Сарнова Лидия Николаевна (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 14.01.2013 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Sarnova/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Лидия Николаевна САРНОВА

Сарнова Лидия Николаевна (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

М. Ц. – Вы племянница Евгении Степановны Лихалатовой. Не будет преувеличением сказать, что, не считая родителей и Евгении Степановны, Вы больше всех знаете о детстве Володи Высоцкого. Причём, что для биографа особенно интересно, Вы знаете о его первых поездках по стране. Давайте начнём с самой первой совместной поездки – Баку, 1949 год.

Л. С. – Семён Высоцкий приехал из Германии вместе с Женей и Володей. Они приехали в Баку, а у меня как раз были каникулы, – я в те времена училась в Москве в Институте иностранных языков. Они были в Баку десять дней, и мы все вместе уехали в Москву.

В Баку если я куда-то шла, то брала с собой Володю. Конечно, мне не очень хотелось его брать с собой, Вы сами понимаете: молодая девушка идёт на свидание к молодому человеку и берёт с собой ребёнка. Но Володя был счастлив, что он мог со мной пойти, и я ему это счастье не разбивала.

Собирались во дворе. Какой там был колорит местный, – это я Вам передать не могу. Там был большой двор, и все двери выходили во двор. Мой дядя приехал – и весь двор собрался, чтобы отметить его приезд. Вы бы видели, как горячо они восприняли его приезд! Там и плакали, и смеялись, и танцевали.

Там же делали шашлыки. Володя подошёл ко мне: "Что это они делают?" Я говорю: "Это дядя Вазген делает шашлыки". Володя слушал всё, что там говорили и буквально через час он преподнёс это с той же интонацией, с тем же юмором. Это же надо было услышать и передать! И вот тогда я ему впервые сказала: "Володя, ты – природный артист". Он настолько колоритно передавал акценты, что люди подумали, что он азербайджанец или армянин.

Потом Сеня получил назначение сначала в Краснодар, затем в Киев. Володя с ними не поехал, Вы это знаете. Володя остался на Большом Каретном со мной и моим супругом. Потом у меня родился сын... Володя жил со мной с 1949 по 1956 год включительно, а Женя с Сеней жили в Киеве.

М. Ц. – А почему Володя не жил с Ниной Максимовной?

Л. С. – Я Вам сейчас объясню... Во-первых, Володя очень боялся, что я куда-то уеду, а он хотел быть вместе с нами. Когда он узнал, что я выхожу замуж, он подумал, что я уйду из дома. С ним была истерика. Он упал на колени, он стал рыдать: "Я не хочу, чтобы Лидик уходила из дома!" И я при всех дала клятву, что я никуда не уйду, что я буду с ними до того момента, пока будет нужно. Во-вторых, Нина Максимовна уходила с утра на работу и возвращалась поздно вечером, Володя был бы предоставлен сам себе, чтобы этого не случилось, он жил со мной. Он был мне как младший брат.

Дело не в том, что я какая-то особая. Просто я очень люблю детей, а дети любят меня. И потом я же понимала, насколько занята была Нина Максимовна. С кем будет Володя? Вот когда Семён и Женя вернулись, Володя пошёл к матери, они оставались на Большом Каретном, пока не получили квартиру.

М. Ц. – А почему Володя не поехал с отцом в Киев?

Л. С. – Он не хотел. Ему было просто с нами интереснее, мы были моложе. Сестра моя тогда тоже у меня жила, она поступила в юридический институт. У нас собирались молодые люди, а друзья Володи – Володя Акимов, Гарик Кохановский – приходили к нам, как к себе домой. Поэтому ему были с нами интереснее. Круг людей был другой – не "старческий", если можно так сказать, а "молодой". У нас был такой "кавказский дом" – всегда приходили гости, всегда было очень весело. Никто не грустил, никто ни на что не жаловался. Отношения были такие: к нам могли зайти на чашку чая в одиннадцать часов вечера. Была та теплота, которой теперь осталось очень мало...

Потом родился мой сын, Виталик. Володя его очень любил, он считал, что это его брат. Причём всё шло само по себе, никто не акцентировал внимание на степени родства. Это не показушно было, а шло от души.

Я ходила в театр каждую субботу или воскресение и брала с собой Володю. Когда я не могла уйти и оставалась сидеть со своим сыном, я просила Нину Максимовну отвести Володю в театр, чтобы он не сидел дома.

Володе отказа ни в чём не было. В театр идём – значит, в театр. Или шли обедать в ресторан в "Эрмитаже". Володя нас очень уважал, мы были ему семьёй, а не чужими людьми. Сами понимаете, что если он жил со мной семь лет, то, наверное, ему было неплохо.

При этом мы с мужем – и Сеня с Женей тоже – делали всё, чтобы Володя постоянно встречался с мамой, потому что в таком возрасте ребёнок мог отвыкнуть от мамы, а этого допускать было никак нельзя. Володя всегда помнил, что мама рядом.

А вообще какие испытания были для мальчика! Учился в одной школе, потом с отцом поехал в Германию, учился там. Потом вернулся, жил не с матерью, а со мной, поступил в третью школу. И, слава Богу, он не потерял ни голову, ни душу.

М. Ц. – Дядя Высоцкого Алексей Владимирович служил в Гайсине, и Володя Высоцкий летом гостил у него. Вы там бывали?

Л. С. – Володя там не жил с ними. Как мне помнится, они там были один раз за всё время.*1 Кажется, всего неделю Володя там провёл.

М. Ц. – Когда Высоцкие жили на даче под Киевом, Вы там были тоже?

Л. С. – Да, это место называется Плюты. Моему сыну Виталику было полтора года. Значит, это 1952-й год. А за год до этого Володя жил со мной под Москвой, на станции Валентиновка. В Плюты к нам приезжали Сеня с Женей. Там был большой дом, и жило там много народу – кроме нас с Володей, жила ещё моя бабушка, которой там очень нравилось. Потом там ещё жил Володя Давыдов, муж Нелли Килерог – это наши близкие друзья. Эту дачу нам именно Нелличка и сняла.

Кстати, там Володя научил нас плавать. Несмотря на то, что мы были бакинцы, плавать мы не умели. Жили мы там всё лето. А на следующий год мы были в Адлере...

М. Ц. – Нет, Адлер – это 1954 год. В 1953 году Высоцкий проводил каникулы в Краснодарском крае.

Л. С. – Ну да, правильно. 1953 год – это станица Бескорбная. Моя тётя, мамина сестра, сказала мне, что она едет в Бескорбную, потому что там прекрасные места. Я поехала туда с Володей и Виталиком. Мои мама с папой туда приехали, Женя Лихалатова тоже там была. Мы с Женей были, как две сестры. Моя бабушка всегда говорила, что у неё четверо детей – моя мама, моя тётя, Женя и я.

А в Адлере мы были на будущий год. Мы познакомились с хозяевами, снимали дом. Нас там целая команда ездила. Адрес не помню, но это был буквально второй переулок от моря. Туда тоже приезжали Женя и Семён. Семён оттуда поехал в военный санаторий, а Женя у меня осталась. Мы там жили всё лето.

М. Ц. – После того, как Высоцкий окончил школу, он поступил в МИСИ...

Л. С. – Я ему сразу говорила: "Это не твоё". Но в таком возрасте уговаривать – это мне было легче самой пойти учиться в этот МИСИ.

М. Ц. – Как я читал, это Сёмён Владимирович настаивал на поступлении в технический вуз. Дескать, всегда будет кусок хлеба.

Л. С. – Вы знаете, когда я сейчас читаю, что там Володе говорили… Половины этого не было. Если бы Сеня так сказал, наверное, мимо меня это бы не прошло. Володя мне бы рассказал. Он мне всё рассказывал, всем делился – даже про свои любовные дела он мне рассказывал. Я у него как поверенной в делах была. А про учёбу я ему говорила: "Куда тебя тянет, туда ты и иди. Потому что всё равно кончится тем, что ты уйдёшь, куда ты хочешь". Так и вышло, он в МИСИ почти и не ходил, вскоре бросил, и поступил в театральный вуз.

У Володи ведь и отец с таким сценическим уклоном был. Я помню, как собиралась компания – Володя Этуш,*2 Сеня Высоцкий и ещё один приятель, он из Баку приезжал. Вы бы слышали, как Сеня с еврейским акцентом читал постановления ассамблеи ООН. Со мной истерика от смеха была! Просто талант у него был! Кстати, и Нина Максимовна великолепно рассказывала сказки в лицах. Так что у Володи были и какие-то соответствующие гены.

М. Ц. – Когда Владимир Высоцкий учился в Школе-студии МХАТ, Вы его студенческие работы видели?

Л. С. – Я видела его уже в конце учёбы. Как мне казалось, в Школе-студии его ценили. Он входил в ту группу молодых актёров, которых ценили. Потом, я считаю, ему во многом помог Любимов, но плюс, конечно, его талант. Талант надо всегда разбудить, подтолкнуть, а то талант может умереть в человеке.

М. Ц. – Вы считаете, что Высоцкому по его темпераменту и актёрским качествам больше подходила "Таганка", чем, скажем, МХАТ?

Л. С. – Здесь очень трудно сказать. МХАТ – это некая патриархальность. Туда определённые люди идут, которые даже внешне немножечко другие. Ну кто из мхатовцев мог сыграть Хлопушу так, как сыграл Володя? Это сценичность, это некоторая истерика даже, но без этого это был бы другой спектакль. Во всяком случае, так это воспринимаю я, так это воспринимали мои родственники. И когда теперь по телевидению показывают, как он бросается на эти цепи, я иногда думаю, что Володя не мог быть другим. Всё шло к тому, что он должен был сгореть.

Хотя было вокруг него много людей, много женщин и каждый хотел что-то для него сделать, но он привык в детстве немножечко к другой жизни... Отношения в семье, тепло, уважение к гостям, – когда после ухода этих людей никто ни одним плохим словом про этих людей не обмолвится... И он это всё воспринимал так, как это воспринималось у нас в доме.

М. Ц. – И ему потом этого всю жизнь не хватало...

Л. С. – Безусловно. Вот Вы умница, Вы сразу это поняли. Конечно, хорошо, что была у него Марина, но это всё было не то – моё такое мнение. Но другого тоже не могло быть. Володя должен был испробовать всё, чтобы дойти до такой величины.

М. Ц. – На концертах Владимира Семёновича Вы бывали?

Л. С. – Была несколько раз. Я до сих пор не могу спокойно слушать некоторые его песни, со мной буквально истерика начинается. В первую очередь – "Кони привередливые". Мне её очень трудно слушать, но всё-таки я зажимаюсь – и слушаю. И думаю: "Что он хотел сказать в этой песне?" И иногда хочется что-то крикнуть, но я думаю: "Не надо. Пусть это уйдёт со мной".

5 и 6.01.2013 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2013)

Примечания

1. Визит двенадцатилетнего Володи Высоцкого в Гайсин состоялся в 1950 году.

2. Этуш Владимир Абрамович (род. 1922 г.) – Народный артист СССР, актёр театра и кино.

САРНОВА, Лидия Николаевна (1925-2013). Родилась 18 марта 1925 г. в Баку. Окончила Бакинское музыкальное училище по классу фортепьяно, затем в 1951 г. – Московский институт иностранных языков. Работала преподавателем музыки в музыкальной школе г. Мытищи Московской области. Умерла 17 декабря 2013 г., похоронена на Ваганьковском кладбище в Москве.

© 2000- NIV