Быстров Борис Евгеньевич (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 22.10.2012 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Bystrov/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Борис Евгеньевич БЫСТРОВ

Быстров Борис Евгеньевич (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Б. Б. – Мы с Володей заканчивали одно и то же учебное заведение – Школу-студию МХАТ, а тогда существовала ещё связь поколений: выпускники прошлых лет приходили смотреть дипломные спектакли молодых актёров. Вот и Володя приходил к нам, а потом и мы ходили на спектакли выпускников. Вот так было...

Володя закончил в 1960 году. Была тогда попытка создать новый театр по типу "Современника". Режиссёрами были Радомысленский и Ялович, они ставили "Белую болезнь" Чапека. Там были заняты артисты из многих театров – и Володя, в том числе.

Я тогда был студентом. Поскольку Радомысленский у нас преподавал, он взял нескольких студентов для участия в спектакле. Это всё происходило в клубе милиции на Лубянке. Спектакль был выпущен, показан на публике. Вроде, всё шло, уже начали на спектакли продавать билеты, но не получилось, заглохло это всё...

Репетировали мы ночами, там же и спали немного. Потом утром мы, студенты, – на лекцию, актёры – в свои театры. У нас там был магнитофон, и ночами мы частенько слушали Окуджаву.

М. Ц. – А Высоцкий пел?

Б. Б. – Мало пел. Это были его ранние песни. Ну, так споёт – и всё. Было тихо, без большого ажиотажа. И там пел не только он. Кто хотел, тот и пел. Гитара была, так что сядем там в кружок – кто песню споёт, кто расскажет что-то.

Там много актёров было молодых. Серёжа Десницкий, тоже мхатовский выпускник. Были там Володя Пешкин, Рома Вильдан...

М. Ц. – Карина Филиппова…

Б. Б. – Да, Карина Филиппова. Она, кстати, играла эпизод с Володей. Там была семья, она играла Мать, а он – Отца.

М. Ц. – Что Вы можете сказать об этой роли Высоцкого? Это была интересная работа?

Б. Б. – Вы знаете, там была у них небольшая сцена, она шла минут двадцать. Весь спектакль состоял из отдельных сцен – как люди в разных слоях общества переживают наступление этой болезни. У Володи и Карины была сцена яркая, темпераментная. Сына их, я помню, играл Сева Абдулов.

М. Ц. – Про работы тогда молодых актёров С. Десницкого, В. Пешкина, Р. Вильдана я знаю, но никогда не слышал, что там участвовали и студенты Школы-студии...

Б. Б. – Мы были там как рабочая сила, и играли в небольших ролях – какие-то военные в штабе. Такая была "полумассовка".

М. Ц. – Кто именно участвовал из студентов?

Б. Б. – Ребята с нашего курса – Виталик Безруков, отец Серёжи Безрукова, Боря Романов. Других не помню. Человек пять всего.

М. Ц. – После постановки "Белой болезни" театр ещё ведь существовал?

Б. Б. – Там они поставили ещё одну вещь, я уже не помню, какую. Сева Абдулов там был в главной роли. Кажется, они сыграли его всего один раз, а потом театр развалился.*1 Начальство не дало "добро" на это.

М. Ц. – Мне говорили, что важной причиной стали споры между Е. Радомысленским и Г. Яловичем о том, кто главный режиссёр, а кто неглавный...

Б. Б. – Я не думаю, что это было. Иначе бы они потом не общались, а они общение продолжали.

М. Ц. – После окончания Школы-студии Вы встречались с Высоцким?

Б. Б. – Иногда. То здесь, то там... В Доме актёра частенько виделись. Ну а потом он принёс нам песни для спектакля по пьесе Эдика Володарского "Звёзды для лейтенанта"...

М. Ц. – ... в котором Вы играли роль капитана Лугового, одну из главных в пьесе. Скажите, пожалуйста, песни Высоцкого использовались целиком или фрагментарно?

Б. Б. – Фрагментарно, целиком для них места не было.

М. Ц. – Высоцкий предлагал три песни...

Б. Б. – Кажется, он предлагал не три, а больше.

М. Ц. – Я знаю о трёх – "Всю войну под завязку...", "Я ещё не в угаре..." и "Их восемь, нас – двое..."

Б. Б. – И ещё он предлагал "Я – "Як"-истребитель..."

М. Ц. – В каких сценах были использованы песни?

Б. Б. – Они не были в сценах, а, скорее, между картинами. Я не помню, всё ли вошло. ""Як"-истребитель" там точно была. А вот "Я ещё не в угаре…" я вообще не помню. И других тоже не помню. Принёс-то он много, но их некуда было девать.

М. Ц. – В связи с этой работой Высоцкий приходил в театр?

Б. Б. – Ну, может быть, один раз, а вообще – нет. Эдик (Володарский, – М. Ц.) приходил, а он нет. Во всяком случае, мне это не запомнилось. На премьере я его тоже не помню.

М. Ц. – Фрагменты песен Высоцкого были в авторском исполнении?

Б. Б. – Да, они шли под фонограмму.

М. Ц. – Мне приходилось читать, что на спектакль "Звёзды для лейтенанта" на улице спрашивали лишний билетик – и всё это из-за песен Высоцкого...*2

Б. Б. – Ну, я не думаю, что это так. Высоцкого-то там было очень мало.

20.10.2012 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2012)

Примечания

1. Как рассказал мне Е. Радомысленский, были только репетиции, а до постановки второго спектакля дело не дошло.

2. Терентьев О. "Звёзды для лейтенанта" в Театре имени М. Н. Ермоловой. // ж. "Вагант-Москва". 1996. №№ 10-12 стр. 12.

БЫСТРОВ, Борис Евгеньевич. Актёр театра и кино. Родился 12 февраля 1945 г. В 1966 г. окончил Школу-студию МХАТ (курс А. М. Карева). Служил в Московском драматическом Театре имени К. С. Станиславского, Московском театре имени Ленинского комсомола. С 1968 г. – актёр Театра имени М. Н. Ермоловой. С 1966 г. снимается в кино ("Волшебная лампа Алладина", "Удар, ещё удар!", "Встреча у старой мечети", "Кащей Бессмертный" и др.) С 1970-х гг. и по настоящее время работает на озвучивании мультфильмов и дубляже зарубежных художественных фильмов. Озвучивал Марлона Брандо во всех русских переводах; в мультипликационных сериалах "Симпсоны" и "Футурама" озвучил все мужские роли. Народный артист России. Живёт и работает в Москве.

© 2000- NIV