Давоян Размик Никогосович (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 15.12.2013 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Davoyan/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Размик Никогосович ДАВОЯН

Давоян Размик Никогосович (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

М. Ц. – 26 октября 1977 года группа советских поэтов, в которую входили и Вы с Владимиром Высоцким, выступала в Париже. Интересно, а как была сформирована эта группа?

Р. Д. – Для меня включение в эту группу было большой неожиданностью. Мне позвонил Роберт Рождественский, прекрасный, честнейший человек, и сказал о предстоящей поездке в Париж. Сказал, что и я тоже включён. Состав группы Вы, конечно, знаете.*1 Потом из Испании прилетел Константин Михайлович Симонов и возглавил нашу делегацию.

Перед отъездом нас пригласили в ЦК КПСС на беседу с человеком по фамилии Ненашев,*2 он потом возглавлял Гостелерадио. Он нам сказал примерно так: "Положение сложное. Газета "Фигаро" пишет о нас лучше, чем братья по классу" – что, кстати, было верно: французская коммунистическая газета "Юманите" писала о Советском Союзе весьма нелестно. – "Так что, – говорит, – вся надежда на вас".

М. Ц. – А как в число выступающих попал Высоцкий? Он же в это время был в Париже.

Р. Д. – Ну, наверное, пригласили. Я не знаю этих деталей.

М. Ц. – Расскажите, пожалуйста, о самом выступлении.

Р. Д. – Это был очень большой зал, тысяч на пять, наверное. Принимали нас очень хорошо – Володю Высоцкого особенно. Кстати, прекрасно принимали и Окуджаву. Это были как бы два полюса: один мягкий и лирический, а другой страстный и яростный.

Перед концертом Марина Влади попросила меня поехать с ней и Высоцким в зал "Павийон де Пари", где проходило наше выступление. – "Давайте послушаем, как Володя будет слышен с разных концов зала". Я согласился, конечно.

М. Ц. – И как он звучал?

Р. Д. – Ну это же Высоцкий! Он отовсюду звучал великолепно.

М. Ц. – Действительно ли Окуджава и Высоцкий закрывали, соответственно, первое и второе отделения?

Р. Д. – Высоцкий, действительно, выступал последним, а насчёт Окуджавы это не так. Я выступал после него. Атмосфера на вечере была очень хорошая, потом о нас французская пресса очень хорошо писала, а я даже дал интервью газете "Фигаро".

После этого мне из Италии сказали, что об этом вечере прошла большая передача по Евровидению, а советское телевидение показывала этот сюжет дважды.

М. Ц. – Только Высоцкого вырезали...

Р. Д. – Да что Вы говорите?! Вырезали Высоцкого?! Это же просто идеологическое хулиганство! Я об этом не знал.

М. Ц. – После того концерта проходил ещё поэтический симпозиум...

Р. Д. – Да, симпозиум проходил два дня, Высоцкий в нём участия не принимал. Симпозиум был очень интересным, там были и мы, и французские поэты. А вот Луи Арагон отказался участвовать. Это было время, когда посадили Параджанова, и Арагон сказал, что пока его не выпустят, он ни в какие контакты с Советской властью вступать не намерен.*3 Ему должны были присудить советскую Премию мира, но он получать её отказался. Константин Михайлович (Симонов, – М. Ц.) вёл переговоры и с ним, и с Москвой, но в итоге так Арагон и не появился.

М. Ц. – Помимо это выступления у Вас ещё были встречи с Высоцким в Париже?

Р. Д. – Нашу делегацию принимал посол Советского Союза во Франции Червоненко.*4 Приём был в небольшом здании, в котором до революции было царское посольство, так что всё было украшено гербами Российской империи, посуда была с царскими вензелями. Я оказался рядом с Высоцким. Роскошная еда, великолепный сервиз – и крошечные рюмочки. Володя говорит: "И что, из этого надо пить?" А рюмочки – и впрямь – как напёрстки. Я понял, что Володя хочет другого, подозвал официанта и сказал: "Вы принесите нам бутылку водки, поставьте нормальные рюмки, а дальше мы уж сами". Так и было сделано.

А ещё был интересный момент: Червоненко сидел во главе стола, а рядом с собой он посадил Марину Влади. Володя, смотрел-смотрел на это, а потом говорит: "Этот дурак что – думает, что он лучше меня? Посадил мою жену рядом с собой!"

М. Ц. – До этих встреч в Париже Вы с Высоцким общались?

Р. Д. – До этого я только был на его концерте в Ереване в зале Дома культуры КГБ (Высоцкий выступал там в апреле 1970 г., – М. Ц.) Организовал концерт историк Мгер Карапетян.

М. Ц. – А Высоцкий прилетал в Ереван вместе с Давидом Карапетяном...

Р. Д. – Это его двоюродный брат, он меня и пригласил на концерт. Тогда я с Высоцким не сумел познакомиться, но сказал ему в Париже, что был на его концерте. Я сказал: "Это не твой зал. Я договорюсь, чтобы ты выступил у нас или в зале Оперы, или в Большом концертном зале". Он очень был рад такому предложению.

В 1980 году я отдыхал в Пицунде – и вдруг как гром, как удар молнии: Высоцкий умер. Мои желания не осуществились, а ведь я вёл переговоры и, кажется, удачно. Но не успел...

М. Ц. – Какое Ваше мнение о поэзии Высоцкого в целом?

Р. Д. – Его поэзия неотделима от музыки. То, что не хватало в поэзии, он восполнял музыкой. Все его поклонники знают, что он переворачивал нутро слушателя. Его поэзия – это божественный дар. Это не поэзия пушкинского или фетовского направления, это поэзия другого сорта, в котором музыка напрашивается сама собой.

14.12.2013 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2013)

Примечания

1. В состав делегации, помимо Р. Давояна и В. Высоцкого, входили Е. Евтушенко, В. Коротич, Б. Окуджава, Р. Рождественский, М. Сергеев, К. Симонов и О. Сулейменов.

2. Ненашев Михаил Фёдорович (род. в 1929 г.) – партийный и государственный деятель. В 1975-1978 гг. был заместителем заведующего отделом пропаганды ЦК КПСС. В 1978-1986 гг. работал главным редактором газеты "Советская Россия", в 1986-1989 гг. – председателем Государственного комитета СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли, в 1989-1990 гг. возглавлял Гостелерадио СССР.

3. Сергей Параджанов был освобождён 30 декабря 1977 года.

4. Червоненко Степан Васильевич (1915-2003) – дипломат. В 1973-1982 гг. –Чрезвычайный и полномочный посол СССР во Франции.

ДАВОЯН, Размик Никогосович. Поэт, общественный деятель. Родился 3 июля 1940 г. в селе Мец-Парни Спитакского района В 1964 г. окончил историко-филологический факультет Армянского государственного педагогического института им. Хачатура Абовяна. Учёбу совмещал с работой в редакции ежемесячника "Гитутюн ев техника" ("Наука и техника") в качестве заведующего отдела антропологии и медицины. Параллельно работал в редакции газеты "Гракан терт" ("Литературная газета") в качестве корректора. С 1965 г. в газете "Гракан терт" заведовал отделом поэзии и прозы. С 1970 г. работал в отделе прессы Комитета по культурным связям с диаспорой. С 1975 по 1990 гг. – ответственный секретарь Комитета по государственным премиям Армении. Первый сборник поэзии Р. Давояна опубликован в 1963 г. С тех пор книги его поэзии выходили на армянском, русском, чешском, английском и других языках. Имя Давояна включено в известный французский "Большой энциклопедический словарь Ларусса" (1977). Многие произведения поэта вошли в вузовские и школьные учебники, по его творчеству написаны диссертации литературоведами и лингвистами. Живёт и работает в Ереване.

© 2000- NIV