Дурнев Владимир Фёдорович (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 25.12.2015 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Durnev/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Владимир Фёдорович ДУРНЕВ

В. Д. – Я был заместителем командира по политчасти отдельного батальона, а до этого был помощником начальника политотдела в большом управлении. У меня были знакомые ребята, которые жили в Москве и призывались из Москвы. Естественно, сейчас я их фамилий не помню. Через сестру одного из них у них был выход на Высоцкого.

Я к тому времени уже привозил в свою часть несколько актёров, потом однажды спросил солдат, с кем бы они хотели встретиться. Они говорят: "А можно с Высоцким?" Я через этих людей из Москвы попробовал договориться с Высоцким – и получилось. 22 февраля 1977 года у нас в части состоялся концерт.*1

Я приехал за Высоцким на УАЗике, который выделил командир. Высоцкий потом однажды сел за руль, захотел попробовать. И он как помчался по Москве – я аж испугался. Ну, это позже было.

Я приехал к театру, нашёл, где стоял "Мерседес" Высоцкого. Он вышел. Там стояло десять-пятнадцать девочек-поклонниц. Они бросились к нему, он их как-то распихал – и ко мне в машину, и мы поехали. Причём он сразу сказал, что не надо звать его на "Вы" и "Владимир Семёнович", так что называли друг друга просто по имени.

Ехали мы очень долго, заплутали. До Чехова езды было 68 километров, мы рассчитывали за час доехать, но ехали значительно дольше. Когда Высоцкий вышел на сцену, то сказал: "Мне говорили, что ехать около часа, но мы опоздали. Но я всё равно спою всё, что у меня было задумано".

И он начал петь. Я там сидел сзади за сценой. Коньяков там никаких не было, стояла вода. Высоцкий периодически выходил и пил воду.

Он как-то сразу невзлюбил нашего начальника управления. Был такой Духин Владимир Леонтьевич. Он сидел такой надутый... А кроме всего прочего, он "Жигули" тогда купил недавно, а Владимир как раз начал петь песню "Произошёл необъяснимый катаклизм..." Когда Владимир спел: "Глядь, мне навстречу нагло прёт капитализм, звериный лик свой скрыв под маской "Жигулей"!", – все засмеялись, поскольку все знали про машину Духина.

Владимир ко мне за сценой подходит: "Слушай, ты можешь убрать отсюда этого полковника?" Я говорю: "Ты что, с ума сошёл?! Он же – начальник управления! Он меня самого уберёт". – "Ну ладно..." В общем, пошутили, он продолжил концерт.

Он всё спел, рассказал. Там было много чего интересного. Плёнки, жаль, потерялись. Они у меня были, а записывал начальник клуба. Марс Михайлович его звали, фамилию не помню. Потом я повёз Высоцкого обратно, причём мы не успели ни пообедать, ни поужинать. Мы его приглашали, но он отказался: "Нет, ребята, я спешу, у меня дела".

У меня было две бутылки "Белого аиста", откуда-то я услышал, что он любит этот коньяк. По дороге мы с ним одну бутылку выпили, а Володя отругал солдата-водителя за то, что у того не было стакана. Вторую бутылку я ему отдал с собой.

После выпитого мы разговорились. Он стал меня расспрашивать, как служится. О званиях с ним поговорили. Его заинтересовала моя мысль, что в армии капитан – самое уважаемое звание, поскольку это уже люди, повидавшие виды и понимающие службу. Потом говорю: "Может быть, мы чем-то помочь можем? Мы же – военные строители". Он вначале отказывался, а потом говорит: "У тебя доски вот такие есть?" Показал так примерно сантиметров десять. Я говорю: "Это не доски, а брус. Зачем тебе?" Он говорит: "Мне нужно сделать книжные полки и стол на кухне". Я говорю: "Ну сделаем".

Он мне дал адрес свой, я подобрал солдат. Потом я познакомился с Мариной Влади, когда я приезжал, а его не было дома. Потом он был дома, потом он мне давал контрамарки на спектакли.

М. Ц. – Кто изображён на сохранившейся у Вас фотографии?

В. Д. – Два сержанта (по-моему, они – братья, и один из них через свою сестру приглашал к нам в часть Высоцкого). Слева – начальник клуба Марс Михайлович, рядом с Высоцким – замначальника политотдела управления подполковник Бодунов, а крайний справа – я.

М. Ц. – Не помните имён тех солдат, которые работали у Высоцкого?

В. Д. – Был такой Степан Шут из Белоруссии. Он сделал полки и стол кухонный из досок. Там, кажется, ещё два человека были. Они у Высоцкого практически жили в квартире дней десять или недели две. Я пару раз за это время приезжал. Помню, спросил Марину Влади: "Как вы так живёте? Он – здесь, а Вы – там?" Она говорит: "Ну, его там не особо поймут, а я здесь не хочу". Это точный её ответ.

Примерно около двух с лишним лет я был с ним знаком.

М. Ц. – Используя своё знакомство с Высоцким, Вы устраивали его концерты в других частях?

В. Д. – Было ещё три концерта в частях нашего управления. Концерт в Чертаново меня попросил сделать мой командир, начальник управления. Он хотел сделать концерт для нашего главка – Главного управления специального строительства. Это – войсковая часть 52690. Практически половина этого главка была в Чертаново на концерте Высоцкого. Были генеральские жёны, некоторые солдаты. Человек 800, наверное, было.

Концерты в Шарапово и на станции Столбовая были для солдат. Может, кто-то был и из гражданского персонала. Принимали его здорово, он солдат уважал. После того концерта мы обедали в солдатской столовой. Повар, которого из группы, обслуживающей Рашидова,*2 за что-то выгнали и отправили в армию, приготовил замечательный плов, который Высоцкому очень понравился.

Потом через Высоцкого я приглашал в наши части других актёров и актрис, он мне в этом очень помог.

М. Ц. – К строительству дачи Высоцкого Вы какое-то отношение имели?

В. Д. – Нет. Во всяком случае, мне совершенно неизвестно, что кто-то из нашей части там работал. Хотя я не исключаю. Начальник клуба по имени Марс – его у нас называли то "Морс", то "Маркс" – как-то подвозил Высоцкому какие-то гвозди, что ли. Так что, может быть, я чего-то и не знаю.

М. Ц. – Значит, Вы с Высоцким общались с февраля 1977 года и до его смерти?

В. Д. – Нет, до его смерти я с ним не общался, потому что в начале 1980 года я был по службе переведён на Дальний Восток. Другом я его, конечно, не был, и даже товарищем не был, но мы общались иногда, даже выпивали, и он произвёл на меня самое приятное впечатление.

Мы разговаривали о жизни, о разных вещах. Я почувствовал, что он очень переживал, что его не признают как поэта. Прямо он не говорил, но это чувствовалось. Я его сам объявлял на концертах как ведущего актёра Театра на Таганке, но не как поэта, а ему, как я понял, хотелось бы.

19.12.2015 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2015)

Примечания

1. Войсковая часть 63152, расположенная в г. Чехов Московской области.

2. Шараф Рашидович Рашидов (1917-1983) – Первый секретарь ЦК Коммунистической партии Узбекистана, кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС.

ДУРНЕВ, Владимир Фёдорович. Полковник запаса. Родился в 1946 г. в с. Старое Хмелёвое Чернянского района Белгородской области. Окончил Симферопольское высшее военно-политическое училище. В 1976 г. окончил исторический факультет Калужского государственного университета им. К. Циолковского. В настоящее время на пенсии. Живёт в Калуге.

© 2000- NIV