Жукова Е. И.: Рифма и строфика поэзии В.С. Высоцкого и их выразительные функции
Часть 2. Глава 4. Сложные строфы

Глава 4. Сложные строфы

Уже хрестоматийным стало высказывание М. Л. Гаспарова о том, что в советское время «в области строфики сильнее всего сказалась тенденция /…/ к простоте и упорядоченности»[110]. Несходство строфики Высоцкого с общей тенденцией тоже более-менее очевидно и подтверждается приведенными выше подсчетами. Но кроме собственно разнообразия различных типов строф есть такое явление, как соединение этих строф в сложные строфы.

Показательно уже то, что произведений с совпадающими строфами у Высоцкого оказывается меньше, чем с несовпадающими; это видно из Таблицы 3 в Приложении 2.

Даже при том, что часть учитываемых произведений – стихи «на случай», многие из которых состоят из одного четверостишия или восьмистишия, песен и стихотворений с тождественными строфами меньше, чем с двумя типами строф, хотя и ненамного.

Произведений с припевами – чуть меньше трети от всех песен и стихотворений, 220 из 708, и бóльшая половина их содержат по два типа строф, то есть куплет + припев или два разных типа куплетов. Что касается отдельно песен, стихотворений и произведений для театра и кино, то картина складывается довольно неравномерная.

В песнях, предназначенных поэтом для собственного исполнения, несовпадающих строф намного больше, нежели совпадающих. При этом мало того, что 45% составляют песни, в которых содержатся строфы двух типов, но и довольно много – почти 15% – песен с тремя разными типами строф, как видно из приведенной ниже таблицы.

Типы строф в песнях

Кол-во типов

Кол-во произведений

%

1

108

34,50%

2

141

45,05%

3

46

14,70%

4

13

4,15%

5

3

0,96%

6

1

0,32%

7

1

0,32%

Итого:

313

100,00%

Не все песни с несовпадающими строфами состоят из сложных строф. О. А. Фомина приводит следующую статистику по произведениям двухтомника: 29% – тождественные строфы, 37% – нетождественные строфы, 34% – сложные строфы. К сложным строфам исследовательница относит в большинстве случаев сочетание куплета с припевом[111]. Стоит оговориться, что в песнях Высоцкого не всегда можно четко отграничить припевы от куплетов, так как варьирование содержания очень часто бывает весьма широким. К примеру, в «Песне о двух красивых автомобилях» (1, 234) две строфы второго типа начинаются словами: Будто знают – игра стоит свеч – и еще могут быть сочтены припевом, но третья открывается строкой: Они знали – игра стоит свеч, а последняя – совершенно не сходной с предыдущими фразой: Что ж, съезжаться – пустые мечты?

Та же ситуация и в песне «Ноль семь» (1, 244), где и вовсе из-за повторений в обоих типах строф невозможно определить припев, и скорее всего его просто нет. Строфы одного типа начинаются так:

Для меня эта ночь – вне закона…
Эта ночь для меня вне закона…
Телефон для меня – как икона…
Что, опять поврежденье на трассе?..
Эта ночь для меня вне закона…

В строфах второго типа первый стих еще более сходен:

«Девушка, здравствуйте! Как вас звать?» – «Тома»...
«Девушка! Слушайте! Семьдесят вторая!..»
«Девушка, милая! Я прошу, продлите!..»
«Ноль семь, здравствуйте! Снова я». – «Да что вам?»
«Девушка, милая! Снова я, Тома!..»

Обозначить строфы второго типа как припев можно из-за того, что, во-первых, все же в четырех из пяти строф совпадают и последние строки («Здравствуй, это я!»), и, во-вторых, последней строфой песни оказывается строфа второго типа, что более характерно для припева.

Некоторые песни открываются припевом (самый наглядный пример – песня «Большой Каретный») и им же заканчиваются, что немного усложняет определение сложных строф: поскольку сложная строфа состоит из припева и куплета, один припев – первый или последний – оказывается «холостым».

Не всегда в песнях с двумя типами строф припев есть вообще. Из 141 песни всего в 96 есть припев, в остальных же просто сочетаются два разных типа куплетов, иногда соединяющихся в сложную строфу, иногда – нет. Например, в песне «Вот раньше жизнь…» (1, 71) строфы варьируются от четверостиший до шестистиший в произвольном порядке, и по сути это больше похоже на четверостишия с внутренними рифмами, записанные по-разному:

Вот раньше жизнь! – È–È–
И вверх и вниз È–È–
Идешь без конвоиров, – È–ÈÈÈ–È
Покуришь план, È–È–
Пойдешь на бан È–È–
И щиплешь пассажиров. È–ÈÈÈ–È
Прошел детдом, тюрьму, приют, È–È–È–È–
И срóка не боялся, – È–ÈÈÈ–È
Когда ж везли в народный суд – È–È–È–È–
Немного волновался. È–ÈÈÈ–È

В песнях с бóльшим количеством несовпадающих строф припевов еще меньше – примерно в половине произведений. В них почти не встречается уже беспорядочного смешения разных строф, они чередуются регулярно и совершенно четко связываются в сложные строфы.

Примечательно, но в то же время и логично то, что в раннем творчестве преобладают песни с совпадающими строфами, а вот резкий «скачок» в следующие годы уже не столь ожидаем: песен с совпадающими строфами – 35%, а с двумя типами строф – 52%. Эксперименты Высоцкого в области песенной строфики продолжились и в следующем периоде. Здесь он практически совсем избегает совпадающих строф в песнях, как в тех, которые предназначал для собственного исполнения, так и в театральных. К последним годам творчества Высоцкий «реабилитирует» тождественные строфы, но большого предпочтения им по-прежнему не отдает: они занимают 22% от всех песен, тогда как песен с двумя типами строф в эти годы – 38%, а с тремя – 26,5%.

Если в песнях, исполнявшихся поэтом лично, так мало совпадающих строф, то в песнях театра и кино их оказывается еще меньше:

Типы строф в песнях театра и кино

Кол-во типов

Кол-во произведений

%

1

10

9,26%

2

53

49,07%

3

30

27,78%

4

11

10,19%

5

2

1,85%

6

1

0,93%

8

1

0,93%

Итого:

108

100,00%

В песнях театра и кино количество песен с тождественными строфами совсем скромно. Уже в первые годы работы Высоцкого над песнями для сценических постановок заметна склонность к разнообразию строфики в песнях, избегание определенной монотонности, возникающей в песнях с тождественными строфами и никак не годящейся для сценических и экранных работ.

Период 1972-1974 гг. – один из наиболее плодотворных для Высоцкого в плане песен к фильмам и спектаклям (в том числе и к дискоспектаклю «Алиса в Стране Чудес»). В это время из 68 написанных песен только 6 – с совпадающими строфами, а остальные состоят из сложных строф по 2, 3 и даже 4 строфы (как, например, «Солдатская песня» (2, 274) для к/ф «Иван да Марья» или известная «Серенада Соловья-разбойника» (2, 271) для того же фильма).

Каталектика составляющих частей сложных строф различается довольно сильно. Например, в «Серенаде Соловья-разбойника» она выглядит так: ЖМЖМ МММММ ЖМЖМ ЖЖДДЖ, причем первая и третья строфы ощутимо отличаются друг от друга метрикой.

На фильме «Иван да Марья» стоит остановиться подробнее еще и потому, что за исключением «Алисы в Стране Чудес» к нему был написан самый длинный цикл песен. Но при этом если в «Алисе» многие песни – однострофические, то самая короткая песня к «Ивану да Марье» состоит из четырех строф.

Вообще песни, написанные для этого фильма, характеризуются наибольшим разнообразием сложных строф. В 6 песнях из 14 они состоят из 3 строф, а тождественные строфы есть только в одной «Песне Марьи» (2, 279), которая и по интонации своей должна быть монотонной и печальной.

Есть и случай сложной строфы, переходящей из одной песни в другую: две солдатские песни (для к/ф «Иван да Марья») – «Грустная» (2, 274) и «Походная» (2, 275) – состоят из одинаковых сочетаний строф, но в первом произведении оно повторяется дважды, а во втором – только один раз. Похожий прием использован Высоцким в «Песне Алисы про цифры» (2, 297), где все четыре части песни состоят каждая из одной сложной строфы в три куплета.

В последние годы песен театра и кино становится намного меньше, но при этом ни в одной из них тождественных строф не остается вовсе.

Таким образом, можно заключить, что чем более «ролевой» или «игровой» является песня, тем к большему разнообразию строфики в ней стремится поэт. В особенности это касается тех песен, которые содержат в себе диалоги, как, к примеру, песня «Солдат и привидение» (2, 279), в которой из пяти имеющихся строф (трех четверостиший с окончаниями ДЖДЖ, ДМДМ и МДМД, одного двустишия и одного восьмистишия) не совпадает с другим ни одна:

– Во груди душа словно ерзает,
Сердце в ней горит будто свечка.
И в судьбе – как в ружье: то затвор заест,
То в плечо отдаст, то – осечка.
– Я – привидение,
Я – призрак, но
Я от сидения
Давно больнó.
Темница тесная,
Везде сквозит, –
Хоть бестелесно я,
А все ж – знобит.

Для сравнения следует взглянуть на резко отличающиеся от всего разобранного выше стихотворения, не предназначенные для исполнения под музыку.

Типы строф в стихотворениях

Кол-во типов

Кол-во произведений

%

1

47

43,93%

2

41

38,32%

3

14

13,08%

4

4

3,74%

6

1

0,93%

Итого:

107

100,00%

Общая картина, конечно, несколько отлична от песенной: стихотворений с совпадающими строфами больше всего, хотя при этом стихотворения с двумя типами строф отстают ненамного, да и три типа строф встречаются сравнительно часто. Но в диахроническом аспекте все выглядит абсолютно иначе.

Ранних стихотворений у Высоцкого крайне немного. Известно, что часть из них пропала при многочисленных переездах и просто по невнимательности самого поэта и его близких[112]. От периода до 1965г. сохранилось немногим больше десятка произведений, и те зачастую с сомнительной датировкой. Практически все они – с тождественными строфами. Те же стихотворения, в которых можно найти сложные строфы из двух строф, больше напоминают по строению своему недоработанные автором песни, как, к примеру, «Из-за гор – я не знаю, где горы те…» (2, 11), в котором второй тип строфы очень напоминает припев своими повторами:

И людскую толпу бесталанную
С ее жизнью беспечной <и> зыбкой
Поразил он спокойною, странною
И такой непонятной улыбкой. /…/

И взбесило толпу ресторанную
С ее жизнью и прочной и зыбкой
То, что он улыбается странною
И такой непонятной улыбкой.

В следующие годы (довольно большой период, 1965-1974) статистика немного меняется. Стихотворений с совпадающими строфами по-прежнему большинство – 50%, но появляются и произведения с тремя и даже четырьмя разными типами строф («Вот я вошел и дверь прикрыл…»). Так же, как и в раннем творчестве, основными строфами стихотворений остаются четверостишия, что типично вообще для непесенного творчества Высоцкого.

Больше появляется произведений со сложными строфами из двух типов строф, очень сходными с сочетанием куплет + припев. Среди них можно назвать стихотворения «Как-то раз, цитаты Мао прочитав…» (2, 40), где второй тип строфы можно было бы назвать припевом, в котором к тому же текст полностью неизменен:

Вспомнилась песня, вспомнился стих -
Словно шепнули мне в ухо:
«Сталин и Мао слушают их», –
Вот почему заваруха, –

и другие подобные случаи: «У меня долги перед друзьями…», «Я тут подвиг совершил…».

В двухтомном собрании сочинений, переиздающемся уже много лет подряд начиная с 1990г., к стихотворениям отнесены и некоторые произведения, которые после выхода в свет первого издания были обнаружены в фонограммах. Такова, например, песня «Граждане, зачем толкаетесь…» (2, 36), неоднократно встречающаяся на аудиодисках в исполнении Высоцкого, или «Приехал в Монако какой-то вояка…» (2, 55).

Но еще более интересная картина складывается в стихотворениях последних лет.

Во-первых, этот период характеризуется резким спадом количества песен Высоцкого, хотя, конечно, к этому времени принадлежит немало его программных произведений. Во-вторых, в то же время растет количество стихотворений: на 45 песен приходится 33 стихотворения – соотношение для поэта, работавшего всю жизнь главным образом над песнями, невероятное.

И при всех этих данных оказывается, что в стихотворениях сокращается число произведений с совпадающими строфами за счет строф несовпадающих (в том числе и множества сложных). Здесь стоит обратить внимание на стихотворения с двумя и тремя типами строф.

Сходны с припевом строфы второго типа в стихотворении «Нить Ариадны» (2, 99), все они оканчиваются фразой: Выхода нет! Вообще же таких «припевов» в стихотворениях 1975-1980 гг. немного, чаще это просто два или три типа строф разного размера, разной длины стихов и собственно строф. В ряде случаев это очень похоже на сложные строфы типа куплет + припев.

Отличительная черта некоторых стихотворений Высоцкого – появление среди тождественных строф одной «припевообразной», например в «Я к вам пишу» (2, 69):

Дай бог вам жизни две
И друга одного,
И света в голове,
И доброго всего!

Увеличившееся число стихотворений со сложными строфами в последние годы можно толковать двояко. Одним предположением является то, что из-за творческого поиска поэт стал писать больше произведений не для исполнения со сцены, а для чтения (это бывало и ранее, к примеру, в случае со стихотворением «Мой Гамлет», которое сохранилось в авторском исполнении). Вторым, не менее вероятным, является то, что Высоцкий просто не успел доработать некоторые свои сочинения и тем более спеть их, поэтому они и сохранились только в рукописи.

Различить неоконченные песни и стихотворения хотя и сложно, но можно попытаться, причем как раз при помощи анализа с точки зрения рифмовки и строфики, что и будет предпринято в последней части данной работы.

Периодизация стихотворений Высоцкого даже еще более сложна, чем в песнях, так как их датировка далеко не всегда точна, точность определяется порой в интервале до 10 лет, и для того сравнительно небольшого количества произведений, которые относятся к стихотворениям, подобные колебания могут быть ощутимыми.

Примечания

[110] Гаспаров М. Л. Очерк истории русского стиха. С. 302.

[111] См.: Фомина О. А. Указ. соч. С. 36-37.

[112] Об этом, например, есть несколько рассказов Изы Константиновны Высоцкой (Жуковой), первой жены поэта, в книге «Живая жизнь. Штрихи к биографии Владимира Высоцкого». С. 131-147.

© 2000- NIV