Гладунко Людмила Михайловна (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 11.08.2010 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Gladunko/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Людмила Михайловна ГЛАДУНКО

Л. Г. – Вы знаете, меня уже много раз просили рассказать о Высоцком, и я всякий раз отказывалась. Уж больно неприятно выглядят воспоминания людей, которые видели его полтора раза... Только когда надо было, никого из них рядом не было. Вам первому рассказываю. Задавайте вопросы.

М. Ц. – Вы общались с Высоцким во время съёмок фильма "Единственная", где у Вас роль Наташи, второй жены Николая Касаткина, а Высоцкий играет эпизодическую роль Бориса Ильича... Каким он Вам запомнился?

Л. Г. – Мне он запомнился очень замкнутым человеком. В ту пору популярность его была уже очень велика, и народ к нему сразу бросался. Мне кажется, что у него было такое желание, что лучше б его не узнавали.

Мы ездили вместе в Ленинград из Москвы на "Красной стреле", а потом пересеклись уже на озвучании. А до этого мы встретились во время кинопроб. Хотя Высоцкий, помнится, там был по другому поводу, но Хейфиц предложил ему сыграть. Это было уже после "Плохого хорошего человека", и Володя согласился. Ну и потом, это сейчас всё как-то сместилось, а в ту пору сняться у Хейфица даже в эпизоде было очень почётно. Всё-таки классик нашего кино, да и славился он работой с актёрами.

От общения с Высоцким осталось впечатление замкнутого человека, к которому я опасалась приблизиться. Казалось, что я его не спрошу, – всё будет не туда и не так. Вот в поезде... Он входит – и такое ощущение, что он чувствует, что сейчас все узнают его, ворвутся... Мне тогда подумалось: "Господи, как же ему, наверное, хочется побыть одному". Он казался ранимым и настороженно относящимся к вторжению незнакомых.

В ту пору я была очень молоденькая и очень хорошенькая, так у меня вообще общение было часто осторожное. И с Валерой Золотухиным, моим партнёром по фильму, общение началось особым образом, когда я сразу поставила его на место. Так что я старалась держать дистанцию, боялась каких-то посягательств. И в этом смысле мы оказались с Высоцким одинаковыми. Я хотела уйти в сторону, и уже объяснила почему, а он – по другой причине.

Не давали ему всё-таки люди покоя. С одной стороны, он, наверное, и не хотел вести такой образ жизни, но настолько провокации были сильны, слабость его уже тогда была выражена, и устоять было очень сложно. А народ наш такой: "Да ты что?! Я ж по доброте! Я ж от любви!". А в результате мы любим – и тут же губим.

И в театре его, вроде, все любили, – а сколько зависти было вокруг? Не исключая и самого Любимова. Мы же, актёры, знаем друг друга. Рассказывали мне, как Любимов ревниво относился к популярности Высоцкого. Когда на гастроли прилетали, то люди попроще требовали Высоцкого и никого больше не хотели слушать. И тогда выходил Высоцкий и говорил: "Сидеть молча, смотреть спектакль, потом спою".*1

М. Ц. – У Вас очень интересные наблюдения! Почему же Вы отказывались говорить об этом?

Л. Г. – Потому что не считаю себя вправе, я слишком мало знала Высоцкого. Если б о нём никто ничего не говорил – тогда другое дело... Вот в своё время, когда умерла Нонна Мордюкова, то меня пригласили на телепередачу. Я её очень близко знала – и по фильму "Русское поле", и по судьбе, она с мамой моей дружила.*2 Они мне звонили, звонили, а я всё отказывалась. А потом переломила себя, потому что я поняла: никто не скажет про её сына Володю Тихонова или скажет не так.*3 А всё-таки я была его партнёршей в "Русском поле", я к нему очень хорошо относилась, он был красивый и талантливый парень. И я пошла на передачу – и оказалась права.

А когда речь заходит о Высоцком – и все всё о нём знают, и все наперебой рвутся рассказать о нём... Ну мне там делать нечего. Такая моя позиция.

На Высоцкого я смотрела с великим удивлением, он мне был безумно интересен, потому что его песни, конечно же, все знали. У меня ум аналитический, не зря же я ушла давно в режиссуру. Я наблюдала просто человеческий такой фактор – насколько его стихи смыкаются чисто визуально с его психотипом. В ту пору мне казалось, что это даже невозможно. Неужели всё это в нём живёт и бурлит? Это было безумно любопытно наблюдать.

Ко мне он относился очень индифферентно, держал дистанцию. Мне это было очень приятно. Про него говорили, что он может начать ухаживать, но ничего подобного со мной не было. Было видно, что он очень мятущийся, неуспокоенный, раздрызганный внутри и очень некомфортно чувствующий себя.

И ещё, что меня удивляло: мне казалось, что Высоцкий – это не артист Хейфица. Я его наблюдала длительный период, картина снималась долго. Хейфиц – очень тонкий интеллектуал, как актёры ему ближе Баталов и Ия Саввина. И мне по молодости всё было непонятно: "Ну как же он снимает Высоцкого? И в "Дуэли", и теперь тут... С его энергетикой и напором". Это всё – не Хейфица. Хейфиц – это тонкая вязь, это некие глубинные процессы. А вот видите – талант таланта ценит и ощущает, и они сопрягаются, даже когда по природе они очень разные. И Хейфиц снимал Высоцкого.

М. Ц. – И хотел снимать ещё...*4

Л. Г. – Да, совершенно верно! Сейчас, через годы, я понимаю другое: как заразителен бывает талант, что хоть ты сам другой, но он тебе нужен. И даже, может быть, именно оттого, что ты другой, он тебе ещё в большей степени необходим.

М. Ц. – То, что Вы мне сейчас рассказали о Высоцком в период съёмок "Единственной", напоминает мне, по крайней мере, одну черту его героя Бориса Ильича – настороженность к людям.

Л. Г. – А Хейфиц очень точно чувствовал какие-то вещи. Это поразительно! Не хочу отвлекаться от темы, но скажу, что однажды он снимал актрису, которую всегда использовали как героиню, а он её снял в отрицательной роли, и сегодня для меня, как для режиссёра и пишущего человека, совершенно ясно, что у этой актрисы есть абсолютный посыл для этой роли.

И Хейфиц это чувствовал. Может быть, он и Высоцкого уговорил на эту роль, почувствовав, что она ему будет близка. Есть какой-то невероятно тонкий пласт... Меня часто спрашивают: "А как работал Хейфиц?" А почти никак. Он очень точно выбирал артиста на роль.

Я ведь к нему приехала пробоваться на роль Танюши, которую потом сыграла Проклова. И у меня была такая кинопроба, – сейчас уже могу это сказать, – ну просто блестящая. Проба закончилась, я вижу, – Хейфиц смотрит на меня с большим интересом. Я пошла в гримёрную переодеваться, тут бежит второй режиссёр и говорит: "Людочка, Иосиф Ефимович прислал меня сказать, что он очень хочет, чтобы Вы работали в этой картине, но он Вам предлагает другую роль, роль Наташи".

Я немножко расстроилась, потому что совершенно явно у меня была очень хорошая проба, но Хейфиц точно меня по нутру вычислил. Потому что тот манок, который там должен был быть, – женщина-ребёнок, – у меня его не было. И даже если бы он взял меня на роль Тани, точного попадания в роль у меня бы не получилось. И сейчас я это очень хорошо понимаю. Я бы сыграла, наверное, прилично, но это не мой типаж. На следующее утро я, подмяв характер, согласилась играть Наташу.

У Хейфица не было скрупулёзной работы на репетициях. Он мог на площадке что-то объяснить по образу, а вот типажи он определял очень точно. Видимо, так произошло и с Высоцким. И получилось стопроцентное попадание. Маленькая роль, а какая яркая! Когда встречаются Мастера, вот такой получается результат.

7.08.2010 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2010)

Примечания

1. Не перед спектаклем, а перед совместным концертом артистов Театра на Таганке, но такой случай действительно имел место, как минимум, однажды – в Набережных Челнах в июне 1974 года. Об этом вспоминают в своих книгах А. Демидова и В. Смехов.

2. Гладунко Рита Ивановна (1929-1996), заслуженная артистка РСФСР.

3. Тихонов Владимир Вячеславович (1950-1990), сын народных артистов СССР Н. Мордюковой и В. Тихонова.

4. И. Хейфиц вспоминал, что во второй половине 70-х годов ему не удалось снять художественный фильм по пьесе "Закат" и "Одесским рассказам" И. Бабеля, куда он планировал пригласить Высоцкого на роль Бени Крика (см.: "Владимир Высоцкий в кино", Москва, 1989 г., стр. 135-137).

ГЛАДУНКО, Людмила Михайловна. Киноактриса, сценарист, режиссёр. Родилась 31 мая 1947 г. Окончила ВГИК им. Горького в 1969 г. (мастерская Б. Бибикова и О. Пыжовой). В кино начала сниматься в 1960 г. Снималась в фильмах "Чистые пруды", "Тридцать три", "Русское поле", "Нас венчали не в церкви", "Особый случай" и многих других. Как режиссёр поставила по собственным сценариям кинофильмы "Не покидай меня, любовь", "Дистанция", телесериал "Моя Пречистенка" и др. Заслуженная артистка Российской Федерации (1996). Живёт и работает в Москве.

© 2000- NIV