Шубарина Галина Игнатьевна (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 19.07.2013 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Shubarina/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Галина Игнатьевна ШУБАРИНА

Галина и Владимир Шубарины.

Г. Ш. – Мои воспоминания о Володе... Вы знаете, сначала я очень любила Окуджаву и однажды услышала первые полублатные песни Высоцкого – в какой-то компании мы были и кто-то говорил: "Это Высоцкий! Это Высоцкий!" Я послушала и громогласно заявила: "Ну да, это Окуджава для бедных".

Позднее, когда послушала его "социальные" вещи, я уже на него, что называется, запала. А мой Володя*1 этого не знал, он о Высоцком знал только от меня. С Высоцким его познакомили в ВТО перед концертом. Ему сказали: "С тобой очень хочет познакомиться Володя Высоцкий". Блатные песни мой муж вообще на дух не переносил. Его пристрастиями были Элла Фицджеральд, Луи Армстронг, вообще хороший джаз, а бардовские вещи его никогда не трогали. Он разогревался перед концертом и сказал: "Ну, хорошо, пусть подойдёт".

Высоцкий вошёл и сказал: "Володя, привет! Я – Володя Высоцкий". Мой Володя вежливо кивнул головой и сказал: "Очень приятно. Владимир Шубарин", – и продолжал разогреваться. Высоцкий постоял и отошёл. Когда муж приехал домой и рассказал мне об этом, я его чуть не убила!

Потом оба Володи снимались в "Опасных гастролях". Там они снова познакомились и подружились. Володя приехал туда, естественно, без меня, а одесситы – народ шустрый, начали названивать ему в номер. Дескать, хотим познакомиться. А он у меня товарищ суровый был, и решил сразу отключить телефон, потому что надо было выспаться и в семь часов утра ехать на съёмки.

А Высоцкий жил напротив него, и именно в тот момент, когда мой Володя откручивал розетку, пришёл и сказал: "Слушай, я тебя очень прошу – давай номерами поменяемся. То ли меня "секут", то ли ещё что-то... Хочу Марине дозвониться, а успеваю только сказать: "Здравствуй, это я", – и связь вырубается".

Они поменялись номерами. Утром часов в шесть – стук в дверь. Как Володя мне потом говорил: стоит злющий Высоцкий: "Ну ты мне устроил! Там какие-то суки всю ночь по телефону звонили". Володя спрашивает: "А до Парижа-то хоть дозвонился?" – "Да, – говорит, – дозвонился, она скоро приедет. Посмотри, сколько за эту ночь я написал!" Как оказалось, это тогда он написал "Ноль-семь" и ещё множество куплетов для фильма, которые туда потом и вошли.

Потом приехала Марина, все были в восторге – кинозвезда же. Володя Высоцкий мимо всех подвёл её к Шубарину и сказал: "Познакомься, это самый лучший танцор в России".

М. Ц. – А как Вы лично познакомились с Высоцким?

Г. Ш. – Это было уже после окончания съёмок. Высоцкий позвонил нам домой и сказал: "Володя, приехала Марина с детьми, и мы очень хотим попасть на твой сольный концерт в зале "Октябрь". Поможешь с билетами?"

Билеты мы им, конечно, сделали. После концерта они зашли за кулисы. Вот тут я познакомилась и с Мариной, и с Володей. Мы предложили поехать в ресторан ВТО, но Марина сказала: "Нет-нет, Володя не пьёт, мы сейчас едем домой".

Мы с моим Володей весьма равнодушны были к молодому поколению, поэтому и не обзавелись детьми, но когда я увидела детей Марины, то потом сказала: "Детей такой красоты я бы усыновила". У них были совершенно фантастические лица с абсолютно волчьими раскосыми глазами. Младшему из них Марина что-то по-французски сказала, и он подошёл ко мне и подал шубку.

На этом мы расстались, они уехали, а через некоторое время мы поехали на гастроли на юг. И вот после концерта в Одессе идём мы по набережной – и нам навстречу идут... Потом мы обменялись впечатлениями. Как оказалось, я увидела Высоцкого, а Володька заметил Марину. Я как увидела – подумала: "Ну ни фига себе! Только что был с Мариной Влади и уже с какой-то бабой шкандыбает". А Володя мой говорит: "А я посмотрел и подумал: "Ну, надо же, как бабы стали на Марину Влади похожи!""

Это мы идём и так размышляем, а они поворачивают к нам и идут с распростёртыми объятиями. Причём Марина обнимает меня и целует, как будто мы с ней миллион лет знакомы были, и говорит: "Ребята, а мы тут на теплоходе "Грузия" заканчиваем круиз. Приходите завтра на прощальный вечер".

И мы на следующий день пришли, и провели вечер с Мариной, Володей и капитаном "Грузии" Толей Гарагулей. Мы сидели в капитанской каюте часа четыре. Володя Высоцкий не пил, а мы все хорошо приложились. Я с капитаном – коньяка, Володя с Мариной – водочки. Высоцкий пел весь вечер, Гарагуля записывал на магнитофон. Я его попросила: "Ты мне дубль сделай". Он сделал, но я, как полная идиотка, потому что казалось, что всё будет вечно, переписала плёнку ещё раз и вымарывала оттуда все наши разговоры, оставляя только песни. Но всё-таки кое-что оставалось. Володя пел: "Где же взять коньяк в пуху, растворимую сноху...", и говорит: "Ой, забыл, забыл..." И тут я своим басом: "Так это ж ужасно трудно запомнить!" – и Марина своим тоненьким голоском: "Это ужасно трудно!" И вот эту кассету у меня спёрли...

Под конец Марина говорит: "Галь, пойдём в каюту, мне собрать вещи надо". Я думаю: "Ну, "звезда" же, сейчас будут чемоданы, чемоданы..." А она заходит в ванную комнату, берёт маленький пакетик, что-то складывает, выходит оттуда. Я говорю: "Ну что?" А она: "Ну всё. А зачем больше?" Она ведь абсолютно не красилась, никакого макияжа.

Очень красиво расставался с Мариной и Володей капитан. За ними пришла машина, они должны были куда-то ехать. Корабль стал отходить – и огромным прожектором всё высвечивал нас четверых на набережной, и всё моргал, моргал, а капитан по рупору говорил всякие тёплые слова. Это было очень красиво и приятно.

М. Ц. – А с Высоцким фотографий нет?

Г. Ш. – А с Высоцким – нет. Фотоаппаратов было мало, это сейчас на любой телефон фотографировать можно. Да и как-то никто же не знал, кто какой статус получит потом. Поэтому и мысли сниматься с Высоцким не было.

После этого мы с Высоцким увиделись однажды в ВТО. Мы зашли поужинать, вдруг он вбегает: "Ой, ребята, я так рад вас видеть, как-то мы растерялись..." И какой-то взъерошенный он был. Я говорю: "Ой, Володя, а чего ты разжирел-то так?" А он мне: "Да не разжирел, просто пью второй месяц. Ты хотела, чтоб я у вас попел, сейчас поедем". И побежал вглубь зала. И буквально через несколько минут вижу – его уже ведут под руки. Вот это был единственный раз, когда я видела его пьяным.

После этого я встретила его у Театра на Таганке. У меня там встреча с подругой назначена была. Слышу – сигналит кто-то. Оборачиваюсь – Володя Высоцкий на "Мерседесе" машет мне рукой: "Позвоните мне как-нибудь!"

И уже потом в середине июля 1980 года мы приехали в дом, где жил Володя Высоцкий. Там на одиннадцатом этаже жила моя подруга, дочка Демьяна Бедного. Вдруг из подъезда выбегает Высоцкий. Увидел нас с Володей, обнял: "Ой, ребята, как же я по вас соскучился! Приходите в театр на "Гамлета"! Приходите обязательно, я вам пропуска оставлю".

А я вижу – он одутловатый какой-то. Я говорю: "Володя, что с тобой?!" – "Да ничего, нормально всё, выкарабкиваюсь уже, выкарабкиваюсь помаленьку!" Побежал, потом оглянулся: "Ребята, как же на вас приятно смотреть". И рукой помахал. Вот это он с нами простился, потому что, конечно, мы на "Гамлета" не пошли: у нас было всего десять дней отдыха, и на это время мы рванули в деревню.

Мы приехали, расположились спать. Володя по радио слушает "Голос Америки" и вдруг говорит: "Галя, Высоцкий умер".

М. Ц. – Расскажите, пожалуйста, о стихотворении Владимира Шубарина "От жажды умираю над ручьём".

Г. Ш. – Он это стихотворение в Одессе написал. Ночью, после того, как они с Володей Высоцким и Мариной посидели в ресторане. Потом прочитал Высоцкому. Тот спросил: "Ты что, про меня написал?" А мой Володя говорит: "Ну почему про тебя? Про нас про всех". А когда Высоцкого не стало, он стал посвящать его памяти Высоцкого. Он его и пел, и читал. Концерт нам пытались закрыть из-за этого.

М. Ц. – Не закрыли?

Г. Ш. – А куда им деться было? Трёхтысячный зал "Октомбрия" в Кишинёве, переаншлаг! Вызвали, правда, меня, как директора, по шее надавали. Я Володе говорю: "Ты не пой это сегодня, пожалуйста". А у него же этот текст не был залитован. Но он всё равно спел, и только хотел перейти к другому номеру, как весь зал: ""Памяти Высоцкого"! "Памяти Высоцкого"!" И он спел ещё раз. И ничего нам за это не было, гастроли продолжались без проблем.

29.06.2013 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2013)

Примечания

1. Владимир Александрович Шубарин (1934-2002), эстрадный танцовщик и певец, заслуженный артист России.

ШУБАРИНА, Галина Игнатьевна. Артистка эстрады. Окончила цирковое училище, на эстраде работала в акробатическом дуэте с Л. Аракеловым. "Вообще-то я акробатка. Волею случая я стала вести концерты. Потом, когда у Володи стало не хватать времени на переодевание, мне пришлось начать читать стихи, потом стала директором концертных программ".

© 2000- NIV