Cлово "1866"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Ким Юлий: "Главное – интонация!"
Входимость: 1. Размер: 58кб.
2. Жукова Е. И.: Рифма и строфика поэзии В.С. Высоцкого и их выразительные функции. Часть 1. Глава 2. Синхронический аспект рифмы и каталектики
Входимость: 1. Размер: 218кб.
3. Корман Яков: Высоцкий и Ленин
Входимость: 1. Размер: 82кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ким Юлий: "Главное – интонация!"
Входимость: 1. Размер: 58кб.
Часть текста: Юлия Черсановича рассказать о себе, своем творчестве и своих взглядах на жизнь. – Начнем со всяких формальных дат: дата рождения... – Родился в 1936 году в Москве. Меньше чем через год взяли папу, Ким Чер Сана, а чуть позже взяли маму. Папу расстреляли в тридцать восьмом году, а мама поехала по рубрике ЧСИР – «член семьи изменника родины» – сначала в лагеря, потом в ссылку. Так что я ее впервые увидел в девять лет. Все это время мы с сестрой были со своей родней, с тетками, с бабушкой, с дедушкой, пока не вернулась мама. Мама вернулась и, поскольку ей нельзя было жить в черте крупных городов, мы стали «стопервиками», то есть теми, кто живет за сто первым километром от крупных центров. Мы поселились в городе Малоярославце Калужской губернии, и там я закончил семь классов. В Малоярославце было довольно голодно. Сестра поехала учиться в московский медицинский и жила у тех же родственников, у которых мы жили раньше, у теток, а мы с мамой в пятьдесят первом году поехали в Туркмению, чтобы подкормиться. Там я закончил старшие классы. А к тому времени помер Великий Учитель, и маме разрешено было преподавать. В пятьдесят четвертом я вернулся в Москву и поступил в педагогический. Мама еще оставалась в Туркмении. А в пятьдесят восьмом году я занимался реабилитацией родителей. Они были реабилитированы, я даже выбил себе московскую жилплощадь и прописку, и мама уже вернулась в московскую квартиру, а сестра тоже в конце концов у нее же оказалась. В институте я начал сочинять песни, а в 1959 году я институт закончил и поехал на Камчатку...
2. Жукова Е. И.: Рифма и строфика поэзии В.С. Высоцкого и их выразительные функции. Часть 1. Глава 2. Синхронический аспект рифмы и каталектики
Входимость: 1. Размер: 218кб.
Часть текста: связанных одной рифмой Наиболее традиционные рифмы – мужские и женские – самые привычные для русской поэзии, это даже не требует доказательств, достаточно просмотреть несколько любых стихотворений любых авторов, на выбор или произвольно. У Высоцкого в песнях и стихотворных произведениях картины женских и мужских рифм интересным образом различаются: в песнях (как обычных, так и для театра и кино) мужских рифм на 14-16% больше, чем женских, а в стихотворениях женские рифмы уступают мужским всего около 3%, то есть их практически поровну. М. Л. Гаспаров называет мужские рифмы «энергичными»[31], и это отчасти объясняет и преобладание мужских рифм в песнях; мало того, многие песни Высоцкого и ритмом, и лексикой, и самой манерой исполнения как раз относятся именно к энергичным и даже в каком-то смысле агрессивным (чаще всего в ролевых песнях и песнях театра и кино)[32]; это подкрепляется и рифменной структурой: Я в деле, и со мною нож – И в этот миг меня не трожь, А после – я всегда иду в кабак, – И кто бы что ни говорил, Я сам добыл – и сам пропил, – И дальше буду делать точно так. «Я в деле» (1, 31) Я вышел ростом и лицом – Спасибо матери с отцом, – С людьми в ладу – не понукал, не помыкал, Спины не гнул – прямым ходил, И в ус не дул, и жил как жил, И голове своей руками помогал… «Дорожная история» (1, 398) А перед нами все цветет, За нами все горит. Не надо думать – с нами тот, Кто...
3. Корман Яков: Высоцкий и Ленин
Входимость: 1. Размер: 82кб.
Часть текста: составленная рабочим сцены Театра на Таганке Анатолием Меньшиковым (еще до его прихода в театр) и заполненная Высоцким 28 июня 1970 года. На вопрос «Самая замечательная историческая личность» он ответил так: «Ленин. Гарибальди»[3]. Примерно через год в том же журнале «Вагант-Москва» был опубликован фрагмент воспоминаний ближайшего друга Высоцкого — Вадима Туманова, отсидевшего в свое время восемь лет в сталинских лагерях: «Помню, как-то пришли мы к нему вечером домой. И заговорили о том, кто такие есть мерзавцы. Он схватил со стола два листа и предложил написать имена людей, нам не симпатичных. Что интересно: первая четверка у нас сошлась. Только у него список начинался с Ленина, а у меня с Гитлера»[4]. В более раннем варианте воспоминаний Туманова упоминается другая последовательность фамилий: «Первая четверка была одинаковой — Ленин, Сталин, Гитлер, Мао, только у него Сталин на первом, а у меня на втором месте. 14-м номером у обоих стоял Дин Рид — он тогда много мельтешил по телевизору. Володя вспомнил историю, как Дин Рид представился Василию Аксенову в полной уверенности, что тот упадет от счастья, а Аксенов сделал вид, что не знает, кто он такой. Дин Рид смутился, стал говорить: я тот, который сжег американский флаг. Аксенов еще больше недоумевает: зачем же вы это сделали, такой прекрасный флаг. Посмеялись. В общем, совпали на 70%»[5]....

© 2000- NIV