Мончинский Леонид Васильевич (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 22.10.2009 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Monchinskij/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Леонид Васильевич МОНЧИНСКИЙ

М. Ц. – Вы не только соавтор Высоцкого по повести "Чёрная свеча", но и автор многочисленных публикаций о нём. Я читал их все, поэтому хочу не расспросить Вас снова о том, что уже было сказано и написано, а лишь уточнить некоторые моменты. Первый вопрос связан, естественно, с Вашей совместной повестью. Когда Высоцкий летом 1976 года прилетел в Иркутск, у него уже была мысль писать роман, или эта идея родилась во время пребывания среди старателей?

Л. М. – Когда он приехал, то к этой теме был подготовлен не очень, но, познакомившись и пообщавшись со старателями, он начал подходить к идее написания сценария на этом материале. Потом мы съездили в Бодайбо, в другие места... Он увидел других людей, не тех, которые окружали его в Москве. Он увидел людей, которые в прошлом отбывали очень серьёзные наказания и, тем не менее, "пахали" так, как никто, как никакие ударники коммунистического труда не "пахали". Он увидел тот мир, о котором просто не знал, это было совершенно новым для него, впервые он увидел этот мир своими глазами. Сперва он хотел писать сценарий, но я его уговорил сначала написать прозу.

Его очень интересовала эта работа, потому что он впервые увидел этих ребят, которые были отторгнуты законом и государством. Он увидел их с разных сторон...

М. Ц. – Да, я об этом тоже хотел спросить. Всё-таки среди тех, кого встретил Высоцкий, были, конечно, люди достаточно непростой судьбы. Как Высоцкий себя вёл в этих ситуациях?

Л. М. – Володя там повёл себя, как настоящий мужчина. Там ведь были люди с весьма определённым авторитетом в весьма определённом мире... Вели они себя так, как они привыкли вести себя с людьми. Володя их просто обрывал и вёл себя очень самостоятельно. Ему было абсолютно наплевать на их "звания", потому что у него было своё собственное звание.

М. Ц. – В предисловии к "Чёрной свече" Вы пишете, что работа над романом шла урывками – иногда неделю, иногда ночь. Высоцкий более после 1976 года в Иркутске не был. Значит, Вы приезжали к нему в Москву.

Л. М. – Да-да. Там мы общались, обсуждали что-то. Я звонил ему достаточно часто, согласовывали какие-то вопросы.

М. Ц. – В том же предисловии Вы писали, что в 1979 году был предпринят рывок, чтобы поскорее закончить первую часть романа. Что конкретно было сделано?

Л. М. – Ну видите ли в чём дело... Мы много обсуждали, много говорили и по телефону, и лично. К 1979 году мы устранили все ограничения внутри себя. Там были такие вещи, про которые мы точно знали, что их никто не пропустит. И вот мы махнули на всё рукой и сказали: "А давай сделаем, а там – как получится".

М. Ц. – Перестали думать о внутренней цензуре – и работа пошла...

Л. М. – Ну конечно! Тормоза-то какие-то нас держали. Куда от этого денешься? Что Вам объяснять...

М. Ц. – Были ли какие-то наброски написаны Высоцким или на бумаге всё было записано только Вами?

Л. М. – Я могу сказать так... Большая часть была написана мной, потому что я-то писал об известном мне. Володе приходилось ещё немножко объяснять некоторые вещи, поэтому, в основном, приходилось писать мне. Это – во-первых. Во-вторых, он был занятой человек, ограничен во времени. То, что писал он сам, хранилось в его квартире. Но кое-что он писал для нашей работы.

М. Ц. – Существует фонограмма, сделанная у Вас дома в Иркутске. Насколько я знаю, отмечали день рождения Вашей дочери.

Л. М. – Да, Любаши.

М. Ц. – А запись была именно в её День рождения?

Л. М. – Да-да, ей тогда (17 июня 1976 г., – М. Ц.) 12 лет было. Сохранилась та запись?

М. Ц. – Сохранилась. Очень интересная фонограмма. Проясните один момент, пожалуйста. Туманов мне рассказывал, что Высоцкий пел в комнате, а на балкон не выходил. Так ли это?

Л. М. – Нет, почему же? Выходил он на балкон. Народу внизу собралось очень много, Володю слушали. Там на доме сейчас памятная доска, что, дескать, тогда-то с балкона этого дома пел Владимир Высоцкий.

Володя в тот день очень много пел с балкона. Он как глянул, как увидел, сколько людей собралось, – так вышел и стал петь. Мой дом был рядом с авиационным заводом. Люди шли с работы, слышали и останавливались.

М. Ц. – Напоследок у меня такой вопрос. Когда-то в "Аргументах и фактах" Вы писали, что была идея у "органов" подбросить Высоцкому самородок, чтобы потом его с этим самородком арестовать...

Л. М. – Да, было... Но потом они сами и разобрались, сами и проявили себя по-человечески. Я в эти вопросы не вникал, но нам сказали, что такой вариант возможен.

М. Ц. – То есть, вам заранее сказали, что такое возможно? А кто сказал?

Л. М. – Ну кто сказал... Вопрос непростой... Люди сказали. Что Вы считаете, что в те времена людей нигде не было?

2.08.2009 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2009)

Примечания

МОНЧИНСКИЙ, Леонид Васильевич (1935-2016). Журналист, писатель. Родился 6 августа 1935 г. в Смоленске. Окончил Иркутский государственный университет. Был журналистом, работал в газетах и журналах, в том числе, в "Советской молодежи". Потом стал старателем, мыл золото в артелях "Витим", "Лена", "Печора". В соавторстве с Владимиром Высоцким написал повесть "Чёрная свеча", по мотивам которой в 2006 г. поставлен кинофильм "Фартовый". Автор повести "Прощённое воскресенье", за которую удостоен литературной премии Василия Шукшина. По этой повести кинорежиссёр Н. Стамбула поставил фильм "Волчья кровь". Умер 5 марта 2016 г., похоронен в Краснодаре на кладбище хутора Ленина.

© 2000- NIV