Массарский Александр Самойлович (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 14.10.2011 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Massarskij/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Александр Самойлович МАССАРСКИЙ

Массарский Александр Самойлович (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

М. Ц. – Вы работали в картине "Человек-амфибия". Этот фильм снимался в 1962 году в Севастополе одновременно с "Увольнением на берег" – одной из первых картин, в которых снимался Высоцкий. Вы познакомились тогда?

А. М. – Нет, я даже не знал, что он тогда был в Севастополе. Мы познакомились в 1967 году во время работы над фильмом "Интервенция".

Я тогда впервые услышал песню "Спасите наши души". Это было вечером, у моря. Сошлось много народу, и он там пел. На всех эта песня произвела огромное впечатление. Единственно, там был такой куплет, где Высоцкий пел: "…сказал капитан". Я ему сказал тогда, что на подводных лодках не капитан, а командир. И в дальнейшем он изменил и пел: "…сказал командир".

М. Ц. – Да, в первых исполнениях – "капитан". Значит, это была Ваша подсказка?

А. М. – Ну, может быть, ему ещё кто-то об этом говорил, но и я тоже сказал.

М. Ц. – Высоцкому пришлось там изменить весь куплет, потому что слово "капитан", а потом – "командир", рифмовались с другими словами.

Давайте поговорим именно о съёмках "Интервенции". Вы писали однажды, что Высоцкий помогал Вам в работе над ролью, которую Вы сыграли в той картине…

А. М. – Да, было такое. Моего персонажа придумал постановщик фильма Геннадий Полока. Его зовут Нестор. У него грим, как у летописца Нестора, он сидит за конторкой, а на самом деле – он хранитель банка. Когда туда приходят бандиты, он всех разбрасывает, а потом выходит мадам Токарчук, которая его скручивает.

Высоцкий подсказал ход: "Давай сделаем так, что она с тобой играет, как тореадор с быком". Мы так и сделали: я на неё бросаюсь, а она отступает, и я пролетаю мимо. Ещё раз бросаюсь, как бык, и снова пролетаю, а потом она меня кидает через плечо и скручивает. А Высоцкий ещё сказал: "Дайте ему в рот соску", – и так и сняли это: она мне в рот вставляет соску.

М. Ц. – Во время съёмок у вас с Высоцким были встречи не только на площадке?

А. М. – Ну естественно… У нас было много разговоров. У нас была база в Одессе, там корабль стоял, а на корабле была каюта Высоцкого. И вот между съёмками мы у него в каюте встречались и очень много разговаривали. Он мне рассказывал о себе, о том, как он начал писать. Сперва же он писал только для очень узкого круга. Потом постепенно начала расти популярность. Хотя проблемы у него были всегда.

Вот пример, который знаю лично я. Была такая картина – "Дела давно минувших дней". Ставил её режиссёр Владимир Шредель, а я там ставил трюки. Шредель Высоцкого не знал вообще. Мы с ним ездили вместе в машине, и он услышал его песни с магнитофона. Спросил: "Кто это такой?" Я говорю: "Владимир Высоцкий. Я с ним знаком. А что?" – "А нельзя его попросить, чтобы он дал несколько песен?"

Володя предложил несколько песен, но Госкино ничего не пропустило. "Прорвался" в картину только один романс – "Оплавляются свечи на старинный паркет…", а больше ничего.

Ещё один мне лично известный случай был с картиной "Приключения Робин Гуда". Высоцкий написал туда шесть баллад, исполнял их. Но его опять "заделало" Госкино. В "Робин Гуде" всё было снято под баллады. Причём баллады звучали прямо на съёмочной площадке, и это создавало невероятное настроение. Скажем, в болото сходились сорок человек и сражались – я ставил это сражение. А в это время на площадке гремела "Баллада о ненависти":

Торопись! Тощий гриф над страною кружит...

В итоге, получился очень серьёзный фильм. В Госкино посмотрели и приказали выбросить баллады. Потом туда написали какую-то ерундовую музыку, и тот же самый изобразительный материал превратился в фильм для третьеклассников.

М. Ц. – Баллады выбросили, потому что их написал Высоцкий, или потому что получился слишком серьёзный фильм?

А. М. – Именно потому, что автором баллад был Высоцкий. Он постоянно проходил через такое. Как я думаю, все его "нарушения спортивного режима" были связаны именно с таким вот отношением к его работе.

В "Робин Гуде", кроме того, что он написал туда баллады, он ещё должен был и сам сниматься в роли Шута. Вся роль писалась на него, но его не утвердили. Остались только баллады – а потом и их заставили выбросить.

Когда прошла "перестройка", то режиссёр вернул баллады обратно, но резонанса не было, потому что все эти тексты уже знали. Это уже всё не то было.

М. Ц. – До сих пор мы говорили о Высоцком-поэте и Высоцком-актёре. А Высоцкий-личность? Каким он Вам запомнился?

А. М. – Знаете, как я Вам скажу... Я много читал о его пьянстве, но сам я его никогда пьяным не видел. Мы встречались и в Москве, и в Ленинграде, и в Одессе, но при мне он пьяным не был. Наверное, мне повезло – поэтому мы всегда очень много и очень хорошо разговаривали.

Как человек он мне запомнился очень цельным и очень эрудированным. В его песнях видно и хорошее знание истории, и хорошее знание мифов древних – например, "Песня о вещей Кассандре". Не говоря уже о его военных песнях, в которых есть выражения и обороты, которые знают люди служившие, воевавшие, а он ведь не воевал и в армии не был. Очень разносторонне образованным человеком он был.

М. Ц. – Когда Вы последний раз виделись с Высоцким?

А. М. – В январе 1980 года. Мы встретились на "Мосфильме", и он мне сказал: "Знаешь, я как режиссёр собираюсь снимать "Зелёный фургон". Я хочу сделать совсем другой фильм". А был уже когда-то снят этот фильм – давно, в чёрно-белом изображении. Володя сказал: "Я сделаю иначе – так, как я это вижу. Тебе там будет очень много каскадёрской работы". Вот на этом мы и расстались…

8.10.2011 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2011)

Примечания

МАССАРСКИЙ, Александр Самойлович. Один из основателей советской школы каскадёров. Родился 5 мая 1928 г. в белорусском городе Городке. После окончания средней школы уехал в Ленинград, где, окончив Академию спорта им. П. Ф. Лесгафта, защитил диссертацию по физиологии специальных тепловых воздействий на организм спортсменов в портативных термокамерах собственной конструкции. Одновременно профессионально занимался спортом и стал тренером, подготовив более сотни мастеров спорта по борьбе самбо и дзюдо.

В 1949 г. для участия в рукопашных схватках был приглашён на съёмки фильма "Звезда" по повести Э. Казакевича. Позже организовал на "Ленфильме" первый в стране отряд каскадёров. Участвовал более чем в 260 фильмах, среди которых "Человек-амфибия", "Король Лир", "Белое солнце пустыни", "Интервенция", "Мёртвый сезон", "Два билета на дневной сеанс", "Стрелы Робин Гуда" и др., в качестве режиссёра трюковых сцен, каскадёра, кинооператора подводных и других трюковых сцен. В качестве режиссёра-оператора снял научно-популярные фильмы "Объектив под водой", "За кадром и в кадре", "Мотоциклы Нептуна", "Коралловые острова", "Бирюзовая бездна". Занимается разработкой аппаратуры для фото-, кино-, и видеосъёмок под водой и в космосе. Заслуженный тренер России по борьбе самбо и дзюдо, Заслуженный работник культуры России, кандидат педагогических наук, доцент, член Союза кинематографистов России, академик Международной академии информатизации, изобретатель СССР.

© 2000- NIV