Цыбульский Марк: О том, как Владимир Высоцкий не посетил Северный полюс

Печатается с разрешения автора

Публикуется впервые - 25.08.2011 г.

Оригинал статьи находится по адресу: http://v-vysotsky.com/statji/2011/Severnyj_polius/text.html

Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2011)

О том, как Владимир Высоцкий

не посетил Северный полюс

Как известно, Владимир Высоцкий обладал весьма непоседливым характером, и никогда не отказывался от путешествий в невиданные им места. О том, где именно он бывал, мы имеем более или менее точное представление. Однако, как ни странно, иногда бывают интересные истории, связанные и с местами, где побывать ему не довелось, хотя и очень хотелось.

В санкт-петербургской газете "Смена" я прочитал весьма заинтриговавшее меня сообщение: "Историю о том, как знаменитый актёр "Таганки" собирался лететь к начальнику дрейфующей станции "СП-23" ("СП" – сокращение от "Северный полюс", – М. Ц.) Владиславу Пигузову, мне ещё много лет назад рассказывал ледоисследователь Александр Меркулов, когда мы возвращались с ним с дрейфующей станции "СП-22" – станции, почти десять лет путешествовавшей по океану, и три из них – одновременно с "СП-23".*1

Получив эту информацию, журналист обратился к самому В. Пигузову, и процитировал в упомянутой статье несколько его ответов, но всё-таки после прочтения оставалось неясным, ни почему Высоцкий собирался лететь к Северному полюсу, ни почему эта поездка не состоялась.

Владислав Михайлович Пигузов – человек среди полярников известный. Вся его жизнь связана с арктическими и антарктическими исследованиями. Начинал он локаторщиком на станции "СП-11" (1962-1963 гг.), позднее был руководителем второй смены "СП-23" (1976-1977 гг.) и первой смены "СП-30" (1987-1989 гг.) Он же был первым руководителем станции "Русская" в Антарктиде в 1972 году.

На мою просьбу рассказать о предполагаемом визите Высоцкого на "СП-23", В. Пигузов ответил так:

"С Высоцким я знаком не был. Мы что-то там из Высоцкого пели, выражали свою любовь к нему. А потом решили послать ему память о нас, чтоб он знал, что его тут знают и помнят. Весной 1977 года на СП-23 был очень хороший аэродром, поэтому часто прилетали представители прессы, начальство и так далее. Для них большой интерес представлял молодой медведь, который у нас жил.

У нас были как раз фотографии этого медведя, где он выглядел значительно страшнее, чем был на самом деле. Я взял фотографию и подписал:

Повидать бы мне того
Артиста Высоцкого,
Ты, слыхать, мужик не трус, –
Недурён, поди, на вкус.

Цыбульский Марк: О том, как Владимир Высоцкий не посетил Северный полюс

Фото из архива В. Пигузова

А вторая фотография была, где я рядом с медведем – морда к морде. Дурости у меня хватало... Тот снимок я подписал так:

Может правда, может врут –
Говорят, – начальник лют.
Позамучивши людей,
Перешёл на медведей.

Ну и ещё какие-то четверостишия были о том, что Высоцкий где-то шастает, а нам тут за него приходится его песни петь. И отправили ему эти фотографии".*2

Каким образом добрались фотографии до Высоцкого? На этот вопрос отвечает в своей книге фотожурналист Дмитрий Чижков:

"Предположив, что при всей своей непоседливости Володя вряд ли доберётся до льдов Арктики, я решил сделать ему сюрприз – автографы полярников на обороте фотографии, где она запечатлён с Борисом Хмельницким на премьере в Доме кино (премьера фильма "Как царь Пётр арапа женил", 16 октября 1976 г., – М. Ц.)

Цыбульский Марк: О том, как Владимир Высоцкий не посетил Северный полюс

Фото Д. Чижкова

После длительной поездки за Полярный круг я появился у Володи в театре в конце февраля 1977 года. Отдал ему драгоценную фотографию с почтовым штемпелем двух станций (СП-22 и СП-23, – М. Ц.)... Попросил разрешения более обстоятельно, чем в Доме кино, сделать теперь уже портретную съёмку, пояснил, что пообещал полярникам прислать фотографии с автографом Высоцкого.

Вечером первого марта 1977 года я снова побывал в театре... Пока Володя ставил автографы на снимках, которые надо было срочно отправить в Ленинградский институт Арктики и Антарктики, откуда они только и могли попасть к полярникам, я поспешил сделать ещё несколько кадров".*3

"Ушла эта почта, – рассказывает В. Пигузов, – а через какое-то время получаем ответ – штук десять-двенадцать небольших снимков Высоцкого, подписанных фломастером, и большое 18х24 фото с текстом: "На СП-23 всё выслал, как надо. Высоцкий". И было сказано, что он хотел бы побывать у нас".*4

Как раз в это время на станции оказался журналист и писатель Владимир Санин. В книге "Не говори ты Арктике – прощай!" он описывает день, когда на СП-23 пришли фотографии.

"У Владислава Михайловича отличное настроение: Владимир Высоцкий откликнулся на просьбу двадцать третьей и прислал несколько своих фотографий с автографами. Одну, на правах начальника, Пигузов взял себе, а остальные будут разыгрываться по жребию. Человек слаб: я похвастался, что Высоцкий написал песню об Антарктиде к поставленному по одной моей повести фильму (увы, неудачному), и мои акции подскочили сразу же на тысячу пунктов. А когда, греясь в лучах славы, я ещё небрежно бросил, что попробую уговорить Высоцкого прилететь на станцию, Пигузов лично сварил для меня отличнейший кофе".*5

Похоже, автор действительно грелся в лучах славы. Песню в приключенческий кинофильм "72 градуса ниже нуля", поставленному по мотивам одноимённой повести В. Санина, Высоцкий не писал, а предложил уже существующую. Об этом рассказывает один из режиссёров фильма Евгений Татарский:

"Я в эту картину попал совершенно случайно, когда её уже начали снимать. Была собрана группа, отобраны артисты, а два оператора – то ли с "Центрнаучфильма", то ли из хроники – снимали документальный материал в Антарктике. Им повезло с погодой: очень удачно попали и очень красиво всё сняли. Это, конечно, были лучшие куски в фильме.

Мне хотелось, чтобы к этим кадрам Володя написал песню. Я чувствовал драматургическую слабость сценария, а когда ощущаешь, что материала-то нет и картине не на чем держаться, всегда хватаешься за песню.

Я позвонил: Володя, вот так, мол, и так. Он, конечно, отнекивался, что вполне понятно: сценария не читал и был сильно занят какими-то своими делами. Однако в конце разговора всё-таки согласился:

– Ладно, я попробую. Позвони мне дня через три-четыре.

Звоню через три-четыре дня и слышу:

– Ты знаешь, ничего не получается. Но я как-то написал песню "Белое безмолвие", она не вошла в картину. У меня есть запись, где я её пою под оркестр. Хочешь, привезу готовую плёнку, – если понадобится, ты её возьмешь?

– Конечно, хочу!

– На днях буду в Ленинграде – я тебе привезу.

Володя приехал, мы встретились на киностудии, вместе послушали плёнку. Я сказал: "О-кей!", пожал ему руку и попросил пойти в кассу, получить гонорар".*6

Попутно заметим, что в фильме песня эта звучит дважды – сперва в исполнении Высоцкого на титрах в начале картины, а в середине фильма её поёт ленинградский актёр Валерий Козинец, исполнявший роль одного из полярников.

"Я сначала отказывался петь эту песню, – сказал мне Валерий Евсеевич, – потому что считал, что под гитару песни Высоцкого может петь только он сам. Однако композитор пообещал мне, что он напишет оркестровку, и я согласился. Когда же дело дошло до озвучки, то выяснилось, что композитор оставил ту же гитарную музыку, просто вместо одной гитары там звучат две. Мне деться было уже некуда, материал был уже снят – и песня вошла в картину в моём исполнении, хотя я и очень недоволен тем, как я это сделал".*7

"Но, очевидно, он (Высоцкий, – М. Ц.) не собрался, да и кому-то с нашей стороны нужно было поднажать, – продолжает свой рассказ В. Пигузов. – Но дело в том, что я не согласился остаться на второй срок, меня менял другой начальник, который к "этим бардам" относился очень спокойно. И так получилось, что это дело завяло.

А потом – спустя год после смерти – мне позвонил тот фотокор, который делал присланные нам снимки (Д. Чижков, – М. Ц.): "Тебе презент нашёлся". Прислали фото с автографом: "Владиславу Пигузову. Благодарю! Владимир Высоцкий". Я обе фотографии с автографами Высоцкого передал в его музей".*8

Кажется, наиболее загадочным в этой истории является штемпель станции СП-22 на фотографии, присланной Высоцкому. На станции в тот момент работали всего девятнадцать человек. Трудно себе представить, чтобы что-то происходившее на ограниченном пространстве (тем более, такое неординарное событие, как отправка фотографий в подарок Высоцкому) не было известно всем участникам дрейфа. Однако, похоже, так и случилось. Аэролог Юрий Напойкин только от меня узнал о том, что Высоцкий держал в руках фотографию со штампом СП-22. При этом он точно знает, что на СП-22 Высоцкий свои фотопортреты не присылал.

Вот такая история с географией...

Примечания

1. Стругацкий В. "Континент ветров" // газ. "Смена". Санкт-Петербург, 2010 г. 13 сентября, стр. 36.

2. Фонограмма беседы от 19.06.2011 г.

3. Чижков Д. "Фотовоспоминания о Высоцком". Москва. 2008 г. стр. 38.

4. Фонограмма беседы от 19.06.2011 г.

5. Санин В. "Не говори ты Арктике – прощай". Москва, 1986 г.

6. Татарский А. "Такого я не ожидал" // в кн. "О Владимире Высоцком". Составитель И. Роговой. Москва, 1995 г., стр. 106-107.

7. Фонограмма беседы от 28.06.2011 г.

8. Фонограмма беседы от 19.06.

© 2000- NIV