Цыбульский Марк, Семынин Константин: "Это было незабываемо!". (Владимир Высоцкий и ансамбль "Фестиваль"

Печатается с разрешения автора

публикуется впервые - 16.07.2013 г.

Оригинал статьи находится по адресу: http://v-vysotsky.com/statji/2013/Festival/text.html

Марк Цыбульский (Миннесота, США)

Константин Семынин (Челябинская область, Россия)

(Copyright © 2013)

"Это было незабываемо!"

(Владимир Высоцкий и ансамбль "Фестиваль")

Северодонецк, Ледовый дворец спорта, 24.01.1978 г. Фото Владимира Шуранова (Северодонецк)

О том, что Владимир Высоцкий выступал с концертами в Северодонецке Луганской (тогда – Ворошиловградской) области в январе 1978 года, известно давно и казалось, что добавить к уже найденным фактам нечего. Не всё, однако, было понятно с тем, какие вокально-инструментальные ансамбли выступали в первых отделениях тех концертов.

Согласно анонсу в северодонецкой газете "Коммунiстичний шлях" от 19 января 1978 года, на сцену Ледового дворца спорта выходила группа "Алые маки" Северо-Осетинской филармонии. В статье в той же газете от 24 января 1978 года упомянута ещё кемеровская группа "Арго". Через много лет известный звукорежиссёр Леонид Сорокин сказал, что вместе с Высоцким выступал ансамбль "Фестиваль". Существуют несколько снимков, на которых запечатлены Высоцкий и музыканты ансамбля. Вопрос – какого?

Один из авторов статьи, в круг интересов которого входит и эстрадная музыка, уверенно ответил: на снимках с Высоцким сфотографированы музыканты из полтавского "Фестиваля".

"Фестиваль" – группа известная, причём не только по выступлениям на эстраде, но и по работе в кино. В ноябре 1977 года музыканты рок-группы "Краяны", как первоначально назывался "Фестиваль", получили предложение от композитора Максима Дунаевского принять участие в записи музыки для художественных и мультипликационных фильмов.

В исполнении "Фестиваля" была записана музыка к ныне широко известным лентам "Д’Артаньян и три мушкетёра", "Ах, водевиль, водевиль!", "Ипподром", "Операция "Южный гром"", мультфильму "Летучий корабль" и многим другим. В гастрольных турах с "Фестивалем" работали такие "звёзды", как Михаил Боярский, Николай Караченцов, Ирина Понаровская, Павел Смеян. На фирме "Мелодия" выходили пластинки этой группы, "Фестиваль" часто гастролировал в стране и за рубежом.

В. Высоцкий и участники ВИА ''Фестиваль''. Слева направо: Олег Шеременко, Николай Лепский, Марк Айзикович, Владимир Высоцкий, Виталий Зайков, Леонид Сорокин, Валентин Приходько, Дмитрий Данин. Северодонецк, 21 января 1978 г. Фото Светланы Май, из коллекции М. Цыбульского

Возвращаемся, однако, к совместным снимкам, сделанным в Северодонецке. Прежде всего, требовалось точно установить, кто же запечатлён рядом с Высоцким. Вопрос был задан известному звукорежиссёру, записавшему песни более чем для пятидесяти картин, Леониду Сорокину:

"На снимках слева направо: Олег Шеременко (клавишные, саксофон, флейта), Николай Лепский (вокал, труба, гитара), Марк Айзикович (вокал), Владимир Высоцкий, Виталий Зайков (бас-гитара), Леонид Сорокин, Валентин Приходько (ударные, вокал), Дмитрий Данин (клавишные), – ответил Леонид Анатольевич. – "Алые маки" и "Фестиваль" работали первое отделение, потом, по просьбе Высоцкого, "Фестиваль" аккомпанировал ему первую песню и далее Высоцкий сам работал второе отделение".*1

Существуют воспоминания Светланы Май, отрывки из которых мы приведём здесь, о том, как ей удалось сделать упомянутые фотографии.

"У Высоцкого было запланировано около пятнадцати концертов в северодонецком Ледовом дворце спорта на шесть тысяч зрителей – по четыре концерта в день. В первом отделении группа "Арго" (потом они стали известны как "Фестиваль"), а во втором – Высоцкий. (Как видим, автор снимков внесла свою долю в создании путаницы с ансамблями, участвовавшими в концертах: ансамбль "Арго" никакого отношения к "Фестивалю" не имел, – авт.)

Северодонецкий Дворец спорта находился на балансе самого крупного предприятия города – химического комбината. В бухгалтерии этого комбината работала моя соседка по лестничной площадке Рая, которая была хорошо знакома с его директором Бондаренко. Она и снабдила меня ключом номер один – запиской с простым содержанием: "Вера, помоги этой женщине. Спасибо. Раиса Аркадьевна".

Мы пришли на последний концерт 21 января за полчаса до начала. Я легко нашла Веру – администратора Дворца спорта. Вера прочитала записку и посмотрела на меня с уважением. В ответ на мою просьбу, показала, как пройти за кулисы и велела сказать охранникам, что она разрешила. Мне нужно было найти администратора гастролей – москвича по имени Володя (имеется в виду Владимир Гольдман, – авт.)

Муж-фотограф навесил на меня все свои камеры, так что вид у меня был боевой. С именем Веры я легко прошла мимо охраны за кулисы. Для москвича-администратора сработал мой ключ номер два – фраза, которую я придумала заранее и произнесла, не моргнув глазом: "Здравствуйте, Володя. Мне нужна Ваша помощь. Дело в том, что шведский журнал для женщин объявил конкурс на лучший мужской портрет. Я решила сфотографировать Владимира Высоцкого. Будьте добры, расскажите, как его тут найти". Моя безаппеляционность сработала – администратор подвёл меня к кучерявому брюнету Валере (Янкловичу, – авт.) и представил его мне как администратора Высоцкого. Я повторила свою наглую ложь про шведский журнал. На Валеру это не произвело никакого впечатления: "У вас ничего не получится – Высоцкий не любит фотографироваться". В ответ я предъявила свой ключ номер три – пожелтевшую, двенадцатилетней давности, вырезку из "Вечерней Москвы" с рецензией на "Галилея" на Таганке. "Может, у Высоцкого нет этой заметки, – я ему её подарю". Валера подумал и сказал: "Ладно, подойдите после концерта вон к той двери и постучите три раза. Дверь будет закрыта, но я вас впущу".

... Минут через двадцать к двери подошли музыканты из "Арго". Дверь вскоре открылась, и Высоцкий вышел с гитарой в коридор. Он обратился к музыкантам: "Ребята, а что если вы подыграете мне в "Братских могилах""? (Снова неточность: "Фестиваль" аккомпанировал Высоцкому в песне "Мы вращаем Землю", – авт.) Они пошли всей группой в сторону сцены, и я за ними.

... На прощанье музыканты попросили меня сфотографировать их с Высоцким на память, что я и сделала".*2

"Когда Света Май принесла нам групповые фото с Высоцким, – рассказывает Л. Сорокин, – кто-то попросил у него автограф, и тогда он первый написал над своей головой "Володя" и расписался. Потом понадписывали клички и автографы на всех фотографиях и обменялись снимками.

Концерт Володя заканчивал сам, и все были счастливы, что не надо выходить на сцену, потому что каждый день было по 3-4 концерта, и артисты уставали. А Володя успевал между концертами ездить на творческие встречи на заводы и в школы. "Надо заработать денег, чтобы поехать к Марине", – говорил он.

Я тогда записал все концерты, предварительно договорившись с Высоцким, чтобы он в каждом концерте пел несколько новых песен, и из всего этого смонтировал почти двухчасовой концерт, который хранится в фонотеке Полтавского радио. Правда, качество там не очень хорошее, потому что с этой плёнки переписали много тысяч копий, и они разъехались по всему миру. У меня эта запись куда-то пропала, а на Полтавское радио я не вхож".*3

При всём несомненном удобстве переписки по электронной почте, непосредственного общения она заменить не может. В разговоре обычно всплывают интересные для биографа подробности.

"На эти концерты в Северодонецке съезжались со всей округи, – сказал Л. Сорокин, – из Донецка, из Луганска... В том числе, были все крупные партийные начальники, секретари райкомов и горкомов. В первом отделении работали "Алые маки" и "Фестиваль". Потом у "Алых маков" барабанщик, что называется, упал в алкогольную яму, и наш ударник Валя Приходько буквально за несколько часов выучил их программу и работал с ними оставшиеся концерты.

С Высоцким было так... Он подошёл и говорит: "Ребята, у меня две проблемы. Во-первых, я не умею настраивать гитару, а во-вторых, если я работаю с каким-то коллективом, то они делают со мной одну песню, и я пою её под аккомпанемент ансамбля". Мы с ним сделали песню "От границы мы Землю вертели назад..."

Общения у нас особого не было, потому что пока шло первое отделение, Володя мотался и выступал где-то на заводах, на фабриках. В общем, грёб деньгу. Говорил, что хочет поехать в Париж к Марине, но не хочет залезать ей в карман. Он прибегал за десять минут до выхода, чем-то мазался, выпивал водички и выходил на сцену.

Северодонецк, Ледовый дворец спорта, 24.01.1978 г. Фото Владимира Шуранова (Северодонецк)

Не пил тогда – хотя сорокалетие его тогда было. Я помню, как во время концерта на электронном табло появилась надпись-поздравление с Днём рождения. Зал встал и очень долго аплодировал. Володя даже прослезился.

Он всегда был в прекрасном настроении, никакой подавленности. И вот ещё на один момент я обратил внимание – может быть, как звукорежиссёру мне это заметно было. Помните, как в фильме "Место встречи изменить нельзя" – все кричат, а он говорит очень тихо, но все слушают. В жизни было то же самое: он говорил тихо, но все мгновенно к нему прислушивались.

А один раз Володя нахулиганил. Сам не видел, но мне рассказывали. Дело было в январе, в номерах ещё стояли ёлки – в том числе, в номере у Володи. И вот он из пластилина вылепил здоровенный детородный орган и прилепил его на самый верх ёлки, вместо верхушки.

В номер пришла горничная – очень противная тётка, которая до того работала в горкоме партии. Задела шваброй ёлку – и всё это хозяйство свалилось на неё. Она с диким визгом, прижимая это изделие к груди, побежала в горком партии: "Что это такое?! Кого вы в город приглашаете?!" В общем, устроила дикий скандал.

Приехали разбираться из горкома – ну, вроде, старая коммунистка требует, чтоб отменили концерты. Долго совещались, а Володя говорит: "Да что вы мучаетесь? Дайте ей путёвку в санаторий. Пусть она поедет и отдохнёт". И тут же дали машину и увезли её на отдых. А концерты продолжались".*4

Из того состава "Фестиваля", что общался с Высоцким, уже ушли из жизни солист и руководитель ансамбля Марк Айзикович и ударник Валентин Приходько. С помощью Л. Сорокина удалось пообщаться с двумя музыкантами – Дмитрием Даниным и Олегом Шеременко.

Д. Данин был немногословен. "Это всё было замечательно и неповторимо. Это всё, что я могу Вам сказать. Сейчас времена уже не те. Такую атмосферу любви, творчества и искренних отношений повторить теперь уже невозможно".*5

Несколько подробнее о контактах с Высоцким припомнил О. Шеременко. "В то время мы в Полтаве записывали музыку к фильму "Д’Артаньян и три мушкетёра". Денег не хватало. Максим Дунаевский связался с администратором Высоцкого Василием Васильевичем Кондаковым и попросил как-то нам подсобить. И он нас пристроил – мы с Высоцким сделали одну песню. Там, помимо нас, было ещё несколько команд на "разогреве". Одна, как я помню, была с Северного Кавказа ("Алые маки", – авт.).

Совместные фотографии с Высоцким были сделаны, как мне помнится, в день его сорокалетия. Потом у него в номере был маленький банкетик, там и пообщались. Сам юбиляр не пил, а нам пришлось выпить основательно. У него был обычный номер, не "люкс" никакой. И вот когда все собрались, он закрыл дверь на ключ и сказал: "Так, пока за моё здоровье всё не выпьете – отсюда никто не выйдет". А наставлено было изрядно. Ну, мы были молодые, печень работала нормально.

Он был великим актёром и великим человеком. А кроме всего – мастер анекдота колоссальный! Особенно одесских – это было просто бесподобно. Наржались, насмеялись и разошлись. Общение с Высоцким – это незабываемо!"*6

Примечания

1. Электронное письмо Л. Сорокина К. Семынину от 26.06.2013 г.

2. Май С. "Как я фотографировала Высоцкого" – https: //jshare. johnshopkins. edu/smay2/publichtml/VysotskyvSeverodonetske.html.

3. Электронное письмо Л. Сорокина К. Семынину от 27.06.2013 г.

4. Фонограмма телефонного разговора М. Цыбульского с Л. Сороиным от 30.06.2013 г.

5. Фонограмма телефонного разговора М. Цыбульского с Д. Даниным от 7.07.2013 г.

6. Фонограмма телефонного разговора М. Цыбульского с О. Шеременко от 4.07.2013 г.

© 2000- NIV