Иошка Играф Игоревич (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 27.04.2011 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Ioshka/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Играф Игоревич ИОШКА

Иошка Играф Игоревич (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

М. Ц. – Вы помните, как и когда познакомились с Высоцким?

И. И. – Ну это так давно было... А, вспомнил! Мы дружили с Севой Абдуловым. Потом мы уже дружили втроём – Сева, Володя и я. А в тот день у него был День рождения, а я только из-за рубежа приехал с гастролей. Я ему сказал: "Сева, я не смогу прийти тебя поздравить, потому что я освобожусь только после спектакля". А он мне говорит: "Так все в то же время соберутся. И Высоцкий будет, и другие..." – и он начал всех перечислять, кто будет. Точно год не могу вспомнить, но мне тогда было лет двадцать девять, а сейчас мне – шестьдесят девять.

Вот там мы с Володей и встретились. Высоцкий был усталый, я тоже. Так тихо все сидели... А потом Лора Ерёмина, диктор радио, она наша с Севой подруга была, говорит: "Играф, Володя, – возьмите гитары, поиграйте – что мы так скучно сидим?" И все вокруг: "Да, конечно!"

Высоцкий взял гитару так нехотя... Ему не до этого было, усталый он. Причём он не любил, когда кто-то ему подыгрывал, это ему мешало. Просто страшно ненавидел это. Мне там дали какую-то жуткую полуполоманную гитару, я говорю: "Ну давай, я подыграю тебе". А он: "Да не надо".

Но я всё-таки стал ему подыгрывать – и это ему понравилось, и как будто второе дыхание у него открылось. И я играл, и подпевал ему – и это продолжалось, наверное, часа два или три. Уже светать начало. У Севы День рождения был 29 декабря, так что рассветало поздно. Вот так всё началось.

А потом, когда мы стали дружить, Володя мне сказал о том вечере: "Это первый раз в моей жизни было, что человек мне не мешал, а вдохновлял".

У Севы мы потом часто виделись. У него была замечательная мама, Елизавета Моисеевна. Она любила разговаривать с человеком и рисовать его. Получался такой дружеский шарж. Однажды она нарисовала Высоцкого. Так красиво нарисовала – просто обалдеть! Я ему даже сказал: "Володя, сделай рамочку, повесь на стену. Очень ведь здорово получилось! Хочешь – я тебе сделаю". – "Да нет, спасибо тебе, я сам". Но так и не сделал, конечно.

Иошка Играф Игоревич (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

И. Иошка в гостях у Высоцкого. Москва, Малая Грузинская ул., 15 марта 1976 г. Фото В. Данилова (из коллекции М. Цыбульского)

Мы встречались и у меня, и к Володе в гости приходили, когда приезжала Влади. Потом Володя приходил к нам в театр. У нас были такие посиделки – назывались они "Под цыганским шатром", мы собирались каждое воскресенье, приглашали актёров из других театров.

К нам приходили Людмила Касаткина, Ролан Быков, Евгений Леонов, Ростислав Плятт – многие у нас побывали. А после этих посиделок Сева, Володя и я шли в ресторан ВТО. Выпивали просто для настроения. Володя... Ну, он если запьёт – так уж запьёт. Но он нас с Севой слушал. Смотрим – Володя начинает часто слишком прикладываться. Но говорит: "Ребята, я ещё рюмку выпью – и всё". Я говорю: "И на этом закончишь? Мало что-то верится в это. Если хочешь пить – давай тогда поедем к тебе или ко мне, там и сядем. Чтоб нам не идти по улице и не орать, чтоб весь город слышал. Ты же не простой человек – тебя вся Москва в лицо знает".

Да и меня тогда многие знали. Трио "Ромэн" было в то время очень популярно. Увидели б меня пьяного, такие разговоры бы пошли – мало не показалось бы. И Володя эти доводы воспринимал нормально.

М. Ц. – А как часто Высоцкий бывал на посиделках "Под цыганским шатром"?

И. И. – Раза три-четыре был. Потом этот "шатёр" начал как-то разваливаться, люди начали там напиваться – и Володе не стало там интереса. Зачем? Смотреть на эти дурные лица?

М. Ц. – Что Вам запомнилось из совместного общения с Высоцким?

И. И. – Хохмили мы с ним много, шутили друг над другом. Я ему говорил: "Володь, у тебя такой рост – тебя даже в армию не возьмут. Потому что винтовка больше тебя". Он хохочет: "Ну паршивец!"

Идём с ним где-то, а там цыгане на улице. Он мне: "Вон – родственники твои. Пойди скажи им, чтоб людей побольше обдуривали". Я говорю: "Они меня не послушают. Вот если ты скажешь – тогда послушают". А другой раз идём, а навстречу негр. Я Володе говорю: "Гляди, твой троюродный брат". – "Почему?" – "А ты во Францию часто ездишь, а их там навалом". Вот такие у нас шуточки были.

М. Ц. – У Вас никогда не было идеи сделать совместную программу трио "Ромэн" и Высоцкого?

И. И. – Мы сделали совместную программу с Нонной Мордюковой – и она Высоцкому понравилась невероятно. Он говорил, что это гениально. А Володя был свободный художник. Он не мог быть связан с кем-то, это было уже не его.

М. Ц. – Какие у Высоцкого были музыкальные пристрастия?

И. И. – Он любил всё хорошее в музыке. Он говорил: "То, что скучно – это уже не искусство". А сам он играл – ну Вы знаете, как. Несколько блатных аккордов, гитара расстроена вечно...

М. Ц. – Гитара расстроена, но есть мнение, что он специально это делал, потому что такая расстроенность инструмента хорошо сочеталась с его голосом.

И. И. – Да нет, ну что Вы! Он на это просто не обращал внимания. Ему просто нужен был какой-то звук, сопровождающий пение – и всё. Я ему раз сказал: "Давай я тебе гитару настрою". – "Да ну, не надо, какая разница".

А Вы, кстати, знаете родословную Марины Влади? Вы знаете, что она наполовину цыганка?

М. Ц. – Наполовину?! Нет, впервые слышу.

И. И. – Марина из семьи Поляковых, а Поляковы – это цыгане.

М. Ц. – Так что, знаменитый цыганский певец Володя Поляков, с которым Высоцкий встречался в Париже, – родственник Марины Влади?

И. И. – Абсолютно точно! И Ляля Чёрная – тоже из семьи Поляковых, так что они с Мариной – дальние родственницы. Марина Влади наполовину цыганка, а наполовину – русская дворянка. После революции половина семьи эмигрировала, а другие остались в России.

Я об этом узнал от самой Марины. Мы втроём сидели – она, я и Володя. Я когда узнал, тоже обалдел. И Высоцкий услышал – сидел с опущенной челюстью… Я тогда её спросил: "Почему ты скрывала, что ты наполовину цыганка?" – "Да Бог меня знает, почему…"

Я говорю: "Да ты знаешь, что у тебя в России полно родственников?" Ну я рассказал ей про эту семью и говорю: "Да если я расскажу, что ты из Поляковых – тебя на руках будут носить!" Она мне: "Ой, пожалуйста, Графчик, не говори никому, не надо этого!"

Я в Париже успел встретиться со старым Димитриевичем, он же с Поляковым работал. Ему было уже 95 лет. Цыганский язык он забыл совершенно, ну столько лет вдали от родины! Я-то по национальности венгр, но цыганский язык знаю, а он со мной по-русски говорил. Так вот он мне тоже про Марину сказал. Дескать, у Поляковых есть родственница, но такая знаменитая, что ей стыдно здесь появиться. А тогда уже вышел фильм "Колдунья" с Мариной в главной роли, ставший очень популярным.

Вы, кстати, книгу Влади читали?

М. Ц. – Ну да, конечно.

И. И. – Я тоже читал – и мне не понравилось. Я её не видел после этого, а то я бы сказал ей об этом. Нельзя так обливать грязью человека, прожив с ним столько лет. Не по-человечески это! Импотент, алкоголик, наркоман... Даже если это было по-настоящему – не надо так об этом писать, разве можно?!

М. Ц. – Каким Вам запомнился Высоцкий?

И. И. – Володя... Очень большое он значение имел в моей жизни. От него можно было многому учиться. Вы знаете, сейчас всех принято называть гениальными, но Володю я бы назвал по-настоящему гениальным человеком. Люди с такими эмоциями, таким темпераментом рождаются один раз.

Вот Вы представьте. Сидит перед Вами человек. Ну ничего нету, ну совсем пустой, вроде. И буквально в одну секунду – как на магнитофоне кнопку нажали, – и всё! Он уже завёлся, преобразился мгновенно! Никакой подготовки! Бах – и всё начинается! И как будто уже изнутри сгорать начал.

Я говорил ему: "Володя, тебя так надолго не хватит. Ты сжигаешь сам себя, яркая лампа долго не горит". Он мне в ответ: "Графчик, дорогой, я не думаю про это. Что я буду думать о том, что мне надо поберечься, чтоб надолго хватило? Да не думаю я ни хера про это! – (Вы меня извините за это выражение, но это его слова.) – Я выдавлю всё, отдам всё – а там хоть трава не расти".

Я всегда ему поражался и говорил ему об этом. Однажды я ему так сказал: "Вот другой человек должен что-то несколько раз повторить, чтоб его поняли. Даже если это просто "нет" – надо десять раз повторить. А ты один раз скажешь "НЕТ!" – и всё, и я верю тебе, что это действительно "нет", больше повторять не надо. Даже эмоции никакие не нужны, всё уже есть в твоём голосе". Вот такой это был характер!

23.04.2011 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2010)

Примечания

ИОШКА, Играф Игоревич. Артист, певец, музыкант, композитор. Родился 14 мая 1942 г. Исполнительскую деятельность начал с 9-ти летнего возраста. В 1968 г. окончил Киевскую консерваторию по классу вокала, композиции и гитары, в 1970 г. окончил аспирантуру, защитив кандидатскую диссертацию на тему "Значение звука и его развитие". Так же называется его докторская диссертация. В 1973 г. в стенах театра "Ромэн" создал вокальное трио "Ромэн", в состав которого вошли Валентина Пономарёва и Георгий Квик.

Включён в международную энциклопедию "В мире музыки" (Лондон, 1994), в энциклопедию "Классическая гитара в России и СССР" (1992). С 1973 г. – член Союза композиторов СССР, автор двух симфоний, оперы "Земфира" по поэме А. С. Пушкина "Алеко", струнных дуэтов, трио и квартетов.

Народный артист СССР, профессор Московского государственного университета культуры и искусств по классу академического вокала. Лауреат Государственной премии СССР, Ленинской премии. Живёт и работает в Москве.

© 2000- NIV