖМЖ

4

1

ДМДМДМДМ

10

2

ДМДМЖМЖМ

2

1

ЖДЖДЖДЖД

2

1

ЖЖЖЖДЖДЖ

5

1

ЖЖЖЖЖЖЖЖ

3

3

11

4

1

1

ЖЖЖЖМЖЖЖ

1

1

ЖЖЖМЖЖЖМ

8

2

15

1

17

3

ЖЖЖМЖЖДМ

1

1

ЖЖЖМЖМЖМ

2

1

ЖМДМЖМЖМ

1

1

ЖМЖМЖМЖМ

5

3

6

2

8

2

16

3

ЖММЖМЖЖМ

1

1

ЖММЖМЖМЖ

5

1

МДМДДДДД

5

1

МДМДДМДМ

4

1

МДМДМДМД

6

3

МДМДМЖМЖ

14

2

МЖЖЖМЖЖЖ

2

1

МЖМЖЖЖЖЖ

4

1

МЖМЖМЖМЖ

3

1

10

2

7

2

ММДМММДМ

3

2

МММЖМММЖ

4

1

8

1

8

3

ММММДМДМ

2

1

ММММЖМЖМ

8

1

МММММДМД

3

1

МММММЖМЖ

4

1

МММММММД

1

1

ММММММММ

2

1

19

7

16

5

14

2

Восьмистишие О. И. Федотов называет «бесспорным лидером» среди «крупных распространенных строф»[121]. По большей части восьмистишия – это сдвоенные четверостишия, и по идее при доминировании у Высоцкого четверостиший ЖМЖМ и МЖМЖ восьмистиший такой же рифмовки должно было быть тоже больше остальных. Действительно, строфы ЖМЖМЖМЖМ встречаются довольно регулярно и примерно поровну во всех периодах творчества, но в общей сложности всего в 10 произведениях; строф МЖМЖМЖМЖ и того меньше – всего 20 в 5 произведениях, при том, что в последний период они исчезают совсем. Строф же только с мужскими окончаниями ощутимо больше – 51 в 16 произведениях.

Любопытно, что особенно богат восьмистишиями третий период – появляется много новых рисунков каталектики, причем почти половина их – 10 из 22 – начинается с мужских клаузул:

На дистанции – четверка первачей…

Нет острых ощущений – все старье, гнилье и хлам…

Если в этот скорбный час…

Мишка Шифман башковит…

Мы все живем как будто, но…

Во хмелю слегка…

То плелись, то неслись, то трусили рысцой…

Там у соседа – пир горой…

Что за дом притих…

Вообще довольно много новых типов рифмовки, не встречавшихся ранее, к которым и позднее Высоцкий не возвращается. К таким типам относятся сочетания с дактилическими клаузулами: МДМДМДМД, МДМДМЖМЖ, ЖДЖДЖЖЖЖ и т. д. Стоит в связи с этим отметить, что третий период вообще отличается наибольшим количеством дактилических рифм – 13,63% от общего числа. В этот период была написана и единственная песня с восьмистишиями, имеющими только дактилические окончания (и четверостишиями ДМДМ), – «Песня о Волге» (2, 229).

Длинные строфы

1953-1964

1965-1971

1972-1974

1975-1980

Окончания

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Девятистишия

ЖМЖЖЖМЖЖМ

1

1

МЖЖЖММЖЖМ

1

1

ММЖММММММ

2

2

МММММММММ

2

1

Десятистишия

МЖЖЖММЖЖЖМ

2

1

ММЖМММММММ

2

2

Одиннадцатистишия

ЖЖЖММЖЖЖЖММ

3

2

ЖММЖММЖМММЖ

1

1

МЖЖЖЖММЖЖЖМ

1

1

Двенадцатистишия

ЖЖЖЖМММЖЖМММ

5

1

Тринадцатистишия

ДМДММДМДДМММД

2

1

Об эволюции разнообразия длинных строф, строго говоря, рассуждать бессмысленно, так как мы не имеем достаточного количества строф одной длины на каждый период творчества Высоцкого. Заметна лишь одна четкая тенденция – к удлинению строф с течением лет. Если одиннадцатистишия появляются в поэзии Высоцкого уже во второй период, в песнях театра и кино: «Песня Саньки» и «В куски разлетелася корона…» из спектакля «Девять дней, которые потрясли мир», – то тринадцатистишия появляются всего один раз в сложном автобиографическом философском стихотворении «Две просьбы». В нем встречаются многочисленные дактилические окончания, некоторые – составные, не появлявшиеся больше ни в одной длинной строфе: черти. Я – виночерпия; предсердие – верьте, я.

Девятистишия у Высоцкого оказываются более подходящими для театральных стихотворений и песен: «В куски разлетелася корона…» и «Солдаты группы "Центр"», – хотя встречается девятистишие и в такой строфически и рифменно неординарной ранней песне, как «Лежит камень в степи» (1, 36).

b) Распределение различных рисунков рифмовки по тематике и целям

Как уже было видно из анализа строфики, у Высоцкого заметно различается строфика песен для авторского исполнения, песен театра и кино и стихотворений, а также маргинальных произведений: эпиграмм, посвящений и стихов «на случай». То же касается и богатства рифмовки.

Короткие строфы:

Песни

Театр и кино

Стихотворения

Стихи «на случай»

Окончания

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Одностишия

Ж

5

2

6

1

М

10

2

3

1

Двустишия

ДД

12

3

8

3

ЖЖ

26

7

16

4

3

3

МЖ

2

2

ММ

51

11

26

5

6

6

Трехстишия

ДДД

9

1

ДДЖ

5

1

ДДМ

4

1

ДЖЖ

3

1

ЖЖЖ

3

1

ММЖ

1

1

МММ

6

1

2

1

4

1

3

2

Короткие строфы (от одной до трех строк) – прерогатива песенной поэзии Высоцкого. Неудивительно – чаще всего это припевы; в маргинальных произведениях они также встречаются там, где есть песенный элемент; но есть и изолированные двустишия-эпиграммы или посвящения друзьям:

Ваня вышел на другие крýги –
Трепещите, недруги и дрýги.

<И. Бортнику> (III, 264)

Что касается трехстиший, то в стихотворениях их не меньше, чем в песнях. Более того, единственное произведение, которое состоит только из трехстиший, объединенных в сложные строфы (с окончаниями ДЖЖ и ЖЖЖ), – «Бродят пó свету люди разные…» (2, 46) – относится также именно к стихотворениям. Двустиший же и одностиший в стихотворениях Высоцкого не встречается вовсе.

Четверостишия:

 

Песни

Театр и кино

Стихотворения

Стихи «на случай»

Окончания

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

ГГГГ

4

1

ГГДД

4

1

ГДГД

1

1

ГЖГЖ

8

1

ГМГМ

6

2

ДДДД

81

17

40

10

15

3

7

6

ДДДЖ

1

1

ДДЖД

4

1

ДДЖЖ

5

1

1

1

ДДМД

2

1

ДДММ

2

1

1

1

ДЖДД

2

1

3

1

ДЖДЖ

21

6

13

4

12

3

4

1

ДЖЖЖ

ДМДМ

143

25

3

2

47

11

19

11

ЖГЖГ

5

1

40

12

ЖДЖД

14

1

7

1

6

1

ЖДДЖ

1

1

ЖЖЖД

6

1

ЖЖДД

3

1

1

1

ЖЖЖЖ

109

24

33

13

36

12

13

10

ЖЖМЖ

2

1

ЖЖММ

7

2

12

6

15

4

3

3

ЖМЖМ

862

160

158

44

288

57

139

35

ЖММЖ

2

1

9

1

4

2

МДДМ

1

1

МДМД

53

13

25

9

13

5

МЖЖМ

18

5

12

4

16

6

2

2

МЖМЖ

571

106

113

32

207

32

51

18

ММДД

14

3

2

2

ММЖЖ

18

4

ММЖМ

6

2

3

1

6

2

МММЖ

1

1

ММММ

274

63

134

30

56

11

15

7

Наибольшее разнообразие четверостиший также приходится на песенное творчество Высоцкого. Примечательно, что в песнях для собственного исполнения больше строф, начинающихся мужской клаузулой, тогда как в песнях театра и кино в начале строф почти так же часто стоит женская. Среди стихотворений мужской клаузулой открываются строфы лишь в самых распространенных рифменных рисунках – МЖМЖ, ММММ и МЖЖМ. В строфике песен и стихотворений совпадают наиболее распространенные рисунки рифмовки: ЖМЖМ, МЖМЖ, ЖЖЖЖ, ММММ. В остальном рифмовка четверостиший в стихотворениях скуднее рифмовки и песен театра и кино, и тем более песен для авторского исполнения. При этом особенно богаты строфика и каталектика философской и любовной лирики – там встречаются разнообразные рисунки рифмовки четверостиший, к этим произведениям относятся и редкие типы строф – трех- и двенадцатистишия.

При всем том в сложных строфах стихотворений есть четверостишия, напоминающие и в смысловом отношении, и по структуре своей песенный припев:

Вот – география,
А вот – органика,
У них там – мафия...
У нас – пока никак. /…/

Вот цифры выпивших,
Больная психика...
У них там – хиппи же,
У нас – мерси пока.

«Мы воспитаны в презренье к воровству…» (2, 125)

Припевы со сплошными дактилическими клаузулами в песнях встречаются в 4 из 17 произведений со строфами такого типа, хотя в метрическом плане они не совпадают, но совпадают по длине с многими прочими припевами песен, например, с теми, которые имеют рифмовку ММММ:

А мой рюкзак
Пустой на треть.
«А с нефтью как?»
«Да будет нефть!»

«Тюменская нефть» (1, 410)

Вполне возможно, что стихотворения с подобными «припевообразными» строфами (чаще всего это четверостишия) – не положенные на музыку песни; поэт мог либо оставить их, либо не успеть довести до конца.

Пятистишия

 

Песни

Театр и кино

Стихотворения

Стихи «на случай»

Окончания

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

ДДДДЖ

3

1

ДДДМД

4

1

ДДЖЖД

2

1

ДДМДМ

2

1

ДДМММ

2

1

ДЖДДЖ

3

1

ДММДМ

3

1

ДММММ

1

1

ЖДДМД

6

1

ЖЖДДЖ

6

1

3

1

ЖЖЖЖЖ

6

1

2

1

ЖЖМЖМ

1

1

ЖЖМММ

6

1

ЖМЖЖМ

32

5

17

4

18

6

2

1

ЖМЖМЖ

5  

1

ЖМММЖ

3

1

4

1

1

1

МГММГ

3

1

МДМДЖ

3

1

МДМДМ

3

1

МЖЖЖМ

3

1

1

1

МЖЖМЖ

7

2

1

1

МЖЖММ

4

1

МЖМЖМ

2

1

МЖММЖ

38

11

6

2

16

3

8

2

ММЖЖЖ

2

1

ММЖЖМ

5

2

ММЖМЖ

4

1

МММММ

28

8

9

3

5

3

Разнообразнее прочих пятистишия оказываются в песнях театра и кино. Рифменный рисунок в пятистишиях у Высоцкого вообще отличается множеством вариантов, но песен театра и кино это касается в большей мере, нежели остальных произведений: в них 17 разных сочетаний клаузул, в том числе сложные, в которых объединены сразу три разных клаузулы, например ЖДДМД, МДМДЖ и т. п. В одной песне иногда соседствуют по два вида пятистиший («Серенада Соловья-разбойника», «Грустная песня о Ванечке»). Такие же сочетания, впрочем, есть и в обычных песнях («Жил-был добрый дурачина-простофиля…», «Гололед»).

Едва ли для Высоцкого пятистишия являлись просто приемом песенного повтора:

Звонко лопалась сталь под напором меча,
Тетива от натуги дымилась,
Смерть на копьях сидела, утробно урча,
В грязь валились враги, о пощаде крича,
Победившим сдаваясь на милость.

«Песня о времени» (1, 488)

Пятистишия для Высоцкого – это еще и способ акцентуации той или иной фразы песни, ее выделения и смыслового, и акустического.

Еще один излюбленный песенный прием поэта – это холостой стих в конце пятистишия:

Помнишь ли, товарищ, этот дом?
Нет, не забываешь ты о нем.
Я скажу, что тот полжизни потерял,
Кто в Большом Каретном не бывал.
Еще бы, ведь...

«Большой Каретный» (1, 38)

Этот прием – чисто песенный, не используемый в стихотворениях и в них не нужный: последний стих является чем-то вроде «ступеньки» для перехода к припеву.

Шестистишия

 

Песни

Театр и кино

Стихотворения

Стихи «на случай»

Окончания

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

ДДДДДД

6

1

1

1

ДДДДЖЖ

1

1

ДДДЖММ

3

1

ДДДДММ

1

1

ДДЖДДЖ

3

1

ДДМДДМ

14

4

2

1

5

1

1

1

ДЖМДЖМ

1

1

ДМДДДМ

2

1

ДМДМДМ

1

1

ДМДМММ

6

1

ЖДМЖДМ

2

1

ЖЖЖЖДМ

1

1

ЖЖЖЖЖЖ

5

2

5

1

3

2

ЖЖЖЖММ

1

1

ЖЖМЖЖМ

51

8

13

3

21

5

ЖЖММММ

3

1

ЖМЖЖМЖ

1

1

ЖММЖЖМ

2

1

ЖМЖЖЖМ

3

1

ЖМЖМЖМ

3

1

ЖМЖМММ

2

2

4

2

МДДЖММ

2

1

МЖЖМЖМ

8

2

МЖМЖЖЖ

3

2

МЖМЖМЖ

3

1

МЖМЖММ

9

2

1

1

МЖМММЖ

6

2

ММДДДД

5

1

ММДММД

9

3

4

1

ММЖЖМЖ

3

1

ММЖМЖМ

1

1

ММЖММЖ

23

5

9

4

22

5

МММДДМ

6

2

ММММММ

50

9

10

5

1

1

Интересное распределение рифмовки наблюдается в шестистишиях. По разнообразию песни для авторского исполнения и для спектаклей и фильмов друг другу не уступают, но при этом в первых преобладают мужские окончания, а во вторых – женские и дактилические.

Наибольшей стабильностью в использовании отличаются шестистишия простой рифмовки: ЖЖМЖЖМ, ДДМДДМ, ММММММ и ММЖММЖ (кстати, во всех этих рифменных рисунках встречается мужская клаузула). Другие, более сложные по рифмовке строфы в основном относятся к песням (как исполнявшимся Высоцким отдельно, так и предназначенным для театра и кино). Среди стихотворных произведений усложненных шестистиший мало; но есть:

Так говорят о брошенном, отцветшем,
И в этом жалость есть и снисходительность,
Как к свергнутому с трона королю,
Есть в этом сожаленье об ушедшем,
Стремленье, где утеряна стремительность,
И как бы недоверье к «я люблю».

«Люблю тебя сейчас…» (2, 78)

Шестистишия для Высоцкого оказываются как бы промежуточным этапом между четверостишиями и восьмистишиями; этот тип строфы у него наделен свойствами как первых, так и вторых: с одной стороны, шестистишия еще не могут быть названы длинными строфами, но с другой – уже несут на себе отпечаток философичности, медитативности, присущей у Высоцкого зачастую строфам длинным.

Семистишия:

Песни

Театр и кино

Стихотворения

Стихи «на случай»

Окончания

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

ЖЖДГГГД

1

1

ЖЖДДЖЖЖ

3

1

ЖЖДЖЖЖД

3

1

ЖЖДМММД

2

1

ЖЖМЖЖЖМ

5

1

ЖЖМЖЖММ

1

1

ЖЖММЖЖМ

1

1

ЖМЖЖЖЖМ

5

1

ММЖМДМЖ

2

1

ММЖМММЖ

7

1

Редкая строфа – семистишие – разнообразнее всего представлена снова в песнях театра и кино. На 5 песен приходится 7 разных рифменных рисунков, в принципе сходных по структуре: ЖЖДДЖЖЖ, ЖЖМЖЖЖМ. В песне «Утренняя гимнастика» (2, 213) – три разных типа семистиший, смена которых как бы имитирует смену и динамику гимнастических упражнений. При этом последняя строка в строфе – короткая, и можно было бы поспорить относительно ее идентификации как семистишия, но, учитывая частоту сверхкоротких стихов во всем творчестве Высоцкого, скорее стоит отнести их именно к этому типу строфы.

Восьмистишия:

Песни

Театр и кино

Стихотворения

Стихи «на случай»

Окончания

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

ДДДДГЖГЖ

4

1

ДДДДДДДД

3

1

ДДДМДДДМ

16

2

1

1

ДДДММММД

2

1

ДЖДЖДМДМ

10

1

ДЖДЖМЖМЖ

4

1

ДМДМДМДМ

1

1

9

1

ДМДМЖМЖМ

2

1

ЖДЖДЖДЖД

2

1

ЖЖЖЖДЖДЖ

5

1

ЖЖЖЖЖЖЖЖ

9

5

5

2

ЖЖЖЖМЖЖЖ

1

1

ЖЖЖМЖЖЖМ

18

3

3

1

19

2

ЖЖЖМЖЖДМ

1

1

ЖЖЖМЖМЖМ

2

1

ЖМДМЖМЖМ

1

1

ЖМЖМЖМЖМ

35

10

ЖММЖМЖЖМ

1

1

ЖММЖМЖМЖ

5

1

МДМДДДДД

5

1

МДМДДМДМ

4

1

МДМДМДМД

6

3

МДМДМЖМЖ

5

1

9

1

МЖЖЖМЖЖЖ

2

1

МЖМЖЖЖЖЖ

4

1

МЖМЖМЖМЖ

13

3

7

2

ММДМММДМ

3

2

МММЖМММЖ

12

2

4

1

ММММДМДМ

2

1

МММММДМД

2

1

МММММЖМЖ

4

1

8

1

МММММММД

1

1

ММММММММ

2

1

2

1

5

2

Нетипичная, отличная от остальных типов строф ситуация – в восьмистишиях. Их, как и практически всех длинных строф, в стихотворениях и маргинальных произведениях крайне немного, но и в песнях театра и кино, при их тяготении к разнообразию строфики, оказывается ощутимо меньше, чем в песнях. Восьмистишия у Высоцкого – вотчина песен для авторского исполнения. При этом распределение различных окончаний довольно равномерно: женских и мужских клаузул во всевозможных сочетаниях – примерно поровну, и соответственно меньше дактилических окончаний.

Простор для разнообразных сочетаний восемь стихов предоставляют немалый, и Высоцкий особенно широко этим пользуется в песнях, где многие виды рифмовки встречаются всего по одному или по два раза, но при этом в очень ярких сочетаниях. Например, в песне «Мишка Шифман» (1, 400), состоящей из одних восьмистиший, чередуются три разных вида рифмовки: МДМДДМДМ, МДМДМЖМЖ и МДМДМДМД, – изображающих изменяющееся настроение героев и переменчивую ситуацию в их жизни.

Длинные строфы:

Песни

Театр и кино

Стихотворения

Стихи «на случай»

Окончания

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Кол-во строф

Кол-во пр-й

Девятистишия

ЖМЖЖЖМЖЖМ

1

1

МЖЖЖММЖЖМ

1

1

ММЖММММММ

2

2

МММММММММ

2

1

Десятистишия

МЖЖЖММЖЖЖМ

2

1

ММЖМММММММ

2

2

Одиннадцатистишия

ЖЖЖММЖЖЖЖММ

3

2

ЖММЖММЖМММЖ

1

1

МЖЖЖЖММЖЖЖМ

1

1

Двенадцатистишия

ЖЖЖЖМММЖЖМММ

5

1

Тринадцатистишия

ДМДММДМДДМММД

2

1

Три произведения, включающих в себя строфы длиннее восьми стихов, относится к песням театра и кино. При этом они состоят из длинных строф разного объема: «В куски разлетелася корона…» (2, 191) в той записи, которая есть в двухтомнике, состоит из девяти-, десяти- и одиннадцатистиший; «Солдаты группы "Центр"» (2, 193) – из четверостиший-куплетов и сложной строфы припева «четверостишие + девятистишие». «Песня Саньки» (2, 207) состоит из одиннадцатистиший с разными, хотя и похожими, рифменными рисунками: АААббВВВВбб и ГГГддЕЕЖЖдд.

Нетеатральная песня «Лежит камень в степи» (1, 36) интересна тем, что в ней все строфы – два девятистишия и два десятистишия – различны между собой по рифмовке при одинаковой каталектике: в двух первых строфах первые строки – холостые:

Лежит камень в степи,
А под него вода течет /…/

Перед камнем стоят
Без коней и без мечей /…/

В двух последних строфах первые строки рифмуются:

Прямо нету пути –
Никуда не прийти /…/

Ну а третий – был дурак,
Ничего не знал и так /…/

Это придает песне «фольклорность» – черту, которая в рифменном плане у Высоцкого проявляется нечасто.

Длинные строфы – вообще не характерная черта стихосложения Высоцкого; во-первых, их очень немного, во-вторых, они начинают появляться в его произведениях достаточно поздно (за исключением «Лежит камень в степи» и песни к спектаклю «Десять дней, которые потрясли мир»), а в-третьих, нередко их длина – это результат песенных повторов стихов, приема, которым Высоцкий внутри строф пользуется нечасто:

Пил, гулял и отдыхал,
Ничего не понимал, –
Ничего не понимал,
Так всю жизнь и прошагал…

«Лежит камень в степи»

В стихотворении «Нить Ариадны» (2, 99) второй тип строфы – двенадцатистишие – больше напоминает сложную строфу, каких немало в песнях Высоцкого, в частности в припевах. Рифмовка этих строф – АБАБввгДДеег, то есть фактически это можно рассматривать как сочетание четверостишия перекрестной рифмовки с восьмистишием более сложного рифменного рисунка. Похожая картина – в «Песне о Судьбе» (1, 523), где есть сочетание из восьми- и четверостишия: АААбАААб + ВгВг.

Только в одном стихотворении – «Две просьбы» (2, 186) – объем тринадцатистиший представляется совершенно продуманным и законченным, с использованием монорима «для нагнетания эмоций разного плана: душевные порывы, накал страстей, лихорадочный поиск ответов на жизненно важные вопросы»[122].

с) Вопрос о строфике и рифме некоторых стихотворений Высоцкого и вероятности их песенного предназначения

Часть стихотворений, в особенности относящихся к последним годам творчества Высоцкого, по-видимому, изначально планировалась автором как песенные произведения, но не была окончена. На это указывает ряд стихотворных особенностей, хотя, конечно, для полной уверенности следовало бы, за неимением фонограмм, провести и метрический анализ «сомнительных» стихотворений.

К таким относятся, во-первых, стихотворения с как минимум двумя типами строф (объединенных в сложные строфы, а не просто нетождественных), один из которых сходен с припевом: «Из-за гор – я не знаю, где горы те…» (2, 11). Во-вторых, это стихотворения с как минимум двумя типами строф, один из которых представлен всего одной строфой, тогда как второй – более чем одной и даже двумя: «Экспресс Москва-Варшава, тринадцатое место…» (2, 18). В-третьих, это произведения, сходные по метрике, строфике и рифмовке с песнями Высоцкого и, вероятно, являющиеся вариантами той или иной песни: «Где-то там на озере…» (2, 25). Всего по этим признакам было найдено 17 стихотворений, но возможно, что задуманных Высоцким как песни и не оконченных произведений было больше.

Стихотворений первого типа особенно много. Это «Зарыты в нашу память на века…», «Я тут подвиг совершил…», «Из-за гор – я не знаю, где горы те…», «Что сегодня мне суды и заседанья…», «У меня долги перед друзьями…», «Как-то раз, цитаты Мао прочитав…», «Мы без этих машин – словно птицы без крыл…», «Проделав брешь в затишье…», «Бродят по свету люди разные…», «Набат», «Посмотришь – сразу скажешь: это кит…».

В каждом из этих стихотворений один (в некоторых даже два) типа строф могут быть оценены как планировавшийся автором припев. В стихотворении «У меня долги перед друзьями…» (2, 35) одна строфа повторяется полностью дважды, без изменений. То же самое – в «Как-то раз, цитаты Мао прочитав…» (2, 40), «Я тут подвиг совершил…» (2, 53), «Зарыты в нашу память на века…» (2, 155). В последнем стихотворении сложные строфы состоят из трех частей, из которых заключительная повторяется четырежды, не меняется и носит весьма «песенный» характер по своему метрическому и строфическому строению:

Иногда как-то вдруг вспоминается
Из войны пара фраз –
Например, что сапер ошибается
Только раз.

В этом четверостишии чередуются длинные строки с дактилическими клаузулами и короткие – с мужскими. Метрическое строение тоже своеобразно: три стиха написаны разностопным анапестом (Ан3 и Ан2), последний же, несущий особую эмфатическую нагрузку, – двустопным хореем. Короткие стихи в песенных строфах – характерная черта (ср., например, с припевами в песне «Темнота» (1, 269): Там – чужие слова, там –дурная молва, // Там ненужные встречи случаются, // Там сгорела, пожухла трава, // И следы не читаются, – // В темноте – или с куплетами в песне «Так случилось – мужчины ушли…» (1, 393): Потеряла и свежесть и прелесть // Белизна ненадетых рубах, // Да и старые песни приелись // И навязли в зубах).

Кроме абсолютно идентичных строф, которые условно (для стихотворений) обозначены как припевы, в иных стихотворениях есть строфы, не абсолютно повторяющиеся, а варьирующиеся, – тоже очень характерный признак припевов Высоцкого. Это касается стихотворений «Из-за гор – я не знаю, где горы те…» (2, 11), «Набат» (2, 97), «Посмотришь – сразу скажешь: это кит…» (2, 38), «Что сегодня мне суды и заседанья…» (2, 19), «Бродят по свету люди разные…» (2, 46), «Мы без этих машин – словно птицы без крыл…» (2, 90).

Очень характерные для песен повторы есть в стихотворении «Рты подъездов, уши арок и глаза оконных рам…» (2, 108). В нем два типа строф; строфы второго типа нельзя назвать припевами, скорее это просто части сложных строф, из которых составлено произведение. Само строение этих строф больше похоже на типичное для Высоцкого песенное: строки разной длины, сложная рифмовка, повторы в конце строфы:

Смешно, конечно, говорить,
Но очень даже может быть,
Что мы знакомы с вами. Нет, не по работе...
А не знакомы – дайте срок, –
На мой зеленый огонек
Зайдете, зайдете!

В некоторых стихотворениях среди тождественных строф вдруг появляется – как правило, в начале, после первой строфы – четверостишие или шестистишие (строф другого объема найдено не было), возможно, предполагаемого припева. Это песни «Экспресс "Москва-Варшава", тринадцатое место…» (2, 18), «Я к вам пишу» (2, 69), «В белье плотной вязки…» (2, 166), «Под деньгами на кону…» (2, 177», «Куда все делось и откуда все берется…» (2, 165), «Давно, в эпоху мрачного язычества…» (2, 124). В последнем стихотворении на роль припева по авторскому замыслу, возможно, предполагались сразу две строфы – 2-я и 3-я:

Нам внушают про проводку,
А нам слышится – про водку;
Нам толкуют про тройник,
А мы слышим: «на троих».
Клиент, тряхни своим загашником
И что нас трое – не забудь, –
Даешь отъявленным шабашникам
Чинить электро-что-нибудь!

Еще одно стихотворение пересекается с предыдущим типом, но также относится и к редкой разновидности произведений, которые, вероятно, были вариантами других песен. Несколько таких вариантов встречается в пятитомнике, но есть и в двухтомном издании – «Где-то там на озере…» (2, 25). В примечаниях к стихотворению сказано, что, возможно, оно писалось как песня для к/ф «Мой папа – капитан», но в фильм не вошла, а первая строфа была переделана и включена в «Песню Рябого» (2, 216) для к/ф «Хозяин тайги»[123].

Конечно, для полной уверенности необходимо и исследование с музыковедческой точки зрения; следовало бы определить «пригодность» или авторское предназначение тех или иных строф именно для пения, а не для декламации. Отчасти тема творческого процесса создания песни была начата в статье Л. Я. Томенчук «"Все донимал их своими аккордами (2)"»[124] и продолжена автором в другой ее книге в статьях «"Там что-то ангелы запели не такими голосами…"» и «Мы ложных иллюзий не строим»[125]. Хочется надеяться, что и дальше исследования в этом направлении будут вестись, причем специалистами не только в литературоведении, но и в музыковедении.

Некоторые произведения, отнесенные составителем двухтомника к стихотворениям, уже были обнаружены в фонограммах. Два стихотворения из приведенных выше присутствуют в авторских записях, вошедших в издание «Весь Высоцкий на 32 компакт-дисках», выпущенном фирмой «Мороз Рекордз» (2000г.). Это «Разговор в трамвае» (диск № 25), в двухтомнике названия не имеющий и обозначенный по первой строке: «Граждане, зачем толкаетесь…», – о котором сам автор в вошедшем в фонограмму коротком монологе говорит как о не завершенном еще произведении в форме мирно начавшейся беседы пассажиров, окончившейся скандалом. После прозаического вступления Высоцкий в записи исполняет под аккомпанемент первую строфу песни. Второе стихотворение – «Зарыты в нашу память на века…» (диск № 17) – исполняется в сокращенном виде, но с припевами, также под гитарный аккомпанемент, уже без предисловий, как обычная песня.

Примечания

[115] Федотов О. И. Основы русского стихосложения. Теория и история русского стиха. Кн. 2. С. 137.

[116] По какой-то причине исследовательница приводит здесь примеры и только дактилических, и только женских клаузул по отдельности.

[117] Ковалева Т. В. Концепция рифмы в песенном цикле «Алиса в стране чудес». С. 195. Последний пример – скорее сочетание женского (бранúм и) окончания с дактилическим (вы мои).

[118] Федотов О. И. Основы русского стихосложения. Т. 2. С. 167.

[119] О сложностях текстологии рукописей Высоцкого см. комментарии к собранию сочинений в двух томах (1, 585-586).

[120] См.: Федотов О. И. Указ. соч. С. 167.

[121] См.: Федотов О. И. Указ. соч. С. 220.

[122] Фомина О. А. Монорим Высоцкого // Материалы региональной научно-практической конференции молодых ученых и специалистов Оренбургской области. Ч. 3. Оренбург, 2004. С. 13.

[123] См.: Высоцкий В. С. Сочинения в двух томах. Т. 2. С. 494.

[124]См.: Томенчук Л. Я. Высоцкий и его песни: приподнимем занавес за краешек. Днепропетровск, 2003. С. 121-127.

[125] См.: Томенчук Л. Я. «…А истины передают изустно». Днепропетровск, 2004. С. 45-88.

© 2000- NIV