Цыбульский Марк: Рассказ о том, как Владимир Высоцкий не стал актёром театра "Современник"

Печатается с разрешения автора

Публикуется впервые - 11.06.2010 г.

Оригинал статьи находится по адресу: http://v-vysotsky.com/statji/2010/Sovremennik/text.html

Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2010)

Рассказ о том, как Владимир Высоцкий

не стал актёром театра "Современник"

История попытки поступления Владимира Высоцкого в "Современник" до сих пор оставалась окутанной неким мраком таинственности. В ней было больше вопросов, чем ответов. Если сказать коротко, то мне было совершенно непонятно, ни почему он решил попробовать туда поступить, ни почему его не приняли. Три имеющиеся в литературе версии всегда вызывали у меня сомнения.

Первым по времени на эту тему высказался друг юности Высоцкого Анатолий Утевский. На вопрос журналиста В. Перевозчикова, помнит ли он дебют Высоцкого в "Современнике" ответ последовал такой:

"По-моему, его пригласил Олег Ефремов, дали ему роль... А спектакль был про уголовников, он назывался "Два цвета". Конечно, мы пошли болеть за Володю – Лёва Кочарян, его жена Инна, Олег Стриженов и я... И вдруг Володя со сцены говорит: "Вся эта ростовская шпана – Васька Резаный, Лёвка Кочарян, Толька Утевский..." Володю в "Современник" не взяли, и тогда Олег Стриженов прозвал Высоцкого Володя-дебюта".*1

Сразу возникают логичные вопросы. Дать роль Высоцкому могли только в том случае, если он уже принят в труппу – чего на самом деле не было. Значит, это была проба, а отрывок Высоцкий выбрал сам. Кроме того, очень сомнительно, чтобы актёру, сумевшему проявить мастерство, отказали в приёме в театр по причине небольшой отсебятины: всё-таки дело происходило в молодом и демократичном "Современнике", а не в чопорном академическом театре.

Свою версию событий рассказал Михаил Козаков, в те годы – актёр "Современника":

"Помню показ молодого Володи Высоцкого. Он ушёл из театра Пушкина от Равенских, поболтался по провинции с театром миниатюр Полякова и решил пробовать свои силы, придя к своим товарищам по студии МХАТ в левый "Современник", где Володя был со всеми на "ты".

Высоцкий, в отличие от Даля, сразу был допущен на второй тур, и ему самому пришлось выбирать для показа роли из тогдашнего нашего репертуара. Он выбрал Маляра из комедии Блажека "Третье желание" и Глухаря из пьесы Зака и Кузнецова "Два цвета". Эти роли с блеском играли два ведущих актёра театра – Лёлик Табаков и Женя Евстигнеев, и выбрать именно их было со стороны Высоцкого, мягко говоря, безрассудством. Куда вернее было бы наметить два слабых звена в цепи актёрских ролей и продемонстрировать абсолютное превосходство. Высоцкий, конечно же, это понимал, но ведь надо помнить, что это уже был Высоцкий, и он-то сам об этом знал.

Беда в том, что в те времена кроме него об этом не догадывался ещё никто или, во всяком случае, очень, очень немногие, наиболее близкие ему люди, – да и то вряд ли. Для нас же, решавших его судьбу, это был всего-навсего младший товарищ по студии МХАТ, не снимавшийся в кино, ничего не сыгравший в театре, за исключением каких-то там ролей у Равенских, в которых мы Высоцкого к тому же и не видели. Ну что мы о нём слыхали? Что пел в студии какую-то там блатнягу, а мы, современниковцы, тогда уже бредили Хемингуэем...

В общем, гора не пошла к Магомету, и юный Магомет пришёл показываться – горе. Показался, а вернее – не показался. Что мы увидели? Наглый малый, ростом невелик, красавцем не назовёшь, голос хриплый, говорит – жилы на шее надуваются, и не юный какой-то с виду... Ну, да ладно! Это ещё полбеды. Мы-то ведь тоже не академия, и современниковский первач Игорь Кваша мхатовскому Ершову еле до пупа достаёт. Но зачем Высоцкий Маляра и Глухаря собрался играть? Вот что странно!

Как бы то ни было, сыграл он в фойе и отечественного хулигана в тельняшке, и чешского алкаша. Сыграл неплохо, но и не блистательно, – это уже точно. До наших ему и впрямь тогда было далеко. Словом, не принял Высоцкого "Современник" в святое братство, не по ревности, не по злобе не принял, – просто не сумел разглядеть и понять, – и пошёл Высоцкий искать судьбу дальше".*2

На этом вполне логичном объяснении ветерана российской сцены можно было бы поставить точку, если бы не одно "но". Как писал любитель творчества Высоцкого из Израиля Г. Брук, "выступая на вечере памяти Высоцкого в Тель-Авиве, Козаков отметил, что сам он на показе не присутствовал, а рассказывает по рассказам".*3 Таким образом, ценность свидетельства снизилась многократно, а возможность поставить в этой истории точку отодвинулась на неопределённый срок.

Иначе, чем А. Утевскому, запомнился показ Высоцкого киноактёру Олегу Стриженову, рассказавшему об этом исследователю жизни Высоцкого Л. Черняку:

"Не мог он (Высоцкий, – М. Ц.) быть выше Евстигнеева в то время – по мастерству, по всему. Ну не мог... Но хорошо играл. Тогда мне безумно не понравилось: "Что же вы мальчика-то безработного отринули, который вам показывается! Мерзавцы!"... Они только сказали: "Он алкоголик, мы боимся!" Я говорю: "Олег, ну уж выше тебя алкоголика нет. Да вы все алкоголики! И вы про Володю ещё чего-то говорите!"*4

Сказано, конечно, весьма эмоционально, но, кажется, не приближает нас к истине. О том, что у Высоцкого уже на тот момент были проблемы со спиртным, было хорошо известно в артистическом мире, так что если ему всё-таки разрешили пробоваться, значит, этот момент руководители театра учитывали. В приёме в труппу Высоцкому отказали, – но уж точно не из-за пристрастия к выпивке.

Анализ трёх существовавших до настоящего времени объяснений причин непоступления Высоцкого в "Современник" истины явно не выявил. Значит, решил я, как говорил герой Юрия Никулина в "Бриллиантовой руке", будем искать.

Поиски поначалу выявили довольно странную тенденцию. Обычно люди очень хорошо запоминали Высоцкого и тридцать-сорок лет спустя без особых проблем вспоминали детали давнишних событий. А здесь всё было наоборот – никто ничего не помнит.

"Он показывал отрывок из роли Глухаря из "Двух цветов", как раз ту сцену, которую гениально играл Женя Евстигнеев, – сказала мне главный режиссёр театра Галина Волчек. – Эта сцена у него была, что называется, бенефисная. Вот он в этом кусочке показался. Я не помню этого абсолютно, но Володя это часто вспоминал".*5

"О том, что Высоцкий пробовался к нам в театр, я ничего не знаю, – сказала мне народная артистка России Нина Дорошина. – Возможно, я была на съёмках. Надо спрашивать тех, кто тогда был в Москве".*6

Я и спрашивал тех, кто был в Москве, но результатов это не приносило. "Высоцкий пробовался в "Современник"? – удивилась народная артистка России Людмила Иванова. – Совершенно ничего об этом не знаю. Надо посмотреть протоколы худсовета того времени, может быть, что-то обнаружится".*7

Может быть, и обнаружится, но протоколы в Москве, а я в Америке. Поиски продолжались.

"Честно говоря, не помню, была ли я на просмотре Высоцкого, – сказала мне народная артистка России Алла Покровская. – Сколько было всяких просмотров за все годы... Когда пробуется кто-то не особо выдающийся, – а Володя тогда именно таким и был, – то это не запоминается. У нас осталась легенда такая, что он показывался в роли, которую гениально играл Евстигнеев, – Глухаря в спектакле "Два цвета". Володя ничего лучше не придумал, как показаться в этой роли и, естественно, проиграл. Что он ещё делал, я не знаю. Не пел он – это точно. Вообще, такое впечатление, что я там всё-таки была, потому что осталось ощущение, что Володя копировал то, что делал в этой роли Евстигнеев, а он уже был велик".*8

Таким образом, стало вырисовываться что-то определённое. Высоцкий показывал не два отрывка, как считал М. Козаков, а только один – из пьесы Авенира Зака и Исая Кузнецова "Два цвета". Однако по-прежнему оставались невыясненными важные вопросы: почему Высоцкий пришёл именно в "Современник", и почему он выбрал для показа ту роль, которую, по общему мнению, гениально сыграл Евгений Евстигнеев?

Один из основателей "Современника" народный артист России Виктор Сергачёв, в 1956 году окончивший Школу-студии МХАТ вместе с Е. Евстигнеевым и М. Козаковым, в 1959-м поставил там отрывок из "Преступления и наказания", в котором роль Раскольникова исполнил Роман Вильдан, а роль Порфирия Петровича – Владимир Высоцкий.

""Современник" тогда выступал ещё в гостинице "Советская", у нас ещё и здания своего не было, – сказал мне Виктор Николаевич. – Однажды осенью я встретил Высоцкого на Ленинградском шоссе. Помню, была плохая погода, он шёл со своей женой. Сказал мне, что без работы. Я ему говорю: "Попробуй показаться в "Современник"". Олег Ефремов был моим учеником, я ему сказал, что к нему собирается обратиться Высоцкий.

Потом недели через три я снова встречаю Володю, говорю: "Чем это всё кончилось?" Он говорит: "Ничем". Я спросил потом Ефремова, почему так вышло, а тот говорит: "Да я его, может быть, и взял бы, но он с женой хотел". А у нас было очень ограниченное число актёров, с женой взять его не могли".*9

Конечно, почти через пятьдесят лет легко перепутать осень с ранней весной (показ Высоцкого проходил в марте 1962 года), но такую причину отказа Высоцкому в приёме в труппу до сих пор не называл никто...

"Не было этого, – сказала мне Людмила Владимировна Абрамова. – В "Современник" я не собиралась. На просмотре я была. Ну что сказать... Там играть особенно нечего было. Пьеса –простота ужасная, конфликт хорошего с лучшим".*10

И, наконец, последнюю точку в наших поисках поставил ветеран "Современника" актёр Виктор Тульчинский.

"Володю на роль Глухаря готовил сам Евстигнеев. Он с ним репетировал, готовил мизансцены, и Высоцкий показывался на сцене в евстигнеевском костюме. Там уже были декорации, потому что "Два цвета" должны были играть вечером, а он показывался днём. Высоцкий играл целую сцену, кто-то ему подыгрывал. Он играл очень даже неплохо, даже здорово, – если бы не было Евстигнеева.

Ну, Вы понимаете, Евстигнеева, особенно в удачной роли, переиграть было практически невозможно. Так что сравнение было не в пользу Высоцкого. Это была ошибка и Евгения Александровича, и Владимира Семёновича. Это было провально, так это и оценили. Я был на показе, потом вся труппа этот показ обсуждала. Но почему-то этого Евстигнеев очень хотел. Он играл без дублёра, а ему, кажется, надо было ехать сниматься. Потом через несколько лет он настоял, чтобы на его роль в "Голом короле" ввели Борю Гусева, а сам уехал сниматься. Но это было всё не то, так что Гусев отыграл спектаклей десять, не больше, хотя он был очень хороший актёр. Видимо то же самое было и в случае с Высоцким".*11

Ну вот и всё. История рассказана, все точки над i поставлены. В биографии Владимира Высоцкого появилась ещё одна законченная страница.

Примечания

1. Перевозчиков В. кн. "Живая жизнь". Москва 1988 г. стр. 80.

2. Козаков М. "Рисунки на песке" Тель-Авив 1993 г. стр. 289-290.

3. Брук Г. "О Высоцком в Израиле" – http: //www.irrkut.narod.ru/raznoe/Bruk/VVizrail.htm

4. Кн. " Белорусские страницы" вып. 67 "Из архива Л. Черняка" Минск 2009 г. стр. 48-49.

5. Фонограмма беседы от 25.02.2006 г.

6. Фонограмма беседы от 29.05.2010 г.

7. Фонограмма беседы от 29.05.2010 г.

8. Фонограмма беседы от 30.05.2010 г.

9. Фонограмма беседы от 29.05.2010 г.

10. Фонограмма беседы от 5.06.2010 г.

11. Фонограмма беседы от 31.05.2010 г.

© 2000- NIV