Класс Игорь Иосифович (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 2.11.2011 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Klass/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Игорь Иосифович КЛАСС

М. Ц. – В 1974 году Вы и Высоцкий снимались в советско-югославской картине "Единственная дорога"...

И. К. – На фильме контакты наши были ограничены, поскольку наши роли не пересекались. Встречались, конечно, разговаривали о том, о сём, но никаких разговоров о высоком искусстве не велось. Говорили больше о наших знакомых, о Лёве Кочаряне, с которым я очень дружил в своё время. Чтоб проникать друг другу в душу – такого не было.

М. Ц. – Все эпизоды с Высоцким были сняты под Ужгородом. На съёмочной площадке в Югославии он что-то делал?

И. К. – Там была такая история, о котором мне рассказывал режиссёр картины Владо Павлович. Когда Павлович делал запросы на визы, то среди тех актёров, которые должны были ехать в Югославию, он записал и Высоцкого. И всем визы дали, а Высоцкому нет. Владо говорит: "Почему?" А ему отвечают: "Вы у нас в Союзе уже год почти живёте. Вам надо уразуметь такое понятие, как "невыездной". Вот Высоцкий – невыездной".

Владо говорит: "То есть, как? Он же мне вчера из Парижа звонил". И они растерялись. Оказывается, там были разные департаменты, которые по-своему оценивали, кто выездной, а кто нет. По линии одного отдела его вынуждены были выпускать как мужа подданной Франции, а визами киношников ведал другой отдел.

М. Ц. – Так Павлович пригласил Высоцкого просто так, зная, что сниматься он не будет?

И. К. – Я этого не знаю. Там сперва звали всех, а потом накануне поездки список сокращали из чисто экономических соображений. Меня как раз сократили. Хотя у меня был один кадр, который должен был быть снят в Югославии, но помешало то, что я одновременно снимался ещё в двух картинах и просто не мог раскрутиться со временем.

М. Ц. – Под Ужгородом много работы было у Высоцкого, или всё было снято за несколько дней?

И. К. – Да нет, он довольно часто приезжал туда. В связи с этим могу Вам рассказать один случай. Встречаемся мы в аэропорту, нужно лететь в Ужгород. У меня билет есть, а у Володи нету. Я говорю: "Володя, сейчас сделаем". Я подхожу к диспетчеру, молодому мужику. Говорю: "Надо сделать билет. Смотрите – вон сидит Высоцкий, это для него". А мне диспетчер: "Вот этому пьянице?! Да никогда!" Вот так человек среагировал на Высоцкого...

М. Ц. – Да, необычная реакция... Как правило, всё бывало совсем иначе.

В 1966 году во время съёмок "Последнего жулика" Вы с Высоцким сталкивались?

И. К. – В "Последнем жулике" его не было вообще. Песни Володи привозил Коля Губенко. Он приезжал просто в восторге: Говорил: "Смотрите, что написал Володя!" Мика Таривердиев бурчал-бурчал, а на следующий день приносил готовую песню.

М. Ц. – Значит, Высоцкий в Ригу и не ездил?

И. К. – Это только фильм Рижской студии, а снимали мы, в основном, в Киеве. Меня, собственно, в фильме нет. Я есть в титрах, чтобы оправдать выплату мне зарплаты. Этот фильм для меня был как режиссёрская практика, поскольку я по образованию режиссёр. Я занимался массовками, поэтому я был во время съёмок всей картины, но Володя ни разу не приезжал.

Володя уже тогда был очень крамольным, а Рижская студия всегда с удовольствием брала именно крамольных авторов. Вообще, изначально картина снималась двумя студиями – Рижской и "Мосфильмом". Там бывали совершенно странные истории, когда Рижская студия говорила: "Великолепно!", а "Мосфильм" отвечал: "Ужасно! Запретить! Вырезать!" В конце концов, фильм сделали и положили на полку, а Рига откупила его себе.

М. Ц. – Там концовка странная...

И. К. – Да она там просто притянута за усы! Скромненько в павильоне сняли "Финальную песню", спетую Колей и написанную Высоцким. В картине мелодий Высоцкого нет. Вся музыка Таривердиева. Причём – он же лирик – он морщился сначала, – а потом притаскивал на следующий день: "Вот, я сочинил... И как это у меня получилось?"

М. Ц. – А во время съёмок "Контрабанды" Высоцкий приезжал в Одессу?

И. К. – Там его тоже не было. Слава Говорухин просто принёс песни, Шацкая их спела, а сам Володя не появлялся ни разу. Говорухин всё обещал, что Володя приедет, но у него тогда была напряжённая жизнь, так что не случилось.

М. Ц. – По жизни у Вас с Высоцким контакты были?

И. К. – По жизни – были. Дружеские отношения у нас так и не наладились. Мы здоровались, общались, как представители, что ли, одного цеха. Встречались в ВТО, а как-то раз с пьяненькими приятелями я заехал к нему на квартиру, а он абсолютно трезвый показывал нам совсем новую тогда песню "В заповедных и дремучих страшных муромских лесах..." Хорошо мы тогда повеселились. Однажды я пытался протащить его в кино...

М. Ц. – В какую картину?

И. К. – Это была картина Саши Сурина, называлась она в окончательном варианте "Дорога домой". Там два мужских характера: мой и ещё один. Вот этого второго героя долго искали, он был как бы моим антиподом. И как-то я говорю Сурину: "Пригласи Высоцкого". А тот: "Да ты что! Тут же картину закроют!" А мы уже в экспедиции были, уже снимали. Я говорю: "Да ты его сними, а потом предъявишь де-факто". А тот ни в какую: "Закроют картину – и всё". Это 1968-й год был, Володя был в лютой крамоле.

На той же картине был эпизод: я иду пьяненький, расстроенный и пою песню. Я говорю: "Какую песню петь?" – "Да пой, какую хочешь". А тогда очень модными были песни из "Вертикали". Я и хотел оттуда спеть, а Саша опять: "Ни-ни-ни! Только не это!" Вот такое отношение было. Говорит: "Зачем нам неприятности? Подумают ещё, что подтекст не тот". И я тогда предложил песню Полада Бюль-Бюль оглы "Быть может, ты забыла мой номер телефона". Вот это прошло на "ура". А я-то хотел спеть:

Если парень в горах – не ах,

Если сразу раскис – и вниз...

М. Ц. – Каким Вам Высоцкий запомнился как человек?

И. К. – Вы знаете, он меня всегда удивлял. Удивлял своей мягкостью. Ведь если идти от его голоса, то он, по идее, должен был быть грубоватым, а на самом деле он был удивительно тактичным.

Вот этот эпизод в аэропорту, который я Вам рассказал. Как Володя себя повёл тогда! Этот диспетчер орал просто, и Володя всё это слышал. Я подошёл к нему, а он говорит: "Да ладно, ничего. Полечу следующим рейсом". Очень достойно он себя повёл – не стал ни кричать, ни скандалить.

А ещё один эпизод я Вам расскажу... Он стал для меня просто потрясением. В 1980 году я уехал в Днепродзержинск открывать новый театр. Вот этим я и занимался, когда мне позвонила жена и сказала: "Володя умер". Я хотел поехать на похороны, но что-то не сложилось, и я не уехал, остался в городе. И могу Вам сказать, что на третий день после похорон в Днепродзержинске уже продавались фотографии Высоцкого в гробу. Вот Вам отношение людей. На третий день после смерти его уже началась спекуляция...

23.10.2011 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2011)

Примечания

КЛАСС, Игорь Иосифович. Киноактёр, режиссёр. Родился 26 ноября 1939 г. Окончил штурманское отделение Рижского мореходного училища. В 1965 г. окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии, актёрский факультет, а годом позже, в 1966 г., – режиссерский факультет. В 1966 г. – актёр Тобольского театра, с 1967 г. – режиссёр Абаканского драматического театра. В кино с 1965 г. Снимался в картинах "Последний жулик", "Дорога домой", "Спорт, спорт, спорт", "Единственная дорога", "Контрабанда", "Фронт за линией фронта" и многих других. Живёт в Москве.

© 2000- NIV