Оганезов Левон Саркисович (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 8.03.2012 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Oganezov/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Левон Саркисович ОГАНЕЗОВ

Л. О. – С Володей я познакомился очень давно. Я ещё тогда работал в Театре миниатюр. Там были очень хорошие актёры тогда, а режиссёром был Поляков. Как артист он был не выдающийся, но режиссёром был хорошим. И ещё он был автором. В театре шла его пьеса "Расскажите вы ей..." Это такое сатирическое обозрение, пародия на то, как у нас в театре и кино показывали сельскую жизнь.

Володя там репетировал роль колхозного сторожа, который ездит на роликовых коньках. Ему говорят: "Михеич, чего такой грустный?" – "Да вот, – говорит, – опять сигары не завезли..."

Когда Высоцкий пришёл в театр, мы практически сразу поехали поездом на гастроли в Свердловск. Я очень хорошо запомнил, как мы ехали на эти гастроли. В то время я учился в Консерватории, не очень любил бардов, практически и не слушал эти песни. А Володя тогда уже пел. У него была одна песня, которую никто не знает, а я её почему-то запомнил... Вы знаете, если бы Володя не был серьёзным поэтом, он бы мог писать куплеты и пародии. У него пародийность ярко выражена была уже тогда. Там в поезде он пел такую песню:

Я вхожу в большую светлую залу,
За столом сидела молодая чёткая судья,
Она вела протокол, она мне сказала:
"Ты мне – говорит, – Иванов, расскажи, как всё получилося..."

Это всё исполнялось скороговоркой и было очень смешно. Там было ещё вот так:

Я влил себе в грудь бутылку "Столичной",
И пусть я буду наказан как нахал,
Пятнадцать суток дайте мне, я вёл себя неприлично,
И выражения всякие нехорошие я себе позволял...*1

Какая-то длинная скороговорка, над которой все ржали. На сцене театра, как актёра, я его не запомнил, а вот то, как мы два с половиной дня ехали в Свердловск, и он постоянно играл на гитаре и пел, это я помню очень хорошо.

Отводили пару часов на сон – и всё сначала. Все были молодые, крепкие, все выпивали и пели под гитару.

М. Ц. – Историю увольнения Высоцкого из театра Вы не знаете?

Л. О. – Он вёл себя очень независимо. По тому времени это было не принято. Он не подчинялся иерархическому порядку "актёр – режиссёр". В характере у него не было такого. Он не делал карьеру, не заигрывал с начальством. Ну и, как полагается молодому человеку, он был нигилистом. Знаете, личностью или рождаются, или закаляются в борьбе. Вот он и закалялся, но, видимо, и родился с таким характером.

Что касается его песен, то в этом жанре работали тогда и Окуджава, и Визбор, и прочие. Слушать и переписывать песни Высоцкого начали не в начале, а в конце 1960-х годов. К всесоюзной славе он шёл лет восемь. А вначале Володю знали актёры – очень узкий круг, и они уже понимали его ценность. Володя говорил: "Ты не песню слушай, ты стихи слушай". У него с самого начала был кураж поэтический. Он не сочинял песню – он писал стихи и потом их озвучивал.

Позднее он начал серьёзнее относиться к театру, получил хорошие роли на Таганке. Я помню, приходил туда и видел, как он репетирует роль в "Добром человеке из Сезуана". Театр живёт по волчьим законам. Один раз Акела промахнётся – тут же набрасывается вся стая. Володя это хорошо знал.

Потом мы встретились на "Мелодии". Я принимал участие в записи пластинки Высоцкого с ансамблем Гараняна. Лёша Зубов там делал аранжировки. В каких-то песнях я участвовал вместо Бори Фрумкина, которому они были неинтересны. Просто эпизод, тут рассказывать нечего. Поставил ноты – и играешь.

М. Ц. – А других случаев, когда Вы аккомпанировали Высоцкому, у Вас не было?

Л. О. – Было один раз. Это было в Куйбышеве, во Дворце спорта. Это всё спонтанно получилось. Мы встретились после некоторого перерыва, он говорит: "Ты знаешь мои песни?" – Я говорю: "Ну, знаю, конечно". И я ему саккомпанировал три песни.

М. Ц. – В каком году это было, не помните?

Л. О. – Точно не помню, но знаю, что Дворец спорта открывался после капитального ремонта. Это было в 1976 или 1977 году, когда Володя уже был жутко популярен. По времени это была поздняя осень. Администратор у Володи был рыжий такой Яша. Он ему сказал, что зовут в Куйбышев и платят наличными. У администраторов есть своя "цыганская почта", они узнают о таких вещах друг от друга. "Левые" концерты – это уголовно наказуемые деяния. Причём артиста пожурят, а администратора могут посадить лет на десять.

В первом отделении был официоз, речи... А на второе отделение продавали билеты. Это был "левак", самый настоящий "левак". Полный зал, билеты по три рубля, четыре с половиной тысячи зрителей. Так что там все довольны были.

М. Ц. – Какие именно песни Вы аккомпанировали?

Л. О. – "Капитана в тот день называли на "ты"..." Потом, "Ой, Вань, глади, какие клоуны..." Третью не помню. Причём он меня попросил на сцену не выходить. Мне за сценой поставили электрический инструмент, и я ему подыгрывал басы.

М. Ц. – А Вы уверены, что это было именно в Куйбышеве?

Л. О. – Абсолютно! Я ещё помню, что тогда он мне долг отдал. За какое-то время до этого мы встретились в ресторане ВТО, и Володя попросил в долг 30 рублей. Я ему дал, а потом мы какое-то время не встречались. А тут он меня попросил саккомпанировать и говорит: "Да, кстати! Я ж тебе деньги должен" – и вернул.*2

После этого я с Высоцким не встречался. В 1980 году мы с Винокуром готовили новую программу для болгар, так они попросили, чтобы была пародия на Высоцкого. Это уже знак высшей признательности. Если на тебя делают пародию, значит, тебя хорошо знают. Володя был уже невероятно популярен, но мы не воспринимали его каким-то особенным. Живёт человек рядом с тобой, ходит... Такой, как все. Только после смерти мы поняли, что он великий.

11.12.2011 г. и 5.02.2012 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2012)

Примечания

1. Действительно, похоже на стиль раннего Высоцкого, но, как следует из статьи А. Сёмина ""Чужие" песни Владимира Высоцкого", слова эти – из песни Евгения Аграновича "Чуткая судья", музыку к которой в конце 1950-х гг. написал Никита Богословский.

2. Визиты Высоцкого в Куйбышев описаны очень подробно. Судя по всему, выступление, о котором идёт речь, проходило в другом городе, и Л. Оганезова в этот раз подвела память.

ОГАНЕЗОВ, Левон Саркисович. Пианист, композитор, актёр, телеведущий. Родился 25 декабря 1940 г. в Москве. Окончил Московскую консерваторию. Неоднократно побеждал на фортепианных конкурсах. Снимался в фильмах "На эстраде Владимир Винокур", "След дождя", "Ключ от спальни" и др. Как аккомпаниатор работал со многими известными артистами: Клавдией Шульженко, Олегом Анофриевым, Валентиной Толкуновой, Иосифом Кобзоном, Андреем Мироновым, Владимиром Винокуром, Ларисой Голубкиной, Максимом Галкиным и др. Работал в московском Театре миниатюр, позднее выступал на сцене театра Сатиры в спектакле по пьесе Г. Горина "Прощай, конферансье!", был ведущим программ "Суета вокруг рояля", "Белый попугай", "Добрый вечер с Игорем Угольниковым", "Жизнь прекрасна". Народный артист России (2010 г.) Живёт в Москве.

© 2000- NIV