Николаев Геннадий Валентинович (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 21.12.2011 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Nikolaev/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Геннадий Валентинович НИКОЛАЕВ

Николаев Геннадий Валентинович (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

М. Ц. – Насколько я знаю, Вы довольно часто встречались с Высоцким в Москве...

Г. Н. – И не только в Москве, мы и в Париже встречались. По профессии я режиссёр. Во время учёбы я год был на практике в Театре на Таганке. Познакомился с Высоцким. Общались. Я всё пытался при встречах опередить его и поздороваться первым, но никогда не получалось. Почему-то он всегда меня опережал...

Я учился в ГИТИСе на курсе Иосифа Туманова.*1 В 1977 году Туманов на три месяца ездил в Париж ставить большой гала-концерт "Песни и танцы русских революций", и взял с собой двенадцать студентов – в том числе, и меня – в качестве ассистентов.

Я попал на большой концерт русской поэзии, который состоялся в Париже.*2 Там был весь цвет нашей поэзии – Константин Симонов, Роберт Рождественский, Булат Окуджава. Концерт заканчивал Высоцкий. Это было очень здорово. Я тогда в течение исполнения всего одной песни отснял целую кассету, 36 кадров. Это была песня "Корабли постоят". Он начал с этой песни, посвятив её Марине Влади. Потом у меня эту плёнку взяли, и больше она ко мне не вернулась.

Николаев Геннадий Валентинович (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Париж, октябрь 1977 г. Владимир Высоцкий (в центре) и Геннадий Николаев (справа).

Затем мы встретились с Высоцким на приёме в советском посольстве. У меня есть фотография, где мы с ним стоим и разговариваем. Я ей очень дорожу.

М. Ц. – Давайте ещё раз вернёмся к вечеру советской поэзии. Я разговаривал с двумя его участниками – Виталием Коротичем и Евгением Евтушенко. А вот интересно, как Вам запомнился этот концерт с точки зрения зрителя?

Г. Н. – Это был зал, в котором мы делали своё представление "Песни и танцы русских революций". Это старое помещение цирка шапито, приблизительно, на 6-8 тысяч зрителей. Просто колоссальный зал! Это был официальный концерт, посвящённый шестидесятилетию Октябрьской революции.

Зал был забит битком.*3 Были и французы, и вся русская эмиграция. Приехали из Парижа и предместий. Билетов лишних не было вообще – потому что на сцену вышел весь поэтический цвет нации. Концерт шёл без антракта. Через столько лет я уже не помню, сколько шёл концерт... Явно больше часа, но не больше двух. Высоцкий выступал последним, сам себя объявлял по-французски и тут же переводил на русский. Спел он, кажется, пять песен.

После концерта я к нему пробился. Меня однокурсники подкалывали, – дескать, я помешался на Высоцком. Я спустился из зала вниз к сцене, а сцена была метра четыре высотой. И оттуда со сцены Высоцкий лично со мной поздоровался! Конечно, однокурсникам я утёр нос. Когда в зале восемь тысяч человек, а Высоцкий машет тебе рукой – это, безусловно, произвело впечатление.

Потом зрители подходили к разным выступавшим поэтам, а я подошёл поближе к Высоцкому. Две девушки пригласили его в ресторанчик китайский, расположенный поблизости. Высоцкий ко мне повернулся: "Идём?" А я зажался... Сразу КГБ вспомнился. Идти с Высоцким и русскими эмигрантами в китайский ресторан... Я чего-то пробормотал, – дескать, не могу. Высоцкий сказал: "Ну, нет, – значит, нет".

М. Ц. – А что за приём был в советском посольстве?

Г. Н. – Профсоюз французских актёров организовал встречу с советскими актёрами. Какую-то часть оплатили французы, а какую-то часть – наше посольство. Грубо говоря, скинулись. Французы пригласили артистов "Таганки", которая там гастролировала, а от нашей группы – там, в гала-концерте, участвовало триста человек – Туманов отправил нас, двенадцать студентов ГИТИСа. В результате, французы остались в стороне, а получилась встреча актёров "Таганки" со студентами ГИТИСа. Друзей и знакомых у нас у всех на Таганке было много, так что получилась пьянка на халяву.

После гастролей "Таганка" вернулась в Москву, а Высоцкий остался в Париже, за что потом коллеги его очень невзлюбили. Возглавлял эту травлю Лёня Филатов, хотя отмашку дал сам Юрий Петрович Любимов. Он вообще-то всегда Высоцкого защищал, а тут, после его запоя в Марселе, чаша терпения была переполнена. Ну, они тут все и оторвались...

М. Ц. – Как стажёр Вы, конечно же, присутствовали на репетициях... Что Вам запомнилось?

Г. Н. – Я помню случай на одной из репетиций "Гамлета". Это знаменитая история... Высоцкий вышел на сцену и начал читать стихи Пастернака:

"Гул затих. Я вышел на подмостки..."

С ударением на "я" это сказал. Любимов тут же перебил: "Вот как вышел, так и иди". Пояснил: "Кто ты такой? Ты вышел... Не якай. Что ты себя выпячиваешь?" И Высоцкий, у которого был короткий кинжал, швырнул его в кресло Любимова и разнёс вдребезги подлокотник. Любимов не шелохнулся. Сказал только: "Всё. Затупите клинки". И больше никакой реакции.

М. Ц. – С Вашей режиссёрской точки зрения, "Гамлет" на "Таганке" – это событие?

Г. Н. – "Гамлет" Любимова или Гамлет Высоцкого?

М. Ц. – И тот, и другой.

Г. Н. – Ну, Вы понимаете... Театр – это вещь субъективная, верно? Объективность, видимо, в том, что из всех "Гамлетов", привезённых в 1977 году в Париж, этот оказался лучшим. Это оценка серьёзных театральных критиков. Значит, таганский "Гамлет" – это событие. Собственно, это создание и Любимова, и Боровского, потому что если убрать гениальную простоту занавеса Боровского, – то это убрать полспектакля. И третий создатель – это, конечно, Высоцкий. У Золотухина ничего подобного бы не получилось, хотя Любимов и грозился сделать второй состав из-за того, что у Высоцкого бывали запои.

М. Ц. – В последние годы у Высоцкого с труппой были, прямо скажем, непростые отношения. Вы упомянули Леонида Филатова. Почему он невзлюбил Высоцкого? У них ведь и ролей, за которые они могли бы конкурировать, не было.

Г. Н. – Зависть. Обычная человеческая зависть. Я это говорю, потому что знал всех актёров и знал ситуацию изнутри.

М. Ц. – Ну да, у Высоцкого был и всенародный успех, и хорошие заработки за концерты... Причин для зависти хватало.

Г. Н. – Высоцкий зарабатывал большие деньги на стадионах, начались уголовные дела всякие. У Высоцкого был разговор с Брежневым – и был шанс изменить всё. Брежнев хорошо его принял по просьбе дочки, но Высоцкий разоткровенничался, наболтал лишнего.

М. Ц. – Об этом разговоре Вы от кого слышали?

Г. Н. – От самого Высоцкого. Он начал задавать Брежневу ненужные вопросы. Дескать, почему у нас в стране нет свободы? Не о себе даже спрашивал, а вообще. Ну и упустил свой шанс.

М. Ц. – Последнюю встречу с Высоцким помните?

Г. Н. – Я помню наш последний разговор по телефону. До сих пор помню... Некрасиво я тогда себя повёл. Я позвонил ему, когда шёл "Гамлет". Это было по пьяни просто. Я сидел в гостях, рассказывал о себе, что, дескать, я выпускник ГИТИСа, режиссёр, с Высоцким знаком...

Надо мной стали подтрунивать, – дескать, докажи, что знаком. Я позвонил на закулисный телефон. Это было во время "Гамлета". Его позвали... Ну, позвонил я, а сказать-то мне, в общем, было нечего. И он так по-дружески отчитал меня. Вот это был последний разговор. Я уверен, что он забыл об этом тут же, а я вот всю жизнь помню. У нас были нормальные отношения. Он меня узнавал, разговаривал со мной, – а я вот точку поставил таким дурацким звонком...

11.12.2011 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2011)

Примечания

Туманов (наст. фамилия Туманишвили) Иосиф Михайлович (1909-1981). Советский актёр, режиссёр. Народный артист СССР. Много раз был художественным руководителем и постановщиком концертов "национальных декад". Главный режиссёр торжественных церемоний открытия и закрытия Олимпиады в Москве в 1980 г.

Вечер советской поэзии в "Павийон де Пари" ("Pavillone de Paris") состоялся 26 октября 1977 года.

Здесь следует заметить, что, по словам самого Высоцкого, зрителей в "Павийон де Пари" было меньше: "... Половина зала пришло людей, это три с лишним тысячи человек..." (Цит. по фонограмме: Москва, МНИТИ, 1978 г., 1-й концерт).

НИКОЛАЕВ, Геннадий Валентинович. Театральный режиссёр. Родился в 1952 г. в Краснодаре. В 1972 г. окончил режиссёрское отделение Краснодарского государственного института культуры. В 1974 г. был зачислен на режиссёрский факультет ГИТИСа им. А. В. Луначарского (ныне – Российская Академия Театрального Искусства, мастер курса – народный артист СССР, профессор И. М. Туманов), который с отличием окончил в 1979 г. В 1982-1984 гг. стажировался в Центральном детском театре при Министерстве культуры СССР (ныне Российский Академический Молодёжный театр). Ставил спектакли в Сухуми, Кирове, Вологде, Барнауле, Орле, Рязани, Махачкале. С 1986 г. работает в Краснодарском драматическом театре, в январе 2011 г. назначен штатным режиссёром-постановщиком. Среди постановок – "Синяя птица" М. Метерлинка, "Жаворонок (исповедь Жанны д’Арк)" Ж. Ануя, "Филумена Мартурано" Э. де Филиппо, "12 месяцев" С. Я. Маршака, и другие. Живёт и работает в Краснодаре.

© 2000- NIV