Брунова Мария Васильевна (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 11.03.2012 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Brunova/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Мария Васильевна БРУНОВА

Брунова Мария Васильевна (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

М. Б. – Я очень хорошо была знакома с Володей. Он бывал у нас дома, просто пропадал тут. Он дружил с моим тогдашним зятем, Игорем Кохановским. Игорь два года был женат на нашей дочери. Когда мы вечерами уезжали, то в нашей квартире стоял дым коромыслом. Шум, рок-н-ролл, сигареты... Раньше это называлось "гулёхи".

Однажды даже мой миролюбивый муж*1 наутро после очередной такой гулянки взял дочь за руку и спросил: "Ты хочешь жить с Кохановским?" Дело в том, что тогда Кохановский с матерью имел комнату в коммуналке – 44 комнаты в одном коридоре. Тогда стали расселять коммуналки, и мой муж выхлопотал им однокомнатную квартиру. Дочь говорит: "Нет, не хочу туда". Он ей: "Тогда скажи Кохановскому "до свидания". Кончен бал, погасли свечи!"

Кохановский всегда завидовал Володе, его успехам. Он закончил строительный институт, но работать инженером не хотел, говорил: "Эти грязные стройки меня не устраивают". Он решил, что тоже будет поэтом, уехал на какое-то время в Магадан.

М. Ц. – После того, как Ваша дочь развелась с Кохановским, Высоцкий у Вас дома уже не бывал?

М. Б. – Нет. Они с Игорем продолжали дружить. А мы больше общались с родителями Володи. У Володи была потрясающая мачеха, Женя. Очень красивый был отец, Семён Владимирович. Его близким приятелем был генерал Вася Лазаренко, муж певицы Капитолины Лазаренко. Мы часто собирались вместе.

Мой муж был два года депутатом. Однажды его пригласили на Петровку, 38 по каким-то делам. И вдруг этот оперуполномоченный, или кто он там был, говорит: "Мы знаем, что Высоцкий бывает у Вас дома и поёт песни, которые неугодны стране. Мы хотим выслать его из Москвы". Поставили какую-то кассету ему – дескать, вот, послушайте.

Борис Сергеевич сказал: "Сейчас многие поют под Высоцкого, а он, на мой взгляд, гениален. Я хочу Вас попросить – пригласите его, поговорите с ним. Даже царь, ненавидя Пушкина, присвоил ему звание камер-юнкера". На этом разговор закончился, а потом был такой случай, чему я уже сама свидетельница.

Вы помните старый ресторан ВТО в Москве? Туда всегда попасть было очень трудно, всегда не хватало мест. Актёры любили туда приходить после спектакля. Мужа моего как-то везде уважали, мы всегда проходили в ресторан. В тот вечер нас посадили за столик, а через какое-то время вижу – входит Володя с компанией. Вокруг него всегда были люди. Он подходит к столику нашему и становится на колени около Бориса Сергеевича. Я ничего не понимаю...

Володя говорит: "Борис Сергеевич, в наше время мало кто может защитить другого человека, который в беде. Я Вам очень и очень признателен". Я продолжаю ничего не понимать. Я смотрю на Борю, он мне говорит: "Я тебе расскажу дома".*2

М. Ц. – В последние годы жизни Высоцкого Вы уже не общались?

М. Б. – Нет, но я была на его похоронах. Мой муж был там от театра, и взял меня, так я попала на кладбище. Отец Высоцкого сказал, что место на Ваганьково получил Кобзон и добавил: "Теперь мы все будем лежать вот здесь". На что Марина Влади, – это я лично слышала, – сказала: "Нет, здесь будет похоронено моё сердце и больше никто".

18.02.2012 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2012)

Примечания

1. Борис Сергеевич Брунов (1922-1997) – конферансье, режиссёр, педагог, народный артист РСФСР, профессор, руководитель Московского государственного театра эстрады.

2. Об этом случае рассказывал и сам Б. Брунов, только, по его словам, речь шла о разговоре с ним не в МУРе, а в КГБ (см.: журнал "Вагант", 1997 г., № 7-9).

БРУНОВА, Мария Васильевна (1923-2013). В прошлом – артистка балета, затем – манекенщица. Родилась 21 февраля 1923 г. Ушла из жизни 30 сентября 2013 г., похоронена в Москве на Новодевичьем кладбище.

© 2000- NIV