Корниенко Нина Григорьевна (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 15.01.2013 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Kornienko/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Нина Григорьевна КОРНИЕНКО

Корниенко Нина Григорьевна (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Н. К. – Мне не много что есть Вам сказать, потому что прямого общения с Высоцким у меня было мало. Впервые я услышала его фамилию, когда работала в театре в Перми. К нам приехала туда актриса Иза Высоцкая. С Володей они тогда уже развелись, она приехала с новым мужем. Она была очень интересная женщина. Такая, знаете ли, московская. Мы-то там были "аборигены", "деревня", а она – высокая, красивая. У неё была одна роль, она выходила в прозрачном плаще, и в свете лучей в ней была видна женская неотразимость.

Тогда ещё в умах царил Визбор, которого мы и пели, и слушали. Вот тогда и всплыла для меня фамилия Высоцкого, появилась у меня в голове.

Потом я поступила в Школу-студию МХАТ. У нас на курсе был Алёша Левинский,*1 сын директора театра Сатиры. Он был абсолютно пленён Володечкой Высоцким, и постоянно пел его песни на наших вечеринках. Я почему-то, как только эти песни слышала, сразу плакать начинала.

На сцене я видела Высоцкого один раз всего. Это был юбилей нашего главного режиссёра Плучека, не помню, сколько ему лет исполнялось.

М. Ц. – Я думаю, шестьдесят...

Н. К. – Да, наверное, так. Казалось тогда, что он был очень старый. Был огромный концерт, где немножко провалился Андрей Александрович Миронов. Я помню, что он пел куплеты, где были такие строки:

Всем привет, и Вашей Зинке,*2
Вашей творческой пружинке...

– и долго-долго плясал. Потом это у него выходило легко и просто, а здесь была некоторая натуга...

Зато замечательно плясала цыганка Катя Жемчужная, актриса, которая играла в "Карнавале" у Лиозновой. И сразу после неё вышел Володя. И знаете – как волна, как будто заштормило. Это при том, что я сидела далеко, но всё равно я почувствовала поток энергетической силы, который от него пошёл.

Вы знаете, теперь, когда я смотрю "Свою колею", где исполняют Володины песни, то я вижу, что не актёры увеличивают песню, а песня увеличивает артиста. Сам артист может быть и не очень велик, но песня его поднимает.

Кстати, я и сама пела Володину песню. Алёша Левинский поставил спектакль – я уже не помню, какой и где,*3 но помню, что пела я там на разрыв души:

У меня гитара есть – расступитесь, стены!
Век свободы не видать из-за злой фортуны!
Перережьте горло мне, перережьте вены,
Только не порвите серебряные струны!

Вы Алёшу спросите, – он наверняка помнит. Мы на чердаке работали, на маленькой сцене. Это всегда было после вечернего спектакля, так что мы там были до половины первого ночи.

А потом я сыграла небольшой эпизод в замечательном фильме "Место встречи изменить нельзя". Мы были на гастролях в Магнитогорске, и мне дали сценарий и предложили выбрать роль. Я выбрала роль Шуры, а могла выбрать ту, что сыграла Удовиченко. Видимо, что-то я для себя в этой роли увидела...

С огромным трудом, на перекладных, я из этого Магнитогорска добралась до Одессы. Володи не было, он прилетел чуть позднее. Я помню, что там подобралась очень интересная команда, прекрасный художник. Почему-то в то время в Одессе был и Юрий Петрович Любимов.

Прилетел Володя – и мы вошли в кадр практически без репетиций. От того, что вокруг были местные женщины, а не актёры, – из артистов только Володя и Конкин, – у меня как-то пошло рыдание, пошла истерика. И мы как-то очень быстро сняли. Один дубль или два, но не больше. Володя мне сказал тогда добрые слова. Что-то типа того, что, дескать, возбудимость у тебя хорошая, у меня такой нет.

М. Ц. – А сцена, в которой идёт разговор об эре милосердия, тоже в Одессе снималась?

Н. К. – Нет, это было в Москве, в чьей-то квартире. Это тоже был один день, мы просто собрались и очень быстро сняли.

И вот это, в принципе, всё, – другого общения у нас не было. Судьба нас не столкнула.

На похороны Высоцкого я бы никогда не попала, если бы не наша Вера Кузьминична Васильева. Там было море народа вокруг театра и по всей улице. Вера Кузьминична шла, как ледокол через все ряды, через милицию – и её пропускали, и я с ней. Поэтому мы попали в театр на панихиду.

От нашего века кто останется? Останется Шукшин, останется Володечка. Ну и, может быть, ещё десяток человек.

13.01.2013 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2013)

Примечания

1. Левинский Алексей Александрович (род. 1947 г.) – театральный режиссёр; в 1969-1987 гг. был актёром театра Сатиры.

2. Дмитриева Зинаида Павловна (1915-2004) – актриса театра Сатиры, жена В. Плучека.

3. Пьеса Федерико Гарсиа Лорка "Балаганчик дона Кристобаля".

КОРНИЕНКО, Нина Григорьевна. Актриса театра и кино. Родилась 11 января 1943 г. в Соликамске. В 1969 г. окончила Школу-студию МХАТ, была принята в труппу театра Сатиры, где служит до сих пор. Среди её ролей в театре – Сюзанна ("Безумный день, или Женитьба Фигаро", Софья Павловна ("Горе от ума"), Дорина ("Тартюф") и др. Снимается в кино с 1964 г. ("Городской романс", "Чудак из пятого "Б"", "Место встречи изменить нельзя", "Ревизор", "Тихая застава" и др.) Заслуженная артистка России. Живёт и работает в Москве.

© 2000- NIV