Лачански Любен (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 11.05.2014 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Lachanski/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Любен ЛАЧАНСКИ

Л. Л. – В начале 1970-х годов я приехал в Москву и работал корреспондентом болгарской газеты "Труд". С Высоцким я познакомился в 1975 году. Это было в гостинице "Интурист". Я там покупал всякие газеты и журналы, в том числе, болгарские киножурналы. Он захотел их посмотреть, ему стало интересно. Спросил меня, откуда я. Я сказал, что – из Болгарии, а я-то узнал его, так что уже знал, кто со мной говорит. У него там были свои дела, я не хотел навязываться. Я же не барышня, которая хочет автограф.

Мы стали разговаривать, и так, слово за слово, познакомились. Я ему сказал, что пишу стихи... Потом договорились встретиться на следующий день. Высоцкий на своём "Мерседесе" отвёз меня домой, и это вызвало ажиотаж среди соседей. Это же был один из немногих "Мерседесов" вообще во всей Москве.

Потом мы стали общаться, он бывал у меня дома. Где-то через месяц после нашего знакомства я спросил его, не позволит ли он мне взять у него интервью. Причём я уже понимал, насколько интересный человек Высоцкий, поэтому попросил своих друзей в газете, чтобы это интервью выходило в нескольких номерах. На интервью Высоцкий согласился, потом несколько раз приглашал меня с супругой в театр, пел нам свои песни...

Надо сказать, что за Высоцким всё время присматривал КГБ, подслушивали, что он говорит. Я ведь хоть и был из социалистической Болгарии, но всё-таки был иностранцем, который, к тому же, был знаком с диссидентами. Не всё так просто было... О политике мы с ним говорили эзоповым языком только.

М. Ц. – А откуда Вам стало известно, что за Высоцким следил КГБ?

Л. Л. – Я Вам могу один случай рассказать. Я приехал к Высоцкому в его гримёрную примерно за полчаса или час до спектакля. Он уже входил в роль, начал наигрывать на гитаре. Вдруг в гримёрной оказывается какой-то человек. Володя спрашивает: "Это он с тобой пришёл?" – "Нет, – говорю, – я его не знаю". Володя к нему: "А Вы что здесь?" – "А я просто здесь". Видим, – у человека на пиджаке значок "Заслуженный мастер спорта". – "Ладно, – говорит Володя, – можете остаться". И этот человек сидел всё время, всё слушал, не проронил ни слова...

Несколько месяцев спустя "Таганка" приехала в Болгарию.*1 Успех и у театра, и у самого Высоцкого был огромный. Все наши большие люди стремились с ним познакомиться, а он, как я видел, не очень-то хотел с ними общаться.

М. Ц. – Как протекало Ваше общение с Высоцким?

Л. Л. – Высоцкий часто читал мне свои стихи и всё время говорил: "Не признают меня поэтом. Не признают... Говорят, что я песни пою. Давай, я буду тебе читать стихи, а ты мне будешь говорить, имеет это ценность или не имеет". Поэтому у нас всё время шли разговоры о поэзии, а всяких историй с нами не случалось, потому что по кабакам мы не ходили, только несколько раз встречались в ресторане ВТО. А так у нас было очень интеллигентное общение. Никаких деталей жизни Высоцкого, о которых сейчас с удовольствием пишет "жёлтая" пресса, я не знаю. Просто мы были люди одной профессии. К тому же отношения наши были без зависти: я не хотел становиться актёром, а он не настаивал на том, чтобы я переводил его на болгарский язык, поэтому отношения остались очень чистыми.

М. Ц. – А переводить Высоцкого Вы не пробовали?

Л. Л. – Переводить Высоцкого я не хотел. Меня друзья потом спрашивали, почему я не хотел этого делать. Да потому что это не мой тип поэзии. Я могу эти стихи слушать, читать, а переводить не могу.

М. Ц. – Сколько всего Вы опубликовали интервью с Высоцким?

Л. Л. – Три. Первое было в "Труде" на трёх полосах, потом было интервью в журнале "Дружба" и где-то ещё. Мне сказали, что все эти интервью хранятся в музее Высоцкого в Москве.*2 Так ли это, я не знаю, потому что я уже двадцать с лишним лет в Москве не был.

М. Ц. – Я думаю, Вы свои интервью записывали на кассеты. Не сохранились они?

Л. Л. – Нет, к сожалению, я их не сохранил. Я в Москве поменял несколько квартир, где-то при переезде пропало. Кажется, у меня где-то оставались записки Высоцкого, но я не ручаюсь, что я смогу их найти...

М. Ц. – После возвращения Высоцкого из Болгарии Вы с ним встречались?

Л. Л. – Не очень часто. Год или два спустя он пригласил меня в Кишинёв. Кажется, его отец там служил. Это был сентябрь, праздник сбора винограда, это было очень весело и интересно.

М. Ц. – Отец Высоцкого в Кишинёве не служил. К кому вы с ним поехали туда? Где вы там жили?

Л. Л. – Там были его друзья. Он их мне представил как друзей детства. Когда я приехал поездом из Софии, Володя уже там с ними сидел. Это уже был поздний вечер, они сидели там хорошо поддавшие. Мы там провели несколько дней и вместе с Володей вернулись в Москву.*3

Потом уже редко виделись. В июле 1980 года я в очередной раз посмотрел "Гамлета" – кажется, это был его последний "Гамлет" вообще. В день его кончины я был в Софии и через несколько дней написал даже не некролог, а плач об ушедшем поэте.

3.11.2013 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2014)

Примечания

1. Гастроли Театра на Таганке в Болгарии прошли с 6 по 23 сентября 1975 г.

2. Одно из интервью, – опубликованное в Софии в августе 1980 г. под заголовком "Даже если мы все уйдём…" (Лачански Л. "Дори ако всички ние си отидем..." – "Отечественен фронт", 1980, 21 августа) – в 1991 г. было напечатано в приложении к журналу "Вагант" (Когда взял я да умер...: [Публ. в мировой печати с 25 июля по 23 авг. 1980 г. о кончине В. Высоцкого] / Сост., предисл., пер. с англ. В. Дузь-Крятченко. – М., 1991. – 16 с. – (Прил.; № 7).

3. Случай совершенно неизвестный. В принципе, визит в Кишинёв мог состояться и в сентябре 1976-го, и ровно через год, поскольку в обоих случаях у Высоцкого было несколько свободных дней в начале месяца. Когда этот материал готовился к печати, Л. Лачански написал мне, что он, возможно, запамятовал, и они с Высоцким встретились тогда не в Кишинёве, а в Мукачево.

ЛАЧАНСКИ, Любен. Поэт, писатель, журналист, преподаватель. Родился в 1953 г. в Софии. Автор сотен статей и нескольких сценариев документальных и художественных фильмов. В Болгарии выпустил 15 книг стихов и художественной прозы: "Когда мы находимся вдали от дома" (1980), "Цены на пистолет "(1993), "Противостояние" (1995), "Возвращение в Содом" (2005), "Рождество" (2005), "Храм" (2011) и др. Живёт и работает в Софии.

© 2000- NIV