Филиппова (Диодорова) Карина Степановна (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 15.09.2006 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Filippova/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Карина Степановна ФИЛИППОВА

М. Ц. – Сценарист Д. Калиновская, переехав в Москву, жила у Вас. Она привезла с собой пьесу "Баллада о безрассудстве". Как она мне рассказывала, Вы сразу же захотели показать пьесу Высоцкому. Почему?

К. Ф. – Понимаете, я поступила в Школу-студию МХАТ в 1954 году, а Володя – в 1956-м. И все, кто в этом ареале находился, все были родные и любимые, братишки и сестрёнки. Когда-то я сказала своему любимому ректору Радомысленскому, что я провела четыре года, катаясь на розовом облаке по лазоревому небу. Это был самый счастливый период в моей жизни.

А в случае Володи и Дины было слияние двух талантливых явлений. Дина была удивительно, искромётно талантлива и готова к творческому открытию. А Володя – прекрасный, солнечный – был само счастье. И вот когда я ощутила, что на земле появились два явления – Володя уже состоявшийся, Дина – в самом начале пути, а я знакома и с тем, и с другой, – то как же не познакомить их? Я сразу сказала: "Динуля! Бегом к Володе! Немедленно!" К тому же, Володя уже был связан с кино, а я была молодая вдова (Володя потом упомянул это в песне) с ребёнком, мне было не до того.

Диночка из Одессы приехала ко мне в одиннадцатиметровую комнату. Володя уже был в какой-то мере проявлен. Начиналось всё с рассказов про соседа, про "куночку Нябу" и так далее, но я уже ощутила, в какую личность он вырос. И я почувствовала просто, что Володе с Диночкой надо познакомиться.

М. Ц. – Как рассказывала Дина Михайловна, пьеса Высоцкому сначала совершенно не понравилась, но уже через несколько дней он радикально изменил своё мнение о ней. Что, по Вашему мнению, было тому причиной?

К. Ф. – Ну, я не могу говорить за Володю, но я знаю, что иногда, встретившись с неким явлением, мы на него реагируем не сразу. И кроме того, ему надо было себя разместить в этом материале. Сначала надо почувствовать контакт, а уже потом происходит осмысление.

М. Ц. – Высоцкий начинал писать песни для их сценария с Д. Калиновской?

К. Ф. – По-моему, да. Я деталей не помню, но Володя что-то писал. Они работали с Диной. Он к нам приходил с Иваненко, она была очаровательна.

М. Ц. – Вы сказали, что Высоцкий упомянул в песне, что Вы были вдовой. Вы говорите о песне "Ой, где был я вчера..."? Там упоминается "молодая вдова".

К. Ф. – Да-да, именно эта песня. Я Вам расскажу, как это было. Мы, взрослые дураки, катались во дворе на санках. Возвращаемся, а соседка говорит мне: "У тебя кто-то дома". А я никогда не закрывала комнату.

Вхожу – незнакомые люди. И вдруг из-за плеча появляется Володя и говорит: "А мы всё съели". Никогда этого не забуду! А потом Володя написал эту песню: "Помню, Клавка была и подруга при ней..." Вообще, никаких безобразий там не было, получился очень смешной вечер.

Я только спросила потом: "Володя, я же на первом этаже живу! Какой там балкон?" Он посмотрел на меня так грустно-грустно... Кажется, с мыслью: "Табуретка ты несчастная! Не догадываешься, что художнику может подарить фантазия".

М. Ц. – По какому адресу Вы тогда жили?

К. Ф. – Это огромный дом на Садово-Черногрязской, угол Земляного вала. Квартира 17, а дом, кажется, 3/21.

М. Ц. – Невероятно интересно! А историю каких-нибудь других песен Высоцкого Вы не знаете?

К. Ф. – Помните песню: "Я платье, говорит, взяла у Нади..." Это он про Изу писал. Ну так, с намёком на неё.

Первых песен его я не помню. Потом мы у Жоры Епифанцева пели "Где твои семнадцать лет?", но это уже позднее. А первой песней, которую он пел, была "Ехал цыган на коне верхом..." Эта была первая песня, на которой он учился играть на гитаре. Это ещё было, когда он учился в студии.

М. Ц. – Кстати, ведь Вы с Высоцким в одном спектакле играли! Правда, у Вас была главная роль, а он играл бессловесного солдата...

К. Ф. – Да, роль в "Гостинице "Астория"" была моей основной дипломной работой. Володя играл солдатика, а Иза, кажется, какую-то штукатурщицу.

М. Ц. – В другие спектакли Вашего курса Высоцкого не приглашали?

К. Ф. – Нет. Но мы играли ещё в одном спектакле – "Белая болезнь" по Чапеку. Это уже было после моего возвращения в Москву. Радомысленский и Ялович создали такую группу, которая называлась "Станиславский, Немирович, Радомысленский, Ялович". В этом спектакле я играла мать, а Володя – отца.

М. Ц. – Каким Высоцкий был в общении?

К. Ф. – Знаете, вот сидим, скучаем. Входит Володя – сразу начинается хохот жуткий, шутки, игры. Как мы играли в "товарища Иванова"!

М. Ц. – А это что за игра такая? Не слыхал никогда.

К. Ф. – Да что Вы! Это прекрасная игра Володина! Сам он был товарищ Иванов, рабочий. У него как будто микрофон, и ему надо задавать вопросы. Вопросы, конечно, дурней дурного. Ну, например: "Товарищ Иванов, скажите, как Вы относитесь к бригадам коммунистического труда?" И он начинал импровизировать: "Наш замечательный народ... Строит коммунизм... Но в Америке, товарищи, этого нет!" Игра была сказочная! Остроумнейшие ответы, хохот стоял непрерывный.

М. Ц. – Вы встречались с Высоцким не только в Москве?

К. Ф. – Да, встречались в Ростове. Я там уже работала и Изу за собой потянула. Володя туда приезжал. Он собирался даже переезжать в Ростов и ему уже роль была отведена – в спектакле "Красные дьяволята". Но тут позвонила ей подруга: "Изуля, у Володи роман на съёмках". Иза рассердилась, и отношения были разорваны.

Но Володя любил её всю жизнь! Иза приедет в Москву, Володя мне звонит: "Изуля приехала!" Мчался, хватал её за руку, тащил на концерты. До самой последней встречи...

М. Ц. – Вы знали Владимира Семёновича много лет. Каким он Вам запомнился?

К. Ф. – Володя – явление солнечное, радостное, светлое. Вы знаете, мои друзья меня берегли. Я никогда не бывала в пьющих компаниях. Я знаю Володю только в очень светлом ракурсе, знаю, как светлую комету.

Как-то так получалось, что Восьмого марта все обо мне забывали. И вдруг однажды – звонок в дверь. Открываю – Володя с гитарой. Он пришёл спеть мне несколько песен и принёс для моей дочки ботиночки двадцать восьмого размера фирмы "Батя". Как же приятно было, что не забыл он о празднике, и что надо меня поздравить, и что у меня девочка.

А потом я вышла замуж за Борю Диодорова, и тридцать пять лет счастливее меня нет женщины. Так вот Боря очень дружил с Володей и раньше, без меня. Боря учил Володю водить машину. Очень хороший был эпизод, когда Володя вёл машину – и вдруг выскакивает на встречную полосу. Боря кричит: "Ты что творишь?!" А Володя говорит: "А я вот так смотрю – свёрнёт тот, что навстречу или нет". Это был его характер. Вот таким и запомнился...

9.09.2006 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2006)

Примечания

ФИЛИППОВА (ДИОДОРОВА), Карина Степановна. Актриса, поэтесса. Родилась 9 июля 1934 г. в г. Горький, с 1949 г. живёт в Москве. В 1958 г. окончила Школу-студию МХАТ. Позднее окончила аспирантуру и преподавала в родной Школе-студии, позднее – в ГИТИСе. С 1967 г. пишет стихи и тексты песен. Автор сборников стихов "Сама себе завидую" (1993), "Стою на семи холмах" (1997), "Ваша светлость" (1999), "Моя деревня", "Библейская мудрость", "Каждого больше люблю" (2004). Песни на её стихи пели "звёзды" советской и российской эстрады Клавдия Шульженко, Майя Кристалинская, Гелена Великанова, Людмила Зыкина, Валентина Толкунова, Алла Пугачёва, Надежда Бабкина и др.

© 2000- NIV