Cлово "LITERATUR"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Скобелев А.В., Шаулов С.М.: Владимир Высоцкий - Мир и Слово. II. "Я весь в свету". Поэзия как действо, действие и игра
Входимость: 1. Размер: 108кб.
2. Шаулов С. М.: Поэтические фигуры самосознания Высоцкого
Входимость: 1. Размер: 26кб.
3. Шаулов С. М.: Карамазовское и гамлетовское Владимира Высоцкого
Входимость: 1. Размер: 30кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Скобелев А.В., Шаулов С.М.: Владимир Высоцкий - Мир и Слово. II. "Я весь в свету". Поэзия как действо, действие и игра
Входимость: 1. Размер: 108кб.
Часть текста: ситуация, лежащая в основе всякого театрального действа с его тремя необходимыми компонентами: актер, зрители, действие. Её не может избежать ни один поэт, рискующий посредством живого общения испытать, "как слово наше отзовется". Гитара и пение здесь не только средства усиления воздействия стихов, о чем нередко говорили, например, Окуджава и Высоцкий, но и средства актерского воздействия на публику, его посредники и проводники, а кроме того, что немаловажно, - жанровый признак этого действа. Стоит только Александру Розенбауму сесть за рояль, как перед нами возникает явление иного порядка, знакомое по вполне "официальным" телепередачам, творческим встречам и т. п. - композитор, представляющий свою песню. Гитара же - знак "неформальности" авторской песни. "Человек с гитарой" - так определяли поющих поэтов в шестидесятые годы ошеломленные теоретики эстрады. Даже на магнитофонной ленте, сохраняющей лишь звуковой ряд состоявшегося действа, сохраняется и театральный эффект, как, скажем, в радиоспектакле. Не случайно любители авторской песни записи концертов хранят, как правило, со всеми запечатлевшимися на них пояснениями, диалогами, реакцией публики и т. п. "лишними" эффектами, которые вовсе не воспринимаются как дефекты, - все это естественные и по-своему эстетически значимые элементы действия, дополняющие образ поэта. Можно, например, услышать, как на одном из концертов Высоцкий просит выключить или отнести дальше от сцены один из магнитофонов, который мешает ему своим шумом. Непредсказуемость и импровизационность таких эпизодов...
2. Шаулов С. М.: Поэтические фигуры самосознания Высоцкого
Входимость: 1. Размер: 26кб.
Часть текста: и «достоевщина», и аввакумовская истовость» 3 . Оттого и Гамлет получался «свой», что и подчеркнуто названием известного стихотворения: «Мой Гамлет» 4 . С первой строфы своего монолога этот Гамлет настойчивой звукописью подчеркивает греховное, низовое в самом своем происхождении: Я был зачат как нужно, во грехе — В поту и в нервах первой брачной ночи (II, 64). Здесь его исток, нутряное единство с жизнью, понятой в ее изначальной, биологической даже сущности. Мотив естественной низости, смачности жизни, ее телесности, плотскости и плотности проходит через все стихотворение («спал на кожах, мясо ел с ножа», «отмывался от <...> свинства», «крылья плоти вниз влекли, в могилу», — II, 64—65). И завершается этот мотив убийством из мести, «уравнивающим» Гамлета со «всеми». Противоборствующий этому мотиву в стихотворении мотив духовного восхождения опредмечивается понятием книги («Но отказался я <...>», «Я позабыл <...>», «Я видел <...>», «Я прозревал <...>», «Не нравился мне век, и люди в нем / Не нравились, — и я зарылся в книги» — И, 65). Этот мотив и в целом более понятен как из собственной ренессансной проблематики трагедии Шекспира и ее образной топики («бедняга Йорик!..»), так и в связи с академической традицией ее интерпретации. А вот витальная контроверза к нему нуждается в прояснении. У Шекспира она характеризует скорее образ Клавдия, спешащего к ложу кровосмешения, едва похоронив ...
3. Шаулов С. М.: Карамазовское и гамлетовское Владимира Высоцкого
Входимость: 1. Размер: 30кб.
Часть текста: ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО Поэтическое самосознание Высоцкого внутренне диалогично [12]. Не говоря о ролевых героях, едва ли не всякое его высказывание «о себе», даже из-под маски или — сквозь неё, таит противоречие или прямо говорит о двойственности. Формы осознания этой двойственности и её поэтического воплощения, как и общий тон его поэзии, эволюционируют (особенно явно в последнее десятилетие жизни) от настроения, в котором он «врун, болтун и хохотун», до трагедийно-катарсического и поистине гамлетовского сознания, что «выбора по счастью не дано» [13]. О роли Гамлета (в том и другом смысле) в жизни и творчестве Высоцкого сказано немало и справедливо. Но в экзистенциальном самоопределении поэта гамлетовское начало входило в «непрочный сплав» с иными авторефлексивными ассоциациями, возможно, и не так отчётливо сформулированными интертекстуально, но культурно-генетически глубоко укоренёнными в национально-психологической житейской...

© 2000- NIV