Cлово "WALK"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
1. Варианты "Баллада о вольных стрелках" ("Если рыщут за твоею непокорной головой...", на английском — "Ballad of the Free Archers")
Входимость: 1.
2. Крылова Н. В.: Наш человек в костюме черном-семантика чёрного в выражении культурной идентичности в творчестве В. Высоцкого и Дж. Кэша
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Варианты "Баллада о вольных стрелках" ("Если рыщут за твоею непокорной головой...", на английском — "Ballad of the Free Archers")
Входимость: 1. Размер: 3кб.
Часть текста: "Баллада о вольных стрелках" ("Если рыщут за твоею непокорной головой...", на английском — "Ballad of the Free Archers") Вариант 4 куплета: Знают все оленьи тропы, Словно линии руки, В прошлом — слуги и холопы, Ныне — вольные стрелки. Здесь того, кто пожелает, Защитят и сберегут: По лесной стране гуляет Славный парень Робин Гуд! If they scour, wicked fellows, Seeking your unruly pate, So your thin neck on the gallows Even thinner could be made, — Safest refuge, no doubt, Is the wood: you won"t be lost, If some rat has sold you out With your guts, at no cost. All misfits and lonely paupers, Scornful of a servant"s lot, All unlucky homeless loafers, So that debt is all they got, — Every flotsam, every jetsam Flee to freedom in this wood, "Cause its master is a handsome Good old fellow — Robin Hood! Here, they listen to a loner, Aren"t afraid of sharp remarks; Here, they accept with honour Dare-devils with a spark. Even noble knights" approach Is to hide, till time is right, — No fear and reproach — But the purse is always ...
2. Крылова Н. В.: Наш человек в костюме черном-семантика чёрного в выражении культурной идентичности в творчестве В. Высоцкого и Дж. Кэша
Входимость: 1. Размер: 52кб.
Часть текста: о Владимире Высоцком предпринял многообещающее исследование его национальной культурной идентичности, его «русскости» [382]. В завершающей части работы все многообразие воплощенных в поэзии и музыке Высоцкого личностных ипостасей суммируется в виде серии диаграмм, где множественные грани личности поэта (советский гражданин, подцензурный актёр, бард, москвич, горожанин, представитель послевоенного поколения, диссидент и пр.) представлены в виде разбегающихся концентрических кругов. При этом в центре каждой из диаграмм зияет неизменное — чёрное — ядро, поименованное автором как «сердцевинная идентичность» / «русскость» [383]. Следует честно констатировать: при обилии и высоком качестве высоцковедческих работ, его уникальность по-прежнему остается неуловляемой. В то же время невозможно отрицать очевидное: чем дальше во времени, тем больше Высоцкий становится некоей фигурой национального консенсуса, тем воплощением отечественной идентичности, которая вбирает в себя и горизонталь, и вертикаль российского социума [384]. В этой связи загадка «универсальной отзывчивости» его дара становится все более привлекательной для исследователей. Наиболее перспективными для этого направления высоцковедения, с нашей точки зрения, являются поиски соответствия феномена Высоцкого совокупной национальной культурной матрице, и за последнее десятилетия немало было сделано для обнаружения и описания национальной концептосферы в ее «высоцком» изводе. Не будет преувеличением сказать, что именно благодаря усилиям высоцковедов понятие «русской идентичности» оказалось в значительной степени рационализировано и конкретизировано. Тем не менее, до точной формулы того стержневого темного вещества, из которого, по мнению заокеанского исследователя, состоит «сердцевинная...

© 2000- NIV