Высоцкий В. - Абрамовой Л., 15 июля 1964 г.

15 июля 1964 года

Латвия, Айзкраукле-Москва

Почему-то от тебя до сих пор ничего нет, и я беспокоюсь может, ты уже родила троих, и все черненькие, и дали 2-х нянь и пособие. Это я вчера начитался в "Огоньке" про негров - как они у нас великолепно чувствуют и женятся ни белых женщинах и их за это линчуют. В общем здесь им - прекрасно. И я menерь жарюсь на солнце, хочу почернеть. Пока - старания напрасны. Обгорел! Ноги до мяса, а спина не обгорела до мяса - обгорела до костей. Хожу с трудом, всё болит. К тому же лошади оставили след тоже и ноги от них ломит. Никак, лапа, не посещает меня муза - ничего не могу родить, кроме разве всяких двустиший и трёхстиший. Я ее - музу - всячески приманиваю и соблазняю, - сплю раздетый, занимаюсь гимнастикой и читаю пишу для ума, но... увы - она мне с Окуджавой изменила. Ничего... это не страшно, все еще впереди. Достаточно того, что вся группа, независимо от возраста, вероисповедания и национальности. - распевает "Сивку-бурку" "Большой Каретный" и целую серию песен о "шалавах"

А Севка Абдулов получил письмо от геологов из Сибири. - они просят прислать тексты песен. - и говорят. что геологи в радиусе 500 км от них будут их распевать. Так что все в порядке, и скоро меня посадят как политического хулигана.

Конечно, нас до сих пор не снимают, вернее, меня, а Ялович уже ел в кадре яйца и этим совершенно убил режиссера. Теперь его вызывают, каждый день - нужен он или не нужен. Он ропщет, но не очень, потому что съедает много исходящего реквизита и на этом экономит. После выступления на "голубом огоньке" у меня здесь есть почитатели - инженеры и техники, которые хотят мне рассказать про добычу электроэнергии и экономику нашей страны, а еще научить пользоваться земснарядом, бригадира которого я играю. Завтра начнем.

Режиссер все время советуется, просит выдумывать новые сцены и предлагать. Что мы и делаем.

Люсик! Пиши мне. Я знаю, что некогда, но хоть немного. Звонить я могу только до 7 вечера. Лену вряд ли застану, а у матери, пока не знаю. - есть ли телефон.

Лапа моя! Я тебя люблю, и ты мне опиши про себя и про дитю нашу (а может, уже и про вторую) и целуй (или их).

Позвони отцу - расскажи, какой я есть распрекрасный трезвый сын В. Высоцкий и спроси про цыган. - нашли или, наверное, нет!

Привет всем. <...> Целую. Люблю.

Володя

© 2000- NIV