Лубяницкий Леонид Давидович (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 21.07.2005 г. (дополнена 19.06.2011 г.)

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Lubianickij/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Леонид Давидович ЛУБЯНИЦКИЙ

Лубяницкий Леонид Давидович (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

М. Ц. – Скажите, пожалуйста, когда Вы познакомились с Высоцким?

Л. Л. – Познакомился я с Высоцким, если мне память не изменяет, не-то в 1961-м, не-то в 1962-м году. Это было в Москве, в доме одного моего друга, который встречался с сестрой первой жены Володи, Изольды.

Собственно, мы знакомились два раза. Второй раз (или это было в первый? – уже не помню через столько лет) мы познакомились через близкого друга Володи, а моего приятеля Севу Абдулова.

М. Ц. – После этого вы часто встречались?

Л. Л. – Да, у нас сложились близкие отношения. Мы встречались, когда я приезжал из Ленинграда в Москву, но не только там. Однажды мы встретились в Киеве, он снимался там в какой-то картине. Я точно не помню, какой это был год, но примерно середина шестидесятых. Володя позвонил мне и пригласил в гости к Параджанову. Тот встретил нас в очень красивом халате, обвешанном какими-то бусами. Когда мы с Володей вошли, то попали в огромную пустую комнату, в которой стоял только один старинный стол, заваленный огромными антоновскими яблоками, издававшими совершенно потрясающий запах. Это запомнилось...

Я часто бывал в Москве, приходил в любимовский театр. Встречались мы и в различных компаниях. Я тогда увлекался собиранием песен бардов.

В 1972-м году я уехал из России. В 1975-м году я впервые выехал из Америки в Париж, там мы встретились с Володей и Мариной. В тот раз он мне рассказал, что в Китае объявлен персоной "нон-грата" за песни про Мао Цзедуна и "культурную революцию".

М. Ц. – А он не рассказал, откуда об этом узнал? И, кстати, интересно, откуда об этих песнях узнало китайское руководство?..

Л. Л. – Нет, он не сказал, откуда эта информация, но, вроде бы, в Китае об этом было официально объявлено. А откуда узнали... В 60-е годы в Москве было очень много китайских студентов, которые, естественно, знали русский язык. Я думаю, эти песни через них пришли в Китай. Но это только моё предположение.

М. Ц. – В одном из интервью Вы сказали, что в тот год вместе с Высоцким были в гостях у А. Синявского.

Л. Л. – Да, правильно. Это была моя первая поездка за границу из Америки. Меня поразила тогда разница в ритмах жизни. Мы же здесь живём в бешеном темпе, а во Франции россияне живут иначе. Их ритм приближается к российскому, поэтому там можно, что называется, заглянуть на огонёк без каких-то долгих приготовлений. Высоцкий с Синявским очень дружески общались.

М. Ц. – В дальнейшем вы с Высоцким встречались уже в Америке?

Л. Л. – Потом, на следующий год, он приехал сюда, в Нью-Йорк, приехал каким-то хитрым путём – из Канады, не имея советского разрешения, рванул сюда. Я очень много снимал Высоцкого и здесь, и там, но в студии он мне позировал только два раза, кажется, оба раза в тот приезд. Я-то всегда хотел его на это дело подбить, но он всё говорил: "Давай не сейчас, в другой раз". А в тот раз был один свободный вечер, и я сделал его портрет с гитарой: Володя подбородком на неё опирается.

Лубяницкий Леонид Давидович (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Фото Л. Лубяницкого

М. Ц. – Да, это очень известная фотография, она неоднократно была репродуцирована в различных изданиях.

Л. Л. – Верно, а впервые она была опубликована в журнале "Америка" в 1980-м году. Потом, когда Володя умер, я напечатал плакат, потому что все мои друзья начали просить фотографии. Было отпечатано две тысячи экземпляров, которые я мог дарить. Плакат попал в Россию, там какие-то шустрые люди его перепечатали. Потом мне в руки попала книга о Высоцком, изданная "Физкультурой и спортом",*1 и там на обложке была эта фотография. Причём, она была подрезана и срезана моя фамилия, бывшая на плакате. Все мои друзья говорили: "Ты должен судить их, тираж книги – 250 тысяч!", но я не хочу с этим связываться.

А второй раз он привёл ко мне в студию двоих своих друзей. Это были его друзья по Москве, которых я не знал, – Бабек Серуш и Джордж Диматос. Я сделал тогда несколько снимков Высоцкого с ними, но я их никогда не печатал.

М. Ц. – А негативы сохранились?

Л. Л. – Где-то должны быть, но я сейчас не помню.

Когда Володя приезжал сюда, он останавливался у Миши Барышникова, это наш общий друг. Последний раз мы все встретились в 1979-м году, когда Володя приехал в Америку с концертами. Мы с ним пошли в мастерскую к Эрнсту Неизвестному, и там Володе стало плохо.

М. Ц. – А что случилось?

Л. Л. – Понимаете, он голодал, держал фигуру. Я сразу позвонил моему другу, врачу, который тоже очень хорошо знал Володю. Тот бросил службу, сразу приехал, сделал какой-то укол. Короче, привели его в порядок, он потом отлёживался.

М. Ц. – Кстати, Вы не знаете, проходил ли Высоцкий в Нью-Йорке медицинское обследование?

Л. Л. – Я ничего об этом не знаю. Думаю, что кто-то из знакомых врачей его посмотрел, но относительно полного обследования сомневаюсь.

М. Ц. – Леонид, Вы мне говорили, что в 1976 году Высоцкий приехал в Нью-Йорк из Канады без разрешения советских властей. В Канаде он работал над диском. Вам что-нибудь известно о той работе?

Л. Л. – Абсолютно ничего. Я только знаю, что из Канады он втихаря сюда приехал.

М. Ц. – А могло быть, что приехал в Америку, вернулся в Канаду и снова прилетел в Нью-Йорк?

Л. Л. – Не знаю, не помню этого.

М. Ц. – На обложке того диска помещена фотография Высоцкого, сделанная Вами. Как это произошло?

Л. Л. – Когда я снимал Володю, то снял ещё и цветную плёнку. Одну или две, сейчас не помню. Потом мне Володя говорит: "Я дал твой телефон арт-директору, они хотят посмотреть, что есть". Я им послал фотографии. Вот так это было.

Лубяницкий Леонид Давидович (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Фото Л. Лубяницкого

М. Ц. – Теперь позвольте спросить Вас о двух Ваших фотографиях, напечатанных в книгах о Высоцком. Одна из них опубликована в сборнике "Живая жизнь" (Москва, 1988 г.). На ней бородатый Высоцкий снят вместе с Мариной Влади. Составитель считает, что снимок сделан в США, но я в этом сомневаюсь.

Л. Л. – Да, Вы правы. Снимок сделан во Франции в 1975-м году. Это был прекрасный вечер. Мы, – Миша Барышников и я, – были у Марины и Володи на даче. Володя пел целую ночь, до трёх или четырёх часов, я это всё записал. К сожалению, ничего не сохранилось: несколько лет тому назад у меня сгорела студия, а там были все мои архивы, в том числе, и эти плёнки.

М. Ц. – Ещё одна Ваша фотография была в книге П. Леонидова (Нью-Йорк, 1983 г.). На ней сняты Барышников, Высоцкий и Марина Влади. У неё на груди – табличка: "Опасно для жизни".

Л. Л. – Это снято дома у Барышникова, здесь, в Нью-Йорке, в 1976-м году.*2

М. Ц. – А фото Высоцкого с Бродским когда сделано?

Л. Л. – Тогда же. Между ними интервал – один день.

М. Ц. – Вы были знакомы с Галичем?

Л. Л. – Да, я его знал очень хорошо.

М. Ц. – Вы не знаете, встречался ли Галич с Высоцким?

Л. Л. – Да, они были знакомы, встречались в Москве.

М. Ц. – А какое было отношение у Галича к Высоцкому?

Л. Л. – Галич был один из самых порядочных людей, с которыми я когда-либо встречался. Он ни о ком не говорил плохо, а Володе он всегда симпатизировал.

М. Ц. – Вы очень много лет знали Высоцкого. Чем он запомнился Вам как личность?

Л. Л. – Он был очень сложный человек, очень "закрученный". С одной стороны, ему очень хотелось казаться "своим парнем". Знакомых у него была тьма-тьмущая, и ему хотелось поддерживать этот имидж. На самом же деле он был очень не простой. Он любил компании, но знал, кто он такой. У него были покровители, он этого и не скрывал. У него было двоякое положение: официальные власти его терпеть не могли, а кое-кто из всемогущих людей ему симпатизировал.

М. Ц. – Чурбанов, например, Галина Брежнева.

Л. Л. – Даже Андропов, они были знакомы. Андропов был в достаточной степени интеллигентный человек, чтобы понимать, кто такой Высоцкий, и что это за явление.

Высоцкий ведь сделал такое, можно сказать, социологическое исследование всех аспектов тогдашней российской жизни, какое вряд ли сделал кто-нибудь ещё. Я иногда его слушаю и как-то ретроспективно немножко по-другому воспринимаю. Думаю: "Какой молодец! Как он замечательно всё это уцепил".

17.07.1995 г., 29.06. и 11.07.2005 г., 23.10.2010 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2009-2011)

Примечания

1. "Четыре четверти пути", 1988 г.

2. При сравнении фотографий Высоцкого, сделанных неизвестным фотографом во время поездки Высоцкого и Влади по Америке и Канаде в июле 1976 года, видна разница в его внешности и причёске по сравнению со снимками, сделанными Л. Лубяницким. Судя по всему, эти фотографии были сделаны в августе 1977 года – во время другого приезда Высоцкого в США.

ЛУБЯНИЦКИЙ, Леонид Давидович. Род. 19 апреля 1938 г. Профессионально занимается фотографией 50 лет. Первые уроки мастерства получил от отца, известного ленинградского фотографа, преподавателя Института повышения квалификации работников искусства. После окончания школы служил в армии, где занимался аэрофотосъёмкой. Был начальником аэрофотослужбы полка. После демобилизации работал оператором на Ленинградской студии телевидения. В течение 10-ти лет писал сценарии и снимал сюжеты для регулярной передачи "ХОЛСТ" (художественное обозрение ленинградской студии телевидения).

В 1972 г. эмигрировал в США. Поселившись в Нью-Йорке, устроился работать ассистентом всемирно известного мастера фотографии Ричарда Аведона. Через год, уйдя от Аведона, открыл свою художественную студию. Работы Л. Лубяницкого опубликованы в 22-х крупнейших американских журналах, в числе которых "Look", "Life", "Time", "People", "Horizon" и др., выставлялись на многих персональных выставках.

© 2000- NIV