Вайсман Вениамин Исаевич (Из воспоминаний о Владимире Высоцком)

Печатается с разрешения автора

Дата публикации – 14.01.2012 г.

Оригинал статьи расположен по адресу: http://v-vysotsky.com/vospominanija/Vaisman/text.html

О Владимире Высоцком вспоминает

Вениамин Исаевич ВАЙСМАН

М. Ц. – В 1976 году Анатолий Эфрос поставил радиоспектакль "Мартин Иден" с Высоцким в главной роли, а Вы были автором инсценировки. В связи с этой работой у Вас были встречи с Высоцким?

В. В. – Я присутствовал во время записи.

М. Ц. – В таком случае сразу задам вопрос: Высоцкий записывался отдельно или с партнёрами?

В. В. – Записывались все вместе. В то время я не очень хорошо представлял себе, как делаются радиоспектакли. Я написал эту инсценировку интуитивно. По мне этот Мартин Иден был человеком тонущим и посылавшим свой "SOS" в эфир. Поэтому радио у меня было тем эфиром, к которому он обращался за последней помощью. Это меня соблазнило для написания. Затем всё это прошло через редактора, и довольно легко и без препятствий вышло на запись. В те времена такая лёгкость была редкостью.

Сделать сценарий мне предложил Эфрос, и я в течение довольно короткого времени, – дней за двадцать, – это сделал. Я тогда не думал, что эту роль получит Высоцкий, но оказалось, что в каком-то смысле это – его судьба. Так оказалось по завершении его жизненного пути.

А тогда всё происходило очень человечно. Пришли актёры, среди них – Высоцкий. И, что называется, начали с листа. Они нашли какой-то звуковой, волновой контакт между собой – и это сразу шло на запись. Вообще, Эфрос на телевизионные и радиоработы приглашал людей, которые не нуждались ни в репетициях, ни в какой-то подготовке. Он их видел личностно уже готовыми к тому, чтобы дать предвидимый им результат.

Высоцкий был одним из этих людей. Там речь шла о голосовой симфонии и полифонии со всеми. При диапазоне его голоса его не назовёшь первой скрипкой, но первым инструментом в этом голосовом оркестре он, безусловно, был. Насколько я понимаю, он был очень музыкальным, – интуитивно музыкальным, – человеком, звуковым композитором в своих работах. Мне – как слушателю – представляется, что вот эта ван-гоговская звуковая живопись ему очень удалась.

Высоцкий был очень естественным человеком, никаким не легендарным, не выпирающим из общего ансамбля. Не было горошины под принцессой. Он был человеком среди людей. В перерывах он говорил: "Давайте, я вам расскажу байку". Он был в хорошем состоянии, в рабочем настроении.

М. Ц. – Высоцкий сыграл роль так, как она представлялась Вам?

В. В. – Высоцкий, безусловно, ухватил нерв этой вещи, ухватил гибельное состояние своего героя. Потом я услышал у Высоцкого "Чуть помедленнее, кони!" Это и есть состояние Мартина Идена, – его гнала сама Жизнь из этой жизни.

Записи шли без дублей. Были какие-то малые переговоры между режиссёром и актёрами во время пауз. Причём это не были указания со стороны режиссёра, это были просто разговоры. А потом опять продолжалась работа.

Поскольку я был человеком, который впервые оказался на радио, мне всё было очень интересно. Я ходил за ними, был в кабинках, где шла запись. Потом, когда они шли в операторскую послушать, как получилось, я шёл туда. В конце концов, Высоцкий подошёл ко мне и сказал: "Вот Вы ходите так за ними всюду. Что, для Вас это очень важное дело?" Я говорю: "Ну, конечно, для меня эта работа дорога, но просто мне интересно, как это делается".

Он меня обнял за плечи и, как мне показалось, стал относиться ещё с большей ответственностью к тому, что ему предстояло делать. Такое у меня было впечатление. Мне даже показалось, что было сделано много дублей, но потом, когда я поговорил с редактором (Ириной Карасёвой, – М. Ц.) – это было уже много лет спустя, когда Высоцкого уже не было в живых, – она мне сказала, что дублей не было вообще. Но мне вот так это запомнилось и почувствовалось.

Там был ещё один момент, который мне очень запомнился. По ходу сценария там есть стихи Суинбёрна. Они есть в самом романе Джека Лондона:

Устав от вечных упований,
Устав от радостных пиров,
Не зная страхов и желаний,
Благословляем мы богов,
За то, что сердце в человеке
Не вечно будет трепетать,
За то, что все вольются реки
Когда-нибудь в морскую гладь.

Эти стихи произносит Мартин Иден в первой половине сценария. А потом в конце я даю ему такой текст:

Устав от вечных упований,
Устав от радостных пиров,
Не зная страхов и желаний,
Благословляем мы богов,
За то... за то... за то... за то... за то... За что?

И вот это

За то... за то... за то... за то... за то... –

для меня – как азбука Морзе. Высоцкий это уловил без меня. Но потом он подошёл ко мне и сказал по поводу этого куска: "Хорошо... Это хорошо..."

Сценарно это задумывалось как рассказ о человеке, который пытался выбиться из своей среды, в которой он был чужим. Вот он поднялся над средой и выяснилось, что там у него нет возможности оставаться живым, а обратно вернуться он уже не может. Как цветок. По эту сторону земли он погибает, а вернуться в землю он не может.

Высоцкий это очень остро почувствовал, потому что, собственно говоря, это его биография. Он тоже выскочил дальше, чем он мог предположить. Вернуться он не мог, а по эту сторону ему уже нечем стало жить.

М. Ц. – Как Вы считаете – сам Высоцкий остался доволен своей работой?

В. В. – Как только запись закончилась, он попросил разрешить ему дать послушать фонограмму Марине Влади. Они вместе приходили на радио и слушали эту передачу.

5.01.2012 г.

Беседу вёл Марк Цыбульский (США)

(Copyright © 2012)

Примечания

ВАЙСМАН, Вениамин Исаевич (литературный псевдоним – Вениамин Балясный). Драматург. Родился в 1940 г. в Москве. Автор нескольких пьес, из которых наибольшую известность получила "Колесо" по мотивам поэмы Н. Гоголя "Мёртвые души". Под названием "Дорога" пьеса была поставлена А. Эфросом в московском Театре на Малой Бронной. Написал инсценировку "Мартин Иден" для радиоспектакля, также поставленного А. Эфросом. Автор сценария фильма-спектакля "Острова в океане" (1978). Член Союза театральных деятелей России. Член Комитета московских драматургов. Живёт в Москве.

© 2000- NIV