Ромодина Генриетта Владимировна (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 2.04.2012 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Romodina/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Генриетта Владимировна РОМОДИНА

М. Ц. – В Интернете мне попалось сообщение, что Ваша сокурсница Иза Мешкова и Владимир Высоцкий познакомились у Вас дома. Это правда?

Г. Р. – Нет, это неправда. Я могу Вам сказать точно, что они познакомились в Школе-студии МХАТ, но у меня дома на улице "Правды" они бывали часто. У них была сильная такая любовь, а я, как лучшая подруга Изы, была в курсе всех этих событий. Володя приходил с гитарой, пел что-то.

М. Ц. – То есть, пел он уже тогда, в 1958-м году?

Г. Р. – Он начинал тогда, учился играть на гитаре. У нас было несколько студентов, которые показали Володе несколько аккордов, и он их бренчал. Это были его первые опыты. В капустниках он участвовал вместе со всеми.

М. Ц. – Как делались капустники? По курсам или все вместе?

Г. Р. – И так, и так. Иногда были вечера, которые мы делали своим курсом, а чаще всего мы собирались все вместе. Мы ещё были в старом помещении, сейчас там музей МХАТа. Народу-то было всего ничего. Четыре актёрских курса и один курс постановочный. И всё, – нас было мало. Собирались, что-то придумывали, – к Новому году или, скажем, к 7 ноября. У нас было много таких, кто писал стихи. Добронравов, например, который потом работал с Пахмутовой, Карина Филиппова, которая писала для Пугачёвой, Киркорова и других. Они хорошо писали. Ну и Володя писал. Он обычно хохмы всякие пописывал. Это были чисто студенческие, закрытые вечера. Мы были его первыми зрителями, и он очень нравился, его отлично воспринимали.

Иза и Володя были моими друзьями. Я дружила ещё с Маргаритой Володиной, которая сейчас живёт в Париже, и Кариной Филипповой, но больше всего мы дружили с Изой.

Мы, кстати, были первыми слушателями первой песни Высоцкого. Была у него такая песня про Зиганшина ("Суров же ты, климат охотский...", – М. Ц.). Было это у меня дома. Он, как обычно, пришёл с гитарой. Он спел, мы посмеялись. Ну и всё. Это же было всё так, между прочим. Никто не думал, что это станет его профессией. У нас ведь многие студенты что-то делали ещё. Например, Урбанский очень хорошо играл на аккордеоне, Женечка Евстигнеев был потрясающим ударником. Он даже с какой-то джазовой группой работал ударником. А Володя играл и пел.

Потом у нас был какой-то вечер, и кто-то из зала крикнул и попросил Володю спеть эту песню. Он сначала отмахнулся: "Да ладно!", а потом всё-таки спел, и песня была хорошо принята.

М. Ц. – Высоцкий тогда уже был душой компании?

Г. Р. – Да нет, он держался очень скромно. Он вообще никогда не выпендривался. Он же не был ещё ВЫСОЦКИМ. Он был обычным студентом. Много острил. Так же, как Валя Гафт. На всех вечерах он обязательно что-то такое нам читал. Скажет – и забудет. Все посмеялись и пошли. Студенческие шутки. Никто же не думал, что у Вали эпиграммы станут практически профессией.

М. Ц. – А каким образом Высоцкий оказался в спектакле вашего курса "Гостиница "Астория""?

Г. Р. – Да, помню этот спектакль. Я там играла Герду. В спектакле было несколько небольших ролей, на которые у нас просто не хватало людей, поэтому мы брали с других курсов. У меня там по спектаклю были какие-то два телохранителя, это тоже не наши студенты были.

М. Ц. – Во время учёбы предполагалось, что Высоцкий будет характерным актёром?

Г. Р. – В студии всем дают разные отрывки, и постепенно делается понятно, на что именно человек годен, на что подходит. Я помню, они делали отрывки из пьесы Бернарда Шоу, и у него была роль Отца. Он был молодым парнем, румяненький такой. Но он очень хорошо сделал эту роль, и вообще он хорошо делал возрастные роли.

М. Ц. – Что-нибудь ещё из его студийных работ Вы видели?

Г. Р. – Вы знаете, я просто не помню. Ну, конечно, мы бегали на все показы, но я не помню. Вы мне задаёте этот вопрос, а у меня перед глазами ничего не встаёт. Тем более, Володя был на два курса младше. Тех, кто был старше нас, мы смотрели постоянно. Женечку Урбанского, например, мы смотрели, Игоря Квашу, Женечку Евстигнеева.

Володя был серьёзный студент и, я бы сказала, увлечённый. Вот так же серьёзно он отнёсся к обучению игре на гитаре. Во всех перерывах он бежал на лестничную клетку и там учился аккордам, которые ему показали.

М. Ц. – На свадьбе Владимира и Изы Вы были?

Г. Р. – Ну там как таковой свадьбы не было, они были молодыми и бедными. Володя жил тогда с матерью своей, а Иза до Школы-студии окончила хореографическое училище, начинала в балете танцевать, а потом поступила учиться к нам. Она очень хорошая актриса, сейчас у неё звание народной артистки России, а тогда у неё не было ничего. Папа погиб на фронте, была только мама и бабушка, жило бедно. Ну, пошли, расписались. Собрались потом студенты, конечно, но в обычном понимании этого слова свадьбы не было.

М. Ц. – После того, как Высоцкий окончил Студию, Вы продолжали с ним общаться?

Г. Р. – Да, мы довольно долго общались. Но меньше, конечно. Они разошлись с Изулей. Причина, видимо, в том, что они не могли устроиться в Москве, не получалось. Иза уехала в Ростов, потому что им негде было жить в Москве, они жили в коммуналке, в проходной комнате. Володю взял Равенских в Театр имени Пушкина, а Изу не взял, она что-то в Ленкоме сыграла, ещё куда-то пробовалась... Короче, она уехала, и они как-то расстались, но сохранили хорошие отношения.

М. Ц. – Но ведь до Ростова у неё была работа в Киеве.

Г. Р. – Ну да, когда мы закончили Студию, Изу взял Михаил Романов в киевский театр имени Леси Украинки. И она там очень хорошие роли играла. И пока она была в Киеве, Володя ездил к ней чуть ли не каждую субботу. Она жила в маленькой комнатке в самом театре, и Володя почему-то всегда вёз ей всякую еду. Ездил в Киев на субботу, возвращался в воскресенье и шёл сразу на занятия.

М. Ц. – Дорого для студента так часто в Киев ездить...

Г. Р. – А он пристраивался где-то у проводников. Ездил всё время, потому что она там была совсем одна.

Володя звонил мне, поздравлял с праздниками, с Днём рождения. Иногда и просто так: "Как дела?" Больше у нас уже были телефонные контакты, чем личные. Он всегда спрашивал про Изу – как она там. Так оно продолжалось до самого конца. Он уже был очень известным человеком, но не забывал своих добрых друзей. Он вообще был очень хороший и верный друг. Я помню, он дружил с Жорой Епифанцевым. Мы там, кстати, все часто встречались, собирались вместе у Жоры – Иза, Володя и я. И он Жору как-то опекал, поддерживал в трудную минуту. Единственно, у него была слабость, о которой Вы знаете, а так я о Володе могу сказать только хорошее.

31.03.2012 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2012)

Примечания

РОМОДИНА, Генриетта Владимировна. Актриса. Родилась 18 апреля 1931 г. в Москве. В 1958 г. окончила Школу-студию МХАТ (курс Г. А. Герасимова). Актриса Московского Художественного академического театра им. М. Горького. Снималась в фильмах "Тени старого замка", "Егор Булычёв и другие", "Цветы запоздалые" и др. Заслуженная артистка РСФСР (1991). Награждена орденом Почёта (2006). Живёт и работает в Москве.

© 2000- NIV